В чем заключается процессуальная самостоятельность следователя

Статус следователя отличается от правового положения дознавателя (органа дознания). С одной стороны, ни один из следователей не обладает правом на принятие оперативно-розыскных мер (ст. 40 УПК РФ), хотя такие полномочия имеются у некоторых органов дознания. С другой — следователь обладает процессуальной самостоятельностью, которой нет у дознавателя .

Процессуальная самостоятельность следователя заключается в следующем. Прокурор согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ уполномочен требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия. Однако когда следователь не согласен с направленными в его адрес требованиями прокурора, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа. Последний информирует прокурора об обжаловании следователем его требований и приступает к рассмотрению требований прокурора, а также письменных возражений следователя на указанные требования. По результатам такого рассмотрения руководитель следственного органа дает следователю письменные указания об устранении допущенных нарушений либо выносит мотивированное постановление о несогласии с требованиями прокурора.

Таким образом, прокурор имеет возможность (в случае согласия с его позицией руководителя следственного органа) влиять на принимаемые следователем процессуальные решения. Еще большими полномочиями наделен сам руководитель следственного органа. Он вправе давать подчиненному ему по службе следователю обязательные для исполнения письменные указания (ч. ч. 1 и 3 ст. 39 УПК РФ).

В то же время у следователя имеются возможности отстоять свое мнение по наиболее важным вопросам расследования. Законодатель предоставил ему право обжаловать данные указания руководителю вышестоящего следственного органа. Обжаловать указания надзирающего либо контролирующего органа вправе и дознаватель. Но куда бы он ни жаловался и какое бы указание ни обжаловал, он все равно обязан его исполнить. В отличие от дознавателя следователь не исполняет указание (несмотря на то что оно в законе именуется письменным и обязательным для исполнения) руководителя следственного органа, касающееся изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения. Правда, не исполнять таковое он вправе, только если обжаловал его вышестоящему руководителю следственного органа. А вот направление последнему материалов уголовного дела и своих письменных возражений на обжалуемое указание — это уже право следователя, отказ от реализации которого не возлагает на следователя обязанности исполнить обжалованное им указание.

Что же в этой ситуации может сделать руководитель вышестоящего следственного органа, которому поступила жалоба следователя? Если ему поступила жалоба на указание, касающееся изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, направления дела в суд или его прекращения, вышестоящий руководитель следственного органа вправе отменить указание нижестоящего руководителя следственного органа или же отстранить следователя от дальнейшего производства расследования по делу, когда последним допущено нарушение требований УПК РФ. Данные возможности вышестоящего руководителя следственного органа следуют из перечня общих прав всех руководителей следственных органов.

Однако вынуждены заметить, до создания Следственного комитета РФ (на момент создания он именовался Следственным комитетом при прокуратуре РФ) никто (ни прокурор, ни вышестоящий прокурор, ни начальник следственного отдела, ни руководитель другого следственного органа) не имел возможности заставить следователя привлечь по его внутреннему убеждению невиновного в качестве обвиняемого; квалифицировать совершенное преступление не по той статье (части, пункту), по которой он считает необходимым это сделать; вменить в вину обвиняемому те эпизоды преступной деятельности, вина в совершении которых, по мнению следователя, не доказана или, того хуже, доказана невиновность обвиняемого в совершении данных преступлений; избрать меру пресечения либо отменить или изменить меру пресечения, когда следователь убежден в отсутствии фактических оснований принятия такого решения; отказаться от обращения в суд с ходатайством об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий, решение о производстве (избрании) которых может принять только суд; прекратить уголовное дело, когда вина обвиняемого в совершении тяжкого (иного) преступления безусловна, и даже направить уголовное дело в суд с обвинительным заключением (постановлением о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера), когда следователь убежден в том, что «обвиняемый» не принимал участия в совершении общественно опасного деяния, которое от следователя потребовали вменить ему в вину.

