Чем можно помочь обвиняемому при вынесении приговора

Практически никто из обвиняемых в уголовном преступлении не может сколько-нибудь серьезно надеяться на оправдательный приговор. Такова реальность, об этом говорит статистика. А она, как известно, вещь упрямая и объективная, если только не пытаться манипулировать цифрами. Более того, статистика дает если и не неожиданный, то четкий ответ на вопрос: почему в уголовных коллегиях судов наблюдается устойчивый обвинительный уклон. Становится также понятно, почему в системе арбитражных судов (в отличие от судов общей юрисдикции) нет какого-либо очевидного уклона в решениях, почему они смелее в своих действиях…

Итак, каждый судья в России выносит от 0,16 до 0,24 оправдательных приговоров в год. То есть ни одного. Лишь раз в 5-7 лет судья оглашает такой приговор. Слово «негусто» в данном случае даже чрезмерно мягкое!

Откуда такие цифры? Они получены на основе статистических данных и нехитрых расчетов. Так, известно, сколько в судах общей юрисдикции всей страны работает судей. Около 23 000. Несложно предположить, сколько из них специализируются именно на уголовных делах — от 1/3 до половины от этого числа. Это от 7667 до 11500. Теперь нам требуется знать, сколько всего в стране вынесено оправдательных приговоров. За 2009 год полных данных нет. Используем данные за 2008 год — 1825. После этого делим количество судей (специализирующихся на уголовных делах) на число оправдательных приговоров и получаем те самые цифры, которые указаны выше — от 0,16 до 0,24.

Данные о количестве судей в России и оправдательных приговоров в 2008 году мы взяли из материалов исследования, проведенного Институтом проблем правоведения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Название исследования говорит само за себя — «Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора». В распоряжении Право.Ru оказался полный текст исследования. Опираясь на него, мы и готовили данную статью.

Три причины, которыми принято объяснять то, что судьи выносят только обвинительные приговоры. Но эти причины — лишь прикрытие одной самой главной причины

Причина первая: многие судьи пришли из прокуратуры и остаются во власти своих прошлых профессиональных навыков — воспринимают себя как борцов с преступностью, а не защитников закона. Кроме того, судьи продолжают с сочувствием относиться к бывшим сослуживцам — прокурорам и закрывают глаза на недостатки в их работе.

Вторая причина: большинство судей получили юридическое образование еще в советское время и поэтому подходят к судебному процессу по старинке — защиту воспринимают как неизбежную и малозначащую формальность, а обвинителя, как представителя государственных интересов, слушают внимательно и внимают ему.

Третья причина: большая нагрузка на судей, из-за чего в рассмотрении дел возникает спешка. У судьи нет возможности тщательно разбираться с обстоятельствами каждого дела, поэтому часто приговоры выносятся на основе слабых доказательств.

Несомненно, все эти причины имеют значение. Однако очевидно, что все они — субъективного свойства. Старые профессиональные привычки, образование, полученное в советские годы, большая загрузка… Разве может все это рассматриваться как серьезные реальные препятствия оправдать обвиняемого, если его вина не доказана или в материалах следствия много огрехов, оставляющих неясности? Сочувствие к бывшим сослуживцам — важная вещь, но для всего есть пределы. Существует еще и здравый смысл, понимание того, что в твоих руках жизнь и судьба человека, его близких. Да и много ли времени надо профессиональному судье, чтобы понять, что в деле есть нестыковки?!

В Европе и Америке в судьи тоже часто приходят из прокуроров. И там тоже случается, что судья не совсем беспристрастен, так как благоволит к бывшим сослуживцам. Но такие случаи становятся поводом для серьезного разбирательства.

Однажды в Европейский суд по правам человека поступила жалоба на судью, рассматривающего дело «Пирсак» (Piersak) против Бельгии. Гражданин жаловался на то, что судья, ведя процесс, демонстрировал явную зависимость от позиции прокуратуры, в которой работал прежде (до того, как был назначен судьей). И жалоба была удовлетворена: ЕСПЧ констатировал, что на процессе создавалась лишь видимость независимости суда. Это нарушает статью 6 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, отметил ЕСПЧ, судья проявлял навыки, приобретенные в другой профессии.

В России все по-другому. Судьи часто идут на поводу у обвинения, и уличить их в этом очень сложно, практически невозможно.

Если всерьез отнестись к 3 указанным выше причинам, то нетрудно предположить, что они все же не настолько серьезны, чтобы их невозможно было устранить. Тем более, что в этом — устранении явного обвинительного уклона в судах — принимает участие даже Президент РФ Дмитрий Медведев, которому журналисты во время одной из пресс-конференций указали на подозрительно низкий процент оправдательных приговоров (они почти отсутствуют). Президент предпринял реальные шаги, направленные на гуманизацию законодательства. Сначала Дмитрий Медведев сказал о необходимости заменять содержание под стражей на другие виды наказаний в своем послании федеральному собранию (об этом мы писали здесь). Позже он сам инициировал внесение в УК поправок, смягчающих наказание и отменяющих уголовное преследование за экономические преступления (подробнее об этом вы можете прочитать здесь).

С подачи же президента серьезному реформированию подверглось МВД России (мы рассказывали об этом, например, здесь), менее серьезному — следственный комитет и прокуратура (материалы об этом выложены здесь и тут). И что же? Каков результат? К сожалению, никакого. Судьи по-прежнему выносят обвинительные приговоры даже тогда, когда доказательства вины очень рыхлые. Чего стоит, например, дело предпринимателя Олега Рощина, которого суд приговорил к 18 годам тюрьмы за экономическое преступление, мягко говоря, слабо доказанное (об этом мы подробно писали здесь).

Получается, даже Президент РФ не в состоянии отучить судей от неких старых привычек, устранить их архаичные установки? Почему? Только из-за указанных выше причин? Не верится!

Может быть, надо сменить весь судейский корпус, и тогда проблема будет решена? К сожалению, и на этот вопрос нельзя ответить утвердительно. У практики поголовных обвинительных приговоров есть другое объяснение. И оно напрямую затрагивает интересы судей. Снова обратимся к статистике. Она укажет, где искать причину.

Немногочисленные оправдательные приговоры выносятся главным образом по делам частного обвинения, рассматриваемым без прокурора

Таковы две особенности дел, по которым выносится основная масса оправдательных приговоров. Первая: составы преступлений. В основном это не тяжкие преступления, классифицируемые по статьям «Оскорбление», «Клевета», «Побои», «Умышленное нанесение легкого вреда здоровью», по 4 статьям УК РФ — части 1 статьи 115, части 1 статьи 116, части 1 статьи 129 и статье 130. То есть, это дела так называемого частного обвинения. Разбирательство инициируется исключительно по заявлению пострадавшего, дело может быть прекращено по его же инициативе.

Читайте также:  Уголовное дело публичного обвинения может быть возбуждено

Вторая особенность таких дел: в них практически никогда не участвует прокурор. Иными словами, это дела, в которых просто нет государственного обвинителя.

На такие дела приходится 68% всех оправдательных приговоров, 76% решений о прекращении дела по реабилитирующим обстоятельствам и 24 % вердиктов о прекращении по иным обстоятельствам (чаще всего, по примирению сторон).

Уголовные дела нечастного обвинения (с участием прокурора): оправдательных приговоров почти нет

Исключив все дела частного обвинения, мы располагаем только такими делами, в которых обвинение представлено прокуратурой. Из 1000 таких дел только по двум вынесены оправдательные приговоры. И лишь 5 прекращены по реабилитирующим обстоятельствам.

Несложно предположить, что именно присутствие или отсутствие в деле прокурора является определяющим фактором в том, каким будет решение суда. Если в деле есть прокурор, на оправдание можно почти не надеяться.

Хитрость судей: прекращение дела по нереабилитирующим основаниям. И подсудимый освобожден, и прокурор не в обиде

Почти 20% из тех уголовных дел, по которым обвиняемые не отправлены в тюрьму, прекращены именно по нереабилитирующим основаниям. Поэтому если в деле недостаточно доказательств или нарушены правила расследования, судья может либо признать вину подсудимого недоказанной, либо прекратить дело по формальным основаниям. Разумеется, чаще всего судьи выбирают второй вариант.

Почему? Ответ становится очевидным, если вспомнить, какие именно основания являются нереабилитирующими, позволяющими прекратить дело. Таких оснований два: примирение сторон или деятельное раскаяние. Примирение сторон происходит по желанию самих сторон — потерпевшего и подсудимого. Судья разрешает или не разрешает примирение, независимо от мнения прокурора.

Деятельное раскаяние инициируется следователем. Оно должно быть поддержано прокурором. Если на суде речь заходит о раскаянии, значит, прокурор поддержал его.

Но самое главное: в обоих случаях (и при примирении сторон, и при деятельном раскаянии) интересы прокурора не страдают, так как прекращение дела по таким основаниям автоматически подразумевает признание подсудимым своей вины в полном объеме. Значит, следователи и прокурор потрудились хорошо, так как вина доказана. И никому не обидно — ни прокурору, ни подсудимому. И судье такое решение не грозит неприятностями.

Поэтому если вина подсудимого не доказана или доказательства недостаточны и при этом есть возможность либо оправдать подсудимого, либо прекратить дело по нереабилитирующим основаниям, то судья выберет именно второй вариант. Ведь если вынести оправдательный приговор, это будет означать, что работа следствия и прокурора оценена «на двойку». Кстати, прекращение дела по нереабилитирующим основаниям хорошо еще и тем, что подсудимый не сможет требовать компенсацию от государства (это можно делать, если дело закрыто по реабилитирующим основаниям).

Прокуроры — ярые противники оправдательных приговоров. Чем это объясняется?

Объяснить это несложно. Как мы уже говорили выше, оправдательный приговор — это «двойка» следствию и прокуратуре. Получается, они не смогли собрать доказательств. Если бы все заключалось только в моральных оценках, то ситуация не была бы такой удручающей. Источник нашего портала в прокуратуре, пожелавший остаться неназванным, подтвердил, что за каждый оправдательный приговор прокурор получает выговор, а три выговора в год увольнение.

Почему судьи боятся опечалить прокурора оправдательным приговором. 4 действительно веских причины

Это лишь теоретически суды стоят выше прокуратуры и вольны принимать независимые решения. На самом деле, все несколько иначе. Есть четыре реальные и совершенно не субъективные причины, касающиеся личных интересов судей:

Первая причина: прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры (почему, сказано чуть выше), добиваясь его отмены.

Вторая причина: судью, вынесшего оправдательный приговор, прокуратура может обвинить в коррупции. За этим последуют проверки не только в отношении самого судьи, но и всего суда, его председателя. Разумеется, все это не радует председателя, и он не поощряет оправдательные приговоры.

Третья причина: судью могут привлечь к уголовной ответственности. Это, правда, может сделать только генеральный прокурор. Однако следственные действия проводит прокуратура того города, где находится суд.

Четвертая причина: прокуратуре принадлежит право вето при назначении судей. ККС направляет заявления претендентов на должность судей для проверки (на достоверность и правдивость) именно в прокуратуру. Поэтому она может забраковать того или иного претендента. Этим отчасти объясняется, почему так легко проходят в судьи прокуроры.

Словом, у прокуратуры есть масса возможностей создать служебные, карьерные проблемы судье. И вероятно, этим объясняется большая свобода арбитражных судей в вынесении решений — в арбитражных процессах не участвуют прокуроры, и не давят на судей.

Главная причина обвинительного уклона: судьи зависимы от прокуроров, обвинение не является только стороной судебного процесса

Как видим, судья и прокурор в чем-то зависимы друг от друга. Каждый из них имеет возможность осложнить жизнь другого (помним о том, что оправдательный приговор оборачивается выговором для прокурора). Поэтому судьи, не желая вступать в конфронтацию с прокуратурой и превращать жизнь в бесконечные проверки, выносят обвинительные приговоры. Как говорится, от греха подальше. Этим объясняется и откровенно хамское порой, неуважительное по отношению к суду поведение некоторых прокуроров на процессах.

