Что такое государственное обвинение

Понятие государственного обвинения и этапы его формирования

Согласно ч. 3 ст. 37, ст. 246 УПК РФ в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор под держивает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Его участие в судебном разбирательстве уголовного дела является обязательным.

Статья 5 УПК РФ не содержит объяснения понятия государственного обвинения, ограничившись указанием на государственного обвинителя как на должностное лицо органа прокуратуры, от имени государства, поддерживающего обвинение в суде. Между тем вопрос о том, что такое государственное обвинение, кажется нам важным, поскольку законодатель, как видим, гораздо чаще употребляет термин «обвинение» без прилагательного.

Не касаясь споров о понятии обвинения, возникающих в силу его вышеуказанной многозначности, сосредоточимся на том аспекте, который предопределен словосочетанием «поддержание государственного обвинения». Вполне очевидно, что в таком контексте обвинение – это «материально-правовое отражение тех уголовно-наказуемых действий, по поводу которых ведется уголовный процесс» [1] , или обвинение в его материально-правовом смысле. Выраженное в соответствующем процессуальном документе обвинение обретает характер утверждения о совершении лицом конкретного уголовнонаказуемого деяния, или обвинительного тезиса, составляющего сердцевину предмета доказывания.

Выдвижение, формулирование и обоснование обвинения – задача органов предварительного расследования, выполнив которую следователь (дознаватель) составляет обвинительное заключение (обвинительный акт), подписывает его и вместе с уголовным делом направляет прокурору. Решение об утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) и направлении уголовного дела в суд принимает прокурор. Представляется, что именно с этим моментом и связано возникновение государственного обвинения [2] . Отказ прокурора утвердить обвинительное заключение (обвинительный акт), возвращение уголовного дела следователю (дознавателю) для устранения выявленных при изучении дела недостатков не только означает, что уголовное дело не может быть направлено в суд, но символизирует отказ в придании обвинительному заключению (обвинительному акту) статуса документа, выражающего официальную позицию обвинительной власти.

Таким образом, государственное обвинение – это основанный на собранных в процессе расследования доказательствах, сформулированный органом расследования и утвержденный прокурором вывод о совершении обвиняемым конкретного уголовно-наказуемого деяния. Государственное обвинение в отличие от обвинения, содержащегося в процессуальных решениях следователя (дознавателя), исходит от государства в лице прокурора, официально представляющего в уголовном судопроизводстве государственную обвинительную власть.

Такое представление о государственном обвинении отражает как характер взаимоотношений субъектов уголовного преследования, т.е. органов расследования и прокурора, так и цель предварительного расследования, четко сформулированную в приказе Генерального прокурора РФ от 5 июля 2002 г. № 39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства» [3] : «конечная цель уголовного преследования – изобличение лиц, виновных в совершении преступления, и привлечение их к уголовной ответственности, а органы прокуратуры должны так организовать свою деятельность, чтобы максимально обеспечить ее достижение». Уголовное преследование лиц, совершивших преступление, под надзором прокурора осуществляют органы предварительного расследования. Поэтому, как мы уже говорили ранее, предварительное расследование, направленное на раскрытие преступления, выявление и изобличение виновного в его совершении лица, является процессуальной формой уголовного преследования в досудебном производстве, а его основанная задача состоит в том, чтобы создать фундамент для продолжения прокурором уголовного преследования в суде.

Читайте также:  Что будет за ложные обвинения

Утверждая обвинительное заключение (обвинительный акт), составленный органом предварительного расследования по результатам своей деятельности, прокурор придает изложенному в нем обвинению силу и значение государственного обвинения. Одновременно с этим прокурор принимает и решение о направлении уголовного дела, т.е. государственного обвинения и подтверждающих его материалов, в суд, как единственный орган государственной власти, полномочный признать лицо виновным и возложить на него уголовную ответственность. Следовательно, государственное обвинение можно определить и как адресованное суду официальное требование обвинительной власти о возложении на обвиняемого уголовной ответственности и применении к нему наказания.

Обобщая сказанное, можно сделать вывод, что государственное обвинение – это сформулированное в процессе предварительного расследования на основе полученных доказательств и официально адресованное суду утверждение о совершении обвиняемым конкретного уголовно-наказуемого деяния с требованием о возложении на него уголовной ответственности. Предварительное расследование, таким образом, является первым этапом формирования государственного обвинения, на котором происходит выдвижение (формулирование) обвинения, проверка его полноты и обоснованности, в том числе с участием обвиняемого, после предъявления ему обвинения, а также с участием потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика на этапе окончания предварительного расследования.

Производство в суде первой и следующих инстанций представляет собой совершенно иную форму уголовно-процессуальной деятельности, чем в досудебном производстве. Здесь властвует суд, а прокурор – лишь одна из равноправных сторон, которая продолжает начатое органами расследования уголовное преследование. Но если говоря о прокуроре как об участнике судебного разбирательства, УПК РФ называет его государственным обвинителем, то вопрос о его статусе на других судебных стадиях уголовного процесса не столь ясен.

Представляется, что прокурор играет роль государственного обвинителя на всех судебных стадиях уголовного процесса, несмотря на то, что об этом прямо в УПК РФ не сказано. Однако, рассматривая характер вопросов, разрешаемых судом, например, на стадии назначения судебного заседания, мы видим, что задача прокурора, участвующего в предварительном слушании, состоит в том, чтобы предотвратить исключение из предстоящего судебного разбирательства доказательств, о недопустимости которых заявила сторона защиты, чтобы впоследствии избежать прекращения уголовного дела или возвращения его прокурору. Деятельность прокурора на предварительном слушании направлена на то, чтобы убедить суд в наличии оснований для рассмотрения уголовного дела по существу с тем, чтобы получить возможность доказывать виновность подсудимого, т.е. осуществлять (поддерживать) государственное обвинение. И хотя ст. 234 УПК РФ не говорит об обязательности участия прокурора на предварительном слушании, не вызывает сомнений, что без его участия предварительное слушание невозможно. Так, ч. 5 ст. 234 УПК РФ предусматривает возможность выяснить у стороны обвинения, нет ли у нее возражений против ходатайства об исключении доказательств, а согласно ч. 4 ст. 235 УПК РФ бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты в обоснованне утверждения о недопустимости обвинительных доказательств, лежит на прокуроре. Очевидно, что выполнение этих полномочий требует присутствия прокурора в предварительном слушании.

Читайте также:  В чем обвиняют панина

В соответствии с ч. 5 ст. 236 УПК РФ прокурор вправе в ходе предварительного слушания изменить обвинение: уменьшить его объем, исключить квалифицирующие признаки преступления, переквалифицировать деяние, т.е. применить к нему другие пункт, часть, статью УК РФ, полностью или частично отказаться от обвинения. Заявив об этом на предварительном слушании, прокурор по-иному, чем при утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) определяет пределы судебного разбирательства. Полный или частичный отказ прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части (ч. 7 ст. 246 УПК РФ). Такое правило обусловлено положениями ч. 1 ст. 252 УПК РФ: «судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и только по предъявленному ему обвинению», что в полной мере соответствует концепции обвинения как уголовного иска: пето judex sine actore – нет судьи без истца. Таким образом, участие прокурора в предварительном слушании – второй этап формирования государственного обвинения.

Третьим этапом является участие прокурора в судебном разбирательстве. Государственный обвинитель в суде утрачивает свои властно-распорядительные полномочия, его права здесь такие же, как у других участвующих в судебных заседаниях лиц: заявлять ходатайства, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, высказывать свое мнение по всем обсуждаемым в судебном заседании вопросам. Властными полномочиями на этой стадии обладает только суд, решения которого обязательны и для государственного обвинителя. В то же время участвующий в судебном разбирательстве прокурор своими решениями оказывает существенное влияние на объем и пределы исследования доказательств, на исход судебного разбирательства.

В судебных стадиях прокурор решает задачу обоснования обвинения, т.е. выполняет возложенную на него в силу презумпции невиновности обязанность доказывания. Суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если ее доказывают органы и лица, осуществляющие уголовное преследование, и в тех пределах, в которых уголовное преследование осуществляет государственный обвинитель. При полной или частичной недоказанности, а также сомнительности обвинения, прокурор должен понимать возможные последствия – вынесение судом оправдательного приговора либо, соответственно, признание подсудимого виновным в менее тяжком преступлении, чем ему вменялось органом предварительного расследования. Не дожидаясь этого, государственный обвинитель обязан скорректировать позицию обвинительной власти – изменить обвинение в благоприятную для обвиняемого сторону, отказаться от обвинения, как в целом, так и части, т.е. внести коррективы в государственное обвинение.

В необходимых случаях прокурор продолжает свою обвинительную деятельность и после вынесения судом приговора, добиваясь его отмены или опровергая доводы настаивающих на отмене приговора других участников уголовного процесса. Поэтому не только в судебном разбирательстве уголовного дела судом первой инстанции, но и при рассмотрении уголовного дела судами апелляционной инстанции, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя. Эту роль он играет и после вступления в законную силу оправдательного приговора, добиваясь его отмены, а также обвинительного приговора, оспариваемого им по мотивам, ухудшающим положение осужденного. На каждом из этих этапов возможно изменение государственного обвинения, и далее мы увидим, что не только в благоприятную для обвиняемого сторону.

Читайте также:  Сколько защитников вправе пригласить обвиняемый

Значительная доля ответственности за эффективность государственного обвинения в суде лежит на прокуроре, осуществлявшем надзор за расследованием и принявшем решение об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд. Недостатки в формулировании обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении (обвинительном акте), а также в обосновании обвинения могут создать непреодолимые препятствия для осуществления обвинения в суде, и по этой причине они должны быть своевременно обнаружены и устранены еще до направления уголовного дела в суд. Это обстоятельство отражено в Приказе № 185: «направление в суд уголовного дела, при расследовании которого были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые могут привести к постановлению оправдательного приговора, рассматриваются как ненадлежащее исполнение служебного долга» (п. 1.8).

Вместе с тем роль и значение государственного обвинителя, влияющего на ход уголовного дела, огромны и ответственны. Его активная позиция и профессионализм являются решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление. Поэтому Генеральный прокурор РФ все время обращает внимание на повышение профессионального уровня государственных обвинителей, требует проведения на местах учебно-методических мероприятий, изучения и распространения положительного опыта, постоянного анализа качества поддержания государственного обвинения в целях его совершенствования. Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей поручается наиболее опытным прокурорам, обладающим соответствующими профессиональными навыками. При назначении государственных обвинителей необходимо учитывать характер, объем и сложность дела, квалификацию и опыт работы прокурора, которому поручается поддержание государственного обвинения. Последствия несоблюдения этой рекомендации автор испытал на себе.

В бытность молодым и неопытным помощником прокурора, не проработавшим в этой должности и двух месяцев, автору было поручено поддержание государственного обвинения по уголовному делу об изнасиловании одной женщины и покушении на изнасилование другой, совершенных при неоднозначных обстоятельствах во время отдыха в лесной зоне. Расчет строился, как обычно, на том, что если суд вынесет оправдательный приговор, это будет можно «списать» на неопытность государственного обвинителя. Суд дважды оправдывал подсудимого, и дважды приговор отменялся в кассационном порядке по протесту государственного обвинителя. На третье разбирательство дело передали в другой районный суд, поскольку второй из отмененных приговоров вынес председателем суда. В этот раз был постановлен обвинительный приговор, который после рассмотрения дела судом кассационной инстанции вступил в законную силу.

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector