Обладает ли дознаватель процессуальной самостоятельностью

Статус следователя отличается от правового положения дознавателя (органа дознания). С одной стороны, ни один из следователей не обладает правом на принятие оперативно-розыскных мер (ст. 40 УПК РФ), хотя такие полномочия имеются у некоторых органов дознания. С другой — следователь обладает процессуальной самостоятельностью, которой нет у дознавателя .

Процессуальная самостоятельность следователя заключается в следующем. Прокурор согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ уполномочен требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия. Однако когда следователь не согласен с направленными в его адрес требованиями прокурора, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа. Последний информирует прокурора об обжаловании следователем его требований и приступает к рассмотрению требований прокурора, а также письменных возражений следователя на указанные требования. По результатам такого рассмотрения руководитель следственного органа дает следователю письменные указания об устранении допущенных нарушений либо выносит мотивированное постановление о несогласии с требованиями прокурора.

Таким образом, прокурор имеет возможность (в случае согласия с его позицией руководителя следственного органа) влиять на принимаемые следователем процессуальные решения. Еще большими полномочиями наделен сам руководитель следственного органа. Он вправе давать подчиненному ему по службе следователю обязательные для исполнения письменные указания (ч. ч. 1 и 3 ст. 39 УПК РФ).

В то же время у следователя имеются возможности отстоять свое мнение по наиболее важным вопросам расследования. Законодатель предоставил ему право обжаловать данные указания руководителю вышестоящего следственного органа. Обжаловать указания надзирающего либо контролирующего органа вправе и дознаватель. Но куда бы он ни жаловался и какое бы указание ни обжаловал, он все равно обязан его исполнить. В отличие от дознавателя следователь не исполняет указание (несмотря на то что оно в законе именуется письменным и обязательным для исполнения) руководителя следственного органа, касающееся изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения. Правда, не исполнять таковое он вправе, только если обжаловал его вышестоящему руководителю следственного органа. А вот направление последнему материалов уголовного дела и своих письменных возражений на обжалуемое указание — это уже право следователя, отказ от реализации которого не возлагает на следователя обязанности исполнить обжалованное им указание.

Что же в этой ситуации может сделать руководитель вышестоящего следственного органа, которому поступила жалоба следователя? Если ему поступила жалоба на указание, касающееся изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, направления дела в суд или его прекращения, вышестоящий руководитель следственного органа вправе отменить указание нижестоящего руководителя следственного органа или же отстранить следователя от дальнейшего производства расследования по делу, когда последним допущено нарушение требований УПК РФ. Данные возможности вышестоящего руководителя следственного органа следуют из перечня общих прав всех руководителей следственных органов.

Однако вынуждены заметить, до создания Следственного комитета РФ (на момент создания он именовался Следственным комитетом при прокуратуре РФ) никто (ни прокурор, ни вышестоящий прокурор, ни начальник следственного отдела, ни руководитель другого следственного органа) не имел возможности заставить следователя привлечь по его внутреннему убеждению невиновного в качестве обвиняемого; квалифицировать совершенное преступление не по той статье (части, пункту), по которой он считает необходимым это сделать; вменить в вину обвиняемому те эпизоды преступной деятельности, вина в совершении которых, по мнению следователя, не доказана или, того хуже, доказана невиновность обвиняемого в совершении данных преступлений; избрать меру пресечения либо отменить или изменить меру пресечения, когда следователь убежден в отсутствии фактических оснований принятия такого решения; отказаться от обращения в суд с ходатайством об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий, решение о производстве (избрании) которых может принять только суд; прекратить уголовное дело, когда вина обвиняемого в совершении тяжкого (иного) преступления безусловна, и даже направить уголовное дело в суд с обвинительным заключением (постановлением о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера), когда следователь убежден в том, что «обвиняемый» не принимал участия в совершении общественно опасного деяния, которое от следователя потребовали вменить ему в вину.

Читайте также:  Можно ли подать в прокуратуру на работодателя

Сейчас ситуация изменилась. Сама идея, заложенная ранее в институт процессуальной самостоятельности следователя, в действующей правовой формулировке несколько «перегнута» в противоположную от собственно процессуальной самостоятельности следователя сторону. В отличие от ранее действовавшего правила, в настоящее время в законе ничего не сказано о том, что при несогласии с позицией следователя вышестоящий руководитель следственного органа может лишь забрать у следователя уголовное дело и передать его другому следователю. А если данное правовое положение из УПК РФ убрано, позволим себе предположить, что сейчас вышестоящий руководитель следственного органа вправе «заставить» следователя, обжаловавшего указание своего непосредственного начальника, выполнить любое его письменное уголовно-процессуальное требование, в том числе и незаконное.

Итак, настоящий статус следователя отличается от процессуального положения дознавателя, традиционно не наделенного процессуальной самостоятельностью. Отличие это состоит в том, что обжалование следователем указаний руководителя следственного органа, касающихся изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения, приостанавливает их исполнение. Обжалование аналогичных указаний дознавателем не приостанавливает их исполнения.

Руководитель следственного органа.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Следователю приходится сталкиваться с необходимостью согласования с начальником следственного отдела, множества следственных и иных процессуальных и правовых действий. На практике, конечно же, возникают ситуации, в которых как прокуроры, так и начальники следственных отделов выходят за рамки предоставленных им полномочий и ограничивают самостоятельность следователя в принятии решений. Причем их указания и требования, иногда не только не основаны на действующем законодательстве, но порой явно противоречат ему. Среди них можно назвать задержание лица по подозрению в совершении преступления, избрание в отношении подозреваемого меры пресечения, дачу отдельных поручений органам дознания, приостановление и прекращение уголовного дела и ряд других. Навязывание особого мнения об этих мерах в дальнейшем может привести к возникновению затруднений в расследовании. Например, следователь, проведя первоначальные следственные действия, приходит к выводу о том, что вина в совершении расследуемого преступления объективно доказывается в отношении не всех из доставленных к нему лиц. При этом согласование заранее предусмотрено в виде обязательного реквизита на бланках соответствующих постановлений и протоколов. Подобная перестраховка порождает у следователя ощущение недоверия к нему и вынуждает как следователя, так и начальника следственного отдела тратить время на одно только обсуждение порой неотложных мер [13]. В данном случае, указание о необходимости задержания по подозрению в совершении преступления в порядке ст.ст. 132 и 134 УПК РК всех доставленных поставит под угрозу возможность дальнейшего получения объективных свидетельских показаний лиц, которые были неоправданно задержаны. Однако руководитель следственного подразделения, не зная всех тонкостей дела, настаивает на задержании всех причастных к делу лиц. Такие ситуации, к сожалению, не единичны.

Гредягин Игорь Владимирович, соискатель кафедры уголовного процесса Краснодарского университета МВД России.

Читайте также:  Когда снимут чайку с генпрокурора

Процессуальная самостоятельность дознавателя — один из важных элементов правового статуса дознавателя. Процессуальная самостоятельность дознавателя — это его возможность принимать решения в процессе дознания и осуществлять их реализацию без вмешательства каких-либо должностных лиц. Процессуальная самостоятельность дознавателя — база его руководящей роли в дознании.

Ключевые слова: дознание, дознаватель, прокурор, процессуальный статус, процессуальная самостоятельность, предварительное расследование, уголовное дело, преступление, субъекты правоотношений, следственные действия.

Remedial independence of investigator — one of the important elements of the legal status investigator. Remedial independence of investigator — its possibility to come to a conclusion in process of and realize their realization without interference of some executives. Remedial independence of investigator — a base its managing dug in investigation.

Key words: investigation, investigator, public prosecutor, processualinyy status, processualinaya independence, preliminary investigation, criminal deal, crime, subjects legal relationships, investigstion actions.

Дознание — форма предварительного расследования, осуществляемая дознавателем (следователем), по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия не обязательно (п. 8 ст. 5 УПК РФ). На сегодняшний день с учетом всех изменений, предварительное расследование на территории РФ производиться в форме предварительного следствия либо в форме дознания (ч. 1 ст. 150 УПК РФ). Предварительное расследование в форме дознания производиться по уголовным делам о преступлениях, указанных в п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ, возбуждаемых в отношении конкретных лиц (более 130 составов преступления), а также по уголовным делам об иных преступлениях небольшой и средней тяжести — по письменному указанию прокурора (п. 2 ч. 3 ст. 150 УПК РФ). Все это указывает на весомый вклад органа дознания и дознавателей в борьбе с преступностью.

В толковых словарях русского языка под самостоятельностью понимаются: характер деятельности лица, когда оно совершает какие-либо действия собственными силами, без посторонних влияний, без чужой помощи [1]; независимость, свобода от внешних влияний, принуждений, от посторонней поддержки, помощи [2]; способность к независимым действиям, суждениям, обладание инициативой, решительностью. Но такое не может иметь место в правоотношении, т.к. субъекты правоотношений — это отдельные индивиды и организации, которые в соответствии с нормами права являются носителями субъективных прав и обязанностей [3]. Объем участия субъекта в правоотношении определяется его правоспособностью и дееспособностью. Дееспособность — это признаваемая нормами объективного права способность субъекта самостоятельно, своими осознанными действиями осуществлять юридические права и обязанности [4]. Поэтому, с одной стороны, говорить о самостоятельности участника правоотношения (в нашем случае — дознавателя) нужно с оговоркой на то, что закон (в нашем случае — УПК РФ) обозначает границы возможного поведения. Субъект определяет варианты своих действий в этих границах. Выход за пределы этих границ будет нарушением закона. С другой стороны, эффективность реализации функций дознавателя зависит от качества его процессуальной самостоятельности. Процессуальная самостоятельность дознавателя — один из важных элементов правового статуса дознавателя. Процессуальная самостоятельность дознавателя — это его возможность принимать решения в процессе дознания и осуществлять их реализацию без вмешательства каких-либо должностных лиц. Процессуальная самостоятельность дознавателя — база его руководящей роли в дознании.

С переходом следствия в ведение административных органов, следователь оказался в ведомственном и процессуальном подчинении прокурора, а потом — и начальника следственного отдела. Повсеместно стало проявляться вмешательство административных органов и должностных лиц в процесс производства расследования [5], следовательно, оказывалось влияние и на осуществление правосудия. Тогда и появилось в научной литературе понятие «процессуальная самостоятельность» [6]. Из научных источников понятие «процессуальная самостоятельность» было заимствовано законодателем (ст. 30 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик [7]). УПК РСФСР 1960 года также закрепил понятие процессуальной самостоятельности, одновременно определив полномочия прокурора, позволяющие ему осуществлять надзор и руководство следствием. Ст. 127.1 УПК РСФСР, дополненная Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 декабря 1965 года, наделила начальника следственного отдела правом давать указания по уголовным делам [8]. Законодатель пытается наиболее эффективно установить границы процессуальной самостоятельности.

Читайте также:  Кем быть лучше прокурором или адвокатом

Между тем следует отметить, что в УПК РФ 2001 года о процессуальной самостоятельности дознавателя прямо нигде не сказано. Только в п. 1 ч. 3 ст. 41 сказано: «Дознаватель. уполномочен производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом на это требуется согласие начальника органа дознания, согласия прокурора и (или) судебное решение». Хотя в уже упоминавшейся нами Концепции судебной реформы РСФСР 1991 года говорилось: «. самостоятельность следователя и его личная ответственность должны отличать следователя от чиновника администрации — они являются необходимым условием успешности и законности расследования» [9]. И далее там же: «Провозглашенная законом процессуальная самостоятельность следователя является декларацией, лишенной реальных гарантий» [10]. Поэтому если в УПК РФ не будут обеспечены гарантии деятельности дознавателя, это приведет к окончательному падению процессуального статуса данного субъекта уголовного процесса, а следовательно, и снижению профессионального уровня лиц, работающих в подразделении дознания.

Следует также отметить, что процессуальная самостоятельность дознавателя и следователя является одним из элементов в системе мер по защите органами предварительного расследования конституционных свобод человека и гражданина. Независимо от ведомства, в котором они состоят, — это наделенные широкими полномочиями деятели российской юстиции, сочетающие в своей деятельности основные процессуальные функции — уголовное преследование или обвинение лиц, совершивших преступления, защиту граждан от необоснованного привлечения к ответственности и разрешения дела по существу [11].

Недостаточно справедливой автор считает понимание процессуальной самостоятельности как условия, ограждающее внутренне убеждение лица, осуществляющего предварительное расследование [12]. Такое отношение к процессуальной самостоятельности на практике приводит к тому, что происходит необоснованное ограничение процессуальной самостоятельности. Между тем успех следствия и дознания во многом зависит от качества обеспеченности законом процессуальной самостоятельности субъектов предварительного расследования [13]. Следует помнить, что внутреннее убеждение лица, осуществляющего предварительное расследование, это не субъективное мнение, основанное на эмоции симпатии или антипатии к лицу, совершившему преступление. Убеждение дознавателя формируется на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всей совокупности обстоятельств дела определенными способами и в определенных рамках, установленных уголовно-процессуальным законодательством. Из всего вышесказанного вытекает тесная связь процессуальной самостоятельности лица, производящего предварительное расследование, с принципами уголовного судопроизводства, указанными во второй главе УПК РФ (назначение уголовного судопроизводства, законность при производстве по уголовному делу, неприкосновенность личности, свобода оценки доказательств). Автор поддерживает точку зрения [14], что принцип процессуальной самостоятельности лица, осуществляющего предварительное расследование, должен быть сформулирован и включен в содержание главы второй УПК РФ «Принципы уголовного судопроизводства». Предлагаю в УПК РФ добавить ст. 19.1 «Процессуальная самостоятельность следователя (дознавателя)», которую изложить в следующей редакции:

«1. Следователь (дознаватель) самостоятельно принимает решение о производстве процессуальных, следственных и иных действий, самостоятельно направляет ход предварительного расследования, за исключением случаев, когда настоящим Кодексом требуется получение судебного решения, согласия руководителя следственного органа или начальника подразделения дознания, согласия прокурора.

  1. Вмешательство иных не предусмотренных настоящим Кодексом лиц в процесс осуществления предварительного следствия недопустимо».

Таким образом, процессуальная самостоятельность — это возможность дознавателя, закрепленная в УПК РФ, самостоятельно принимать процессуальные решения о направлении дознания, производстве следственных и иных действий и реализовывать эти решения без вмешательства каких-либо должностных лиц.

Источники:
http://m.vuzlit.ru/463464/ogranichenie_protsessualnoy_samostoyatelnosti_doznavatelya_sledovatelya
http://wiselawyer.ru/poleznoe/42885-ponyatie-soderzhanie-processualnoj-samostoyatelnosti-doznavatelya

Читайте также:
Adblock
detector