Сейчас ситуация изменилась. Сама идея, заложенная ранее в институт процессуальной самостоятельности следователя, в действующей правовой формулировке несколько «перегнута» в противоположную от собственно процессуальной самостоятельности следователя сторону. В отличие от ранее действовавшего правила, в настоящее время в законе ничего не сказано о том, что при несогласии с позицией следователя вышестоящий руководитель следственного органа может лишь забрать у следователя уголовное дело и передать его другому следователю. А если данное правовое положение из УПК РФ убрано, позволим себе предположить, что сейчас вышестоящий руководитель следственного органа вправе «заставить» следователя, обжаловавшего указание своего непосредственного начальника, выполнить любое его письменное уголовно-процессуальное требование, в том числе и незаконное.

Итак, настоящий статус следователя отличается от процессуального положения дознавателя, традиционно не наделенного процессуальной самостоятельностью. Отличие это состоит в том, что обжалование следователем указаний руководителя следственного органа, касающихся изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения, приостанавливает их исполнение. Обжалование аналогичных указаний дознавателем не приостанавливает их исполнения.

Руководитель следственного органа.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Напомним, что в соответствии с ч. 1 ст. 38 УПК РФ следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу [1] .

Указанные кратко в законе полномочия следователя позволяют нам говорить в целом о достаточной процессуальной самостоятельности следователя при осуществлении такой важной государственной функции, как расследование преступлений.

Как правильно писал в свое время известный советский процессуалист М. С. Строгович: «Следователь — самостоятельная процессуальная фигура, самостоятельный субъект уголовно-процессуальной деятельности, наделенный широкими полномочиями для успешного ведения

На наш взгляд, трудно себе представить эффективное расследование преступления без самостоятельности и ответственности следователя при принятии наиболее важных процессуальных решений и действий, таких как возбуждение уголовного дела, вынесение постановления о предъявлении лицу обвинения, допросе обвиняемого и составлении обвинительного заключения. Без этого, как давно уже сказано, следователь неизбежно превращается в чиновника для мелких поручений при начальнике следственного органа.

Следует иметь в виду, что процессуальная самостоятельность следователя в соответствии с действующим УПК РФ имеет определенные ограничения, которые обусловлены наличием соответствующих контрольных функций со стороны как руководителя следственного органа, так и надзирающего прокурора. И это правильно, ибо невозможно представить себе такую организацию предварительного следствия, при которой следователь был бы полностью независимым от руководителя следственного органа и прокурора. В действующем же законе должны быть четко определены границы взаимных прав и обязанностей указанных участников уголовного процесса — следователя с прокурором и с начальником следственного органа.

Рассмотрим кратко правовые отношения следователя с прокурором. Так, в п. 5 ч. 2 ст. 38 УПК РФ указывается, что следователь уполномочен обжаловать с согласия руководителя следственного органа и в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, следующие решения прокурора:

  • — об отмене постановления следователя о возбуждении уголовного дела;
  • — о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия;
  • — об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых;
  • — о пересоставлении обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.
Читайте также:  Может ли прокурор области назначать следователей

Анализируя положения п. 5 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, следует придти к выводу, что следователь практически лишен права самостоятельно обжаловать указания прокурора, а это может делать только руководитель следственного органа. О какой-то там процессуальной самостоятельности следователя говорить в этом случае не приходится.

И далее. В ч. 4 ст. 221 УПК РФ указывается, что постановление прокурора о возвращении уголовного дела следователю может быть обжаловано им в течение 72 часов с момента поступления к нему уголовного дела с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением — Генеральному прокурору Российской Федерации с согласия Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти.

Вышестоящий прокурор в течение 10 суток с момента поступления соответствующих материалов выносит одно из следующих решений: об отказе в удовлетворении ходатайства следователя или об отмене постановления нижестоящего прокурора. В этом случае вышестоящий прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд. В соответствии с ч. 5 ст. 221 УПК РФ обжалование следователем решения прокурора, указанного в и. 2 ч. 1 этой же статьи, приостанавливает исполнение решения прокурора.

Анализируя отношения следователя и прокурора в проблемных ситуациях, когда они взаимодействуют в связи с нарушениями закона, допущенными следователем, или в случае несогласия следователя с позицией прокурора по конкретному уголовному делу, обращает на себя внимание, что следователь имеет право обжаловать указания прокурора только с согласия руководителя следственного органа. На следственной практике такая норма приводит к тому, что следователь просто лишается права заявить прокурору о своей правовой позиции по уголовному делу. Вряд ли такой порядок целесообразно в УПК РФ сохранять дальше.

