Может ли государственный обвинитель изменить обвинение

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

4. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

5. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

6. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных интересов, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

8. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

9. Утратил силу. — Федеральный закон от 30.10.2009 N 244-ФЗ.

10. Прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 246 УПК РФ

1. Согласно пункту 6 ст. 5 государственный обвинитель — это поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры (см. п. 4 ком. к ст. 5). Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, поскольку без этого невозможно обеспечить состязательность процесса. Кроме того, именно государственный обвинитель начинает судебное следствие, излагая предъявленное подсудимому обвинение (ч. 1 ст. 273). Государственный обвинитель в судебном разбирательстве является стороной обвинения, а не органом надзора за законностью. Поэтому он, в частности, высказывает суду лишь свое мнение по вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, а не дает заключения, как это имело место по старому уголовно-процессуальному закону (ч. 1 ст. 248 УПК РСФСР).

2. Наряду с государственным обвинителем обвинение, в т.ч. по делам частно-публичного и публичного характера, вправе поддерживать потерпевший (п. 16 ч. 2 ст. 42). Это т.н. добавочное (дополнительное) обвинение, когда потерпевший наделен определенным объемом прав (по заявлению ходатайств и отводов, представлению и исследованию доказательств, участию в судебных прениях, обжалованию решений суда), но в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения не может продолжать поддерживать его самостоятельно.

3. Ком. статья различает отказ (полный или частичный) государственного обвинителя от обвинения (часть 7) и изменение им обвинения (часть 8). Отказ от обвинения может быть связан с убеждением обвинителя в отсутствии события преступления или состава преступления в деянии подсудимого (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24) либо в непричастности его к совершению преступления, а также с истечением сроков давности уголовного преследования, смертью подсудимого и другими обстоятельствами, исключающими уголовное преследование. Частичный отказ от обвинения может иметь место, когда названные основания касаются только некоторых вменявшихся ранее в вину эпизодов деятельности подсудимого либо только отдельных подсудимых, если их несколько. Отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой полное или частичное прекращение уголовного дела. Вынесение оправдательного приговора в этом случае законом не предусмотрено (Определение ВС РФ N 78-о03-12 по делу Ременюка). Отказ от обвинения может быть заявлен вплоть до удаления суда в совещательную комнату, в том числе во время выступления в судебных прениях (БВС РФ. 2003. N 7).

4. Изменение государственным обвинителем обвинения в смысле данной статьи не ведет ни к полному, ни к частичному прекращению уголовного дела. Под исключением из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание (п. 1 ч. 8 данной статьи), следует понимать исключение из обвинения не обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ст. 63 УК и п. 7 ч. 1 ст. 220 УПК (они не охватываются квалификацией преступления), а признаков квалифицированного состава преступления, включающего предусмотренные соответствующей частью статьи уголовного закона отягчающие обстоятельства (например, признака особой жестокости, хулиганских побуждений при обвинении в убийстве по ч. 2 ст. 105 УК и т.п.).

Исключение из обвинения ссылки на какую-либо норму УК (п. 2 ч. 8) является основанием для изменения государственным обвинителем обвинения только в том случае, если деяние подсудимого полностью охватывается составом другого преступления, которое изначально было указано (вменялось обвиняемому) в обвинительном заключении или обвинительном акте, — в противном случае будет иметь место фактически либо полный или частичный отказ от обвинения (ч. 7 ком. статьи), либо переквалификация обвинения, если соблюдены условия, предусмотренные для применения п. 3 ч. 8 ком. статьи). То есть переквалификация деяния на новое преступление, обвинение в котором ранее не предъявлялось и не было указано в обвинительном заключении или акте, может быть, но, во-первых, не по п. 2 ч. 8 ком. статьи, а во-вторых, если только это не означает поворот обвинения к худшему ввиду перехода к более тяжелому обвинению или нарушения права подсудимого на защиту (см. об этом ком. к ст. 252). «Основным ограничением при переквалификации преступления в суде является требование о том, чтобы объем нового обвинения составлял лишь часть прежнего обвинения, т.е. статья Особенной части, на которую переквалифицируются действия лица, должна предусматривать такое преступление, состав которого может рассматриваться как часть ранее вмененного лицу преступления». Мера наказания также не может быть повышена по сравнению с ранее назначенной.

Если же исключение из обвинения ссылки на норму УК вообще не сопровождается оставлением в нем ссылки на другое инкриминируемое подсудимому преступление, то в этом случае следуют полный отказ государственного обвинителя от обвинения и прекращение судом уголовного преследования (дела).

5. Переквалификация государственным обвинителем деяния в соответствии с нормой УК, предусматривающей более мягкое наказание (п. 3 ч. 8), также означает изменение им обвинения. При этом, однако, следует учитывать общий запрет на изменение (поворот) обвинения к худшему, предусмотренный ч. 2 ст. 252. Если статья или часть статьи УК, на которую переходит обвинитель, хотя и предусматривает более мягкое наказание, но включает такой состав, который не может рассматриваться как часть ранее вмененного лицу преступления, а значит, сопровождается и существенным изменением на деле фактических обстоятельств, то изменение обвинения практически равнозначно отказу обвинителя от обвинения, поскольку в таком случае суд вынужден будет оправдать подсудимого по этому новому обвинению, дабы избежать нарушения права обвиняемого на защиту. Так, например, изменение обвинения в вымогательстве, предусмотренном п. «б» ч. 3 ст. 163 УК (в целях получения имущества в крупном размере), на п. «в» ч. 2 той же статьи (вымогательство с применением насилия) — это, без сомнения, переквалификация в соответствии с нормой, предусматривающей более мягкое наказание (часть третья статьи 163 УК предусматривает максимальное наказание до 15 лет лишения свободы, тогда как часть вторая — лишь 7 лет). Однако новое обвинение существенно отличается по квалифицирующим признакам и фактической фабуле от прежнего, оно не было заранее известно и предъявлено обвиняемому, поэтому осуждение его по измененному таким образом обвинению было бы неправомерным.

Читайте также:  Из чего состоит обвинительное заключение

6. Государственный обвинитель должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения, равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания. При этом суд должен рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания. Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном, кассационном или надзорном порядке.

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Машовец Асия Океановна

В статье рассматривается процессуальная фигура государственного обвинителя как центральный субъект судебного следствия , обладающий широким спектром полномочий и возможностью существенного влияния на процедуру судебного разбирательства. Фактически государственный обвинитель определяет предмет судебного следствия . Анализу подвергается изменение формулы обвинения как в сторону смягчения, так и в сторону ужесточения, равно как и отказ от поддержания обвинения. Изучается возможность создания института субсидиарного обвинения в форме наделения потерпевшего соответствующими полномочиями по защите своих интересов на стадии судебного следствия .

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Машовец Асия Океановна,

Amendment of the charge, full or partial waiver of it by the public prosecutor in the course of the trial

In this article the author explores the figure of the public prosecutor as the сentral subject of a judicial investigation that has a w >public prosecutor determines the subject of judicial investigation . The analysis is the proceedings of changing the prosecution conception in the direction both mitigation and toughening, as well as the refusal to support a prosecution. So appears a possibility of establishing an institute of subsidiary prosecution in the form of empowering victim appropriate powers to protect their interests at the stage of judicial investigation .

Машовец Асия Океановна

кандидат юридических наук, доцент, Уральский государственный юридический университет

Изменение обвинения, полный или частичный отказ от него государственным обвинителем в ходе судебного разбирательства

В статье рассматривается процессуальная фигура государственного обвинителя как центральный субъект судебного следствия, обладающий широким спектром полномочий и возможностью существенного влияния на процедуру судебного разбирательства. Фактически государственный обвинитель определяет предмет судебного следствия. Анализу подвергается изменение формулы обвинения как в сторону смягчения, так и в сторону ужесточения, равно как и отказ от поддержания обвинения. Изучается возможность создания института субсидиарного обвинения в форме наделения потерпевшего соответствующими полномочиями по защите своих интересов на стадии судебного следствия.

Ключевые слова: государственный обвинитель, судебное следствие, потерпевший, субсидиарное обвинение.

A.O. Mashovets, Candidate of Law, Assistant Professor, Ural State Law University; e-mail: okeanovna@me.com

Amendment of the charge, full or partial waiver of it by the public prosecutor in the course of the trial

In this article the author explores the figure of the public prosecutor as the сentral subject of a judicial investigation that has a wide range of powers and, as a consequence, the possibility of significant impact on the trial proceedings. In fact, the public prosecutor determines the subject of judicial investigation. The analysis is the proceedings of changing the prosecution conception in the direction both mitigation and toughening, as well as the refusal to support a prosecution. So appears a possibility of establishing an institute of subsidiary prosecution in the form of empowering victim appropriate powers to protect their interests at the stage of judicial investigation.

Key words: public prosecutor, judicial investigation, victim, subsidiary prosecution.

В соответствии с ч. 1 ст. 273 УПК РФ судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. Иными словами, государственный обвинитель начинает судебное следствие, а изложенное им во вступительной речи обвинение определяет с обвинительной стороны предмет судебного следствия. Как пишет С.П. Гришин, позиция государственного обвинителя, воплощенная в обвинении, определяет предмет и пределы судебного следствия [1, а 64].

Главным условием развития судебного следствия и фактором, определяющим его объем, является обвинительная активность прокурора. Проблема изменения обвинения, правовые порядок и последствия подобного акта составляют, на взгляд автора, не только и не столько юридико-техническую, но кон-

цептуальную проблему, которая заслуживает анализа.

Не подлежит сомнению то, что судебное следствие развивается благодаря активности государственного обвинителя, но не председательствующего. При этом прокурор в судебном следствии является не только стороной обвинения, выполняющей функцию обвинения, но и органом надзора за законностью. Последнее проявляется в его обязанности сохранять объективность и непредвзятость при представлении и исследовании доказательств, принимать все меры к полному и всестороннему судебному следствию и установлению фактических обстоятельств дела. От активности государственного обвинителя зависит не только продолжение судебного следствия, но и сохранение им состязательности. Пассивность обвинителя чревата не только тем, что

преступник избежит ответственности, но и провоцированием активности суда. Восполнение же пассивности прокурора председательствующим в ходе судебного следствия, вмешательство в проведение отдельных процессуальных действий (например, допроса) искажает суть правосудия, а вместе с тем, и судебного следствия: его всесторонность, объективность и полнота обеспечиваются активностью обеих сторон, а не восполняющей активностью председательствующего.

Право на распоряжение обвинением, по нашему мнению, составляет ключевую — материальную составляющую диспозитивных полномочий государственного обвинителя как стороны в деле, главы обвинительной власти, формулирующей и выдвигающей обвинение и поддерживающей его в суде. Проблематику изменения формулы обвинения как в сторону смягчения, так и в сторону ужесточения, а также отказ от поддержания обвинения необходимо рассматривать в контексте диспозитив-ности. Остановимся вначале на более простом вопросе: изменение обвинения путем частичного или полного отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения, что влечет за собой соответствующие последствия. Если государственный обвинитель придет к убеждению, что имеющимися доказательствами предъявленное подсудимому обвинение не подтверждается, в соответствии с ч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ он отказывается от поддержания обвинения полностью или частично и излагает суду мотивы отказа. Как указывается в судебных решениях, полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения влекут прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей части [2, с. 18].

Полный отказ государственного обвинителя от обвинения влечет прекращение судом уголовного дела или уголовного преследования полностью, соответственно прекращается и судебное следствие независимо от того, на каком этапе оно находилось, какие доказательства были представлены и исследованы. Теоретически возможен отказ прокурора от обвинения и во вступительной речи, тогда судебного следствия вообще не будет. Но подобные прецеденты нам неизвестны.

Частичный отказ прокурора от обвинения влечет прекращение судом уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям,

предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. При изменении государственным обвинителем в ходе судебного заседания обвинения в сторону смягчения либо при частичном отказе от обвинения председательствующий судья должен вынести постановление о продолжении разбирательства дела в объеме обвинения, поддерживаемого государственным обвинителем. Важно подчеркнуть, что при частичном отказе государственного обвинителя от обвинения или изменении обвинения в сторону смягчения возвращение уголовного дела прокурору для составления нового обвинительного заключения не требуется [3, с. 22].

