Что делать если обвиняют в поджоге

Как расследуют поджоги и преступные нарушения пожарной безопасности. Пожар в соответствии с определением Федерального закона “О пожарной безопасности” 1994 г. представляет собой неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства.

Действующее законодательство предусматривает наступление уголовной ответственности за следующие противоправные деяния, связанные с пожарами:
умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога (ч. 2 ст. 167 УК РФ);
уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные путем неосторожного обращения с огнем (ст. 168 УК РФ);
совершение поджога, создающего опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушить общественную безопасность, устрашить население либо оказать воздействие на принятие решений органами власти, т.е. в террористических целях, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях (ст. 205 УК РФ);
организация массовых беспорядков, сопровождавшихся поджогами (ч. 1 и 2 ст. 212 УК РФ) и другими общественно опасными действиями (ст. 218, ч. 1 и 2 ст. 219, ч. 1 и 2 ст. 261, ч. 1 и 2 ст. 281 УК РФ).

Поджог совершается чаще всего на почве мести, для сокрытия другого преступления (убийства, присвоения чужого имущества и др.), по политическим мотивам с целью дестабилизации обстановки в регионе, городе, из хулиганских побуждений, с целью получить экономическую выгоду (страховые премии, безвозмездные ссуды), с целью получения нового жилья.

Криминалистическая характеристика. Она включает способы и причины преступления, следы преступления, личность преступна и др.

Как расследуют поджоги и преступные нарушения пожарной безопасности

Способы поджога подразделяют на группы:
поджог без специальной подготовки, при обычном для данных условий пожароопасном сосредоточении горючих или легковоспламеняющихся материалов;
поджог с применением горючих вспомогательных материалов и веществ, взятых на месте совершения поджога или принесенных для гарантированного воспламенения объекта;
поджог с использованием специальных технических средств или заранее приготовленных зажигательных приспособлений (в том числе взрывных устройств), обеспечивающих “надежность” и конспирацию преступных действий, а также гарантирующих заданное время воспламенения;
поджог путем намеренного создания условий для возникновения пожара от причин, имитирующих случайность, неумышленное нарушение мер пожарной безопасности или неосторожность;
способы, представляющие собой сочетание указанных выше случаев.

Подготовка к поджогу может включать действия по созданию условий, способствующих возникновению и развитию горения (прикрытие штор на окнах, открывание дверей и окон для улучшения воздухообмена, выведение из строя пожарного инвентаря, установок пожарной сигнализации и автоматического пожаротушения и т.п.).

Необходимо также учитывать, что раньше поджоги совершались в подавляющем большинстве случаев скрытно, в ночное время, теперь нередки случаи дерзких поджогов днем (например, через окно забрасывают бутылки с зажигательной смесью, боевые гранаты).

Преступные нарушения правил пожарной безопасности – одна из наиболее распространенных причин пожаров. Обычно это касается правил эксплуатации электрооборудования, технологии изготовления и использования, хранения и транспортировки легковоспламеняющихся и взрывоопасных материалов, нарушений в системах противопожарной защиты, правил выполнения огневых, взрывных и иных пожароопасных видов работ, неосторожного обращения с огнем.

Огонь, уничтожая многие следы действий поджигателей или нарушителей правил безопасности на месте пожара, оставляет собственные следы на элементах вещной обстановки (копоть на строительных конструкциях и других объектах, следы деформации предметов и приспособлений).

На месте пожара или неподалеку от него обычно обнаруживают: следы-предметы и следы-отображения поджога, технические устройства с признаками выведения их из строя; запаховые следы горючих жидкостей и взрывоопасных материалов; поврежденные измерительные и регистрирующие устройства; различные документы, указывающие на умышленные действия или преступную небрежность; емкости с остатками горючих жидкостей; следы рук и обуви поджигателей; части взрывных или зажигательных устройств. Поскольку пламя может распространяться на достаточно большие расстояния, очаг пожара может не совпадать с местом наибольшего выгорания.

Личность преступника. При расследовании поджогов его надо искать в первую очередь среди тех, кто заинтересован в уничтожении или повреждении имущества (материально ответственные лица, совершившие хищения или растраты вверенного имущества; лица, находящиеся в конфликтных отношениях с потерпевшим или администрацией предприятия, лица, стремящиеся получить материальные выгоды; люди с психическими отклонениями и др.) По делам о преступных нарушениях противопожарных правил – это в первую очередь должностные лица, отвечающие за технологические процессы и противопожарную безопасность на производстве.