А. 3. Хажиагоев, также опросивший более двухсот следователей органов внутренних дел об использовании ими полномочий, предусмотренных ч. 3 ст. 38 УПК РФ, не получил ни одного положительного ответа на этот вопрос [6] [7] .

Действительно, на практике не каждый следователь отважится оспаривать указания своего начальника или прокурора.

Как нам оценить существующую практику обжалования следователями указаний прокурора? Отсутствие жалоб следователя на указания прокурора можно объяснить только одним — руководители следственных органов просто не дают следователям своего согласия на направление жалобы вышестоящему прокурору. В связи с этим законодателю следует изменить порядок обжалования следователем указаний прокурора по уголовному делу.

На наш взгляд, указанная правовая коллизия может быть разрешена следующим образом: следователь, считающий необходимым обжаловать указания прокурора по уголовному делу, не должен получать согласия руководителя следственного органа, но должен только ознакомить его с содержанием своей жалобы. Если с жалобой следователя руководитель следственного органа соглашается, то он также эту жалобу должен будет подписать. Если же руководитель с жалобой следователя не согласен, то он должен будет составить свои возражения, которые должны быть вместе с жалобой следователя направлены вышестоящему прокурору.

Процессуальная самостоятельность следователя во многом определяется его правовыми отношениями с руководителем следственного органа. В этом отношении имеет большое значение норма, указанная в ч. 3 ст. 39 УПК РФ.

В соответствии с указанной нормой указания руководителя следственного органа но уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Следователь эти указания может обжаловать руководителю вышестоящего следственного органа, но обжалование этих указаний не приостанавливает их исполнение.

Обжалование следователем указаний руководителя следственного органа приостанавливает их исполнение только в тех случаях, когда они касаются следующих решений руководителя следственного органа: изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю; привлечения лица в качестве обвиняемого; квалификации преступления; объема обвинения; избрания меры пресечения; производства следственных действий, которые допускаются только но судебному решению; направления уголовного дела в суд или его прекращения.

Обжалуя указания руководителя следственного органа, следователь вправе представить руководителю вышестоящего следственного органа материалы уголовного дела и свои письменные возражения па указания руководителя следственного органа. Однако на следственной практике следователи редко обжалуют указания руководителя следственного органа.

Интересно отметить, что ч. 3 ст. 39 УПК РФ не предусматривает возможность обжалования следователем указаний руководителя следственного органа прокурору. Вот указания прокурора с согласия своего руководителя следственного органа следователь имеет право обжаловать вышестоящему прокурору, а указания своего руководителя следственного органа прокурору следователь обжаловать не имеет права! Нам представляется такое решение законодателя не вполне обоснованным.

Заметим, что проблема процессуальной самостоятельности и ответственности следователя сегодня как никогда актуальна.

Так, справедливо указывает Н. С. Манова, что обеспечение процессуальной самостоятельности следователя несовместимо с его процессуальным подчинением административным руководителям и наделением последних процессуальными полномочиями, правом контролировать ход и результаты расследования, пересматривать решения следователя [9] [10] .

В ч. 4 ст. 39 УПК РФ регламентируется порядок действий руководителя следственного органа в тех случаях, когда прокурор требует отменить незаконное или необоснованное постановление следователя и устранения иных нарушений федерального законодательства, допущенные в ходе досудебного производства.

Руководитель следственного органа должен в срок не позднее пяти суток рассмотреть эти требования прокурора, а также письменные возражения следователя на указанные требования. А затем он обязан сообщить прокурору об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении допущенных им нарушений либо вынести мотивированное постановление о несогласии с требованием прокурора, которое в течение пяти суток направляет прокурору.

Рассматриваемая норма ч. 4 ст. 39 УПК РФ, на наш взгляд, нуждается в одном, но существенном дополнении. Если руководитель следственного органа не согласен с позицией следователя по уголовному делу, то, отменяя вынесенные им постановления как незаконные и необоснованные, в дальнейшем он должен бы поручить расследование по данному уголовному делу только другому следователю. Законодателю следует сделать такое дополнение закона.

