При допросе обвиняемого можно

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Назарова К.Н.

Исходя из ситуационной природы следственных ошибок выделяются наиболее типичные ошибки, которые допускает следователь при производстве допроса подозреваемых (обвиняемых) в совершении различных преступлений. Сформулирован ряд тактических рекомендаций по их более эффективному проведению.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Назарова К.Н.,

ТИПИЧНЫЕ НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ ПРИ ДОПРОСЕ ОБВИНЯЕМОГО

Исходя из ситуационной природы следственных ошибок выделяются наиболее типичные ошибки, которые допускает следователь при производстве допроса подозреваемых (обвиняемых) в совершении различных преступлений. Сформулирован ряд тактических рекомендаций по их более эффективному проведению.

Ключевые слова: существенные, неустранимые, фундаментальные, нарушения в уголовно-процессуальном законе, тактика допроса, признание доказательств недопустимыми.

Среди средств получения информации о преступлениях допрос обвиняемого занимает особое место. Это обусловлено тем, что допрос в принципе является самым распространенным следственным действием, а допрос обвиняемого, по сути главной фигуры уголовного дела, — это наиболее эффективный (разумеется, в условиях неконфликтной ситуации) источник получения вербальной информации, который позволяет наиболее полно представить событие преступления, все элементы его структуры и соединить воедино собранные в ходе расследования отдельные фрагменты информации.1

В то же время, представляется, что допрос обвиняемого — это одно из самых сложных следственных действий; его производство требует высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания российского законодательства, мастерского владения тактико-криминалистическими приемами допроса.2 Однако, к сожалению, российские следователи зачастую допускают при допросах обвиняемых нарушения, порой очень значительные, что обычно выясняется уже в судебном заседании. Да и сама процедура допроса обвиняемого, закрепленная действующим УПК, в целом не идеальна и имеет некоторые недостатки.

Во-первых, хотелось бы обратить внимание на следующее: в соответствии с ч. 1 ст. 173 УПК РФ следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения. Вопрос о необходимости или отсутствии такой необходимости в юридической литературе однозначного решения не имеет. По мнению некоторых ученых-процессуалистов, требование о немедленном допросе не согласуется с принципами презумпции невиновности, обеспечения обвиняемому права на защиту и некорректно с точки зрения положения ст. 51 Конституции РФ, а также других прав, предоставляемых обвиняемому по уголовно-процессуальному закону.

В данной ситуации обвиняемый и его защитник могут быть не готовы сразу же выразить свою позицию по поводу обвинения, а это снижает правообеспечительный характер предъявления обвинения. В связи с этим, ссылаясь на право обвиняемого иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите, защитник может попросить следователя отложить допрос. При этом возникает двоякая ситуация: с одной стороны, следователь, следуя ч. 1 ст. 173 УПК РФ, обязан провести допрос немедленно, а с другой стороны, обвиняемый вправе подготовиться к нему. Данная ситуация еще усугубляется и тем, что в случае отказа обвиняемого от дачи показаний на первом допросе, повторный

1 Бердникова О.П. Выявление организатора (лидера) преступной группы, совершающей грабежи и разбойные нападения, тактика его допроса в качестве подозреваемого // Российский юридический журнал, 2012. № 3. — С. 145.

2 Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. Белкина Р.С. Москва, 2006. — С. 915

допрос обвиняемого по тому же обвинению может проводиться только по просьбе самого обвиняемого, в соответствии с ч. 4 ст. 173 УПК РФ. Таким образом, обвиняемый и его защитник фактически самостоятельно определяют время, когда обвиняемый будет давать показания. Это приводит к затруднительному положению следователя, так как необходимо учитывать сроки предварительного расследования и оперативную необходимость производства некоторых процессуальных действий3.

Кроме того, Н.И. Газетдинов отмечает, что если к данному положению ч. 1 ст. 173 УПК РФ обратиться как к предоставленному законом средству защиты в состязательном процессе, то в законе вообще должна отсутствовать обязанность следователя допросить обвиняемого по своей инициативе, ему должно быть предоставлено право лишь предлагать обвиняемому давать показания. В существующей редакции допрос обвиняемого после предъявления обвинения есть яркое проявление обвинительного уклона. Автор предлагает, с учетом особенностей российского уголовного процесса и личностей обвиняемых, а также в целях гарантированности их прав ч. 1 ст. 173 изложить в следующей редакции: «Следователь немедленно уведомляет в письменном виде о праве обвиняемого давать показания по поводу предъявленного ему обвинения в любой момент до окончания предварительного следствия, о чем составляется протокол, в котором отражается его желание». Соответственно, ч. 2 ст. 173 изложить: «Если обвиняемый выразил желание давать показания по поводу предъявленного ему обвинения, следователь обязан его допросить с соблюдением требований пункта 9 части четвертой статьи 47 и части третьей статьи 50 настоящего Кодекса»4. Думается, что такой вариант изложения данной статьи УПК РФ не вполне соответствует нынешним российским уголовно-правовым и процессуальным реалиям, слишком рано в условиях кризиса доверия к следственной и судебной системам освобождать следователя от допроса обвиняемого по своей инициативе.