Сюда включают исходные следственные ситуации, осмотр места пожара, освидетельствование подозреваемого, допрос свидетелей и потерпевших, обыск и допрос подозреваемого, назначение экспертиз.

На первоначальном этапе расследования этой категории дел возможны две наиболее общие типичные исходные следственные ситуации: причина пожара неизвестна и причина пожара известна.

При первой выдвигаются и проверяются типичные общие версии:
имел место поджог (с указанием предполагаемых мотивов);
пожар явился результатом преступного нарушения противопожарных правил (с указанием каких предположительно);
пожар возник в результате неосторожного обращения с огнем (кого именно);
пожар возник от природных явлений.

В первой ситуации характерны следующие действия: осмотр места пожара, допрос потерпевших, материально ответственных, и ответственных за пожарную безопасность лиц, очевидцев начала и развития пожара, в том числе членов группы пожаротушения – в качестве свидетелей, назначение пожарно-технической и иных необходимых экспертиз, розыск подозреваемого если он скрывается, обыск, освидетельствование и допрос подозреваемого. К числу последующих следственных действий относятся назначения некоторых иных экспертиз, допрос обвиняемого, допрос свидетелей, очные ставки, обыск, следственный эксперимент, проверка показаний месте пожара, контроль и запись переговоров и др.

При второй ситуации, если причина пожара достоверно установлена, выдвигаются частные версии о мотивах и целях поджога личности поджигателя или нарушителя правил пожарной безопасности и другие.

При второй ситуации, если лицо, виновное в совершении поджога, неизвестно, необходимо, прежде всего, произвести допросы лиц, связанных с местом пожара, а при необходимости – и их обыск и освидетельствования с целью установления поджигателя.

Осмотр места пожара является неотложным следственным действием, позволяющим установить: что именно горело, где произошло загорание и сколько имеется очагов пожара; каковы были пути распространения огня; что способствовало развитию пожара; что конкретно говорит о поджоге и способе его осуществления; на кого из конкретных лиц обнаруженные следы указывают как на поджигателя; каково состояние противопожарных средств и соблюдались ли правила пожарной безопасности; причиненный огнем ущерб.

Осмотр необходимо производить с участием специалиста, в качестве которого лучше всего привлечь пожарно-технического эксперта экспертно-криминалистического подразделения органа внутренних дел, судебно-экспертного учреждения системы Министерства юстиции или системы МЧС.

Одной из специфических задач осмотра является установление очага пожара. Исследуется состояние запоров входных дверей и окон горевшего помещения. Если в результате пожара имеются человеческие жертвы, то необходимо установить личность погибших и осмотреть трупы при участии специалиста – судебного медика. Особое внимание обращают на позу обгоревшего тела, его местонахождение относительно очага пожара, цвет кожи, наличие и цвет трупных пятен. Устанавливают местонахождение, а предварительно – и природу травм, их прижизненное или посмертное происхождение.

К протоколу осмотра прилагаются подробный план сгоревшего объекта и его электрическая схема. Изъятые следы, вещества, материалы, предметы упаковываются в герметично закрывающиеся емкости, маркируются, места их изъятия отмечаются на плане сгоревшего объекта. Фрагменты электропроводки и элементы электроустановок, аппараты защиты упаковываются каждый отдельно и снабжаются бирками с номерами, которые должны быть указаны на электрической схеме, прилагаемой к протоколу осмотра. Место происшествия и отдельные предметы фотографируются по правилам криминалистической съемки. Основные моменты осмотр3 предпочтительно фиксировать с помощью видеозаписи.

Освидетельствованием выявляют на теле подозреваемого следы ожогов, опаления волос на голове, волосяного покрова на запястьях, предплечьях, бровях, ресницах. На руках и других частях тела подозреваемого в подногтевом содержимом могут сохраниться частицы копоти, веществ, использованных для инициации горения, в том числе горючих жидкостей; почвы, опилок, стружек; запаховые следы.

Допрос свидетелей и потерпевших лучше всего производить как можно быстрее. При допросе потерпевших, свидетелей-очевидцев, в том числе пожарных, принимавших участие в тушении, необходимо выяснить:
при каких обстоятельствах, когда и где они узнали о возникновении пожара, что делали, узнав о нем;
кто в момент их прибытия на место пожара там находился и что делал, какие имелись материальные ценности и иное имущество;

с какого места свидетели наблюдали горение, каковы были его масштабы на момент обнаружения (локальное горение внутри, в одной из частей объекта, площадь и число этажей, охваченных пожаром), был ли объект до пожара заперт и т.д.