Изменение обвинения в сторону смягчения может быть осуществлено прокурором как во вступительной речи, так и в последующем судебном следствии на любом его этапе, когда он приходит к выводу, что обвинение является необоснованным, а вина подсудимого в суде не подтвердилась. Как отмечается в научной литературе, государственный обвинитель изменяет обвинение в сторону смягчения несколькими способами:

а) исключение из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих ответственность;

б) исключение из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ, если действия подсудимого полностью охватываются другой нормой УК РФ, нарушение которой также вменялось в обвинительном заключении;

Читайте также:  Вправе ли обвиняемый присутствовать при производстве экспертизы

в) переквалификация деяния по норме УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание [1, с. 68].

Таким образом, суд не вправе продолжать судебное разбирательство, включая судебное следствие по делу, если государственный обвинитель перестал поддерживать обвинение. Конституционный Суд РФ подтвердил конституционность существующего правового положения (фактически зависимости позиции суда от позиции стороны обвинения) и уточнил, что при обсуждении ходатайства государственного обвинителя подсудимый и потерпевший вправе довести до сведения суда свою позицию по существу вопроса и те доводы, которые они считают необходимыми для ее обоснования [4]. Государственному обвинителю необходимо указать мотивы своего решения, что обеспечивает возможность их последующей проверки [4]. Аналогичную позицию занял и Пленум Верховного Суда РФ, который разъяснил, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекраще-

ние уголовного дела и изменение прокурором обвинения в сторону смягчения, должен быть мотивирован со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты [5, с. 4].

Участники процесса в ходе обсуждения заявленного ходатайства об отказе от поддержания обвинения могут переубедить прокурора и заставить его поменять свою позицию, что, в свою очередь, определит решение суда о продолжении судебного разбирательства по делу и предмете спора сторон. Аргументация сторон может побудить суд потребовать от прокурора объяснения причин и мотивов отказа от поддержания обвинения и обосновать свою позицию [6, с. 264-265]. Заметим, что судебное следствие будет иметь своим предметом решение вопроса о необходимости продолжения такового и доказанности фактов, которые дают основание для прекращения спора сторон — прекращения уголовного дела. Впрочем следует признать, что пока в полной мере не созданы все возможные процессуальные гарантии от необоснованного прекращения уголовно-правового спора и оставления без уголовно-правового реагирования на возможные факты преступного поведения.

Есть еще один спорный момент в существующем порядке прекращения судебного уголовного преследования, который связан как с обеспечением прав потерпевшего, так и с созданием дополнительной гарантии от необоснованного прекращения уголовного дела (полностью или частично) и отказа от дальнейшего расследования обстоятельств дела, попыток установления истины по делу.

Одним из возможных способов решения этой проблемы является создание института субсидиарного обвинения. При такой правовой организации обвинительной деятельности потерпевший становится самостоятельным субъектом доказывания и расследования обстоятельств дела как в свою пользу, так и в поддержку публичного обвинения. При этом основой судебного следствия становится обвинение, поддерживаемое потерпевшим, его представителем.

Следует напомнить, что в принципиальном виде субсидиарное обвинение потерпевшего было допущено нормами, содержащимися в ст. 53, 430 УПК РСФСР. При истолковании смысла этих норм Пленум Верховного Суда РФ отметил, что при возражении потерпевшего

Хотя ст. 22 УПК РФ закрепляет право потерпевшего на участие в уголовном преследовании, в том числе публичном, остается неясным, как он реально может это сделать. Если государственный обвинитель прекращает уголовное преследование, то потерпевшему, который не согласен с таким исходом производства, остается только обжаловать решение в вышестоящую судебную инстанцию. Если же прокурор отказался от поддержания государственного обвинения в суде, то согласно ч. 9 ст. 246 УПК РФ потерпевший вправе потребовать пересмотра судебного решения лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств [6, с. 285].

Гораздо большую проблему как в доктри-нальном плане, так и в плане нормативного регулирования имеет вопрос об изменении обвинения в сторону ухудшения положения подсудимого в ходе судебного разбирательства. Понятно, что для судебного расследования, его предмета и пределов, равно как и позиционирования сторон и суда в процедуре судебного следствия, решение этой проблемы имеет принципиальное значение.

Изменение обвинения в форме усиления в юридическом или фактическом отношении после направления уголовного дела в суд до недавнего времени в России представить было невозможно. Официальная доктрина отрицала такую возможность. Однако в свете новых позиций Конституционного Суда РФ относительно возможности направления уголовного дела судом прокурору при установлении судебным следствием новых обстоятельств преступной деятельности подсудимого встал вопрос о создании в нашем праве института предъявления подсудимому нового обвинения в рамках продолжающегося судебного разбирательства.

Развивая концепцию о новой правовой организации судебного расследования, предлагаем включить в уголовно-процессуальное право России институт изменения обвинения в сторону ухудшения положения подсудимого. Его

принципиальное отличие от возрождаемого ныне института возвращения судом уголовного дела прокурору для проведения дополнительного расследования состоит в следующем:

основанием для нового обвинения будут только обстоятельства, установленные в ходе судебного следствия, поэтому будут ограничены возможности органа уголовного преследования расширить предмет обвинения;

сторона обвинения будет ограничена в том, чтобы получить новые обвинительные доказательства в одностороннем, следственном порядке, она обязана основываться только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном следствии;

лучше обеспечиваются права стороны защиты;

более гарантирован разумный срок расследования.

1. Гришин С. П. Судебное следствие в смешанном уголовном процессе (гносеологический, процессуальный и тактико-криминалистический аспекты). М., 2008.

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 дек. 2005 г. № 46-005-60.

3. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ № 74-00552 по делу Живарева и др. // Бюл. Верховного Суда РФ. 2007. № 1.

4. По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан: постановление Конституционного Суда РФ от 8 дек. 2003 г. № 18-П // Собр. законодательства РФ. 2003. № 51. Ст. 5026.

5. О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 нояб. 2005 г. № 23 // Бюл. Верховного Суда РФ. 2005. № 12.

6. Уголовный процесс современной России. Проблемные лекции: учеб. для бакалавриата и магистратуры / под. ред. В. Т. Томина, И.А. Зинченко. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2014.

8. Доктринальная модель уголовно-процессуального доказательственного права Российской Федерации и комментарии к ней. М., 2015.

1. Grishin S.P. The judicial investigation in a mixed criminal trial (epistemological, procedural and tactical-criminalistic aspects). Moscow, 2008.

2. Determination of the Judicial Board for Criminal Cases of the Supreme Court of the Russian Federation d.d. Dec. 23, 2005 № 46-005-60.

3. Determination of the Judicial Board for Criminal Cases of the Supreme Court of the Russian Federation № 74-005-52 in the case of Zhivarev et al. // Bull. of the Supreme Court of the Russian Federation. 2007. № 1.

4. On the case on verification of the constitutionality of the provisions of articles 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239,246, 254,271, 378,405 and 408, and also chapters 35 and 39 of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation in connection with the requests of courts of general jurisdiction and complaints of citizens: resolution of the Constitutional Court of the Russian Federation d.d. Dec. 8, 2003 № 18-P //Coll. of legislation of the Russian Federation. 2003. № 51. Ait. 5026.

5. On the application by courts of the norms of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation regulating legal proceedings with the participation of jurors: resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation d.d. Nov. 22, 2005 № 23 // Bull. of the Supreme Court of the Russian Federation. 2005. № 12.

6. Criminal process in modern Russia. Problematic lectures: textbook for undergraduate and graduate students/ed. by V.T. Tomin, I.A. Zinchenko. 2nded., rev. and augm. Moscow, 2014.

8. The Doctrinal model of the criminal procedural evidentiary law of the Russian Federation and comments to it. Moscow, 2015.

Бурылева Е.В. — ассистент кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ г. Уфа

Как известно, обвинение формируется в уголовном процессе в основном на этапе предварительного расследования и лишь частично — в суде, то есть по делам частного обвинения. После предъявления обвинения расследование дела продолжается и могут возникнуть обстоятельства, влекущие его изменения. Мы коснемся прежде всего обвинения в материально-правовом смысле, как «совокупность установленных по делу и вменяемых обвиняемому в вину общественно-опасных и противоправных фактов (их признаков), составляющих существо того конкретного состава преступления, за которое лицо несет уголовную ответственность и, по мнению обвинения, должно быть осуждено».1

Читайте также:  Кто является частным обвинителем

Правильное решение вопроса об изменении обвинения имеет большое значение. Во-первых, потому что именно предъявленное обвинение определяет пределы судебного разбирательства в соответствии с ч.1 ст.252 УПК РФ. Во-вторых, от изменения обвинения зависит полная реализация прав и законных интересов участников уголовного процесса, главным образом потерпевшего.

В соответствии с феноменом изменения обвинения по УПК РСФСР допускалось любое внесение изменения в предъявленное лицу обвинение, если оно вытекало из закона и существующих в действительности фактов. Возможно было изменение и в процессуальном смысле, т.е. переход от частного обвинения к публичному или наоборот, при наличии законных оснований.2

Изменения объема и содержания обвинения по действующему уголовно-процессуальному законодательству возможны на различных стадиях уголовного процесса (ст.175, п.1 ч.2 ст.221. ч.2 ст.226, ч.5 ст.236, ч.8 ст.246, ч.2 ст.252 УПК РФ). Но для каждого этапа они имеют определенные особенности.

В ходе предварительного следствия при наличии законных оснований следователь может изменить границы обвинения, как в сторону смягчения, так и в сторону ухудшения положения обвиняемого. В том числе исключить часть обвинения, дополнить обвинение, изменить характер обвинение. Процессуальной формой такого изменения является вынесение нового постановления о привлечении лица в качестве обвинения и предъявлении его обвиняемому в установленном порядке. Если же предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь прекращает уголовное преследование в соответствующей части.

Полностью согласны с законодателем, что необходимо предъявлять новое обвинение и тогда, когда изменение квалификации в сторону смягчения не изменяет обвинения по существу. Это необходимо, чтобы «обвиняемый на предварительном следствии, а не только в суде, был поставлен в известность о том, как формулируется его обвинение, какие последствия грозят за инкриминируемые ему деяния».3

Дальнейшее изменение обвинения допускается уже по решению прокурора при утверждении им обвинительного заключения. При этом прокурор вправе в соответствии с п.1 ч.2 ст.221 УПК РФ изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении.

А как быть, если квалификация меняется в сторону смягчения, но в то же время влечет изменение обвинения по существу? Возможно ли изменение обвинения в такой ситуации? Или же прокурор должен возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия? Законодатель этот вопрос оставил открытым. Такого рода неточность в законе может породить негативные последствия, а именно нарушение права обвиняемого на защиту, поскольку на основании ч.4 ст.47 УРК РФ обвиняемый имеет право возражать против обвинения. Ему должна быть предоставлена возможность дать объяснения по новой, ранее неизвестной ему формулировки обвинения.

На наш взгляд, УПК РСФСР наиболее удачно определял пределы допустимости изменения обвинения на данном этапе уголовного процесса. Так, на основании ст.215 УПК РСФСР прокурор был вправе своим постановлением исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения, а также применить закон о менее тяжком преступлении. В случае изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам прокурор возвращал дело следователю для предъявления нового обвинения.

Считаем, что такое решение вопроса полностью соответствует принципу справедливости и должно быть учтено при дальнейшей работе над УПК РФ.

Иначе теперь решается вопрос о допустимости изменения обвинения при рассмотрении дела в суде.

В отличие от УПК РСФСР, где судья при назначении судебного заседания мог самолично изменить пределы судебного разбирательства, действующее законодательство не наделяет суд аналогичным правом. В соответствии с ч.5 ст.236 УПК РФ судья лишь отражает в своем постановлении изменения обвинения, сделанные прокурором в ходе предварительного слушания. Это связано с тем, что сегодня суд- беспристрастный арбитр. И до постановления приговора не может делать вывод о доказанности или недоказанности предъявленного обвинения.

Одним из новшеств УПК РФ явилось то, что утратил свое действие институт возвращения уголовного дела на дополнительное расследование. Тем самым становится полностью недопустимым поворот к худшему положения обвиняемого после того, как дело направлено в суд для рассмотрения по существу. Но от этого проблем не становится меньше. В силу ч.8 ст.246 УПК государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может изменить обвинение в сторону смягчения. «До удаления суда в совещательную комнату. «- означает, что в любой момент судебного разбирательства, начиная с открытия судебного заседания возможно изменение пределов судебного разбирательства. Возникает вопрос, в каком порядке и как это должно происходить? Закон на этот вопрос не отвечает. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 8.12.2003 г. указал, что изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должно быть мотивированным со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.4

Если следовать указаниям Конституционного Суда РФ, то можно заметить, что не в любой момент судебного разбирательства можно изменить обвинение. А только после исследования значимых материалов дела для принятия такого решения. Более того, для изменения обвинения в суде необходимо выслушать мнение участников судебного разбирательства со стороны обвинения и защиты. И, наконец, требуется мотивированность государственным обвинителем своей позиции. Как быть, если мнения участников процесса разойдутся с убеждением гос. обвинителя или он будет недостаточно убедителен, мотивируя свое решение? Ни УПК, ни Конституционный Суд РФ не дают ответа на эти вопросы.

Некоторые авторы (правда, применительно к отказу гос. обвинителя от обвинения) считают, что суд «не обязан механически и даже вопреки здравому смыслу бесприкословно следовать позиции государственного обвинителя». Предлагая при этом ввести в УПК норму, дающую право суду на обращение к лицу, утвердившему обвинительное заключение, или к вышестоящему прокурору с запросом о проверке обоснованности принятого решения гос. обвинителем. Прокурор, получив подобный запрос суда, должен своим заключением либо подтвердить позицию гос. обвинителя либо поручить поддержание обвинения другому лицу, либо поддержать его самому.5

Считаем такой взгляд на сложившуюся проблему не самым удачным, подрывающим авторитет прокуратуры и суда. Будет не корректно, если в судебном разбирательстве один гос. обвинитель изменит обвинение или вовсе откажется от него, а на его место придет другой и вернет все в первоначальное положение. На что тогда станет похож суд? К сожалению, ликвидировав институт доследования, законодатель не предложил ничего взамен.

В заключение хотелось бы остановиться о пределах допустимости изменения обвинения в процессуальном смысле. Как можно уже заметить, что УПК РФ допускает изменения обвинения на всех стадиях уголовного процесса, если этим не ухудшается положение обвиняемого и не нарушается его право на защиту. В связи с этим можно сделать вывод, что допускается изменения обвинения с публичного на частное. А на предварительном расследовании и тогда, когда новое обвинение по содержанию существенно отличается от ранее предъявленного обвинения. Что же касается дел частного обвинения, то здесь обратная связь отсутствует так как при их рассмотрении не допускается поворот положения подсудимого к худшему (ч.5 ст.321 УПК РФ).

Литература и примечания

Зинатуллин З.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. — Ижевск, 1989. С.14. 2.

Подробно об этом см.: Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллин З.З., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. — Казань, 1976. С.65-69. 3.

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. — М.: Наука, 1970. С.164. 4.

Постановление Конституционного Суда РФ № 18-П от 8 декабря 2003 г. //Рос. газета. 2003. №257. С.5. 5.

См.: Алиев Т.Т., Громов Н.А., Зейналова Л.М., Лукичев Н.А. Состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве. М., 2003. С.74.

Источники:
http://cyberleninka.ru/article/n/izmenenie-obvineniya-polnyy-ili-chastichnyy-otkaz-ot-nego-gosudarstvennym-obvinitelem-v-hode-sudebnogo-razbiratelstva
http://kalinovsky-k.narod.ru/b/ufa20041/burileva.htm

Читайте также:
Adblock
detector