Статья 124 УГ1К РФ возлагает на руководителя следственного органа и прокурора обязанность рассматривать жалобы. В ч. 1 ст. 124 УПК РФ устанавливается, что прокурор и руководитель следственного органа рассматривают жалобы в течение трех суток со дня ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается заявитель.

Однако закон не устанавливает правило, что если жалоба касается решений и действий следователя, то прокурор или руководитель следственного органа в обязательном порядке должны истребовать от него объяснение. Законодателю следует сделать такое дополнение в указанную норму закона.

По результатам рассмотрения жалобы руководитель следственного органа выносит постановление о полном или частичном ее удовлетворении или об отказе в ее удовлетворении. Заявитель должен быть незамедлительно уведомлен о решении, принятом по его жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования. В ч. 4 ст. 124 УПК РФ устанавливается, что следователь вправе обжаловать решения руководителя следственного органа соответственно прокурору или руководителю вышестоящего следственного органа.

Таким образом, рассмотрев кратко правовые отношения следователя и руководителя следственного органа, мы приходим к одному определенному выводу, что по-прежнему они нуждаются в дальнейшем совершенствовании в направлении расширения процессуальной самостоятельности и ответственности следователя.

И с этим мнением нам следует согласиться: действительно процессуальная самостоятельность следователя при производстве предварительного следствия предполагает одновременно и его полную ответственность за качественное и своевременное расследование по уголовному делу.

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Арсенова Т. Б.

Следователь правомочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий , за исключением тех случаев, когда в соответствии с законодательством требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа . Обеспечение процессуальной самостоятельности следователя представляет реальную гарантию законности и обоснованности принимаемых им процессуальных решений , так как появляется реальная возможность в пределах компетенции, установленной законодательством , самостоятельно формулировать выводы и суждения на основе полученных доказательств и на их основе принимать наиболее верное, оптимальное и рациональное решение по каждому вопросу, который возникает при расследовании уголовного дела .

Читайте также:  Как проводится допрос следователем

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Арсенова Т.Б.,

LEGAL INDEPENDENCE OF THE INVESTIGATOR: CONCEPTION AND LIMITS

The investigator has the right to make an independent inquiry, to take a decision about the investigative actions or other pleadings, with the exception of such cases, when, in accordance with Legislation, it requires the gudgement or the heads consent. Legal independence of the investigator makes it possible to guarantee the validity and sufficiency in Low, because it appears a real opportunity, within the limits of competence, stated by Legislation and on the basis of evidences, to rendex the conclusions independently and make the most right and rational decision during the investigation.

ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ: ПОНЯТИЕ И ПРЕДЕЛЫ

капитан юстиции, адъюнкт кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России

Аннотация. Следователь правомочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением тех случаев, когда в соответствии с законодательством требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа. Обеспечение процессуальной самостоятельности следователя представляет реальную гарантию законности и обоснованности принимаемых им процессуальных решений, так как появляется реальная возможность в пределах компетенции, установленной законодательством, самостоятельно формулировать выводы и суждения на основе полученных доказательств и на их основе принимать наиболее верное, оптимальное и рациональное решение по каждому вопросу, который возникает при расследовании уголовного дела.

Ключевые слова: следователь, процессуальная самостоятельность, судебное решение, руководитель следственного органа, процессуальное действие, следственное действие, законодательство, доказательства, процессуальное решение, уголовное дело.

LEGAL INDEPENDENCE OF THE INVESTIGATOR: CONCEPTION AND LIMITS

a post-graduate of the department of the criminal process, St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia

The summary. The investigator has the right to make an independent inquiry, to take a decision about the investigative actions or other pleadings, with the exception of such cases, when, in accordance with Legislation, it requires the gudgement or the heads consent. Legal independence of the investigator makes it possible to guarantee the validity and sufficiency in Low, because it appears a real opportunity, within the limits of competence, stated by Legislation and on the basis of evidences, to rendex the conclusions independently and make the most right and rational decision during the investigation.

Key words: investigator, legal independence, verdict (judgement), the head of investigative body (agency), pleading(s), investigative action, legislation, evidence, legal decision (judicial), criminal case (matter).

Следователь — должностное лицо Следственного комитета при прокуратуре РФ, органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Следователь по общему правилу осуществляет предварительное расследование в форме предварительного след-ствия1.

Следователь осуществляет уголовно-процессуальную деятельность от имени государства. Объем компетенции, т.е. пределов осуществления данного вида деятельности, определяется Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами, ратифицированными Российской Федерацией, Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, иными федеральными конституционными и федеральными законами.

Законодатель в п. 41 ст. 5 УПК РФ определяет следователя как должностное лицо, уполномоченное

осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Каждый участник уголовного судопроизводства обладает исключительным, свойственным лишь ему процессуальным статусом. Сущность такого статуса заключается в совокупности нескольких элементов:

1) права участника;

2) обязанности участника;

3) гарантии реализации прав и исполнения обязанностей;

4) ответственность участника уголовного судопроизводства за ненадлежащее исполнение обязанно-стей2.

В ходе производства по уголовному делу следователь правомочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий (исключением являются случаи, когда уголовно-процессуальный закон предусматривает получение согласия руководителя следственного органа или

судебного разрешения), иными словами, следователь обладает процессуальной самостоятельностью, позволяющей ему принимать решения, определяющие начало, ход и завершение производства по конкретному уголовному делу.

По нашему мнению, в настоящее время проблема обеспечения процессуальной самостоятельности следователя является достаточно актуальной как в науке уголовного процесса, так и в правоприменительной деятельности. Ее рамки в действующем уголовно-процессуальном законодательстве значительно снижены, что отрицательно влияет на ход предварительного расследования, а соответственно, и достижение целей, задач уголовного судопроизводства. Так, из 150 опрошенных нами сотрудников следственных подразделений г. Санкт-Петербурга 85% считают, что процессуальная самостоятельность следователя существенно ограничена и на практике не реализуется.

Важность реального обеспечения процессуальной самостоятельности следователя не вызывает сомнений. Он занимает определенное процессуальное положение по отношению к другим участникам процесса и наделен специфическими процессуальными правами и обязанностями; он полностью ответственен за результаты раскрытия и расследования преступления. Постановления следователя, вынесенные в соответствии с законом по уголовному делу, находящемуся у него в производстве, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21 УПК РФ).

Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает необходимые гарантии законности и обоснованности всех принимаемых следователем процессуальных решений. Этими гарантиями являются закрепленные в действующих нормах принципы уголовного процесса: законности, презумпции невиновности, обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, язык, на котором ведется предварительное расследование, и др.

Мы считаем, что обеспечение процессуальной самостоятельности следователя представляет реальную гарантию законности и обоснованности принимаемых им процессуальных решений, так как у последнего появляется реальная возможность в пределах компетенции, установленной законодательством, самостоятельно формулировать выводы и суждения на основе полученных доказательств. Важно отметить, что никто лучше следователя, в производстве которого находится уголовное дело (т.е. он лично, непосредственно вникает в сущность исследуемых обстоятельств), не может оценить совокупность собранных доказательств и на их основе принять наиболее верное, оптимальное и рациональное решение по каждому вопросу, который возникает при расследовании уголовного дела.

Как уже ранее отмечалось, в УПК РФ закреплено, что следователь вправе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением тех случаев, когда в соответствии с законодательством требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа (ст. 38 УПК РФ). Помимо этого, закон наделяет следователя свободой оценки доказательств, определив данную правовую норму как один из принципов уголовного судопроизводства.

Несомненно, что в ст. 38 УПК РФ права и обязанности следователя регламентированы более детально, чем в ст. 127 УПК РСФСР. Мы считаем, что этих мер оказалось недостаточно для обеспечения реальной процессуальной самостоятельности следователя. Полагаем, что статус следователя существенно снизился: из достаточно независимой процессуальной фигуры органа предварительного следствия, которым он был по УПК РСФСР, нынешний следователь приравнен к уровню должностного лица, наделенного лишь отдельными полномочиями по самостоятельному производству отдельных следственных и иных процессуальных действий.