Обыск при расследовании дел о поджогах направлен, прежде всего, на обнаружение горючих и иных материалов (например, тряпок, фитилей), а также следов легковоспламеняющихся и горючих жидкостей, взрывчатых веществ, прожогов и подпалин на одежде и обуви, находящихся в доме заподозренного. При подозрении в поджоге, совершенном для сокрытия иного преступления, отыскиваются деньги, ценности и вещи, похищенные с места происшествия. Личный обыск позволяет обнаружить горючие вещества и следы воздействия огня на одежде, обуви подозреваемого.

Тактика допроса подозреваемого (обвиняемого) определяется в зависимости от следственной ситуации. Если подозреваемый задержан при совершении поджога или неподалеку от места поджога, что бывает достаточно редко, он должен быть немедленно допрошен. При том выясняют, как и почему он оказался на месте пожара, знает ли потерпевшего, в каких находится с ним отношениях, каковы мотивы поджога. Если подозреваемый задержан после производства у него обыска, в ходе которого обнаружены вещества, использованные при поджоге, необходимо выяснить происхождение веществ, отношение подозреваемого к сгоревшему объекту, потерпевшему.

Читайте также:  Может ли обвиняемый отказаться от экспертизы

В тех случаях, когда предполагается поджог с целью сокрытия другого преступления, при допросе в первую очередь выясняют состояние противопожарных средств на объекте и соблюдение противопожарных правил. Для изобличения подозреваемого во лжи ему могут предъявляться результаты ревизий, инвентаризаций, судебно-бухгалтерских и иных экспертиз.

При допросе должностного лица, подозреваемого в нарушении правил пожарной безопасности, необходимо выяснить: было ли ему известно о нарушении правил противопожарной безопасности на объекте; каковы причины этих нарушений; в течение, какого времени они имели место; предупреждался ли он о необходимости устранения нарушений; какие меры по устранению нарушений были приняты до пожара.

Для данной категории дел характерно назначение многих видов экспертиз.
Типичной является судебная пожарно-техническая экспертиза, к основным задачам которой относятся:
определение места возникновения первоначального горения (очага пожара);
характеризация динамики пожара во времени и пространстве;
определение вида теплового источника и установление механизма первоначального горения;
выявление условий и обстоятельств, способствующих развитию пожара;
выявление обстоятельств связанных с нарушением правил пожарной безопасности и действий (бездействий) участников тушения пожара и проведения аварийно-спасательных работ, способствовавших причинению вреда здоровью человека (смерть человека) или иных тяжких последствий.

Экспертизы веществ и материалов назначаются для выявления следов легковоспламеняющихся и горючих жидкостей, исследования продуктов горения, определения природы неизвестных веществ (возможных источников зажигания), а также металлических объектов с места пожара для решения вопросов о причинах оплавления проводов и кабелей, металлорукавов и стальных труб (аварийный режим в электросети или термическое воздействие); о температуре в очаге пожара по изменениям металлоконструкций и т.д.

Электротехническая экспертиза позволяет исследовать аварийные режимы работы электроустановок, выявить их причины, установить, правильно ли выбраны средства электрозащиты.

Судебно-медицинская экспертиза назначается при наличии на месте пожара трупов и решает вопросы о причине смерти (ожоги, удушье и пр.); об имеющихся на трупе повреждениях, их происхождении, в частности, не возникли ли они в результате действия огня; были ли они нанесены при жизни или образовались посмертно, время наступления смерти и т.д.

Следственный эксперимент позволяет установить возможность возникновения и развития горения в очаге пожара при определенных условиях; установить причины образования источника зажигания определенного вида; выяснить обстоятельства, связанные с появлением источника зажигания или горючего вещества в очаге пожара в результате определенных действий (бездействии) определенных лиц.

Краткое содержание

1. Меня обвиняют в поджоге хотя я в это время раздавал газеты как мне быть с данной ситуации?

1.1. Здравствуйте, Игорь!
Если Вас обвиняют в преступлении, которое Вы не совершали, то Вам не обойтись без помощи квалифицированного адвоката.

2.1. При социальном педагог можно опрашивать.

3. Моего ребенка 5 лет обвиняют в поджоге не жилого помещения списанного барака
Хотя его там не было что делать.

3.1. Чтобы Вам ответить, нужно больше информации. Следствие ведётся? Есть ли документы об этом?
С уважением!

3.2. Здравствуйте! Кто обвиняет? Заявление на ребенка уже написано?

4. Муж дал признательные показания под давлением следователя. Ранее судим. Судимосить не погашена.2 года условных к тому же.Обвиняется в поджоге. Есть свидетили, что в это время когда произошел пожар что он был в магазине, есть дитализация звонков что я в это время разговаривала с продовцом. Потерпевшие врут. Задержали без всяких обьяснений. Просто потому что судим.

