Может ли обвинитель быть свидетелем

Допрос представляет собой следственное действие, целью которого является получение устных показаний лица об обстоятельствах дела, известных ему. Наибольшую ценность представляют сведения, полученные от потерпевшего, и свидетельские показания . Порядок проведения допроса закреплен в УПК. Рассмотрим далее его особенности.

Общие правила

Они закреплены в ст. 278 УПК РФ. В норме установлен порядок допроса граждан в ходе судебного следствия. В соответствии с ее положениями, свидетели по уголовному делу допрашиваются порознь. Допрос производится в отсутствие недопрошенных лиц,

Перед тем как начать задавать вопросы об обстоятельствах происшествия, уполномоченный служащий должен установить личность свидетеля . После этого выясняется отношение гражданина к подсудимому и потерпевшему. Обязательным условием проведения допроса является разъяснение прав и обязанностей свидетелю . Гражданин уведомляется об ответственности за предоставление ложных сведений. Лицо, вызванное в качестве свидетеля, дает подписку о том, что ему разъяснены его обязанности, права и ответственность. Этот документ прилагается к материалам дела.

Нюансы процедуры

В соответствии с 278 статьей УПК РФ, допрос свидетеля в суде начинает сторона, которая ходатайствовала о его вызове. После нее вопросы задает вторая сторона, а затем судья.

Допрошенные лица вправе покинуть зал заседания до завершения слушания с разрешения председательствующего. Судья при этом должен учитывать мнение участников разбирательства.

Обеспечение безопасности

При необходимости обеспечить защиту свидетеля обвинения , его родственников, суд может провести допрос в особых условиях. В таких случаях предпринимаются меры по исключению визуального наблюдения гражданина остальными участниками производства. Кроме того, в таких ситуациях, согласно 278 статьи УПК РФ, оглашение показаний свидетеля о его личности не осуществляется.

Вместе с тем при заявлении обоснованного ходатайства участниками процесса о раскрытии подлинной информации о гражданине, дающем показания, необходимой для защиты подсудимого или для установления каких-либо обстоятельств, имеющих существенное значение для разбирательства, суд может предоставить заинтересованной стороне возможность ознакомиться с такой информацией.

Организационные вопросы

Допрос свидетеля не может продолжаться больше 4-х часов подряд. По истечение этого времени должен быть объявлен перерыв не меньше чем на час. Общая длительность допроса в течение одного дня не должна быть больше 8 ч.

При наличии подтвержденных сведений о болезни гражданина, продолжительность допроса определяется в соответствии с рекомендациями медработника.

Вызов

Свидетель обвинения или защиты, как и потерпевший, вызывается на допрос повесткой. Она вручается лично гражданину под расписку или направляется с помощью доступных средств связи, обеспечивающих фиксацию факта принятия извещения.

Если субъект временно отсутствует по известному адресу, повестку вручают совершеннолетнему родственнику, представителю ЖЭУ, администрации по месту его трудовой деятельности. При неявки без уважительных причин на допрос, свидетель, по УПК РФ , может быть подвергнут приводу. Кроме того, к нему могут применяться и другие принудительные меры.

Специфика допроса свидетеля следователем

До начала процедуры уполномоченный служащий удостоверяется в личности гражданина. Для этого он проверяет документы лица. Далее следователь разъясняет субъекту обязанности и права, предупреждает об ответственности за предоставление ложной информации. Об этом делается отметка в протоколе.

При необходимости на допрос приглашается переводчик. Услуги этого специалиста предоставляются бесплатно.

На допросе свидетеля может присутствовать его представитель. Он обладает теми же правами, что и сам свидетель. Представитель в лице адвоката вправе задавать гражданину вопросы, давать короткие консультации в присутствии следователя. При том последний вправе отвести вопросы защитника, но обязан указать их в протоколе.

При допросе несовершеннолетнего до 16 лет в обязательном порядке присутствует педагог или психолог.

Документирование

Ход и итоги процессуального действия отражаются в протоколе. Свидетельские показания записываются от 1-го лица, по возможности слово в слово. В протоколе должны быть зафиксированы все вопросы, которые были заданы гражданину, и все ответы, полученные от него.

В документе также отражаются факты предъявления субъекту вещественных доказательств, документов, иных материалов, относящихся к делу. Если в ходе допроса были оглашены данные из иных протоколов, использованы технические средства записи (видео-/аудио-), об этом также делается отметка.

Порядок ведения протокола закреплен ведомственными нормативными актами и положениями УПК РФ. Допрос свидетеля завершается подписанием документа. Сначала подпись ставит допрашиваемое лицо. Он расписывается на всех страницах протокола. Представитель (адвокат) свидетеля вправе указать на неполноту или недостоверность зафиксированных сведений. Его возражения должны быть включены в протокол и подтверждены его росписью.

Кто может быть свидетелем?

В качестве свидетеля может выступать гражданин, который располагает какими-либо сведениями об обстоятельствах, имеющих значение для расследования и разрешения дела. Соответствующее положение закреплено в 1 части 56 статьи УПК РФ.

Допрос свидетеля считается наиболее распространенным следственным действием. Достаточно часто с помощью этого лица можно установить обстоятельства, наличие которых невозможно доказать иными способами.

В качестве предмета допроса могут выступать любые факты, которые относятся к делу и которые гражданин воспринял лично или слышал от других. Сведения должны быть достоверными. Показания не могут строиться на предположениях, догадках, слухах. Гражданин обязан указать источники информации. Если этого сделано не будет, то сведения, предоставленные им, будут признаны недопустимыми в соответствии со 2 пунктом 2 части 75 статьи УПК РФ.

Допрос свидетеля: типичные ситуации

К наиболее распространенным ситуациям, имеющим место при допросе, можно отнести:

  1. Обстоятельства случившегося известны гражданину, и он рассказывает о них.
  2. Субъект заявляет о том, что он ничего не знает о событиях, по поводу которых его допрашивают, однако в деле присутствуют достоверные сведения о том, что он располагает нужными данными.
  3. Факты, которые выясняются в ходе беседы, допрашиваемый воспринял лично. Однако он не может дать подробных показаний о них, в связи с тем, что забыл или недостаточно хорошо воспринял их.
  4. Гражданин предоставляет ложные сведения ввиду заблуждения.
  5. Полученные от допрашиваемого лица сведения правдивы, но не согласуются с информацией, отраженной в материалах дела, которую следователь по ошибке считает бесспорной.
  6. Свидетель дает ложные показания.

Рекомендации специалистов

Свидетели обычно говорят правду на допросе. Однако нередко лица умышленно начинают искажать те или иные факты, стремятся запутать следователя, отказываются от показаний, которые давали раньше. Причины такого поведения различны. Оно может быть связано с влиянием на свидетеля со стороны субъектов, подозреваемых в преступлении, или их родственников, желанием оправдать виновных или наоборот опорочить невиновного и пр.

Допрос целесообразно проводить в кабинете дознавателя/следователя. В такой обстановке легче установить деловые взаимоотношения с гражданином.

Начинать допрос следует с выяснения интересов, условий жизни, окружении лица и пр. Это позволит облегчить установление психологического контакта с гражданином.

Важный момент

По закону, дача показаний – обязанность свидетеля. Нормами предусмотрена ответственность за уклонение от явки на допрос или отказ от предоставления сведений.

Читайте также:  Что такое публичное обвинение в уголовном процессе

Следователь должен корректно разъяснить лицу ответственность за нарушения закона. Если же гражданин продолжает упорствовать и не хочет давать показания, уполномоченный служащий должен повторно предупредить об ответственности, а при необходимости предпринять адекватные меры.

Следует, однако, сказать, что у субъекта есть право не свидетельствовать против близких или самого себя. В этом случае отказ от дачи показаний не будет рассматриваться как нарушение закона.

Тактические приемы

Если следователь решил начать допрос со свободного рассказа, ему следует задать верное направление беседы. На начальном этапе следователь просит допрашиваемого рассказать подробно обо всем, что ему известно о событиях, которые он лично наблюдал или о которых слышал. Служащему необходимо внимательно слушать гражданина.

Весьма распространено мнение о том, что во время рассказа следователь не должен перебивать говорящего и задавать ему вопросы. Однако на практике такое «полное невмешательство» может привести к тому, что допрашиваемый вообще ничего не расскажет по существу. На этом этапе вопросы наоборот могут помочь гражданину подробно и обстоятельно изложить известную ему информацию.

Во время рассказа свидетели часто говорят об известных им обстоятельствах в общих чертах, упуская отдельные детали, полагая, что они не особого значения не имеют, либо допускают неточности или ошибки. Такие погрешности можно устранить на следующем этапе допроса, в ходе которого уполномоченный служащий задает лицу вопросы и получает на них ответы.

Основная стадия

Этап, на котором следователь задает вопросы допрашиваемому, имеет ключевое значение для расследования. В этой связи, ее необходимо очень тщательно спланировать.

В первую очередь, необходимо верно подготовить перечень вопросов. Они должны быть составлены в определенном порядке. Обычно сначала идут основные вопросы, а затем – дополнительные, позволяющие наиболее полно раскрыть содержание тех или иных фактов.

Если гражданин начинает давать нечеткие или неясные показания по каким-то обстоятельствам, следователь задает уточняющие вопросы. Их также можно использовать в случаях, когда субъект путается в сведениях.

Напоминающие вопросы позволяют вспомнить детали, факты, ассоциативные связи. В конце допроса обычно задаются контрольные вопросы.

Эффективные тактические приемы

Как показывает практика, в большинстве случаев граждане добросовестно исполняют свои обязанности и дают достоверные показания. Тогда допрос протекает без каких-либо конфликтов и осложнений. Однако в ряде случаев свидетель может неумышленно сообщить следователю ложные сведения. Для выяснения правдивой информации используются разные тактические приемы. К наиболее эффективным из них можно отнести:

  • Оживление ассоциативных связей у свидетеля.
  • Создание атмосферы доверия.
  • Использование формулировок, побуждающих подробно рассказать о событиях и позволяющих избежать ошибок и неточностей.

Для восстановления в памяти тех или иных обстоятельств следователь может предъявить допрашиваемому фотографии, рисунки, предметы, способствующие стимулирование воспоминаний.

Для установления действительных причин добросовестного заблуждения необходимо детально изучить сведения о личности свидетеля, определить субъективные и объективные условия, которые могли оказать влияние на запоминание и восприятие информации.

В некоторых случаях первый допрос становится только отправной точкой – он дает толчок для воспоминания фактов. В таких случаях целесообразно дать свидетелю время. Вполне возможно, в спокойной обстановке у него получится быстрее вспомнить детали события. Спустя время можно будет провести и второй допрос.

Дата размещения статьи: 16.06.2016

Вопросы досудебного взаимодействия прокурора, назначенного государственным обвинителем, со свидетелями и потерпевшими до начала рассмотрения уголовного дела судом в юридической печати.
Участники дискуссии высказывают два мнения: 1) прокурор вправе и обязан осуществлять такое взаимодействие; 2) прокурор не вправе контактировать со свидетелями и потерпевшими, поскольку это может рассматриваться как проявление его личной заинтересованности в исходе дела, т.е. его необъективности.
Сторонники второй точки зрения нередко указывают на Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 74-о07-23. Этим Определением оставлено без изменения постановление судьи Верховного суда Республики Саха (Якутия) об отводе государственного обвинителя — помощника Якутского природоохранного прокурора Ф., который до начала судебного заседания пригласил свидетелей А. и Э. в свой кабинет, где дал им прочитать выписки из их показаний, данных ими во время предварительного следствия, чтобы они их вспомнили. А. показания прочитала, а Э. читать не стал. Такое поведение государственного обвинителя вызвало у стороны защиты сомнения в его объективности и беспристрастности, что послужило поводом для заявления ходатайства о его отводе. Судья его удовлетворил. Верховный Суд РФ признал это решение обоснованным, констатировав, что в установленной уголовно-процессуальным законом процедуре допроса свидетеля стороны обвинения или защиты непосредственно в судебном заседании реализуется принцип состязательности сторон, предусмотренный ст. 15 УПК РФ, а также обеспечивается участникам судебного разбирательства равное право на допрос свидетеля в суде. Иная форма общения участников процесса с вызванными в суд для дачи показаний свидетелями, тем более одной из сторон (в этом случае — стороны обвинения в кабинете прокурора) вызывает обоснованное сомнение в беспристрастности и объективности таких лиц. По смыслу уголовно-процессуального закона прокурор в ходе судебного разбирательства дела не вправе совершать действий, не предусмотренных УПК, которые могут поставить под сомнение его объективность. По сути, в этом Кассационном определении изложены основные доводы против возможного внепроцессуального общения государственного обвинителя со свидетелями в ходе судебного разбирательства.
Такую позицию признает обоснованной, в частности, Е. Шадрина, считая недопустимыми беседы государственного обвинителя со свидетелями до их допроса в суде .
———————————
См.: Шадрина Е.Г. Государственное обвинение в условиях состязательного уголовного судопроизводства (процессуальные, тактические и этические аспекты): Монография. СПб.: АЙСИНГ, 2010. С. 43 — 45.

Вместе с тем авторы многих работ не усматривают препятствий к такому элементу подготовки государственного обвинителя к участию в судебном процессе. В них приводятся соответствующие аргументы в пользу взаимодействия государственного обвинителя с потерпевшими и свидетелями обвинения во внепроцессуальной обстановке в ходе досудебной подготовки к судебному процессу. Приведем некоторые из них.
А. Александров обращает внимание на то, что закон не запрещает прокурору контактировать со свидетелями обвинения вне процессуальных рамок. Государственный обвинитель, не участвовавший в качестве надзирающего прокурора в досудебном производстве, нуждается в получении сведений о личности свидетеля, его способностях представить суду факты и изложить обстоятельства, от которых зависит успех судебного допроса и других следственных действий, намечаемых прокурором к проведению на судебном следствии с участием этого лица. Ключевое значение при этом имеет выяснение установки свидетеля на дачу правдивых, убедительных показаний .
———————————
См.: Александров А.С. О некоторых проблемах поддержания государственного обвинения в контексте конфигурации процессуальных отношений между прокурором и следователем на досудебном производстве (наивный взгляд теоретика): Материалы научно-практической конференции «Организация работы по обеспечению участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами и повышению качества поддержания государственного обвинения» 27 февраля 2009 г. Н. Новгород: прокуратура Нижегородской области, 2009. С. 69 — 81.

Читайте также:  Какие обвинения были предъявлены сократу

Крайне важное значение рассматриваемому вопросу придает Е. Сидоренко: «Поскольку уголовное судопроизводство строится на основе состязательности сторон, каждая из которых представляет свои доказательства, государственному обвинителю не запрещено до судебного заседания беседовать со свидетелями обвинения, чтобы выяснить, будут ли они давать показания, аналогичные прежним, а если нет, то почему. Если прокурор при этом не совершает никаких противоправных действий (запугивание свидетеля или потерпевшего, его подкуп, введение в заблуждение с целью получить от него «нужные» государственному обвинителю показания и т.д.), то такое общение не только не противоречит закону, но в большинстве случаев является необходимым» .
———————————
Сидоренко Е.В. Подготовка государственным обвинителем свидетелей и потерпевших к участию в рассмотрении уголовных дел судом присяжных // Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами: Сборник материалов семинара по обмену опытом. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2010. С. 10.

И. Кисленко, С. Кисленко также указывают, что общение прокурора с представителями стороны обвинения не должно выливаться в попытки повлиять на их позиции. В остальном же подобного рода отношения вполне обоснованы как практической необходимостью (в частности, в целях обеспечения явки этих лиц в судебное заседание), так и традиционными рекомендациями криминалистики, направленными на оптимизацию деятельности субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве. Выявление в ходе беседы прокурора со свидетелями и потерпевшими случаев оказания на них различного рода воздействия в целях изменения ими показаний в суде позволяет адекватно отреагировать на такие факты и при необходимости принять меры государственной защиты названных лиц .
———————————
См.: Кисленко И.Л., Кисленко С.Л. Криминалистические основы поддержания государственного обвинения: Монография. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 212 — 213.

В. Исаенко полагает, что сложно считать проявлением личной заинтересованности беседы государственного обвинителя с потерпевшими и свидетелями в период его подготовки к участию в рассмотрении уголовного дела судом. Он может провести беседы с ними, в частности, о том, все ли известные им обстоятельства они сообщили следователю, не располагают ли они сведениями о других имеющих значение для объективного разрешения дела фактах .
———————————
См.: Исаенко В.Н. Методика государственного обвинения (понятие, принципы, содержание): Монография. М.: Юрлитинформ, 2011. С. 144, 141.

Примечательна также адресованная государственным обвинителям рекомендация Н. Решетовой, содержащаяся в «Настольной книге прокурора», подготовленной учеными Академии Генеральной прокуратуры РФ: «Принцип состязательности сторон и их обязанность представлять доказательства не исключают возможности предварительных бесед с лицами, показания которых имеют значение для правильного разрешения уголовного дела. Выяснить у свидетеля обстоятельства, интересующие обвинение, следует предельно корректно с тем, чтобы достоверность его показаний в суде не вызывала сомнений» .
———————————
Настольная книга прокурора / Под общ. ред. С.Г. Кехлерова, О.С. Капинус; науч. ред. А.Ю. Винокуров. М.: Юрайт, 2012. С. 772 — 773.

Результаты анализа материалов практики поддержания государственного обвинения, изложенных других точек зрения на рассматриваемый вопрос , а также норм УПК, регламентирующих порядок рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции и участия в нем государственного обвинителя, позволяют, по нашему мнению, прийти к выводу о том, что беседа прокурора с потерпевшими и свидетелями при подготовке к поддержанию государственного обвинения нередко необходима. При изучении им дела зачастую выявляются неполнота их показаний, отсутствие протоколов допросов лиц, которые могли и должны были быть допрошены по тем или иным причинам. Один из принципов методики поддержания государственного обвинения — взаимодействие прокуроров со следователями и сотрудниками подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Это взаимодействие может быть направлено и на установление лиц, которые могут быть источниками важных сведений .
———————————
См., напр.: Щемеров А.С. Участие прокурора в стадии судебного разбирательства уголовного процесса: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. С. 19; Конева С.И. Судебные допросы в уголовном процессе: доказательственное значение и порядок проведения: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Омск, 2013. С. 19; Леднев Е.В. Показания свидетеля как уголовно-процессуальное доказательство: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006. С. 10.
Об эффективности такого взаимодействия говорят, в частности, А. Аббасов и В. Гусев. См.: Аббасов А., Гусев В. Взаимодействие государственного обвинителя с органами предварительного расследования // Законность. 2009. N 9. С. 19 — 12.

Г. Белова справедливо указывает: «Приложенный к обвинительному заключению или обвинительному акту список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, для государственного обвинителя является лишь ориентировочной информацией. Он не связан им и должен действовать по собственному усмотрению, руководствуясь постановленной перед ним законодателем задачей обеспечения поддержания законного и обоснованного обвинения» . Очевидно, что в таких случаях прокурор не только вправе, но и обязан предварительно провести беседы с такими лицами, чтобы выяснить, что им известно по делу и можно ли использовать эти сведения в суде. Характерно, что такая методика подготовки к судебным процессам активно рекомендуется и адвокатам-защитникам, на это обращается внимание в издаваемых для них пособиях. В одном из них приводится следующий пример: «Однажды в судебный процесс по ходатайству защиты была приглашена женщина очень преклонного возраста, бывшая учительница, как потом выяснилось, большая любительница детективных романов. На простой вопрос адвоката (кстати, единственный): «В каком месте находился потерпевший?» — на присяжных обрушился целый поток информации. И помимо сведений о месте нахождения потерпевшего, ею была дана крайне отрицательная характеристика действиям подсудимого. Попытки остановить этот поток красноречия успеха не имели. Если бы адвокат это предвидел, никогда не стал бы вызывать подобного свидетеля» . Полагаем, что приведенный пример непосредственно ориентирует на необходимость предварительной беседы адвоката с новым свидетелем. О распространенности практики заявления защитниками ходатайств о допросе новых свидетелей пишет, например, П. Воробьев . В связи с этим мы разделяем позицию В. Исаенко, по мнению которого, должна существовать своего рода симметрия в возможностях сторон в подготовке к судебному процессу .
———————————
Белова Г.Д. Тактика производства допроса прокурором — государственным обвинителем в судебном следствии // Участие прокурора в судебном следствии: Пособие. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2012. С. 39.
Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой. М.: Юристъ, 2002. С. 106 — 107.
См.: Воробьев П. Ошибки сторон и суда глазами следователя // Законность. 2007. N 2. С. 43 — 44.
См.: Исаенко В. Досудебная подготовка потерпевших и свидетелей государственным обвинителем // Законность. 2011. N 3. С. 20.

Читайте также:  Кому бросает автор своим произведением главное обвинение

Весьма важно и то, что уголовно-процессуальный закон не содержит ни прямых, ни косвенных запретов на предварительное собеседование прокурора с потерпевшим и свидетелями. В приведенном ранее Определении Верховного Суда РФ основным аргументом отвода прокурора была его встреча со свидетелями уже в суде. Полагаем, что это обстоятельство можно расценить как свидетельство недостаточно тщательной подготовки прокурора к судебному процессу, отложившего на потом уточнение некоторых обстоятельств в показаниях свидетелей и решившего это сделать в суде, что недопустимо. Подобные ситуации характерны для тех случаев, когда прокурор не готовился к судебному процессу заблаговременно, а также начал изучение дела с обвинительного заключения, а потом обратился к материалам дела, где и обнаружил определенные неясности, потребовавшие уточнения. На ошибочность такого подхода к изучению дела справедливо обратил внимание В. Басков, который пишет: «Практика государственного обвинения убеждает, что более рационален. метод, когда прокурор начинает изучать дело с постановления о его возбуждении. Преимущество такого метода заключается в том, что государственный обвинитель идет тем же путем исследования обстоятельств дела, что и следователь. В этом случае ему понятно, почему следователь принял одну версию, отбросив другую» . Дополним также, что именно такая практика изучения дела помогает уяснить криминалистический механизм выявления и расследования преступления, заранее установить необходимость уточнения показания отдельных свидетелей или же допроса в суде дополнительных, т.е. его деятельность на этом этапе имеет определенное криминалистическое (поисковое) содержание, в том числе направленное на получение дополнительных сведений, которые могут быть представлены суду.
———————————
Басков В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах: Монография. М.: Юрид. лит., 1986. С. 76.

К содержанию беседы прокурора с потерпевшим и свидетелем предъявляются определенные требования. Если в ней возникла необходимость, прокурор не должен давать свидетелю или потерпевшему читать его показания. Он обязан тщательно подготовиться к беседе, заранее наметить характер вопросов, которые следует у них уточнить. При этом беседа не должна носить характер повторного допроса, иначе это не приведет к установлению между ними необходимого психологического контакта, а у добросовестного свидетеля и у пострадавшего от преступления лица может сложиться впечатление, что прокурор не вполне доверяет им. Недопустимо внушать им, какие именно показания они должны дать в суде. Существенное значение имеет и то, что в результате такой беседы потерпевшие, свидетели, испытывающие известное беспокойство и дискомфорт в связи с предстоящим вызовом в суд, с помощью прокурора, а при необходимости — и с участием приглашенного прокурором психолога избавляются от такого напряжения и более уверенно чувствуют себя в суде .
———————————
О такой практике приглашения психологов сообщает, в частности, Е.В. Сидоренко, см.: Сидоренко Е.В. Указ. соч. С. 13 — 14.

