Им нужны великие потрясения кому адресовано обвинение

Уважаемые участники и гости международной конференции!

Позвольте приветствовать всех вас, собравшихся для обсуждения темы исторической модернизации России, связанной с именем выдающегося государственного деятеля нашей страны начала XX века Петра Аркадьевича Столыпина. Пройдя путь от уездного предводителя дворянства в Каунасе, губернатора Гродно и Саратова до высоких постов в Правительстве – министра внутренних дел и председателя Совета министров Российской Империи – Петр Аркадьевич, как истинный патриот и сын своего Отечества, работал с полной отдачей, жертвуя собой и спокойствием своей семьи ради высокого государственного служения. Время, в которое Бог судил трудиться Столыпину, было крайне тревожное: революционные выступления 1905 года, регулярно вспыхивающие крестьянские и рабочие бунты, погромы помещичьих усадеб, деятельность террористов-революционеров, жертвой которых становились не только высокопоставленные представители власти, но и обычные люди. В эти годы высокая государственная должность означала не столько привилегии, сколько серьезный риск для жизни. О страхе и нежелании многих чиновников занимать ответственные посты, боясь покушений, в своих мемуарах говорили современники Столыпина, в том числе первый премьер-министр Российской империи Сергей Юльевич Витте.

Реформы Столыпина, инициированные им на посту премьер-министра, охватывали широкий спектр экономических, политических и социальных преобразований. В этом проявилось системное мышление реформатора, поскольку отдельными проектами, точечными мерами решить масштабную задачу модернизации страны было уже невозможно. Хотя самой успешной стала аграрная реформа, изменения также затронули права и свободы жителей страны, армию, силовые структуры и суды, местное управление и самоуправление. Были сняты многие ограничения с экономической активности, планировалось проведение налоговой реформы для достижения большей социальной ориентированности экономики, что позволило бы снять остроту конфликтов между различными группами населения. В годы премьерства Столыпина активно созидалась экономическая инфраструктура России – железные дороги, морские порты, сеть телеграфного и телефонного сообщения.

Нельзя не отметить новаторство Столыпина в социальной политике. На рубеже XIX-XX веков в общественно-политической дискуссии появляется и укрепляется осознание социальной ответственности государства за уровень жизни своих граждан. Право на достойную жизнь должно было стать ценностью, гарантированной государством, делающей его стабильным и справедливым. Эта концепция была позитивно воспринята Столыпиным, что выразилось в прогрессивных по тем временам поправках в законы о труде. Также продвигались широкомасштабные проекты в области народного просвещения, в разы увеличились ассигнования на нужды начального образования, финансировались фундаментальные исследования, научные экспедиции, академические издания.

Отдельно стоит упомянуть усилия по преодолению революционного террора, захлестнувшего Россию, жертвами которого стали более 18 000 человек, большинство из них – обычные мирные люди. Жесткие меры были вызваны чрезвычайным положением в стране и были необходимы, по мнению Столыпина, для спасения государственности. Эти меры, в частности, введение военно-полевых судов для быстрого вынесения приговоров по обвинениям в терроризме, стали объектом критики как со стороны его современников, так и историков следующих поколений.

Поэтому любые преобразования, будь то на национальном уровне, в семье или частной жизни индивида должны быть сопряжены с совершенствованием человеческого духа, нравственных качеств личности. Ведь каждый человек несет служение на своем месте, где он и может сделать свой вклад в общее дело модернизации страны. Каждому доступно добросовестно исполнять свои обязанности, не идти на сделки с совестью, даже когда кто-то нас понуждает к этому.

Все мы, подобно Столыпину, хотим видеть Россию великой. Но подлинное величие страны определяется не объемом её ВВП, не размером золотовалютного запаса, не достижениями в экономической и финансовой сферах. Величие страны определяется качеством её человеческого капитала. Каким будет человек, такой будет и страна. Мы не преодолеем коррупцию в стране, пока не преодолеем её в самих себе. Мы не построим прочное государство, пока не научимся строить собственную жизнь на прочном фундаменте христианских нравственных ценностей. Мы не сделаем нашу страну привлекательной для наших соседей, пока она не станет привлекательной для нас самих, пока не остановится отток из неё человеческого капитала.

Владимир Михайлович Лавров, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, ответил на вопросы редакции в связи со 150-летием со дня рождения П. А. Столыпина.

Корр.: А кому конкретно адресованы эти высказывания П. А. Столыпина?

В. М. Лавров: Они адресованы прежде всего радикальной оппозиции –социалистам-революционерам (эсерам), социал-демократам (большевикам и меньшевикам), а также лидерам конституционных демократов (кадетов). Беда тогдашнего нашего парламентаризма заключалась в том, что все крупнейшие партии сыграли революционную роль в истории. В Февральской революции важнейшая роль принадлежала отнюдь не большевикам, а лидерам октябристов и кадетов. До царского манифеста 17 октября 1905 года создание партий в России было запрещено, а когда разрешили, они возникли вокруг известных людей. То, что на Западе естественно складывалось годами и десятилетиями, у нас произошло скоротечно, и в результате сложился чрезмерный вождизм. Что же касается партий, которые возникали в подполье, – там вождизм процветал ещё больше. И в решающие моменты именно вожди принимали решения, исходя из своих завышенных амбиций и личных взглядов.

Читайте также:  Прежде чем обвинять человека

Корр.: Какова Ваша точка зрения как историка: столыпинские реформы проводились в верном направлении?

Корр.: Если реформы проводились в интересах страны, то почему убили Столыпина? И почему террорист стрелял в премьер-министра, а не в царя?

В. М. Лавров: Такие незаурядные люди, какСтолыпин, призываются на высшие должности, когда в стране всё плохо. В 1906 году ситуация в России была очень тяжёлая, и царь обратил внимание на энергичного и честного, мужественного и сравнительно молодого губернатора. П. А. Столыпину удалось обуздать революцию посредством применения жёстких мер. Но Николай II и Столыпин прекрасно понимали, что одними репрессиями проблемы не решить, необходимы серьёзные преобразования, в том числе и в аграрном секторе.

Однако масштабные преобразования всегда вызывают сопротивление бюрократии, которая стремится сохранить привычную жизнь, свои привилегии. И реформы Столыпина вызвали саботаж со стороны чиновничества. Наконец, оппозиционные силы, особенно эсеры и большевики, сознавали: если столыпинские реформы увенчаются успехом, если Россию удастся обустроить сверху, то у них нет шансов возглавить победоносную революцию снизу. Потому в работах Ленина мы находим только критику деятельности Столыпина, доходящую до ненависти к выдающемуся главе правительства.

Террорист Богров – двадцатичетырёхлетний несостоявшийся юрист, увлекшийся анархистско-коммунистической и эсеровской литературой, находился 1 сентября 1911 года в зале театра в Киеве, где были и Николай II, и Столыпин, то есть преступник мог стрелять и в царя. В архиве сохранилась запись допроса Богрова. Он заявил, что стрелял в премьер-министра, так как именно тот обуздал революцию 1905–1907 годов. А затем террорист разоткровенничался, что, мол, хотел-таки стрелять в царя, но из-за своей национальности боялся спровоцировать еврейские погромы в Киеве, вот и остановился на премьере.

Столыпин же являлся человеком, который был способен остановить и вторую революцию. В том-то и состояла трагедия страны, что она осталась без беззаветно преданного России и решительного премьер-министра в столице, когда царь уехал в Ставку Верховного главнокомандующего в Могилёве. Те премьер-министры, которые оказались у власти после Столыпина, не являлись выдающимися государственными деятелями – выдающихся в принципе не может быть много. А в феврале 1917 года премьером был мягкотелый и ещё недостаточно опытный князь Голицын. В итоге произошло крушение исторически законной власти, при которой Россия успешно развивалась. Ведь в тот день стреляли не только в Столыпина – стреляли в Россию и её будущее.

Корр.: В чём была суть столыпинской аграрной реформы, занимавшей центральное место в проводимых преобразованиях?

В. М. Лавров: Земельный или аграрный вопрос имел важнейшее значение вкрестьянской России. И это понимали лидеры всех политических партий. А главное положение столыпинской реформы, которая завершала реформу по освобождению крестьян 1861 года, кратко можно сформулировать так: крестьяне получили землю в частную собственность. Дело в том, что в результате реформы императора Александра II земля перешла в общинную собственность. И это был шаг в верном направлении, но для дальнейшего рыночно-буржуазного развития страны требовалась именно частная собственность на землю.

П. А. Столыпин предложил иной путь – постепенного, но верного экономического развития, создания эффективных сельских хозяйств. По статистическим данным, к 1914 году, к началу Первой мировой войны, свыше половины помещичьей земли уже перешло в руки крестьянства, а оставшаяся четверть крестьянами арендовалась, причём аренда была шагом к последующему выкупу. Ещё в 1909 году Столыпин произвёл расчёты, по которым отводил на завершение реформы 20 лет. Экономисты подсчитали, что при условии продолжения реформы земля к концу 1920-х годов естественным и законным путём перешла бы к крестьянам, причём к наиболее трудолюбивым, рачительным и трезвым из них. Помещики же либо разорялись, либо постепенно превращались в буржуазных землевладельцев, обрабатывающих земли с применением новейших технологий. И это был естественный, нормальный и плодотворный экономический процесс.

Читайте также:  В чем составитель грамоты обвинял филарета

Крупные преобразования всегда предпочтительнее проводить сверху. Что же касается столыпинских реформ, то сначала они несколько лет проводились царскими указами, вопреки фрондирующей Государственной думе. Следует отдать должное Николаю II, который глубоко вникал в аграрные проблемы и решительно поддерживал своего премьера.

А что дал ленинский декрет о земле? Помещичью землю всю передали, а количество земли у крестьян увеличилось всего на 16%. Да и это был обман – в программе партии Ленина говорилось о национализации земли, то есть о её передаче в собственность государству, а не крестьянам.

В 1918 году крестьяне, получив лишь эти жалкие крохи, снова ринулись на восток. Но уже не было Столыпина, никто не содействовал их переезду – напротив, большевики оказались неспособными его организовать, опасаясь больших скоплений народных масс и предпочитая ставить на вокзалах пулемёты… А в 1929 году, укрепившись у власти, коммунисты стали выполнять собственную аграрную программу и осуществлять коллективизацию: отняли у крестьян ранее полученную землю и насильно согнали их в колхозы и совхозы. Тем самым фактически произошло второе закрепощение крестьян.

Корр.: Какие личные качества сделали Столыпина выдающимся государственным деятелем?

В. М. Лавров: Столыпин проводил глубокие перспективные преобразования и поддерживал порядок в России. Редкое сочетание – и реформы, и порядок! Это выделяет Петра Аркадьевича Столыпина среди многих реформаторов.

Было много разговоров об отношениях Николая II и Столыпина. Сначала они были очень хорошими. Предлагая Столыпину пост премьер-министра, царь подвёл его к иконе, перед которой молился сам, и сказал, что этого требуют исторические интересы России. И отказывавшийся до этого Столыпин согласился. Он стал весьма решительным премьер-министром – мыслил стратегически, на десятилетия вперёд. Но работать с ним оказалось непросто даже царю, и в их отношениях возникла определённая напряжённость. Казалось, после подавления первой революции отпала необходимость в таком энергичном, настойчивом, осмеливающемся иметь свои суждения премьере. И всё-таки весной 1911 года, когда Столыпин поставил вопрос о своей отставке, государь не принял её и поддержал Петра Аркадьевича в его конфликте с Думой. Причём вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, мать Николая II, была против отставки Столыпина, справедливо считая, что именно он держит страну в руках.

У премьера была прекрасная православная семья, в которой родились шестеро детей. Он всегда оставался верен своей супруге – правнучке А. В. Суворова, причём предок самого Столыпина служил адъютантом у этого великого полководца. Семейный очаг являлся надёжным тылом для Петра Аркадьевича.

Кроме того, он был исключительно мужественным человеком. Против него осуществили более 10 террористических актов. Известен эпизод в Саратове, когда он вышел навстречу разъярённой толпе и заставил себя слушать, что помогло избежать кровопролития. А эсеры и анархисты в революцию 1905–1907 годов осуществили 20 тысяч террористических актов, развернув настоящую войну против должностных лиц. Террористы организовали взрыв и в доме Столыпина, была тяжело ранена его дочь, погибло много невинных людей, включая беременную женщину, случайно проходившую мимо. Пётр Аркадьевич, понимая, что может быть убит, завещал похоронить себя там, где это произойдёт, – поэтому и погребен в Киево-Печерской лавре.

Корр.: По какому пути могла бы пойти Россия, если бы Богров промахнулся? Какой стала бы Россия в результате столыпинских реформ?

С таким премьер-министром Россия в предвоенные годы вышла на первое место в мире по темпам экономического, промышленного развития, обогнав Соединённые Штаты, Великобританию, Германию и Францию. Мы были крупнейшим экспортёром сельскохозяйственной продукции, производили её больше, чем США, Канада и Аргентина вместе взятые. В России успешно развивалась добровольная кооперация, в которой участвовало большинство населения, – это была лучшая кооперация в мире. Причём экономический подъём продолжился даже в годы Первой мировой войны. И тем более он продолжился бы после победы над кайзеровской Германией.

При сохранении законной власти Россия была бы в числе победителей в Первой мировой войне, а это значит, что по договорам с союзниками – Великобританией и Францией – мы получили бы Константинополь (Стамбул), проливы Босфор и Дарданеллы. То есть сбылась бы русская православная вековая мечта – водрузить крест над Святой Софией. Россия вышла бы в Средиземноморье и Центральную Европу. Это стало бы колоссальным укреплением российской державы.

Читайте также:  Дела публичного обвинения что это

Царская Россия выдержала главный удар в войне с Германией и не допустила разгрома Франции. Учитывая всё это в комплексе с быстрым развитием страны, можно сказать, что Россия стала бы самой мощной военно-экономической державой по меньшей мере в Европе.

При сохранении законной власти не было бы Гражданской войны с её страшными жертвами – от 12 до 14 миллионов погибших. Для сравнения: в тяжёлую Первую мировую мы потеряли примерно 800 тысяч. Следует вспомнить и демографические расчёты великого Д. И. Менделеева, согласно которым при сохранении темпов прироста, достигнутых в преддверии мировой войны, население России к середине ХХ века должно было составить 300 миллионов человек, а к концу века – 600! А нас сейчас всего 140 миллионов. Такова цена того, что в феврале и октябре 1917 года страна переступила через себя саму, через свою великую тысячелетнюю историю, культуру и веру.

Корр.: Что из преобразований Столыпина остаётся актуальным сегодня?

В. М. Лавров: Нужна масштабная государственная программа по переселению людей в Сибирь и на Дальний Восток. Пока мы закрываем глаза на происходящее, уже идёт заселение этих земель китайцами.

В опыте преобразований Столыпина следует обратить внимание на программу помощи по переселению, на освобождение переехавших и обустраивающихся от налогов.

Но Столыпину было легче, чем нынешнему президенту и премьеру. Ведь при П. А. Столыпине были десятки миллионов трудовых, сравнительно трезвых, жаждущих работать на своей земле крестьян. Сегодня их нет: они уничтожены в ходе коллективизации, раскулачены, в колхозах и совхозах отучены добросовестно трудиться.

Разумеется, будут создаваться и фермерские, при Столыпине говорили – хуторские, хозяйства. Но сейчас это происходит очень медленно, поскольку местные постсоветские власти и соседи, совсем отвыкшие от подобного, активно саботируют данное направление развития.

Сейчас появилось и то, чего не было при Петре Аркадьевиче, – агропромышленные комплексы. Мировой опыт продемонстрировал их высокую эффективность. То есть нам необходима многогранная программа развития сельского хозяйства в России с учётом собственного и мирового исторического опыта.

Корр.: Но наша история была искусственно и трагически прервана…

В. М. Лавров: Революционеры хотели великих потрясений, раскачивали государственную лодку даже во время германской агрессии. Они мечтали о революционном перевороте, рассчитывая, что сами быстро решат все проблемы и наступит счастливая эпоха. И так думали не только малограмотные выскочки, но и образованные люди: лидер кадетов талантливый историк П. Н. Милюков и лидер октябристов А. И. Гучков наивно разделяли эти иллюзии. Интересно, что ещё в 1906 году Столыпин пытался ввести представителей оппозиции в своё правительство. Он организовал встречу Николая II с князем Львовым и Гучковым. Император долго беседовал с ними и пришёл к выводу, что ввиду отсутствия необходимого опыта управления они не справятся с руководством страной. Вывод оказался пророческим. Ни первый председатель Временного правительства Львов, ни его военный министр Гучков, ни министр иностранных дел Милюков не справились и ушли в отставку, бросив страну на произвол революционного шторма…

Сегодня пытаемся восстановить разорванную связь времён. Но это настолько трудно и требует такой мудрости, решительности и духовности, что тот, кому это удастся, станет современным Столыпиным. Не менее – если удастся.

10 мая 1907 года председатель Совета министров Российской империи Петр Аркадьевич Столыпин на заседании Государственной Думы заявил: «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия»

Золотые слова! Только не будем забывать, что мы живем в обществе развитой шизофрении и наряду с открытием памятников жертвам террора, таким как Великий Князь Сергей Александрович и Столыпин, у нас продолжают существовать улицы и памятники их убийцам, то есть террористам: каляевым, желябовым, перовским, халтуриным. В Екатеринбурге в километре от Храма-на-крови, который стоит на месте разрушенного Ипатьевского дома, где была изуверски убита святая Царская Семья, чернеет огромная дьяволоподобная личина главного цареубийцы Свердлова. Нас все призывают к примирению.

Источники:
http://rus-istoria.ru/component/k2/item/132-nam-nuzhna-velikaya-rossiya
http://tsargrad.tv/articles/im-nuzhny-velikie-potrjasenija-nam-nuzhna-velikaja-rossija_62672

Читайте также:
Adblock
detector