Этот вывод был сделан на основании того, что на сегодняшний день следователь лишен права самостоятельно принимать процессуальные решения по многим ключевым вопросам, так как принятие многих окончательных процессуальных решений и производство основных следственных действий осуществляются после получения разрешения суда, а в отдельных случаях — руководителя следственного органа.

Примером сказанного может быть возбуждение уголовного дела. До 5 июля 2007 г., возбуждение уголовного дела предполагало получение согласия прокурора. В настоящее время при наличии повода и основания к возбуждению уголовного дела следователь выносит постановление о возбуждении уголовного дела и приступает к расследованию. Но на практике после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела следователь совместно с материалами проверки сообщения о преступлении и иными процессуальными документами, заполнив статистическую карточку формы № 1, незамедлительно направляется к прокурору. Прокурор, в свою очередь, изучив представленные материалы, должен подписать карточку и только тогда следователь получит в штабе ОВД номер уголовного дела и сможет приступить к расследованию.

Читайте также:  Следователь может поменять статью

Каждое преступление представляет собой событие в окружающей нас среде, которое оставляет после себя определенную информацию: следы на предметах, местности или, образно говоря, в сознании будущих участников уголовного судопроизводства. Именно на выявление, сбор и придание этой информации установленной процессуальной формы, предусмо-

тренной УПК РФ, т.е. на преобразование ее в доказательства, направлены действия следователя в ходе производства предварительного следствия. Успех в доказывании в момент расследования уголовного дела во многом зависит не только от того, правильно ли выбрано и проведено следственное действие или иное процессуальное действие, но и от того, насколько оперативно и своевременно следователь получит реальную возможность применить тот или иной способ собирания доказательств.

Процессуальная самостоятельность следователя (дознавателя) — положение уголовно-процессуального законодательства, согласно которому следователь самостоятельно принимает все решения о направлении следствия и производстве следственных действий (за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции суда или согласия руководителя следственного органа) и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Правом вмешательства в процессуальную деятельность следователя обладают только прокурор и руководитель следственного органа путем дачи ему письменных указаний о производстве следствия. В то же время следователю предоставлено право отстаивать свое мнение об основных решениях, принимаемых по делу (ч. 3 ст. 38 УПК РФ), и при этом высказывать свои возражения3.

С точки зрения нравственно-психологических целей, каждое действие следователя должно осознаваться им как общественно значимое, т.е. выражать его личную позицию, быть поступком. В данном смысле судопроизводство — нравственный процесс, отражающий реальное самоопределение должностного лица (и, в частности, следователя), которое обусловлено его воспитанием. Обращенный к себе (в плане личной ответственности как осознание, переживание), этот процесс приобретает характер формирования внутреннего убеждения, перерастания сомнений в уверенность, выражения личной позиции4.

В юридической литературе высказываются суждения об отнесении к основополагающим руководящим началам (принципам уголовного судопроизводства), имеющим нормативно-правовой характер в уголовном судопроизводстве, принцип процессуальной самостоятельности следователя, закрепленный в ст. 38 УПК РФ5. В результате подчеркивается значимость данного принципа для дальнейшего укрепления законности и улучшения всей следственной работы.

Целесообразно закрепление принципа процессуальной самостоятельности следователя в УПК РФ. Представляется, что это обеспечит реальную гарантию законности и обоснованности процессуальных решений, принимаемых следователем.

Таким образом, действуя в соответствии с принципом процессуальной самостоятельности, следователь должен и обязан принимать такие решения, в за-

конности и обоснованности которых он полностью уверен; он должен иметь по каждому вопросу, возникающему в ходе расследования уголовного дела, свое собственное мнение и не может действовать вопреки своему убеждению и совести. В случае принятия незаконного и необоснованного решения следователь несет за это персональную ответственность. Вынесение процессуального решения вопреки своему убеждению должно во всех случаях рассматриваться и как грубейшее нарушение норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

В результате можно сделать вывод, что процессуальная самостоятельность следователя — это не только исключительное право следователя принимать решения о направлении расследования уголовного дела по своему внутреннему убеждению, но и обязанность действовать исключительно в соответствии со своими убеждениями.

Существует еще ряд условий, обязательное соблюдение которых позволит следователю наиболее полно реализовать процессуальную самостоятельность.

Точное определение пределов доказывания по каждому конкретному уголовному делу (эпизоду), т.е. следователь при расследовании должен стремиться достоверно, в полном объеме установить и закрепить только те факты, которые необходимы для правильного его разрешения, исключив при этом явно избыточную информацию.

# Использование эффективного планирования — выдвижение версий о том, где и какие следы или сведения имеются, какие способы собирания доказательств пригодны для их отображения. Осуществление планирования, направленного на проверку уже имеющихся фактических данных, а также на получение новых сведений и закрепление уже полученных доказательств.

# Подробный анализ предписаний УПК РФ о возможности и условиях производства того или иного способа собирания доказательств.

# Следователь должен определять комплекс следственных действий и иных способов собирания доказательств, которые окажутся наиболее эффективными при доказывании. Этот комплекс может изменяться и дополняться по мере продвижения следователя к завершению расследования. Важным моментом этого условия является то, что, определяя совокупность способов собирания доказательств, следователь должен установить очередность (последовательность) их производства уделив первоочередное внимание тем, которые предотвратят попытки скрыть, уничтожить или исказить важную для дела информацию, а также позволят обеспечить наиболее полную фиксацию следов, которые могут исчезнуть.

# Необходимо также выяснять мотивы противодействия, которые могут оказывать следователю участ-

ники уголовного судопроизводства, и учитывать их при выборе следственного действия.

Важно отметить, что при определении границ усмотрения следователю необходимо знать:

1. насколько его действия и решения соотносятся с обеспечением прав и законных интересов участников, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения по расследуемому уголовному делу, в том числе степень допустимого ограничения этих прав и интересов;

2. соответствуют ли его действия требованиям предусмотренной уголовно-процессуальной формы;

3. являются ли эти действия и решения обоснованными и целесообразными.

В заключение хотелось бы отметить, что законодатель предоставляет на выбор лицу, осуществляющему уголовное судопроизводство, несколько процессуальных решений, которые при определенных обстоятельствах будут целесообразными с точки зрения поставленных задач, а следователь обязан из всех возможных решений избрать такое, которое обеспечивает максимально полное и точное достижение цели уголовно-процессуального закона при конкретных условиях места и времени. Только в таком случае будет принято законное и обоснованное решение, а объем полученных в ходе расследования данных будет достаточен и позволит им приобрести нужную процессуальную форму, т.е. стать доказательствами.

1 См.: Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. — М.: Экс-мо, 2008. С. 115.

2 См.: Справочник следователя / Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н., Гаврилин Ю.В. — М.: Эксмо, 2008. С. 31.

3 Юридический словарь / Под общ. ред. Безлепкина. — М., 2002. С. 438.

4 См.: Бохан В.Ф. Формирование убеждения суда. — Минск, 1973. С. 25; Грошевой Ю.М. Указ. соч. С. 33.

5 См.: Божьев В.П., Трусов А.И. Процессуальная самостоятельность и независимость следователя: история и современность // Проблемы формирования социалистического правового государства: Труды Академии. — М.; Изд-во Акад. МВД СССР, 1991. С. 18—124; Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история, реальное состояние, перспективы развития // Право и политика. — М.: Nota Bene, 2001. № 2. С. 92—99; Громов Н.А. О принципе процессуальной самостоятельности следователя // Следователь. 1997. № 6. С. 19—21; Органы предварительного расследования России: прошлое, настоящее, будущее. Учеб. пособие / Деришев Ю.В. Омск. Изд-во Юрид. ин-та МВД России, 1998. С. 49; Рахунов Р.Д. Независимость судей в советском уголовном процессе. — М., 1972. С. 18; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т 1. — М., 1968.

Источники:
http://studme.org/117186/pravo/probleme_protsessualnoy_samostoyatelnosti_sledovatelya
http://cyberleninka.ru/article/n/protsessualnaya-samostoyatelnost-sledovatelya-ponyatie-i-predely

Читайте также:
Adblock
detector