4.1. Если он дал признательные показания под протокол допроса с адвокатом-это все. труба. Ничего уже не сделать и ни один адвокат (автобус адвокатов) ему не поможет!

5. Мой не посредственный начальник обвиняет меня в поджоге его автомобиля, полиция меня не тревожит! Он просит меня вернуть ему денежные средства! И ярко выражает по отношению ко мне предвзятое отношение! Что мне делать и как доказать свою непричастность?

5.2. Здравствуйте, Сергей!
Вообще ничего не делайте и не платите ему. А если будет и дальше вымогать деньги, то можете пойти в полицию, написать заявление (ст. 163 УК РФ)
При этом, не пишите заявление по собственному (ст. 80 ТК РФ). Если Вы это сделаете, то потом не докажете что вас вынудили.
По поводу предвзятого отношения советую написать жалобу начальнику Вашего начальника, возможно это генеральный директор.

5.3. Добрый день!
Ничего не делайте и не платите ему ни в коем случае.
Совет — все разговоры с ним записывайте на диктофон на всякий случай.

Свою невиновность вы не обязаны доказывать.
Статья 49 Конституции РФ
1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

5.4. Так Вы и не должны нечего доказывать, с Вас могут взять письменные объяснения. Нечего и не делайте, пусть разбирается полиция
Самое важное – это доказательства, которые предоставляет обвиняемая сторона. Должны быть какие-то доказательства вашей вины, документы, видеозаписи, круг подозреваемых.
Если таковых не имеется, возможно, что ваш работодатель просто пытается вас запугать и выманить у вас деньги.
Можно воспользоваться возможностью обратиться в суд, если вы действительно считаете себя непричастным к данной ситуации, с жалобой в порядке частного обвинения по ст. 129 УК РФ (Клевета).

5.5. Есть презумпция невиновности ст 14 УПК РФ это когда вашу вину в поджоге должна доказать полиция Если вас полиция ни как не тревожит то это означает: что полиция не считает вас виновным в поджоге Иначе бы в отношении вас давным давно было бы возбуждено уголовное дело ст 146 УПК РФ Что касается доказывать свою непричастность то ничего вам не нужно доказывать Если начальник просит вернуть деньги, то скажите ему пусть обращается в суд и там на основании ст 56 ГПК РФ доказывает что именно вы причинили ущерб стст 15 и 1064 ГК РФ его авто Естественно он этого не сможет доказать Так вам нужно вести.

5.6. Здравствуйте. Вы не обязаны доказывать свою непричастность, т.к. в соответствии со ст 49 Конституции РФ:
1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В связи с тем, что в настоящее время Вы не находитесь даже в статусе подозреваемого по делу о поджоге, то Вы в праве обратиться в полицию с заявлением в отношении своего руководителя, т.к. в его действиях усматриваются признаки состава преступления предусмотренного ст. 128.1 УК РФ (Клевета).

5.7. Предупредите такого начальника об уголовной ответственности за клевету, и предложите обратиться в полицию с такими обвинениями, если вообще вменяемый, он прекратит свои противоправные действия
Статья 128.1 УК РФ. Клевета
1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, —
наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо обязательными работами на срок до ста шестидесяти часов.
3. Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения, —
наказывается штрафом в размере до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо обязательными работами на срок до трехсот двадцати часов.

6. Меня обвиняют в поджоге автомобиля но я этого не делал. Дело заведено 9 месяцев назад за это время поменялось 3 следователя. Сегодня у меня изъяли мопед так как говорят что нас было 7 человек и мы были на одном мопеде. Подскажите как лучше сделать и вернуть мопед?

6.1. Здравствуйте, Владислав!
Если Вам предъявляют обвинение и изымают транспортное средство, как вещественное доказательство, то Вам лучше всего задуматься о посещении адвоката очно с целью проработки Вашей линии защиты.

6.2. Надо обжаловать действия следователя прокурору или в суд. 9 месяцев дознания — это запущенный «висяк», и возможно на вас таким образом пытаются давить. Насчет адвоката поддерживаю коллегу — стоит изыскать средства на его помощь и потом взыскать с государства и все расходы на него, и компенсацию после реабилитирующего прекращения уголовного дела за недоказанностью.

6.3. Здравствуйте. Вам лучше всего обратиться к адвокату и проработать стратегию защиты. В противном случае вам грозит судимость.

7. Соседи обвиняют меня в поджоге сарая приходил пож. инспектор произвел опрос прошло 9 мес. больше никто не беспокоил может ли состоятся суд?

7.1. Здравствуйте. Вас опросили и больше не вызывали, значит вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, т.к. никаких доказательств Вашей вины нет. Никакого суда не будет.

Читайте также:  За что обвиняют давидыча

Инна Васильева и Алена Ли – матери двух подростков – пытаются привлечь сотрудников патрульно-постовой службы Иркутска к ответственности за то, что те «оставили несовершеннолетних в опасной ситуации». 17-летний сын Васильевой, Максим Кокорин, до сих пор в ожоговом отделении – ему пришлось делать операцию по пересадке кожи. Сын Ли, 16-летний Максим Горский, – тоже сильно обгорел, но полицейские, по словам матери, даже не отвезли его в больницу, заявив, «и так сойдет». А сейчас пытаются обвинить подростков в поджоге машины.

18 сентября полицейские заперли подростков, которых в магазине обвинили в воровстве, в задний отсек служебного автомобиля. Один из них уронил телефон, второй зажег зажигалку, стараясь осветить салон. В отсеке оказалась канистра с горючей жидкостью, которая воспламенилась, на подростках загорелась одежда. Спустя время, когда подростки, по их словам, уже успели попрощаться друг с другом, полицейские вернулись к машине и открыли дверь. Пострадавшие выскочили и стали прыгать и кататься по земле, пытаясь погасить огонь, а полицейские, по их словам, смеялись и снимали все происходящее на телефоны. И только после этого вызвали скорую помощь.

– Алена человек такой тихий, мирный, не боец, пока не готова общаться с журналистами, – говорит Инна Васильева. – А я настроена более решительно, буду за права сына биться, и понимаю, что сейчас нам поможет только гласность и защита общественности, потому что представители полиции, по нашему мнению, настроены наказать не своих сотрудников, а пострадавших по их вине подростков.

– Инна, что произошло 18 сентября с вашим сыном?

– Примерно в 19 часов вечера он с другом, тоже Максим зовут, зашел в магазин разменять деньги на проезд. Собирался поехать домой от бабушки. Она живет возле его колледжа в Октябрьском районе, поэтому на неделе он часто у нее остается. В этом магазинчике именно поэтому его хорошо знают – он часто там бывает. И в тот вечер продавец взяла у сына деньги и заявила ему, мол, расплатишься за своего приятеля, Владика, он у меня дня два-три назад шоколадку украл. То есть фактически деньги у них отобрала. Конечно, мой сын и Максим стали возмущаться – они ничего не крали, деньги им нужны на проезд. Продавщица, недолго думая, запирает магазин, по сути, задерживают несовершеннолетних подростков, вызывают полицию и сообщают им о попытке воровства! Мало того, что это неправда, так те еще и запирают подростков в закрытый отсек для задержанных и оставляют там одних. У нас же больше не на кого вызывать экипажи, у нас, видимо, преступность вся поборота. Они их замкнули там, хотя несовершеннолетних не имеют права вообще сажать в отсек для перевоза заключенных.

– И что произошло в машине?

– Мой ребенок уронил телефон, в полной темноте на ощупь не нашел. Второй мальчик нашел зажигалку, чиркнул ее в темноте, и сразу вспыхнуло пламя. Они говорят, что даже не поняли, что загорелось. А загорелась, как потом выяснилось, какая-то бутыль пластиковая, какая-то емкость с горючей жидкостью.

Мальчики реально думали, что уже не выживут, они так долго горели без всякой помощи, что уже попрощались друг с другом. Элементарно могли задохнуться. Еще немножко – они просто там заживо сгорели бы.

И понимаю, что если бы машина была на ходу, можно было как-то объяснить, почему сразу не заметили, что отсек загорелся. Но получается, она загорелась, когда стояла. И всех троих сотрудников ППС – их в машине или около нее не было. Ни водителя, который должен быть за рулем, ни двух сотрудников, которые не должны были несовершеннолетних оставлять в одиночестве. Машина ходила ходуном, когда там начался пожар – мальчики кричали, стучали. Значит, они все находились в магазине, раз этого не видели. Да, потом открыли машину. И сейчас МВД пишет: доблестные сотрудники предотвратили серьезные последствия травм.

Предотвратили и поснимали на видео, хохоча. Когда открыли дверь, мальчишки выскочили, вывалились, как жареные куски мяса. Конечно, они начали прыгать, пытаться потушить себя, одежду, состояние шоковое. А эти полицейские начали их снимать, обсуждать с хохотом, этим «доблестным» было очень весело. А для того чтобы, видимо, сильно далеко мальчишки не убежали, их пытались сначала к столбу перекрестно руками приковать, а потом – то ли столба подходящего не нашлось, то ли что – их обожженных друг к другу руками приковали. Это нормально вообще?

Сейчас они все хотят вывернуть наоборот – мол, не пострадавшие ваши дети, а поджигатели злонамеренные. Изначально, когда я инспектору по делам несовершеннолетних на второй день после ЧП звонила, она говорила – ваших детей ни в чем не обвиняют, ко мне подъезжайте, мы напишем в Следственный комитет заявление на сотрудников ПСС. А теперь совершенно другая версия – что это они подожгли служебную машину.

– Как вы узнали о случившемся?

– В двенадцатом часу 18 сентября мне позвонила инспектор по делам несовершеннолетних из райотдела №9. Звонила не с рабочего телефона, а с телефона моего сына. Представилась, спросила: «Вы можете подъехать в райотдел?»

– Ваш сын задержан.

– За что он задержан?

– За поджог машины.

Понятно, что в моей голове сложилась картина, как показывают по телевизору, в интернете: подростки поджигают машины во дворах, на улицах. То есть о том, что он горел в машине, что он в таком состоянии, никто ни слова не сказал.

А я живу в Смоленщине за городом, у меня дома двое спящих детей, одному 11, второму 12 лет. Я их не могу бросить и ехать в город. Она спросила: «У мальчика есть отец?» Нет, говорю, отца нет, умер. Если бы она сказала, что мой ребенок попал в такую ситуацию, что у него ожоги, я бы детей младших подняла, вызвала такси и приехала. Но об этом ни слова.

– О том, что дело серьезное, вы узнали от самого Максима уже?

– Конечно, но уже утром, когда его такого доставили к бабушке и я, наконец, ему дозвонилась. Я ему сразу после звонка из полиции начала звонить, но он сначала скидывал: «Мама, потом, мама, потом». И я не знала, что его сначала задержала ППС, он горел в машине, потом его на скорой увезли, где забинтовали всего, а потом вытащили из больницы в отделение. Я в этом тоже буду требовать разобраться – почему не оставили его в больнице? Там люди лежат с одной обожженной рукой, а у меня ребенок весь перемотанный был: только очки из бинтов торчали.

Получается, из больницы его увезли в райотдел, там опрашивали без адвоката, без законного представителя. О чем именно, я тоже не знаю. Дальше его везут зачем-то на освидетельствование в наркологию. При этом я не понимаю, какие анализы у него и как брали. У него все кисти рук были перемотаны, обе ноги, все лицо! Я когда утром его увидела и повезла в больницу – человек не мог в туалет сходить, снять с себя одежду элементарно не мог, все пальцы перемотаны. Он не спал всю ночь, голодный был и в панике, потому что его таскали на опросы и угрожали.

Да, он сейчас выглядит уже намного лучше. Так три недели прошло. А те первые дни, когда с него снимали бинты каждую перевязку со слоем заживающей кожи, это просто было мясо. У меня ребенок терял сознание от боли.

– То есть в больницу его нормально госпитализировали только после того, как вы приехали?

– Я сама его повезла. После ночи, когда его таскали туда-сюда, в райотделы, на освидетельствование. Без протокола о доставлении в полицию, без протокола допроса или опроса. Зачем вообще в таком состоянии везти человека в диспансер, для меня просто загадка. По каким они признакам заподозрили, что он в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, если у него все было перемотано?

Когда я приехала, увидела, в каком виде у меня ребенок, конечно, вызвала такси и экстренно его в больницу повезла. Кроссовки его до сих пор у нас дома: один из них, с той ноги, на которую ему только вот сделали операцию по пересадке кожи, он просто к ноге приплавился. Как они ему отдирали его, я не знаю. Операция тяжелая, но необходимая: у него нога просто не заживает, так сильно вглубь прогорела.

– Когда вы первый раз обратились с заявлением и куда?