Иногда, чтобы не обижать прокурора, не будить в нем зверя, судьи пытаются найти некое соломоново решение, как говорится, и нашим, и вашим. За что и страдают. Мы рассказывали недавно о суде над «педофилом» в Санкт-Петербурге. Судья в своем решении фактически указала, что вина подсудимого не доказана, однако вынесла, хотя и мягкий, но обвинительный приговор. Но прокуратура все равно начала проверку судьи на коррупционность… (подробнее об этом можно прочитать здесь).

Однако сам факт, что судья готов поддержать обвинение, даже если оно не представило убедительных аргументов в обоснование своей позиции, расхолаживает следователей и прокуроров, поощряет небрежность в их работе.

Говорить о том, что прокуратура является такой же стороной процесса, как скажем, адвокат, в такой ситуации просто наивно. Разве может прокурор быть обычной стороной процесса, если он еще и контролер судьи?!

Требуется радикальное системное изменение: судьи должны быть действительно независимыми от прокуратуры. Остальные причины исчезнут сами собой

Обвинительный уклон исчезнет в тот же момент, когда судьи получат возможность выносить приговоры без оглядки на прокуратуру. Это главное, что нужно сделать. И тогда множество других субъективных причин, мешающих по заслугам оправдывать подсудимых, попросту исчезнут. Судьи станут действительно независимыми и беспристрастными.

Конкретные меры, которые нужно предпринять:

  • Лишить прокуратуру права обжаловать оправдательные приговоры (пусть это делают пострадавшие).
  • Ограничить права прокуратуры в подаче апелляций и кассаций по собственной инициативе.
  • Наделить судью правом, внеся поправки в УПК, прекращать дело любой тяжести на основании примирения с потерпевшим (лицом, в отношении которого совершено преступление).
  • Дать судье законные основания инициировать деятельное раскаяние обвиняемого по своему усмотрению (невзирая на позицию следователя и прокурора).
Читайте также:  Что грозит человеку за ложное обвинение

До тех пор, пока судья останется зависимым от прокуратуры, ни призывы Президента РФ, ни усилия Госдумы, ни возмущение общественности не исправят ситуацию, и даже невиновные будут попадать в тюрьму.

Полный текст исследования «Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора» вы можете посмотреть здесь.

Статьей 355 УПК определены виды приговоров. Приговор суда может быть:

Обвинительный приговор может быть постановлен:

1) с назначением уголовного наказания, подлежащего отбы­
ванию осужденным;

2) с назначением уголовного наказания и освобождением от
его отбывания;

3) без назначения наказания.

Обвинительный приговор постановляется лишь при усло­вии, что в ходе судебного разбирательства виновность обвиняе­мого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Приговор не может быть основан на предположениях.

Постановляя обвинительный приговор с назначением нака­зания осужденному, суд должен точно определить его вид, раз­мер, срок и начало исчисления срока отбывания наказания.

Суд постановляет обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания в случае, если время содержания обвиняемого под стражей по данному делу с учетом правил зачета предварительного заключения, установ­ленных ст. 75 УК, поглощает наказание, назначенное судом.

Суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания в соответствии со ст. 79 УК, а также, если к моменту его вынесения наступила смерть обвиняемого (ст. 356 УПК).

Оправдательный приговор постановляется:

1) если отсутствует общественно опасное деяние, предусмот­ренное уголовным законом;

2) если в деянии обвиняемого отсутствует состав преступле­ния;

3) если не доказано участие обвиняемого в совершении пре­ступления. Согласно ч. 2 1 ст. 368 УПК, при постановлении оправдательного приговора за недоказанностью участия обви­няемого в совершении преступления, если лицо, совершившее
преступление, остается неустановленным, суд выносит поста­новление о передаче уголовного дела прокурору для организа­ции производства дополнительно предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в каче­
стве обвиняемого.