Необходимость во встрече государственного обвинителя со свидетелями возникает, как правило, по сложным и многоэпизодным уголовным делам о бандитизме, об организации организованного преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем, о преступлениях против государственной службы и службы в органах местного самоуправления и других. Характер этих преступлений нередко требует, чтобы прокурор в этой работе взаимодействовал со следователем, а также с сотрудниками подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, особенно для установления местонахождения свидетелей, обеспечения их явки, а также при необходимости обеспечения их безопасности. Вопрос о присутствии следователя при беседе прокурора со свидетелем в каждом случае решается индивидуально. В некоторых случаях его присутствие может исключить возможные заявления этих лиц о неправильно записанных его показаниях и др., способствовать установлению психологического контакта между ними и государственным обвинителем.
Досудебная подготовка прокурором потерпевших и свидетелей имеет важное криминалистическое, тактическое и психологическое значение. Проведение этой работы обеспечивает представление им суду достоверных и объективных доказательств, обеспечивающих вынесение судом законного, обоснованного и справедливого решения. Полагаем, что для приобретения опыта конструктивного взаимодействия, не выходящего за рамки норм закона и этических требований, целесообразна разработка методических рекомендаций по проведению беседы прокурора с потерпевшим и свидетелем до начала судебного разбирательства в виде соответствующей памятки.

Пристатейный библиографический список

1. Аббасов А., Гусев В. Взаимодействие государственного обвинителя с органами предварительного расследования // Законность. 2009. N 9.
2. Александров А.С. О некоторых проблемах поддержания государственного обвинения в контексте конфигурации процессуальных отношений между прокурором и следователем на досудебном производстве (наивный взгляд теоретика): Материалы научно-практической конференции «Организация работы по обеспечению участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами и повышению качества поддержания государственного обвинения» (27 февраля 2009 г.). Н. Новгород: прокуратура Нижегородской области, 2009.
3. Басков В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах: Монография. М.: Юрид. лит., 1986.
4. Булдыгина Н.И., Иванов А.Н., Курохтина Е.С. Поддержание государственного обвинения: правовые, организационные и тактические аспекты: Учеб.-практич. пособие. М.: Юрлитинформ, 2012.
5. Воробьев П. Ошибки сторон и суда глазами следователя // Законность. 2007. N 2.
6. Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой. М.: Юристъ, 2002.
7. Исаенко В.Н. Методика поддержания государственного обвинения (понятие, принципы, содержание): Монография. М.: Юрлитинформ, 2011.
8. Исаенко В. Досудебная подготовка потерпевших и свидетелей государственным обвинителем // Законность. 2011. N 3.
9. Карабанова Т.Н. Судебное следствие в уголовном процессе Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2008.
10. Кисленко И.Л., Кисленко С.Л. Криминалистические основы поддержания государственного обвинения: Монография. М.: Юрлитинформ, 2013.
11. Конева С.И. Судебные допросы в уголовном процессе: доказательственное значение и порядок проведения: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Омск, 2013.
12. Леднев Е.В. Показания свидетеля как уголовно-процессуальное доказательство: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006.
13. Настольная книга прокурора / Под общ. ред. С.Г. Кехлерова, О.С. Капинус; науч. ред. А.Ю. Винокуров. М.: Юрайт, 2012.
14. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами: Сборник семинара по обмену опытом. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2010.
15. Участие прокурора в судебном следствии: Пособие. М.: Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2012.
16. Шадрина Е.Г. Государственное обвинение в условиях состязательного уголовного судопроизводства (процессуальные, тактические и этические аспекты): Монография. СПб.: АЙСИНГ, 2010.
17. Щемеров А.С. Участие прокурора в стадии судебного разбирательства уголовного процесса: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007.

Источники:
http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/18087

Читайте также:
Adblock
detector