Почему валя борц обвиняла фадеева

Ninelle: Всем известно, с какой жестокостью фашисты уничтожали евреев. Семью Борц по национальному признаку к счастью не тронули. Вопрос — почему? Мне это всегда было непонятно, учитывае те зверства, которые фашисты чинили по отношению к евреям. В книге Фадеева описывается, как Валя с матерью прятали в шкафу отца, потому что ему грозила смерть. Но то, что опасности из-за национальности подвергаются и Валя с Люсей — об этом вообще не говорилось, и они не прятались. Т.е. были уверены, что им ничего не грозит?

Аня: Ninelle пишет: Но то, что опасности из-за национальности подвергаются и Валя с Люсей — об этом вообще не говорилось, и они не прятались. Т.е. были уверены, что им ничего не грозит? Я тоже об этом думала. Тем более, что и фамилия у них еврейская. Вообще-то у евреев вроде национальность определяется по матери, но вряд ли фашисты придерживались такой же точки зрения. Скорее всего для них достаточно было, что хоть один из родителей еврей.

Елизавета: И мне этот момент не совсем понятен. Почти всегда, во время оккупации фашисты сразу начинали искать коммунистов и евреев. И если никто не донес на отца Борц, то вопрос относительно еврейской фамилии у немцев мог возникнуть. Валерия, не похожа на еврейку. Может быть, только не имея типичной для евреев внешности к ним не было претензий?

Аня: Елизавета пишет: Валерия, не похожа на еврейку. Может быть, только не имея типичной для евреев внешности к ним не было претензий? Краснодон был городок очень маленький, многие друг друга знали. Да и на учет в городскую управу жители города становились. А внешность у Валерии была скорее славянская, видимо они с сестрой походили на мать.

Алексей: Ничего удивительного в истории Валерии Борц не нахожу. В действительности гитлеровцы зачастую не трогали русских жен еврейских мужей и наоборот. Примеров тому множество. На это ещё Илья Эренбург обращал внимание. Другое дело, что нередко русская жена не желала оставить любимого человека и сама шла рядом с ним до расстрельного рва.

Ninelle: Алексей пишет: В действительности гитлеровцы зачастую не трогали русских жен еврейских мужей и наоборот. Тут речь-то не о женах, а о детях. Жена по крови не еврейка, а дети-то получается евреи. Что не тронули М.А. Борц, я как раз не удивляюсь, а вот что Валя и Люся не боялись, что им грозят неприятности именно по национальному призаку, удивляет.

ааа: А действительно ли Валерия Борц была членом Молодой Гвардии? Или действительно ли ее заслуги так велики, как ей это приписывают? О ее деятельности мы знаем в основном со слов ее же матери. В ее показаниях много путаницы и несостыковок. Именно она изо всех сил пыталась препятствовать реабилитации Третьякевича. Ей было просто наплевать, что чувствуют его родные. Как писал брат Третьякевича, она отказалась давать показания в его пользу ради награды и учебы в институте. Она позиционировала себя как возлюбленную Тюленева (Тюленина), но честно говоря, трудно представить их вместе. Она в 90-х годах вышла из партии.

Наталья Захарова: на счет того, кем она была реально в Молодой гвардии и сколько сделала, сложно уже установить. А вот по-поводу девушки Тюленева: Василий Левашов подтверждает факт их близкой дружбы. Не верить ему сложно, учитывая его отношения с Валерией. А Виктор Третьякевич — уже навсегда останется на совести Борц.

Irina: ааа пишет: А действительно ли Валерия Борц была членом Молодой Гвардии? Или действительно ли ее заслуги так велики, как ей это приписывают? О ее деятельности мы знаем в основном со слов ее же матери. В ее показаниях много путаницы и несостыковок. То, что она была членом МГ это несомненно. И то, что рисковала жизнью как и все участники МГ, тоже. Хотя ее роль и ее действия явно преувеличены Фадеевым в романе, ну и соответственно Герасимовым в фильме. Флаги Тюленин вывешивал не с ней, а со своими друзьями и в поджоге биржи, как это показано в фильме, она участие не принимала. Но она похоже очень хорошо вошла в роль, какую ей отвели роман и фильм, и ей нравилось быть в глазах народа такой сверхотчаянной, нравилась слава, почет, огоромная помощь в карьере. И понятно, почему она так яростно выступала против реабилитации Третьякевича, а потом против признания его комиссаром. Ведь тогда бы эта легенда если бы не рухнула, то сильно изменилась. А она была частью этой легенды.

Любовь: Раз она такое интервью дала, почему всё время на Третьякевича наезжала? Она же сотни раз сама себе противоречит!

Лера Григ: А меня другой вопрос интересует по отношению к Борц. Всем известно на чём погорела организация — на грузовике подарков. Именно Борц навела ребят на него. Руководители долго сомневались и сопротивлялись. ПОЧЕМУ Борц так важно было убедить ребят его разгрузить? Ведь это явно была подстава. Грузовик без охраны. в окупированном городе, где действует подполье. Не надо немцев считать дураками.

Лера Григ: Вот ещё что. Ведь раз Борц девушка Тюленина. Мать Тюленина была на стороне родных Третьякевича и недолюбливала (мягко сказано) Кошевую. Почему Борц встала на противоположную сторону? Ведь если действительно любишь человека, то всячески пытаешься сберечь о нём память, общаешься с его родными. Можно ли говорить о каких-то чувствах Борц к Тюленину? Значит она уже не одного своего товарища предала, а двух, причём один из них её любил.

Любовь: Лера, стоп. А есть ли документальные подтверждения, что Тюленин ДЕЙСТВИТЕЛЬНО любил Борц? У меня сложилось впечатление, что это не те противоположности, которые притягиваются, уж слишком они разные.

Лера Григ: Люба, документы не знаю, но по словам Василия Левашёва между Сергеем и Валерией была любовь. А разве МЫ можем не верить очевидцу тех событий? Ведь он рядом с ними жил, постоянно общался с ними. Ему виднее, что там было. К тому же и Арутюнянц описывая нападение на машину, пишет как заботился о Вале Сергей. Так только о ЛЮБИМЫХ заботятся! Если бы она была просто подруга ему, то и отношение его к ней было бы другое. А Сергей с Валей как раз одинаковы. Ну о Сергее много говорить не надо — все его знают. А Валя тоже была девушка в свои 15 — 16 лет довольно-таки боевая и парням не уступала.

Любовь: Я опять всё перепутала.

Алена: А меня удивляет, что В.Борц в своем интервью как-то отстраненно о Сереже отзывается, так о любимых не говорят. Ведь когда любишь, кажется, что он самый лучший, а здесь такая себе довольно посредственная характеристика. Если и была влюбленность, то, возможно, у Сережи к ней? И этим объясняется его трогательная забота о Вале?

Лера Григ: Значит Борц либо не любила Сергея (любовь ведь не всегда бывает взаимной), либо отреклась и от него, и своей любви. Что чести ей не делает! Ведь она была на стороне матушки Кошевого, а мать Тюленина была на «другой стороне баррикады». К тому же, правительственные награды, учёба в институте, разные почести девушку отрезвили и она, похоже, ради этого всего отреклась от своих боевых товарищей! Это уже ПРЕДАТЕЛЬСТВО в мирное время.

Любовь: Лера, да, выходит, Борц очень низко пала нравственно.

Аня: Борц придерживалась официальной позиции согласно которой комиссаром был Кошевой, он же один из создателей и организаторов МГ. Согласно этой же официальной версии Борц играла существенную роль в деятельности МГ. Эта официальная версия совпадает с книгой Фадеева и фильмом Герасимова. Она была награждена орденом в то время как погибшие девушки, прошедшие через пытки и издевательства, только медалью (орденом также была награждена Кошевая). Благодаря всему этому Борц имела славу, почет, льготы, помощь от властей и т.д. Понятно, что ей все это не хотелось терять и она грудью стояла за официальную версию.

Лера Григ: Аня, и всё равно то, как поступила Борц — это низко и подло! Она сразу упала в моих глазах! Если Иванцовы были в чём и не правы, так они по крайней мере не высовывалиль, и не орали на всех углах о своей значимости в организации!

Много путаницы в историю подпольной организации «Молодая гвардия» внесла Валерия Давыдовна Борц — одна из оставшихся в живых ее членов. Попробуем проследить то, о чём она говорила в разные годы.

Валерия родилась 21 марта 1927 г. в семье учителей.

Читайте также:  В чем обвиняли исторического деятеля

Валерия делила свой досуг между книгами, шахматами и велосипедом, была отчаянной девчонкой. Неслучайно Сергей Тюленин принял её в свою группу, которая начала первой действовать в оккупированном Краснодоне.

В РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории) есть первые воспоминания (отчет) Валерии о работе в подполье: вместе с друзьями расклеивали листовки, вешали красный флаг над школой, а фашистский — сорвали в городском клубе ( РГАСПИ, ф .1, оп.53, д.329.).

После того, как молодогвардейцами были похищены немецкие новогодние подарки с машины, группа Сергея Тюленина, по словам Борц, отделилась от организации из-за несогласия с действиями и начала действовать самостоятельно. (Там же).

В воспоминаниях ее матери, Марии Андреевны Борц, можно прочитать:

«. В 1943 году Валерию вызвали в Москву и она поехала туда вместе с матерью Олега Кошевого, там Валерия выступала по радио, говорила о деятельности «Молодой гвардии», об Олеге Кошевом. Я внимательно слушала ее выступление и в глубине души со многим не согласилась, когда дочь возвратилась домой, я спросила, почему по радио она сказала, что организацией руководил Олег Кошевой. Ведь и ей и мне было известно, что это не гак. Тогда Валерия мне ответила: «Мама, я не могла иначе. Я говорила не так. как знала, а так, как мне сказали в ЦК комсомола. чтобы я говорила. » (РГАСПИ, ф.1, оп. 53, д. 368в.).

…Экземпляры своего заявления на имя Маленкова и Калинина я пока не стал передавать, а направил заявление в ЦК ВЛКСМ и ГлавПУ РККА. Перед тем, как передать заявления, я разыскал участницу «Молодой гвардии» Валерию Борц, которая училась в МАИ. Встреча состоялась в общежитии, где она жила. По Краснодону я ее не знал, она же меня знала. Ознакомившись с моим заявлением, она сказала, что согласна с ним. Я попросил Борц, чтоб она письменно подтвердила свое согласие с моим заявлением. Она вырывает двойной лист бумаги из ученической тетради и пишет на трех страницах о «Молодой гвардии», ее комиссаре Викторе Третьякевиче и полностью подтверждает свое согласие с моим заявлением.

Забрав у Борц ее письменное показание, я в хорошем настроении ушел от нее. Заехал в ЦК ВЛКСМ и передал свое заявление и показания Борц в приемную.

Через два дня состоялось Бюро ЦК ВЛКСМ по рассмотрению моего заявления, оно проходило в кабинете Первого секретаря Михайлова Н.А. Председательствовал второй секретарь ЦК Романов. На бюро присутствовали зав. военным отделом ЦК Шелепин, секретарь ЦК Мишакова, пом. нач. ПУ РККА полковник Видюков, ответственный работник госбезопасности зав. особым отделом ЦК ВЛКСМ, председатель комиссии по расследованию деятельности «Молодой гвардии» Торицын, член комиссии, работник ЦК Соколов, несколько генералов.

Меня посадили в торце длинного приставного стола. Мое заявление, отпечатанное на 13 страницах, пункт за пунктом зачитывал Шелепин. По многим вопросам разгорался спор. Особенно грубо и агрессивно вела себя секретарь ЦК Мишакова О.П. Шелепин.

Вызвали Валерию Борц.

Мишакова напомнила ей, что Валерия награждена боевым орденом и учится в одном из лучших институтов. Валерия стояла бледная, молчала. Затем произнесла:

— Я отказываюсь от моих слов в письменном показании Владимиру Третьякевичу.

— Вы свободны. — сказал Романов, и Борц вышла из кабинета.

Мои надежды на поддержку Борц рухнули. Я оказался в одиночестве со своим заявлением.

Однако журналисту «Комсомольской правды» Киму Костенко, который провёл большое расследование, убедительно доказавшее, что комиссаром «Молодой гвардии» был только Третьякевич, Борц заявила: «Зачем и кому это нужно? Пусть останется как у Фадеева. Ведь это разрушит веру. Вырастет циничная молодежь…

Ну, пусть тогда будут два комиссара в «Молодой гвардии» и Третьякевич, и Олег останется». (Костенко К. О «Молодой гвардии» // Известия. 1997. 26 августа).

Сама Валерия Давыдовна всё оставляла так, как было в романе Фадеева.

. Несколько десятилетий назад автору этих заметок (в силу его “основной” профессии и тогдашних занятий) довелось познакомиться с Валерией Ильиничной Борц, преподавательницей столичного иняза. Разговор с ней и состоялся-то как углубленно и жестко профессиональный, касающийся языковых проблем и методики. И сама моя старшая коллега выказала себя столь скрупулезно и логично мыслящей ученой дамой, что из моего сознания как-то и выветрилось изначальное представление о ней как о соратнице Ульяны Громовой, Любови Шевцовой и Ивана Туркенича. И лишь когда настало время прощаться, я решился задать ей несколько вопросов о ее легендарном прошлом. К моей радости, Борц словно бы и ждала их, и охотно переменила тему. И — в считанные минуты волшебно преобразилась: вместо кафедральной суховато-ригористичной дамы предстала предо мной типично южно-русская, по-украински бойкая и по-еврейски острая на язык дивчина, не раз видавшая смерть в лицо и никаких чертей не страшащаяся. А незадолго до того в одном из популярных журналов появилась документальная повесть о Краснодонском подполье. Ее автор решил “ревизовать” и “уточнить”, по его словам, то, что на деле являлось основой романа “Молодая гвардия”. По сути же — зачеркнуть фадеевское произведение, опорочить его в глазах читателей. Дескать, коль скоро автор исказил реальные факты, преувеличил роль одних подпольщиков (того же Олега Кошевого), преуменьшил значение и дела других, а настоящего героя, Виктора Третьякевича, вообще опорочил, вывел его под именем предателя Стаховича, — если так, то и не следует читать теперь эту книгу, тем более числить ее в разряде классики. Так вот, отвечая на мой вопрос о том “документальном сочинении”, бывшая краснодонская дивчина для начала охарактеризовала его таким словцом, какое в литературном языке имеет лишь один синоним — “фигня”. А потом, взяв сигарету и по-фронтовому крепко затягиваясь, уже более спокойно продолжила:

“Понимаете, Станислав, мы ведь все, кто из подпольщиков дожил до выхода “Молодой гвардии”, мы сами видели ясней бела дня, что в романе очень многое не так показано, как взаправду было. Ну, впрямь не мог Олег быть коноводом нашим, он тогда еще совсем хлопчиком был. И Сережка Тюленин вовсе не отличался ни тем умом, ни той душевностью, какие ему в книжке подарены. Так, обычный он был шахтерский парубок, только дюже озорной, даже можно сказать — хулиганистый; выжил бы — ему в разведке самое доброе место нашлось бы, я потом среди разведчиков таких богато видала, юрких да ловких. Ну, а что до Вити Третьякевича, то тут у многих из нас сомнения были. Главное: ведь как его, комиссара нашего, немцы взяли, так у нас сразу аресты и пошли. Кто его лично-то близко знал, те понимали — предателем он не мог быть. Но и то. ведь немцы умели так пытать, так люто катувать — крепчайшей закалки люди ломались, не то что хлопцы молодые. Это уж когда все фашистские архивы открылись, когда имена настоящих предателей известны стали, и суды над ними новые прошли, вот тогда уж всем и больно, и горько за Виктора стало.

. Конечно, и то все в Краснодоне знали, почему Кошевой не по делам в книге возвеличен. Ну, тут людское. Фадеева, когда он в Краснодон приехал, у Кошевых поселили, хата у них ведь была — почти что дом барский, не зря ж у них немецкий генерал на постое жил. Вот и Александра Саныча туда поселили, — а Елена Кошевая, знаешь ли, такая жинка была тогда — и король-баба и бой-баба враз, видная, да еще в соку, да без чоловика давно. А уж про Фадеева и говорить нечего: богатырь да красавец! Кто ж их осудит. Но с ее-то слов он тоже многое усвоил, ее глазами на ее сына покойного глянул. Известно: ночная кукушка всех перекукует. Да все ж и тут по большому-то счету ни греха, ни вины, ни с главной правдой расхождения у него не было. Ведь Олежка тот и впрямь с самого начала с нами бы, и неробким парубком себя он выказал, и недаром же мы его после ареста Третьякевича (!) комиссаром сделали, он же еще школьником в комсоргах ходил. И погиб он. как все наши (тут у Валерии Ильиничны на миг прервалось дыхание). без пятнышка. «

…Так говорила мне уже тридцать лет назад преподавательница столичного иняза Валерия Ильинична Борц, бывшая краснодонская дивчина, подруга Ульяны Громовой и Любови Шевцовой по “Молодой гвардии”.

В газете «Патриот» (январь №3/2003 г), А.Голенков пишет:

«. В 1992 г. мне посчастливилось встретиться с одной из немногих оставшихся в живых молодогвардейцев Валерией Борц и взять у неё интервью. Тогда оно было опубликовано неполностью. Сегодня «Патриот» предоставил мне возможность опубликовать его без сокращения, с сегодняшними комментариями.

Читайте также:  Как снять обвинение по уголовному делу

— Валерия Давыдовна, что вы можете сказать об Олеге Кошевом?

— Он был нашим комиссаром.

— Есть ли тому доказательства?

— Конечно. Иван Туркенич, командир «Молодой гвардии», 4 марта 1943 года писал: «В отношении Олега скажу, что, это инициативный парень. Он был у нас назначен комиссаром».

Все ж лучше, чем искательно прозреть,
когда над головой уже ни тучки
и не накажут за такие штучки,
как с выходом из партии комедь.

Умерла Валерия Давыдовна в январе 1996 г. от рака, а прах, по её же завещанию был развеян над Краснодоном. Может быть это кому-то и нравится.

Эти пожелтевшие документы с грифом “сов. секретно” почти полвека не видели свет. Уголовное дело в отношении 16 предателей, так или иначе причастных к гибели подпольной комсомольской организации “Молодая гвардия” в оккупированном Краснодоне, было отправлено в архив еще в 1957 году.

В известном романе Александра Фадеева об этих людях нет ни слова — они были арестованы уже после издания книги. А потому их показания так и остались “совсекретными”. Иначе пришлось бы корректировать Историю. Ведь на главный вопрос — кто повинен в провале “Молодой гвардии” — фадеевская книга ответа не дает. Сам автор не раз повторял: “Я писал не подлинную историю молодогвардейцев, а роман, который не только допускает, а даже предполагает художественный вымысел”.

Что же в этой трагедии правда и о чем История упорно умалчивает? У читателей “МК” есть уникальная возможность узнать новые факты одного из самых известных преступлений Великой Отечественной.

Старшему поколению нет нужды напоминать, чем знаменита “Молодая гвардия”: хрестоматийный роман Фадеева в советские времена штудировали в школах от корки до корки, а одноименный фильм Сергея Герасимова регулярно крутили по всем телеканалам. Однако с развалом СССР патриотическое воспитание молодежи резко пошло на убыль. Украинский Краснодон стал “заграницей”, а “Молодую гвардию” по-тихому убрали из обязательной школьной программы. Редкий подросток теперь припомнит имена хотя бы лидеров краснодонского подполья — Олега Кошевого и Ульяны Громовой.

Между тем тому же Кошевому на момент гибели было всего 16 лет. Впрочем, как и большинству молодогвардейцев. Фактически еще дети, они были втянуты во взрослую войну. И заслуга их не только в том, что они, ежедневно рискуя жизнью, расклеивали по городу антифашистские листовки, развешивали красные флаги, собирали оружие и помогали землякам не терять веры в победу. Ведь другие подпольные организации и существовали дольше, и сделали больше. Свой главный подвиг краснодонские школьники совершили в тюрьме. После провала “Молодой гвардии”. Когда из них выколачивали признания нечеловеческими пытками.

На спине Ули Громовой, красивой стройной девушки, вырезали звезду. Тосю Елисеенко посадили на раскаленную плиту. Толе Попову отрубили ступню, а Володе Осьмухину — руку. Вите Петрову выкололи глаза.

Один из тюремщиков, судимый позже перебежчик Лукьянов, рассказывал: “В полиции стоял сплошной стон, так как в течение всего допроса арестованных били. Они теряли сознание, но их приводили в чувство и снова избивали. Мне самому порой было жутко смотреть на эти мучения”.

Их расстреляли в январе 1943 года. 57 молодогвардейцев. Никаких “чистосердечных признаний” от краснодонских школьников немцы так и не добились. Это, пожалуй, был самый сильный момент, ради которого и писался весь роман.

Роман вышел в свет в 1946 г. По мнению оставшихся в живых членов подполья, Фадеев очень точно передал характеры героев. Однако замечательная в художественном отношении книга оказалась не на высоте в смысле соблюдения исторической правды. В первую очередь это касалось личностей предателей — виновников провала “Молодой гвардии”. Ими у Фадеева стали молодогвардеец Стахович, выдавший товарищей во время пыток, а также две подружки-школьницы, сотрудничавшие с полицаями, — Лядская и Вырикова.

Стахович — фамилия вымышленная. Прототипом этого антигероя стал один из организаторов “Молодой гвардии” Виктор Третьякевич. Но в том, что фамилия этого бойца была предана анафеме, виноват отнюдь не Фадеев. Версию о малодушном поведении Третьякевича на допросах писателю преподнесли уже в качестве абсолютной истины (как известно, в 1960 г. Виктора Третьякевича полностью реабилитировали и даже посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени).

В отличие от вымышленного Стаховича Зинаида Вырикова и Ольга Лядская — люди реальные, а потому роман “Молодая гвардия” сыграл в их жизни трагическую роль. Обе девушки были осуждены за предательство и надолго отправлены в лагеря. Причем подозрение на Лядскую, например, пало только потому, что она 9 дней провела в полиции под арестом и вернулась домой живой-здоровой. Сама же Ольга Александровна позже рассказывала, что в полиции над ней просто надругались. И даже ни разу не допрашивали. А выпустили ее за бутылку самогона — мать принесла.

Клеймо предательниц с женщин сняли только в 1990 г., после их многочисленных жалоб и жестких проверок прокуратуры.

Вот, к примеру, какую “справку” получила Ольга Александровна Лядская через 47 лет позора: “Уголовное дело по обвинению Лядской О.А., 1926 г. р., пересмотрено военным трибуналом Московского военного округа 16 марта 1990 года. Постановление Особого совещания при МГБ СССР от 29 октября 1949 года в отношении Лядской О.А. отменено, и уголовное дело прекращено производством за отсутствием в ее действиях состава преступления. Лядская Ольга Александровна по данному делу реабилитирована”.

Примерно такой же документ получила и Зинаида Вырикова, отсидевшая в лагерях более 10 лет. Кстати, эти женщины никогда не были подружками, как это описано в романе, и впервые встретились только после реабилитации.

Так кто же все-таки выдал краснодонское подполье, если все книжные предатели в итоге потерпели фиаско?

После “громкой” амнистии Лядской и Выриковой историки предположили, что настоящие предатели все же наверняка есть, но они “засекречены” — у нас без них никак нельзя. За их “разоблачения” ведь дают ордена и повышение по службе. Да и общественности спокойнее — в таких делах обязательно должны быть виновные, и они обязательно должны быть наказаны.

Именно такой “рояль в кустах”, как стало известно “МК”, и хранится в архивах ФСБ — уголовное дело в отношении 16 изменников Родины, работавших на немцев в оккупированном Краснодоне. Вина 14 из них фактически не требует доказательств — они открыто сотрудничали с немецкой жандармерией. К примеру, бывший петлюровец Черников был назначен бургомистром города, а раскулаченный в свое время Изварин — его заместителем. Два брата Красновы, потомки кулаков, пристроились участковыми полицейскими. Дезертир Герасимов ждал прихода немцев как освободителей и стал при новой власти помощником начальника полиции Краснодона. Среди прочих перебежчиков есть и бывший лейтенант Красной Армии Василий Кулешов, добровольно сдавшийся в плен немцам в августе 1942 г. Новые хозяева назначили “пленника” начальником полицейской школы в Краснодоне. Именно Кулешов оклеветал Виктора Третьякевича, измыслив басню о том, что тот не выдержал пыток и выдал своих товарищей.

Лишь два фигуранта несколько выбиваются из общей картины абсолютных изменников — 20-летний Георгий Стаценко и 23-летний Гурий. Фадеев. Да-да, однофамилец автора романа!

Они не были полицаями, но обвиняют их ни много ни мало в предательстве “Молодой гвардии”: “Фадеев и Стаценко. являются непосредственными лицами, выдавшими членов подпольной комсомольской организации”.

Кстати, фамилия Стаценко в романе фигурирует. Отец Георгия — Василий Стаценко — стал бургомистром Краснодона после Черникова. Поэтому-то Георгий и попал “на карандаш”. К тому же он был комсомольцем и знал молодогвардейцев: Земнухова, Кошевого, Третьякевича, Левашова, Осьмухина, Туркенича и др. Однако активным участником подполья Стаценко так и не стал. Да это было бы странно: сын бургомистра — подпольщик.

Но, по-видимому, определенным доверием у друзей Стаценко-младший пользовался. Вася Левашов, например, не побоялся позвать его в партизанский отряд. А Ваня Земнухов показывал антифашистские листовки и читал стихи собственного сочинения, высмеивающие немцев.

Из показаний Г.Стаценко (арестован 22 сентября 1946 г.):

“Будучи комсомольцем, я пользовался доверием своих товарищей, так как внешне я показывал себя преданным Советской власти. Я рассказал отцу о сделанном мне Левашовым предложении вступить в подпольную комсомольскую организацию. Рассказывал также, что Земнухов показал мне листовку, читал написанные им стихи против немцев. И вообще, заявил я отцу, мои товарищи по школе: Земнухов, Арутюнянц, Кошевой и Третьякевич, состоят в подпольной организации и ведут против немцев активную работу”.

Гурий Фадеев также знался с молодогвардейцами, особенно был дружен с семьей Олега Кошевого. Подозрителен же он стал после того, как однажды ночью попал в полицию — в неурочный час его на улице застукал немецкий патруль и при обыске обнаружил в кармане антифашистскую листовку. Однако из жандармерии его почему-то быстро отпустили. А потом он, как утверждают свидетели, якобы почти не вылезал из полиции.

Читайте также:  Какая статья есть за ложное обвинение

Из показаний Г.Фадеева (арестован 28 сентября 1946 г.):

“После того, как я был завербован в полиции для выявления лиц, распространявших листовки “Молодой гвардии”, я несколько раз встречался с замначальника полиции Захаровым. На одном из допросов Захаров спросил: “Кто из партизан вербовал вашу сестру Аллу?” Я, зная об этом со слов моей матери, выдал Захарову Ваню Земнухова, который действительно делал предложение моей сестре вступить в подпольную антифашистскую организацию. Я передал ему, что в квартире Коростылева (родной дядя Олега Кошевого. — Авт.) слушают радиопередачи из Москвы сестра Коростылева Елена Николаевна Кошевая и ее сын Олег, который записывает сообщения Совинформбюро”.

Из протокола допроса Г.Фадеева:

Вопрос: Чем вы занимались в Краснодоне во время оккупации?

Ответ: Я поступил на службу в немецкий дирекцион в качестве геолога и занимался перечерчиванием составленных при советской власти геологических карт, планов шахт и разработок.

Вопрос: Сотрудничество с полицией было оформлено?

Ответ: Да. Захаров предложил мне написать подписку, и я ее написал. Содержание подписки сводилось к тому, что я, Фадеев Гурий, обязуюсь помогать полиции в выявлении партизан.

Им повезло — их не расстреляли. Как раз после войны, примерно до 1950 г., Сталин проявлял такую редкую снисходительность к врагам народа. 6 марта 1948 г. Особым совещанием при МГБ СССР за предательство Гурий Фадеев был осужден на 25 лет лагерей, а Георгий Стаценко — на 15 лет (остальные 14 человек, проходивших по этому делу, получили по 25 лет заключения каждый).

Но это еще не конец истории. Иначе все было бы банально.

В 1954 г., когда власть в стране сменилась, “дело предателей”, что называется, “под шумок” было скоренько пересмотрено. Важная деталь: приговор оставили без изменения всем, кроме одного человека — Стаценко. У него и так был самый маленький срок, а тут наказание снизили еще на 5 лет. Почему? В кулуарах военной прокуратуры решили, что Стаценко-младший все-таки не выдавал молодогвардейцев!

Из материалов дела: “На допросе 4 октября 1946 г. Стаценко вину свою признал, однако позже от своих показаний отказался. Он утверждал, что аресты молодогвардейцев начались задолго до его разговора с отцом. Из показаний отца осужденного Стаценко не усматривается, чтобы причиной ареста молодогвардейцев явились данные, сообщенные его сыном. Никто из осужденных по данному делу не показал, что сын бургомистра сообщил бы какие-либо сведения, которые были бы использованы полицией при аресте молодогвардейцев. Таким образом, обвинение осужденного Стаценко Г.В. в предательстве участников подпольной комсомольской организации “Молодая гвардия” материалами следствия не доказано”.

Правда, при этом решили, что Стаценко все-таки “разделял антисоветские взгляды своего отца”, а значит, был виновен “в измене Родине”. Поэтому наказание не отменили полностью, а только снизили. Но больше половины срока Стаценко уже отсидел и через год был досрочно освобожден из лагеря.

Шанс раньше времени выйти на свободу был и у Фадеева, за которого ходатайствовало несметное количество родственников, соседей и знакомых. Просители утверждали, что парень был вынужден оговорить себя под жесточайшим прессингом следствия — по-другому в то время, мол, было нельзя. В деле молодогвардейцев искали надежного “козла отпущения”, и Фадеев на эту роль прекрасно подходил.

В Главной военной прокуратуре, как ни странно, вняли этим жалобам и не поленились передопросить всех, кто десятью годами ранее давал показания против Фадеева.

Из материалов дела: “Передопрошенные в 1957 г. Стаценко (бургомистр. — Авт.) и Орлов (начальник полиции. — Авт.) от своих показаний в отношении Фадеева отказались. Они показали, что оговорили Фадеева под влиянием “незаконных методов следствия”. Передопрошенная Лядская свои показания изменила и заявила, что всего лишь 2 или 3 раза видела того выходящим из полиции. Сестра Фадеева Алла заявила, что Земнухов никаких предложений вступить в подпольную организацию ей не делал и по этому поводу разговоров с братом у нее не было. Свидетельница Кошевая сказала, что в отношении предательской деятельности Фадеева ей ничего не известно. ”

Что же, обвинение в предательстве “Молодой гвардии” и тут рассосалось? По крайне мере военный прокурор Горный немедленно подготовил протест в военный трибунал МВО с просьбой “постановление Особого совещания МГБ от 6 марта 1948 г. в отношении Фадеева отменить, дело прекратить за недоказанностью предъявленного обвинения”. Однако чья-то начальственная рука на том же документе размашисто вывела синими чернилами: “Оснований для внесения протеста не нахожу. Жалобу Фадеева оставить без удовлетворения”. Между строк так и читается: “Вы совсем там с ума посходили? Всех решили реабилитировать? Зря мы, что ли, в 48-м году тень на плетень наводили?”

Помнится, кто-то из великих сказал: “Даже часы истории имеют своих часовщиков”.

“Мы попались случайно”

Фадеева все равно освободили досрочно. Из отмеренных 25 лет он отсидел лишь 10. Судимость ему сняли, но в реабилитации отказали. Так что формально он до сих пор считается главным предателем молодогвардейцев. Но в военную прокуратуру он больше не обращался — выпустили, и ладно. Тем не менее именно сейчас в ГВП могут снова взяться за это дело — по закону “О реабилитации жертв политических репрессий”. Может быть, тогда в нем все-таки будет поставлена точка? Ведь понятно, что обвинения против Фадеева не выдерживают никакой критики.

Но кто же тогда предатель?

Вполне исчерпывающий ответ на этот вопрос дал непосредственный участник тех событий, один из немногих уцелевших молодогвардейцев Василий Иванович Левашов. Он скончался в начале ноября 2001 г., и вот что он сам рассказывал об этих драматических событиях незадолго до смерти:

— Никто нас не предавал, мы попались по трагической случайности. В конце 1942 года мы действовали с полным размахом, не береглись. Вечером 25 декабря дома у Третьякевича обсуждали план очередного нападения на фашистов. Хотели устроить оккупантам и местным полицаям “новогодний праздник”, а затем уйти навстречу фронту. Пришли Сергей Тюленин и Валя Борц и сказали, что в центре стоит машина с немецкими новогодними посылками. В дорогу нам были нужны продукты, и мы пошли ее “разгружать”. Сергей с Валей залезли внутрь, подавали посылки, а мы относили их в сарай. Утром немцы начали искать пропажу, а мы тем временем, переложив посылки в свои мешки, на санках перевезли их в клуб. Одна посылка выпала, ее заметил посторонний мальчишка. За молчание ему дали сигарет, а он пошел продавать их на рынок. Там его схватил полицай, и мальчишка сказал, откуда сигареты.

Известный факт — аресты молодогвардейцев начались действительно сразу же после того, как они украли немецкие посылки. Этим они очень сильно разозлили фашистов. Те будто с цепи сорвались — пошли с обысками по домам, устроили облаву на рынке. А 1 января были арестованы первые трое молодогвардейцев: Мошков, Третьякевич и Земнухов. Именно они, как говорят, и отдали мальчишке сигареты. Но тот и знать не знал, что это подпольщики.

Ниточка потянулась. И дело вовсе не в том, что на допросах, по-видимому, все же всплывали какие-то фамилии (в деле есть показания некоего немца Ренатуса, который утверждал, что “путем жесточайших пыток нам удалось добиться признания некоторых арестованных и вскрыть подпольную комсомольскую организацию”). Фамилии комсомольцев в жандармерии уже давно были известны. Когда в городе стали появляться антифашистские листовки, агентам было велено составить списки “неблагонадежных”.

Из показаний бывшего полицая Колотовича: “Для выявления коммунистов, комсомольцев и других активистов полиция имела сеть секретных сотрудников, которые находились у нас на связи и вели слежку за советскими патриотами”.

Чем шире развертывалась деятельность “Молодой гвардии” (в августе 1942 г. в ней было всего несколько человек, а к концу декабря — почти сотня), тем сильнее затягивалась вокруг нее петля гестапо. Не зря же придумана пословица: “Что знают двое, то знают все”. Молодогвардейцы, окрыленные приближением Красной Армии, просто потеряли бдительность. И, по сути, оказались сами виноваты в собственном провале. Ведь одно только предложение сыну бургомистра(!) Стаценко вступить в партизанский отряд — верх неосторожности.

Так или иначе, установить сегодня всю правду о “Молодой гвардии” реальнее, чем когда бы то ни было. Нужно только тщательнейшим образом вновь изучить это дело и — не полениться! — найти и опросить еще раз оставшихся в живых свидетелей этой трагедии. Пока они еще есть.

P.S. Прошу считать этот материал официальным запросом в Главную военную прокуратуру.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №370 от 25 октября 1999

Источники:
http://thefireofthewar.ru/1418/mg/stati/1617-druzhinina-a-valeriya-borts-i-istoriya-molodoj-gvardii
http://www.mk.ru/editions/daily/article/2003/06/18/134607-gvardii-predatel.html

Читайте также:
Adblock
detector