Оправдание по любому из перечисленных оснований означа­ет признание невиновности обвиняемого и влечет его полную реабилитацию (ст. 357 УПК).

Порядок постановления приговора, его структура и содержание

Приговор постановляется судом в совещательной комнате судьями, входящими в состав суда по данному уголовному делу. Присутствие запасных судей и народных заседателей, а также иных лиц не допускается.

По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из сове­щательной комнаты. Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора.

Время провозглашения приговора должно быть объявлено участникам судебного заседания перед удалением судей в сове­щательную комнату (ст. 351 УПК).

В соответствии со ст. 352 УПК при постановлении пригово­ра суд в совещательной комнате разрешает следующие вопро­сы: доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется лицо; доказано ли, что деяние совершил обви­няемый; является ли это деяние преступлением и какой имен­но статьей УК предусмотрена ответственность за его соверше­ние; виновен ли обвиняемый в совершении этого деяния; име­ются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответ­ственность обвиняемого; подлежит ли обвиняемый наказанию за совершенное им преступление; какое наказание должно быть назначено обвиняемому; подлежит ли обвиняемый до­полнительному наказанию и какому именно; имеются ли осно­вания для постановления приговора без назначения наказа­ния, с отсрочкой исполнения наказания, с условным неприме­нением наказания или с освобождением от отбывания наказа­ния; в исправительном учреждении какого вида и режима дол­жен отбывать наказание осужденный к лишению свободы; подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере; о взыскании государственной пошлины; как поступить с имуществом, на которое наложен арест; как поступить с вещественными доказательствами; на кого и в ка­ком размере должны быть возложены процессуальные издер­жки; о применении принудительных мер безопасности и лече­ния в случаях, предусмотренных ст. 101 УК; о мере пресече­ния в отношении обвиняемого.

Если лицо обвиняется в совершении нескольких преступле­ний, суд разрешает вопросы, указанные в п. 1-7 ч. 1 ст. 352 УПК, по каждому преступлению в отдельности. Если в совершении преступления обвиняется несколько лиц, суд разрешает вопро­сы, указанные в ч. 2 ст. 352 УПК, в отношении каждого обвиня­емого в отдельности, определяя роль и степень его участия в со­вершенном деянии.

В тех случаях, когда в ходе предварительного расследова­ния или судебного разбирательства исследовался вопрос о вме­няемости обвиняемого, суд обязан еще раз его обсудить при по­становлении приговора. Признав, что обвиняемый во время со­вершения общественно опасного деяния находился в невменяе­мом состоянии или после совершения преступления заболел психической болезнью, лишающей его возможности осознавать значение своих действий или руководить ими, суд выносит ре­шение в соответствии с правилами гл. 46 УПК (ст. 353 УПК).

Согласно ч. 2 ст. 348 УПК, если суд, находясь в совещатель­ной комнате, придет к выводу, что для правильного разреше­ния уголовного дела необходимо дополнительное исследование его обстоятельств, он возвращается в зал судебного заседания и возобновляет судебное следствие.

В соответствии со ст. 354 УПК при коллегиальном рассмот­рении уголовного дела постановлению приговора предшествует совещание судей. Председательствующий ставит на разреше­ние вопросы в порядке, указанном в ст. 352 УПК.

При разрешении каждого вопроса никто из судей не вправе воздержаться от голосования, за исключением случаев, преду­смотренных ч. 3 ст. 354 УПК. Все вопросы разрешаются боль­шинством голосов. Председательствующий подает свой голос последним.

Судье, голосовавшему за оправдание обвиняемого и остав­шемуся в меньшинстве, предоставляется право воздержаться от голосования по вопросам применения уголовного закона. Если другие судьи разошлись во мнениях о квалификации пре­ступления или о мере наказания, то голос, поданный за оправ­дание, присоединяется к голосу, поданному за квалификацию по закону, предусматривающему менее тяжкое преступление, и за назначение менее строгого наказания.

Исключительная мера наказания — смертная казнь — мо­жет быть назначена обвиняемому, признанному виновным то­лько по единогласному решению всех судей.

Судья, оставшийся в меньшинстве, вправе изложить свое особое мнение в совещательной комнате в письменной форме. Особое мнение приобщается к уголовному делу и оглашению в зале судебного заседания не подлежит.

Если на приговор суда, по которому один из судей остался при особом мнении, не поступит кассационная жалоба или кас­сационный протест, суд, рассматривающий уголовное дело, по вступлении приговора в законную силу направляет данное дело председателю вышестоящего суда для решения вопроса о при­несении протеста в порядке надзора.

Содержание обвинительного и оправдательного приговора изложено в ст. 359-364 УПК.

Во вводной части обоих видов приговора указываются: по­становление приговора именем Республики Беларусь; время и место постановления приговора; наименование суда, постано­вившего приговор, состав суда, государственный и частный об­винители, защитник; фамилия, имя и отчество обвиняемого, дата и место его рождения, гражданство, место жительства, место работы, занятие, образование, семейное положение и иные сведения о личности обвиняемого, имеющие значение для уголовного дела; статья УК, предусматривающая преступление, в совершении которого лицо обвиняется (пункт, часть, статья).

Читайте также:  Если снится что тебя обвиняют в воровстве

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приго­вора должна содержать описание преступного деяния, признан­ного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий пре­ступления. В приговоре приводятся доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности обвиняемого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Указываются обстоя­тельства, смягчающие и отягчающие ответственность, а в случае признания части обвинения необоснованной или установления неправильной квалификации преступления — основания и моти­вы изменения обвинения, мотивы решения всех вопросов, относя­щихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или от его реального отбывания, применению иных мер уго­ловной ответственности либо принудительных мер безопасности и лечения. Должно содержаться обоснование принятых решений и по другим вопросам, указанным в ст. 352 УПК.

В случае, указанном в ч. 1 ст. 326 УПК, суд в описательно-мо­тивировочной части обвинительного приговора вправе указать доказательства виновности обвиняемого, не раскрывая их содер­жания.

В резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны: фамилия, имя и отчество обвиняемого; решение о признании обвиняемого виновным в совершении преступления;уголовный закон (пункт, часть, статья), по которому лицо призна­но виновным; вид, срок и размер наказания, назначенного обви­няемому за каждое преступление, в совершении которого он при­знан виновным; окончательная мера наказания, подлежащая отбыванию на основании ст. 72-74 УК; вид исправительного учреждения, в котором должен отбывать наказание осужден­ный к лишению свободы, и условия режима; длительность испы­тательного срока при условном неприменении наказания и обя­занности, которые возлагаются на осужденного; решение о на­значении обвиняемому дополнительного наказания; решение о зачете времени предварительного заключения под стражу, если об­виняемый до постановления приговора был задержан, или к нему применялась мера пресечения в виде заключения под стражу, или он помещался в психиатрическое (психоневрологическое) учреж­дение; решение о мере пресечения в отношении обвиняемого до вступления приговора в законную силу.

Если лицу предъявлено обвинение по нескольким статьям уго­ловного закона, то в резолютивной части приговора должно быть точно указано, по каким из них обвиняемый оправдан и по каким осужден. В случае освобождения обвиняемого от отбыва­ния наказания или вынесения приговора без назначения наказа­ния об этом указывается в резолютивной части приговора.

В описательно-мотивировочной части оправдательного приго­вора излагаются сущность предъявленного обвинения, обстоя­тельства уголовного дела, установленные судом; доказательства, послужившие основанием для оправдания обвиняемого; мотивы, объясняющие, почему суд признает недостоверными или недо­статочными доказательства, на которых было основано утвержде­ние о виновности обвиняемого в совершении преступления; моти­вы решения в отношении гражданского иска.

Не допускается включение в оправдательный приговор фор­мулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного.

В резолютивной части оправдательного приговора должны быть указаны: фамилия, имя и отчество обвиняемого; решение о признании обвиняемого невиновным и его оправдании, основания оправдания; решение об отмене меры пресечения и иной меры про­цессуального принуждения, если она была применена; решение об отмене мер обеспечения возмещения вреда и конфискации имущества, если такие меры были приняты.

В резолютивной части как обвинительного, так и оправда­тельного приговора, кроме вопросов, перечисленных соответст­венно в статьях 361 и 363 УПК, должны быть указаны: реше­ние по предъявленному гражданскому иску; решение вопроса о вещественных доказательствах; решение о взыскании процес­суальных издержек; разъяснение порядка и срока кассацион­ных обжалования или опротестования приговора.

В соответствии со ст. 365 УПК после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательст­вующий провозглашает приговор. С согласия сторон допускает­ся провозглашение только резолютивной части приговора. Все присутствующие в зале судебного заседания, не исключая со­става суда, выслушивают приговор стоя. Если приговор изло­жен на языке, которым обвиняемый не владеет, то вслед за про­возглашением приговора или синхронно он должен быть пере­веден вслух переводчиком на родной язык обвиняемого или на другой язык, которым он владеет.

После провозглашения приговора председательствующий разъясняет сторонам порядок и сроки ознакомления с протоко­лом судебного заседания и принесения на него замечаний, а также порядок и срок кассационного обжалования пригово­ра. При назначении наказания с применением ст. 77, 78 и 93 УК обвиняемому также разъясняются последствия нару­шения условий отбывания наказания или невыполнения требо­ваний, установленных при отсрочке исполнения приговора. Если обвиняемый осужден к исключительной мере наказа­ния — смертной казни, председательствующий разъясняет ему право ходатайствовать о помиловании после вступления приго­вора в законную силу.

Не позднее пяти суток после провозглашения приговора его копия должна быть вручена обвиняемому, защитнику, госу­дарственному и частному обвинителям. В тот же срок копия приговора вручается потерпевшему, гражданскому истцу, граж­данскому ответчику, представителям, если в суд поступила просьба от указанных лиц (ст. 367 УПК).

Суд не позднее следующего дня после постановления обви­нительного приговора в отношении обвиняемого, осужденного к наказанию в виде ограничения свободы с направлением в исп­равительное учреждение открытого типа, ареста, лишения сво­боды, пожизненного заключения, смертной казни, если дети указанного лица остаются без попечения родителей, уведомля­ет об этом управление (отдел) образования районного, городско­го исполнительного комитета, местной администрации района в городе по месту жительства родителей (родителя) для обеспе­чения государственной защиты детей. При наличии у обвиняе­мого, осужденного к наказанию в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, ареста, лишения свободы, пожизненного заключения, смерт­ной казни, престарелых родителей, других иждивенцев, остав­шихся без присмотра, одновременно с постановлением обвини­тельного приговора суд выносит определение (постановление) о передаче указанных лиц на попечение или под опеку родст­венникам либо другим лицам и учреждениям, а при наличии у него имущества или жилища, остающихся без присмотра, — о передаче их на хранение родственникам или местным испол­нительным и распорядительным органам.

В случае участия защитника в деле по назначению суд одно­временно с постановлением приговора выносит определение (постановление) об оплате труда защитника .

Процессуальные решения, названные в ч. 1 и 2 ст. 368 УПК, могут быть приняты и после провозглашения приговора по за­явлению заинтересованных лиц.

После провозглашения приговора председательствующий в судебном заседании или председатель суда по просьбе членов семьи и близких родственников обвиняемого, содержащегося под стражей, должен предоставить им возможность свидания с обвиняемым (ст. 369 УПК).

ТЕМА 16..Производство в кассационной инстанции (2ч.)

ВОПРОСЫ:

Дата добавления: 2015-05-08 ; просмотров: 3517 | Нарушение авторских прав

Источники:
http://lektsii.org/1-53197.html

Читайте также:
Adblock
detector