Читайте также:  Как составить обвинение

Представляется более правильным, проводить допрос обвиняемого не позднее 3 суток с момента предъявления постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, а в случае необходимости его задержания или заключения под стражу допрос может быть отложен, но не более чем на 3 часа. Однако в любом случае лицо имеет право на свидание с защитником, если он прибыл к этому времени, до первого допроса.5

Также немало нарушений при допросе обвиняемого связано с его правом на пользование услугами защитника. Это, к примеру, послужило основанием для отмены приговора Ставропольского краевого суда от 29 января 2008 г.

Согласно материалам дела 19 октября 2007 г. следователь принял решение о предъявлении В. обвинения и объявлении об окончании предварительного следствия по делу, о чем известил адвоката Ш. В день проведения этих следственных действий следователь был поставлен в известность о том, что днем ранее договор на представление интересов адвокатом Ш. в отношении В. расторгнут по инициативе брата обвиняемого.

Как видно из объяснений В., о необходимости заключить соглашение с новым адвокатом ему стало известно лишь в день предъявления нового обвинения и объявления об окончании предварительного следствия по делу. В этих следственных действиях участвовал адвокат, приглашенный следователем. В протоколе допроса в качестве обвиняемого В. собственноручно написал, что он при предъявлении обвинения и ознакомлении с делом желает пользоваться услугами адвоката, с которым заключит соглашение его брат, и отдельно написал заявление следователю, в котором отказался от услуг защитника, предложенного ему следователем. Заявленный В. отказ от адвоката следователем не рассмотрен.

4 Газетдинов Н.И. Обеспечение прав обвиняемому при предъявлении обвинения // Адвокатская практика, 2007, № 6. — С. 34-35.

5 Смирнов А.В. Там же

Фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что В. был лишен возможности пользоваться услугами защитника по своему усмотрению, а следователем не выполнены требования ч. 3 ст. 50 УПК РФ при наличии условий, когда участие защитника в соответствии со ст. 51 УПК РФ обязательно. Таким образом, право на защиту В. было нарушено.

В связи с этим приведенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе досудебной подготовки дела, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ признала существенными и отменила приговор, направив дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания6.

Читайте также:  Каким образом происходит изменение предъявленного обвинения

Также нередки случаи, когда обвинение предъявляется в принципе в отсутствие защитника, с которым у обвиняемого заключено соглашение на защиту.

Так, Коношский районный суд возвратил прокурору уголовное дело в отношении П., обвинявшейся в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ по тем основаниям, что при предъявлении обвинения и проведении допроса в качестве обвиняемой, П. не был предоставлен защитник, а также ограничено время при ознакомлении с материалами уголовного дела’.

При допросе несовершеннолетних обвиняемых не всегда соблюдаются правила об участии педагога и законного представителя в проводимых следственных действиях с этими лицами. Расследование уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних невозможно без использования специальных знаний в области детской, подростковой и юношеской психологии и педагогики. Именно поэтому участие в допросе несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого), не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, педагога или психолога обязательно8.

Несовершеннолетний П-ов, обвиняемый по ч. 3 ст. 131 УК РФ, допрашивался на предварительном следствии без педагога, как и 13-летняя потерпевшая. В отношении подсудимого и потерпевшей была назначена судебно-психологическая экспертиза, хотя это являлось обязанностью органов предварительного следствия, что привело к отложению дела9.

При рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего У. суд установил нарушение его права на защиту, выразившееся в том, что следователем не была обеспечена возможность законному представителю несовершеннолетнего осуществить свои права, предусмотренные ч. 2 ст.426 УПК РФ, а именно допрос несовершеннолетнего и его ознакомление с материалами уголовного дела проводилось в отсутствие законного представителя. По указанному основанию уголовное дело было возвращено прокурору10.

Также немало ошибок допускается следователями при допросе обвиняемого с участием переводчика. В начале допроса следователь должен выяснить является ли для обвиняемого русский язык родным и не нужен ли ему переводчик. Участие переводчика

8 Лифанова М.В. Участие педагога и психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого // Эксперт-криминалист, 2011. № 3. С. 44.