– В управление собственной безопасности МВД на Чехова мы с Аленой зашли 20 сентября. Начала рассказывать нашу историю, дежурный говорит: «Мы о вас знаем». То есть они уже на второй день вели все свои внутренние проверки, абсолютно все были уже в курсе. Официальное заявление мы передали в управление внутренних дел Иркутской области 24 сентября – получили талон. Перед этим приходили, просили взять дело под контроль уполномоченного по правам ребенка. 26-го числа, думаю, почему тишина, почему мне никто не звонит? Через канцелярии всевозможные, по разным телефонам, наконец, нашла, куда наше дело попало – на стол следователю Афанасьевой в каком-то штабе. Видимо, которая внутренние проверки ведет. Она мне сказала: «Да, дело рассматривают, подключены все службы, и ПДН, и ППС, Следственный комитет. Ждите». Я начала ждать. Трое суток прошло, которые по закону даются для рассмотрения дела и принятия решения, после либо должны принять решение, либо продлить расследование, оповестив меня как заявителя. Я подождала еще 10 суток, тишина. Позвонила сначала в аппарат уполномоченного по правам ребенка: юрист мне говорит, мол, что вы торопитесь, это долго будет рассматриваться. Афанасьева, следователь в штабе, также меня спросила: «А от кого вы звонка ждете?» – «От любого из вас. Разве не нужно встретиться со мной, как с заявителем, представителем несовершеннолетнего?»

Читайте также:  В чем обвиняет тебя инквизиция

На две телефонограммы из больницы, куда Максим поступал первый раз по скорой, а после со мной – никакой реакции. В журнале телефонограмм все записано. К людям, которые с бытовыми травмами приезжают в ожоговое отделение, приезжают сотрудники с вопросом, что произошло. Но к Максиму в больницу никто не приехал, и со мной никто не связывался.

И только вчера, 8 октября, спустя три недели после случившегося активизировались и наконец начали нам звонить следователи и инспекторы из ПДН. Только после того, как подключились общественность и средства массовой информации.

– В итоге вас в Следственном комитете все же приняли?

– Да, толстое дело у нас, оказывается. Увидела его вчера. Так я поняла, что где-то оно лежало, это дело, вылезло вчера только наружу. В качестве свидетеля или кого вызывали – я не знаю. Статус нам еще не определили.

А вчера они даже Максу два раза позвонили, моему сыну несовершеннолетнему. И настойчиво так: «Давайте встретимся». Он говорит: «Буду только в присутствии матери или юриста встречаться».

Между тем дело-то они повернули в серьезную сторону и уже испортили репутацию обоим подростками и нам, матерям. Выпустили релиз о том, что экспертиза якобы показала следы наркотиков у одного из ребят. У меня знакомые на работе уже спрашивают: «Как это вы, Инна Михайловна, лицо материально ответственное, на серьезной должности, так удачно скрывали, что ваш сын наркоман? Либо вы сами не знали, либо от нас скрываете. Ай-яй-яй». Сейчас многое от людей выслушиваем. Они не разбираются в том, что это были за экспертизы и как они проводились. От сына уже многие сейчас начинают отворачиваться, от меня тоже. Мне мои знакомые, друзья звонят, говорят: «У тебя сын наркоман».

Сын только начал учиться в колледже, а на нем уже поставили клеймо. Он находится сейчас в таком подавленном состоянии, просто, говорит, устал от всего, уже не могу выслушивать и читать все это про себя. Он же совсем не такой, каким его представляют ведомства и некоторые СМИ. Очень начитанный, увлекается музыкой, общественно активный, политикой интересуется. Недавно мне даже говорит: «Мам, может в штаб Навального обратимся? Они же знают, что могут делать наши правоохранители?»

Вчера позвонила бабушка второго мальчика, кричит: «К нам долбятся в двери!» Это оказался сотрудник отдела по делам несовершеннолетних, которому надо было срочно освидетельствовать состояние жилища. Ко мне вчера тоже очень сильно хотела попасть сотрудник ПДН, инспектор по Смоленщине. «Зачем вы ко мне домой так хотите приехать?» – «Идет работа по вашему несовершеннолетнему ребенку. Все характеристики, справки собираются, нужно срочно обследовать ваше жилище!» – «На предмет?» – «На предмет того, что в вашем жилище ничего не угрожает несовершеннолетнему ребенку». – «Вы что, издеваетесь? Он лежит сейчас в больнице, и еще неизвестно, сколько придется лежать. Что ему может в моем жилище угрожать? Все, что угрожало его физической безопасности, вы уже сами и устроили, все дружно».

И когда на второй день после случившегося я вас сама нашла, позвонила на личный сотовый, просила подсказать, как действовать и спросила, может быть, у вас есть какая-то информация, как у инспектора по делам несовершеннолетних, – что вы мне ответили? «Да, вами будут заниматься!»

21 день прошел, нами никто не занимался. А сейчас историю так повернули, сделали ребят умышленными поджигателями, что я реально боюсь, что они что-то подстроят. Очень сильно боюсь, у меня же дома еще двое несовершеннолетних, 10 и 12 лет. А как у нас делают такие службы? В холодильнике недостаточно продуктов, чего-то не хватает – мы составляем акты. Угрожает то-то и то-то, дети недоедают. Через пресс-релизы потом все в поганом свете выставляется. Я понимаю, как это будет все сейчас выглядеть. Сын непонятно, наркоман, не наркоман, поджигатель машин, неадекватный человек, и мамаша многодетная. Да, я нахожусь в статусе многодетной матери, но многодетность бывает разная. Я живу прекрасно в своем доме. Да, холодильник не ломится, но я работаю.

– Как с ними обращались в отделении полиции сразу же после происшествия?

– Ребята говорят, давили, конкретно говорили: «Ты пиши на него, что он осознанно поджег машину. А ты пиши на него!» Они не спали всю ночь, в ожогах, голодные, толком ничего не помнят. Что это, если не пытки? Были и словесные угрозы: «Хочешь учиться дальше или хочешь проблемы? Пожалуйста, ты их получишь. Зачем тебе это надо?» И обычный взрослый может надавить на несовершеннолетнего, а что говорить о людях, которые этому обучены?

Они больше трех часов удерживать несовершеннолетних вообще не имели права. У меня ребенок мучился от боли, не спал, не ел, всю ночь вы его таскали в таком состоянии на какие-то освидетельствования. Это разве законно? Всю первую неделю в ожоговом Максим был на сильных обезболивающих, их не хватало, чтобы купировать боль, мы ходили с ним в аптеку, когда я приезжала, еще докупали таблетки. А в ту первую ночь, представляете, какие сильнейшие боли были? Что можно заставить подписать в таком состоянии?

9 октября Следственный комитет по Иркутской области объявил о начале доследственной проверки по факту того, что 18 сентября 2019 года в Иркутске «двое подростков, находясь в автомобиле патрульно-постовой службы, подожгли его, получив при этом ожоги различной степени тяжести». В ведомстве заявили, что на данный момент установлено, «что спустя несколько минут после помещения несовершеннолетних в отсек для задержанных лиц в салоне патрульного автомобиля произошло возгорание, и подростки незамедлительно были извлечены сотрудниками полиции из отсека для задержанных. По результатам проверки будет принято процессуальное решение», – отрапортовали в пресс-службе ведомства.

По словам правозащитника, представляющего интересы Васильевой и Ли, Святослава Хроменкова, проверка ведется по признакам халатности, допущенной полицейскими. «Но это вовсе не значит, что не будет оцениваться превышение полномочий или другие нарушения, допущенные полицейскими. Эти статьи могут добавить по ходу проверки и уже после возбуждения дела. Вопросов к этим сотрудникам, конечно, много: Как подростки могли оказаться в служебной машине без присмотра взрослых? На каком основании они были задержаны?
Почему родителям не дали полную информацию сразу при задержании ребят? Почему не связались с родителями после обращения в соответствующие органы 24 сентября 2019 года?» – говорит юрист.

Несмотря на то что ни о каких обвинениях в адрес пострадавших подростков речи, по словам Хроменкова, нет, в пресс-службе МВД по Иркутской области 7 октября заявили о том, что 18 сентября работники торгового заведения в Октябрьском районе Иркутска передали прибывшим сотрудникам патрульно-постовой службы двух посетителей магазина, которые вели себя неадекватно и, по сообщению заявителей, возможно, могли быть причастны к совершению кражи. «Для выяснения обстоятельств произошедшего и проведения опроса они были помещены в служебный автомобиль. Находясь в салоне автотранспорта, молодые люди совершили умышленный поджог машины. Благодаря принятым мерам сотрудникам полиции удалось своевременно извлечь виновников инцидента из транспортного средства, оказать им первую помощь и тем самым предотвратить наступление тяжких последствий», – заявили в пресс-службе МВД, отметив, что медицинское освидетельствование установило у одного из получивших ожоги «состояние наркотического опьянения», а освидетельствование второго – «в производстве у медиков».

– Мы до сих пор не видели этого «документа». Мы не то что в его достоверности сомневаемся, вообще в факте его существования. И даже если он будет представлен, в первую очередь будет рассматриваться вопрос о его несостоятельности. Думаю, со стопроцентной вероятностью такую «экспертизу» суд не примет – несовершеннолетнего без согласия, в отсутствие законного представителя отправляют на подобную процедуру. Да это подсудное дело, – говорит Хроменков.

Источники:
http://www.9111.ru/%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE/%D0%BE%D0%B1%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D1%8E%D1%82_%D0%B2_%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B6%D0%BE%D0%B3%D0%B5/
http://www.sibreal.org/a/30208238.html

Читайте также:
Adblock
detector