накладывает на следователя дополнительные обязанности, невыполнение которых может повлечь серьезные последствия. К примеру, Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 14.05.1997 было установлено, что переводчик З. не была предупреждена следователем об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод. Кроме того, обвиняемым не разъяснено их право заявить отвод переводчику, в протоколах допросов обвиняемых переводчиком не подписана каждая страница протоколов допроса. Названные нарушения, допущенные следственными органами, не могут быть устранены в судебном заседании. При таких обстоятельствах суд возвратил уголовное дело для производства дополнительного расследования.11

Что касается заключительной стадии любого следственного действия — фиксации результатов его хода, то на практике также имеются нарушения. Нередко в протоколах допроса данные о личности обвиняемых заполняются небрежно, в них не отражаются иные важные сведения, например, не всегда в протоколе указывается время начала и окончания следственного действия, в ряде случаев, в протоколе отсутствует отметка о разъяснении лицу его прав, не на всех страницах протокола имеется подпись допрашиваемого и т.д., а сами допросы производятся схематично, поверхностно, без выяснения необходимых подробностей, имеющих существенное доказательственное значение12.

11 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 мая 1997 г. // Бюллетень Верховного суда РФ, 1997. — № 11. — С. 54-55.

12 Борисевич К.С. О нарушениях уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий // Материалы XIV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. — Пермь, 2012. — С. 31.

Представляется, что указанные искажения дают почву для предположения, что и иные записанные в протоколе допроса сведения могут быть изложены искаженно. Кроме того, при оглашении показаний, данных на предварительном следствии, суд вынужден строго следовать тексту протокола допроса, тем самым повторяя его недостатки и ошибки, что отрицательно сказывается на качестве судебных актов14.

Читайте также:  Сколько защитников может быть у одного обвиняемого

Наконец, необходимо отметить и самое вопиющее, с моей точки зрения, нарушение, к сожалению, зачастую допускаемое следователями на допросах обвиняемых, но в основной массе так и остающееся латентным, — это принуждение к даче показаний с применением насилия, издевательств или пыток, а также путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий. Последствием применения недозволенных мер при допросе как обвиняемого, так и подозреваемого, потерпевшего или свидетеля, является безусловное признание протоколов их допросов недопустимыми доказательствами, а также должен быть решен вопрос об уголовном преследовании лица, допустившего применение угроз, шантажа или иных незаконных действий, в соответствии с требованиями ст. 302 УК РФ.

Приведенные данные свидетельствуют о достаточно серьезной проблеме, связанной с состоянием законности при производстве такого следственного действия как допрос обвиняемого. Думается, что основными причинами ошибок и нарушений требований действующего законодательства является недостаточный профессиональный уровень работников следствия, большая загруженность, ненадлежащее знание материального и процессуального законодательства, недобросовестное отношение отдельных следователей к выполнению профессиональных обязанностей, а в некоторых случаях — сознательное нарушение уголовно-процессуальных норм, отсутствие действенного контроля за работой следователей со стороны руководства органов внутренних дел и прокуратуры, безответственность. Все это приводит к снижению эффективности работы правоохранительных органов, поскольку преступления раскрываются несвоевременно, расследование их неоправданно затягивается, обвиняемые безосновательно держатся длительное время в следственных изоляторах, в связи с допущенными нарушениями норм УПК в процессе расследования дел значительная их часть из судебного заседания возвращается на дополнительное расследование, что, в свою очередь, приводит к возрастанию числа нарушений гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод граждан15.

Устранению этих нарушений, по моему мнению, безусловно, способствовало бы совершенствование уголовно-процессуального законодательства. Но этого будет недостаточно, до тех пор, пока правосознание следователей кардинально не будет изменено в сторону неукоснительного соблюдения законов, уголовно-процессуальной формы.16 Прежде чем нарушить закон, практические работники должны задумываться о последствиях нарушения. Ведь в результате получения доказательств с нарушениями могут уйти от

16 Борисевич К.С. О нарушениях уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий // Материалы XIV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Пермь, 2012. — С. 31.

ответственности виновные в совершении преступлений лица, а также пострадать невиновные лица и сами следователи.

1. Бердникова О.П. Выявление организатора (лидера) преступной группы, совершающей грабежи и разбойные нападения, тактика его допроса в качестве подозреваемого // Российский юридический журнал, 2012, № 3. — С. 145-150

2. Борисевич К.С. О нарушениях уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий // Материалы XIV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Пермь, 2012. — С. 31.

3. Газетдинов Н.И. Обеспечение прав обвиняемому при предъявлении обвинения // Адвокатская практика, 2007, № 6. — С. 34-35.

4. Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. Белкина Р.С. Москва, 2006. — С. 915

5. Лифанова М.В. Участие педагога и психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого // Эксперт-криминалист, 2011, № 3. — С. 44.

10. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 мая 1997 г. // Бюллетень Верховного суда РФ, 1997, № 11. — С. 54-55.

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector