Прокуратура и юстиция в чем разница

Цалиев Александр Михайлович, председатель Конституционного суда Республики Северная Осетия — Алания, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, член президиума Совета судей РФ.

Качмазов Олег Хазбиевич, судья Конституционного суда Республики Северная Осетия — Алания, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются некоторые проблемы осуществления органами конституционной юстиции и прокуратуры субъектов Федерации их правозащитных функций. Несмотря на разную правовую природу указанных органов, законодательством перед названными государственными институтами ставятся общие цели и задачи.

Ключевые слова: правозащитная функция; конституционное правосудие; прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Human rights duty of the bodies of constitutional justice and prosecutorial authorities

A.M. Tsaliyev, O.K. Kachmazov

The article examines certain problems of performance of human rights duties by the bodies of constitutional justice and prosecutorial authorities in the constituent elements of the Russian Federation. Despite different legal nature of these bodies and authorities, the legislation sets common goals and objects for these national institutes.

Key words: human rights duty; constitutional justice; prosecutorial supervision over observance of human rights and freedoms.

Проблема защиты прав человека приобретает особую значимость в период реформирования российского общества, поскольку состояние их обеспечения становится основным критерием демократичности государства, его приверженности правовым началам и общечеловеческим ценностям.

Для решения этой проблемы государство должно располагать определенными властными структурами и механизмами, которые бы осуществляли постоянный контроль и надзор за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, а также за соблюдением Конституции РФ и конституций (уставов) субъектов Федерации. Среди таковых заметное место отводится органам прокуратуры и конституционной юстиции.

Несмотря на их разную правовую природу, перед названными государственными институтами законодательство ставит общие цели и задачи, главными из которых можно назвать обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина, верховенства закона, единства и укрепления законности. Эти задачи решаются с учетом специфических форм, способов и методов работы органов конституционной юстиции и прокуратуры. Безусловно, что полномочий у прокуратуры для их реализации больше.

Осуществляя правозащитную деятельность, прокурор рассматривает и проверяет заявления, жалобы и иные сообщения о нарушении прав и свобод человека и гражданина, разъясняет пострадавшим порядок защиты их прав и свобод, принимает меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба. Надзирая за исполнением законов, прокурор опротестовывает противоречащие закону правовые акты, а также применяет иные меры прокурорского реагирования.

Одна из предусмотренных Законом о прокуратуре мер реагирования прокурора — обращение в суд общей юрисдикции или в арбитражный суд для защиты нарушенных прав и свобод человека и гражданина. Однако законодательная регламентация порядка и оснований такого обращения вызывает вполне обоснованные возражения у научной общественности и прокурорских работников . Проблема известна. Она заключается в ограничении действующим законодательством (ст. 27 Закона о прокуратуре и ст. 45 ГПК) круга субъектов, в защиту которых прокурор вправе обратиться в суд. По справедливому замечанию С. Бывальцевой, в этом случае получается, что и надзор может осуществляться лишь за соблюдением прав и свобод именно этих граждан, поскольку при отклонении (а то и просто игнорировании) органом или должностным лицом соответствующего акта реагирования прокурор лишен возможности обратиться в суд и восстановить нарушенное право в отношении иных граждан. Между тем очевидно, что любое полномочие по реагированию, не подкрепленное реальными мерами ответственности за неисполнение законных требований прокурора или правом обращения в суд, не может быть достаточно эффективным . Более того, ограничение права прокурора на обращение в суд в защиту прав и свобод граждан, а также неопределенность формулировки ст. 45 ГПК нередко приводят на практике к отказу судом прокурору в приеме заявления . Таким образом, действующее гражданско-процессуальное законодательство и законодательство о прокуратуре порождают множество проблем в реализации прокуратурой своих правозащитных функций.

См., напр.: Вырастайкин В. Как прокурору защитить человека, закон и интересы государства? // Законность. 2007. N 12. С. 32 — 34; Ергашев Е.Р. Принцип ограниченного участия прокурора в рассмотрении судами гражданских и арбитражных дел // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 2; Мельников Н.В. Прокурорская власть // Государство и право. 2002. N 2. С. 24.
См.: Бывальцева С. Защита прав и свобод человека // Законность. 2008. N 9. С. 20 — 22.
См.: Байкин И. Реализация права несовершеннолетнего на судебную защиту при предъявлении иска прокурором // Законность. 2008. N 4. С. 27 — 29; Бывальцева С. Указ. соч.

Справедливости ради следует отметить, что законодатель Федеральным законом от 5 апреля 2009 г. внес изменения в ч. 1 ст. 45 ГПК, несколько смягчив свою позицию по ограничению прав прокурора в рассматриваемой области. Указанное ограничение теперь не распространяется на заявления прокурора, основанием для которых стали обращения к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования. Тем не менее мы считаем, что ч. 1 ст. 45 ГПК и п. 4 ст. 27 Закона о прокуратуре не должны содержать абсолютно никаких изъятий из права прокурора на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов граждан. Хотя бы в ближайшей перспективе. Как известно, ограничение права на обращение прокурора в суд стало результатом судебно-правовой реформы, которая изначально была нацелена на возвышение роли судебной власти в России и стимулирование развития институтов гражданского общества. Это в целом правильный и неизбежный процесс. Однако мы не приветствуем искусственно подгоняемые радикальные изменения законодательства, скопированные у стран с развитой демократией без учета специфики современного российского общества, уровня его правовой культуры. В России именно прокуратура с ее централизованной системой способна и должна обеспечивать в публичной сфере и точное применение законов, и единство законности, и неотвратимость ответственности за любое нарушение закона путем использования процессуально-правовых процедур, каковыми являются конституционное, гражданское, арбитражное, административное и уголовное судопроизводства . Как справедливо отмечено М. Шакарян, в современных российских условиях, когда государство не может обеспечить реализацию конституционного положения о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в предусмотренных законом случаях — бесплатно, ограничение участия прокурора, осуществляющего правозащитную функцию в гражданском судопроизводстве, преждевременно .

См.: Мельников Н.Э. Указ. соч. С. 24.
См.: Гражданское процессуальное право: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М.: Велби; Проспект, 2005. С. 93.

Несколько иная ситуация в этой связи складывается с участием прокурора в конституционном (уставном) судопроизводстве. Конституциями (уставами) и соответствующими законами практически всех субъектов РФ, где созданы и функционируют конституционные (уставные) суды, допускается обращение прокурора с запросом о проверке конституционности нормативного правового акта, нарушающего права, свободы и законные интересы граждан. Более того, в большинстве субъектов РФ прокурорам предоставляется право принимать участие и излагать свою позицию по любому рассматриваемому в конституционном (уставном) суде делу. При этом указанные права прокурора не ограничены какими-либо условиями.

Читайте также:  Кто является генеральным прокурором российской федерации

Несмотря на это прокуроры крайне редко используют предоставленное им право. Анализ практики реализации прокурорами столь важного полномочия показывает, что за все время существования конституционных (уставных) судов не было вынесено ни одного постановления в связи с обращением прокурора в Республике Северная Осетия — Алания, Республике Марий-Эл, Республике Татарстан, Республике Тыва, Республике Дагестан, Чеченской Республике, Санкт-Петербурге, Калининградской области. В других субъектах Федерации случаи обращения в органы конституционной юстиции носят единичный характер. И это несмотря на то, что еще Приказом Генерального прокурора РФ от 18 июля 1997 г. «Об усилении прокурорского надзора за законностью правовых актов субъектов Российской Федерации» органам прокуратуры было рекомендовано шире использовать право на обращение с запросом в региональные конституционные суды. К сожалению, в настоящее время этот Приказ утратил силу, а в других приказах такое положение не воспроизведено.

Представляется, что изложенная проблема должна быть решена путем дополнения Закона о прокуратуре нормой, обязывающей прокуроров обращаться в конституционные (уставные) суды при выявлении неконституционных нормативных правовых актов субъектов Федерации. Она может быть решена и на отраслевом уровне. В этой связи необходимо сформировать целостную систему указаний со стороны Генеральной прокуратуры РФ по вопросу защиты прав и свобод граждан. Принятие единичных актов Генеральной прокуратурой по этому вопросу представляется крайне недостаточной мерой хотя бы потому, что эти акты не способствуют реальному распространению положительного опыта региональных органов прокуратуры РФ. В частности, не получает распространения заслуживающий внимания опыт прокуроров Республики Карелия, Республики Бурятия и Республики Саха (Якутия) по взаимодействию с органами конституционной юстиции. Только в последние годы по запросам указанных прокуроров конституционные суды вынесли соответственно 15, 8 и 6 решений.

Анализ текста некоторых приказов Генерального прокурора РФ показал, что они требуют обновления с учетом изменения законодательства и накопленного правоприменительного опыта. Содержание этих приказов следует конкретизировать, поскольку в них нет четко выраженных указаний подчиненным прокурорам. Особенно это замечание касается взаимодействия прокуратуры с органами конституционной юстиции. В частности, Приказ от 7 декабря 2007 г. N 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» не содержит указаний на необходимость защиты конституционных прав и свобод граждан средствами конституционной (уставной) юстиции. Подобное дополнение необходимо. Однако такая норма будет эффективной при одновременном возложении персональной ответственности за правильную организацию этой работы лично на прокуроров субъектов Федерации с регулярным предоставлением в Генеральную прокуратуру России соответствующих отчетов.

Безусловно, у прокурорского надзора инициативный характер, и в этой связи он более результативный в осуществлении контрольной деятельности государства. Однако он во многом зависит от эффективности судебной власти, поскольку при реализации полномочий прокуратуры по результатам прокурорской проверки принимается промежуточное решение, например о принесении протеста . А должностное лицо или орган вправе отклонить его. В этом случае прокурорам необходимо задействовать судебный контроль, результатом которого будет судебное решение.

Чепурнова Н., Смольников С. Судебный контроль и прокурорский надзор // Законность. 2007. N 5. С. 16 — 18.

Именно потому, что механизм прокурорского принуждения подключен к механизму осуществления судебной власти, эффект применения прокурорской власти значительно усиливается. Таким образом, конституционный (уставный) суд и прокуратура, опираясь на закон, взаимно дополняют друг друга, тем самым усиливая механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства. А надзор за исполнением решений конституционных (уставных) судов со стороны прокуратуры влечет повышение авторитета актов органов конституционной юстиции.

Следует отметить существенные различия не только в формах, но и в юридической силе принимаемых судами различной юрисдикции решений. Если решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов принимаются более оперативно, то решения конституционных (уставных) судов субъектов РФ более эффективны в деле укрепления законности и защиты прав и свобод граждан. Во-первых, решением конституционного (уставного) суда нормативный акт признается не недействующим, а утратившим силу. Это означает отсутствие в дальнейшем необходимости в его отмене. Неконституционная норма автоматически исключается из правовой системы. Во-вторых, решение конституционного (уставного) суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Что же касается юридической силы такого решения, то она равна силе конституционных норм. При этом обязательный характер носят не только положения резолютивной части решения, но и правовые позиции, указанные в мотивировочной части. В-третьих, решение конституционного (уставного) суда действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Его юридическая сила не может быть преодолена повторным принятием такого же акта. Все положения иных актов, аналогичные по своему смыслу положениям, признанным неконституционными, также не могут исполняться. Таким образом, решение конституционного (уставного) суда более универсально. И, наконец, в-четвертых: решением конституционного (уставного) суда на органы и должностные лица может быть возложена обязанность устранить выявленный в ходе судебного контроля пробел в правовом регулировании. В этом случае соответствующие органы и лица обязаны в установленные сроки восполнить пробел путем принятия нового нормативного акта или внесения изменений и дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части.

Изложенные, а также некоторые другие обстоятельства не оставляют сомнений в эффективности и универсальности средств судебного конституционного контроля. Именно поэтому возможности взаимодействия прокуратуры и органов конституционной юстиции субъектов РФ, особенно в сфере осуществления надзора прокуратуры за исполнением законов и надзора за соблюдением прав и свобод граждан, для восстановления законности и правопорядка мерами судебного конституционного контроля должны развиваться. Тем более что прокуроры субъектов РФ обладают неограниченным какими-либо условиями правом на обращение в конституционные (уставные) суды. Считаем, что эффективность усилий прокуратуры в этом случае будет повышаться.

И последнее. В настоящее время конституционные (уставные) суды образованы лишь в 17 субъектах Федерации. При этом более чем в 40 субъектах приняты законы об органах конституционной юстиции. Анализ ситуации показывает, что в большинстве из этих субъектов при наличии действующего закона органы государственной власти не образовывают конституционные (уставные) суды. Причины такого отношения вполне очевидны. В этой связи назрела необходимость принятия мер прокурорского реагирования для безотлагательного исполнения принятых субъектами Федерации законов о конституционных (уставных) судах. Это полностью соответствует предназначению прокуратуры, одной из задач которой является надзор за исполнением законов, в том числе законодательными (представительными) и исполнительными органами власти субъектов РФ.

Читайте также:  Допускается ли в рф создание чрезвычайных прокуратур

Полагаем, что указанные и другие меры будут способствовать совершенствованию регионального механизма защиты прав и свобод человека и гражданина.

Рассмотрим в качестве примера Республику Татарстан, в которой в настоящее время действует Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 22 февраля 2006 года № 68 «Вопросы Министерства юстиции Республики Татарстан». Указанным Постановлением утвреждено Положение о Министерстве юстиции Республики Татарстан.

Согласно разделу II названного Положения основными задачами МЮ РТ являются:

  • реализация государственной политики в сфере юстиции в пределах полномочий Республики Татарстан по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и по предметам собственного ведения Республики Татарстан;
  • достижение уровня правового обеспечения законопроектной и иной нормотворческой деятельности исполнительных органов государственной власти Республики Татарстан, обеспечивающего надлежащую защиту прав и законных интересов личности и государства;
  • обеспечение условий для осуществления деятельности мировых судей на территории Республики Татарстан;
  • реализация прав граждан на получение бесплатной юридической помощи;
  • осуществление взаимодействия с органами местного самоуправления по правовым вопросам;
  • создание условий для получения органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и организациями информации о муниципальных нормативных правовых актах.

Разделами III и IV Положения определены функции и полномочия МЮ РТ, вытекающие из названных основных задач.

Таким образом, деятельность Министерства юстиции Республики Татарстан лежит в сфере предметов совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и предметов собственного ведения Республики Татарстан, в то время как функции и полномочия в сфере предметов исключительного ведения Российской Федерации осуществляются Министерством юстиции Российской Федерации и его территориальными органами в субъектах Российской Федерации. Термин «министерство юстиции» (равно как и «правительство») используется в наименованиях исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации по принципу «как корабль назовешь, так на нем и напиши»: к примеру, в Воронежской области аналогичные задачи решает правовое управление правительства Воронежской области.

По Конституции 1936 года была существенно изменена система органов судебного управления . До этого судебное управление находилось в ведении наркоматов юстиции союзных республик , а центрального органа в масштабе СССР не было. 20 июля 1936 года ЦИК и СНК СССР приняли постановление об образовании союзно-республиканского Наркомата юстиции СССР. Создание НКЮ СССР означало централизацию судебного управления. Это был первый шаг на пути отделения судебных функций от функций судебного управления.

Верховный суд СССР (учрежден в 1924 г.), возглавлявший всю советскую судебную систему, по Конституции 1936 г. сохранялся, но его положение в судебной системе существенно изменилось. По Конституции 1924 г. Верховный суд СССР был не только судебным органом надзора за соблюдением Конституции.

Верховный суд СССР, СССР избирался Верховным Советом СССР сроком на 5 лет, он включал пять судебных коллегий — по уголовным делам, по гражданским делам, военную, железнодорожную, воднотранспортную.

В систему специальных судов Конституция 1936 г. не внесла изменений. Продолжали действовать три вида специальных общесоюзных судов — военные трибуналы, линейные суды железнодорожного транспорта и линейные суды водного транспорта. они не входили в систему судов союзных республик, действовали как общесоюзные, избирались сроком на 5 лет.

В качестве низовой ячейки Конституция 1936 г. закрепила народные суды, занимавшие основное место во всей судебной системе. В принципы их организации Конституция не внесла изменений, а порядок выборов в них был изменен: если раньше судьи избирались Советами, а народные заседатели — всеми гражданами, то теперь и те, и другие стали избираться всеми трудящимися сроком на 3 года.

Вся система прокурорского надзора в СССР возглавлялась Прокуратурой СССР (создана в 1933 г.) . Но процесс централизации руководства всеми органами прокурорского надзора не был доведен до конца: прокуратуры союзных республик оставались в системе НКЮ республик, т.е. в двойном подчинении. По постановлению ЦИК и СНК СССР 20 июля 1936 г. все прокурорско-следственные органы были выделены из НКЮ союзных республик и переданы в Прокуратуру СССР. Прокуроры союзных республик стали непосредственно подчиняться только Прокурору СССР.

В составе Прокуратуры СССР были созданы: Главная военная прокуратура, Главная военная прокуратура железнодорожного транспорта, Главная военная прокуратура водного транспорта, отделы — общего надзора, уголовно-судебный, гражданско-судебный, следственный, по спецделам по надзору за местами заключения, по жалобам и др. Эта структура просуществовала почти без изменений до конца 50-х годов .

Великая Отечественная война поставила перед судебными органами новые задачи.

На основании указа от 22 июня 1941 г. о военных трибуналах несколько менялся порядок их организации, расширялась их компетенция. Они стали рассматривать дела о преступлениях не только в армии и на флоте, но и в тылу (о самовольных уходах с военных предприятий, об уклонении от военного обучения, о распространении ложных слухов и т.п.) . Кроме того, выборность судей военных трибуналов была заменена их назначением.

В местностях, объявленных на военном положении, военные трибуналы рассматривали все дела о преступлениях против обороны, общественного порядка и государственной безопасности. Военные трибуналы действовали в армии, во флоте, в войсках НКВД, железнодорожных войсках и т,п. Судебное управление всеми военными трибуналами осуществлял НКЮ СССР через свои специальные управления. После войны многие правовые акты военного времени были отменены и изменилась работа судебных органов и органов юстиции.

После XX съезда партии сложилась благоприятная ситуация для перестройки всей системы органов юстиции, суда и прокуратуры надзора, хотя первые шаги в этом направлении были предприняты еще в 1953 г. Тогда были упразднены военные трибуналы и прокуратуры в войсках МВД СССР; ликвидированы органы внесудебной репрессии; отменен упрощенный порядок рассмотрения дел о государственных преступлениях, началась реабилитация невинно осужденных граждан, обвиненных как враги народа по политическим преступлениям; 24 мая 1955. было принято положение о прокурорском надзоре в СССР. Отныне органы предварительного следствия , в том числе и органы госбезопасности, были поставлены под строгий надзор.

Однако более широкие меры по укреплению законности, охране прав и свобод граждан не были проведены в жизнь. И прежде всего потому, что политическая структура общества осталась прежней, демократизация общественной жизни не получила развития. В идеологической сферы укоренилось положение о безусловном примате государства над правом. Последнее рассматривалось лишь как простой инструмент государственной власти, а “ создателем” законов стал аппарат. В обществе распространилось неуважение к закону. Даже государство, издавшее закон, само же его и нарушало. Приведем лишь два примера. В 1950 г. был грубо нарушен фундаментальный принцип права — более строгий закон не имеет обратной силы. По “ленинградскому делу” в августе 1949 г. были арестованы председатель Совмина РСФСР М.П. Родионов и ряд партийных деятелей. В то время смертная казнь в СССР была отменена. Но спустя полгода после их ареста, ее вновь ввели для изменников Родины и шпионов и применили к осужденным. Через десять лет подобная практика вновь имела место с той лишь разницей, что осужденные были лишены жизни за преступления общеуголовного характера (валютные операции). В обществе нарастали застойные явления, которые в 70-80-х годах привели страну к кризису. В этих условиях ведомственно “правотворчество” фактически подмяло под себя закон. Юридическая наука продемонстрировала неспособность оказать действенное сопротивление авторитарному, догматическому мышлению и практике.

Читайте также:  Как зовут прокурора чайку

В мае 1956г. ликвидировано Министерство юстиции СССР. Его функции по руководству работой судебных учреждений стали осуществлять министерства юстиции союзных республик, а часть функций перешла к образованной тогда же Юридической комиссии при СМ СССР (кодификация законодательства, систематизация законодательства, разработка нормативных актов и т.п.). Вслед за этим, в 1957-1960 гг., во всех союзных республиках были упразднены министерства юстиции (в РСФСР и УССР упразднены в 1963 г.). Функции министерств юстиции выполняли Верховные суды союзных республик и юридические комиссии при их правительствах.

30 ноября 1979 г. был принят новый Закон СССР “О Верховном суде СССР”. Закон устанавливал, что Верховный суд СССР выступает в качестве суда первой инстанции, рассматривает дела в кассационном порядке, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Он разрешает в пределах своих полномочий вопросы, вытекающие из международных договоров СССР. Верховный суд СССР избирается Верховным Советом СССР сроком на 5 лет в составе председателя, его заместителей, членов и народных заседателей. Кроме того, в его состав входят председатели Верховных судов союзных республик. Верховный суд СССР действует в составе Пленума рассматривает в порядке надзора по делам протестам Председателя Верховного Суда СССР и Генерального прокурора СССР, рассматривает материалы обобщения судебной практики и статистики, утверждает составы судебных коллегий, секретаря Пленума, научно-консультативный совет, заслушивает отчеты председателей судебных коллегий, доклады председателей Верховных судов союзных республик.

Судебные коллегии утверждаются Пленумом из числа членов Верховного суда СССР. Они рассматривают как первая инстанция дела исключительной важности, в порядке надзора — протесты на решения Верховного суда союзных республик, разрешают споры между судами союзных республик о месте рассмотрения дел. Военная коллегия рассматривает как суд первой инстанции дела исключительной важности, подсудные военным трибуналам, выступает как кассационный суд по их приговорам и рассматривает в порядке надзора протесты на их решения. Военные трибуналы создаются в округах, армиях, воинских соединениях, гарнизонах, флотах, в группах войск. Им подсудны все дела о преступлениях (гражданские дела они рассматривают лишь в местностях, где в силу исключительных обстоятельств не действуют общие суды).

Народный суд являются низовым и основным звеном советской судебной системы, так как именно он рассматривает как первая инстанция большинство гражданских и уголовных дел. Кроме того, народные суды ведут и большую воспитательную работу среди населения. При народных судах состоят судебные исполнители, назначаемые председателем народного суда. Они исполняют решения суда, приговоры.

Высших надзор за точным и единообразным исполнением законов осуществляла Прокуратура СССР. 30 ноября 1979 г. был принят Закон СССР “О Прокуратуре СССР”.

Система органов прокуратуры состояла из Прокуратуры СССР, прокуратур союзных, автономных республик, краев и областей и округов, районных, городских прокуратур. Могут быть созданы и иные прокуратуры (так, в 1989 г. была создана Уральская межрайонная природоохранная прокуратура как орган надзора ха соблюдением природоохранного законодательства в районе Аральского моря). Генеральный прокурор СССР назначался Верховным Советом СССР сроком на 5 лет. В 1989 г. была установлена новая структура Прокуратуры СССР: одно Главное управление по надзору за следствием и дознанием (в составе управления по надзору за следствием и дознанием в органах внутренних дел и следственной части) и 14 управлений. Кроме того, в составе Прокуратуры СССР созданы несколько отделов (по надзору за соблюдением законов в исправительно-трудовых учреждениях, систематизации и пропаганды советского законодательства и др.) и Главная военная прокуратура.

Обеспечение защиты прав и интересов предприятий, учреждений и организаций при разрешении хозяйственных споров занимаются органы государственного арбитража. В СССР действовали Государственный арбитраж СССР при СМ СССР (с 12 февраля 1987 г. — Государственный арбитраж СССР), государственные арбитражи союзных и автономных республик при правительствах республик , государственные арбитражи краев, областей при исполкомах Советов народных депутатов. В задачи этих органов входили разрешение хозяйственных споров, содействие улучшению договорной и претензиозной работы в народном хозяйстве, предупреждение нарушений законности в хозяйственной деятельности предприятий, разработка предложений и мер, направленных на совершенствование правового регулирования хозяйственной деятельности.

Важное место в механизме социалистической демократии занимала адвокатура, представляя собой общественную организацию, призванную оказывать юридическую помощь гражданам и организациям. В соответствии с Законом СССР “Об адвокатуре СССР” от 30 ноября 1979 г. она содействовала охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия.

Коллегии адвокатов являются добровольными объединениями лиц, занимающихся адвокатской деятельностью.

Адвокатские функции выполняла также Иностранная юридическая коллегия (Инюрколлегия) — централизованное межтерриториальное объединение адвокатов, специализирующееся на оказании юридической помощи советским и иностранным гражданам и организациям, а также лицам без гражданства. Инюколлегия как общественная организация осуществляла обязанности по охране прав граждан в пределах СССР и за границей. Она вела наследственные, пенсионные, бракоразводные дела, дела о взыскании алиментов, об востребовании страховых вознаграждений и вкладов, о возмещении ущерба, дела, вытекающие из договоров о морских, железнодорожных и воздушных перевозках, внешнеторговых сделках и др.

Большое значение имеет деятельность нотариальных органов. Нотариатом называют систему государственных органов (нотариальных контор), в обязанности которых входит удостоверение бесспорных прав и фактов, имеющих юридическое значение. Организация и деятельности нотариата определялась Законом СССР от 19 июля 1973 г. “О государственном нотариате” и положениями о государственном нотариате союзных республик. Выполнение нотариальных действий возложено на государственные нотариальные конторы. В населенных пунктах, где нет нотариальных контор, некоторые нотариальные действия совершали исполнительные органы местных Советов. Выполнение нотариальных действий за границей возлагалось на консульские учреждения СССР. Нотариальные действия совершаются по вопросам охраны имущества, права наследования, сделок, удостоверения завещаний, доверенностей и т.п.

В 70-80-е годы пренебрежение к закону со стороны бюрократии обернулось правовым нигилизмом населения, что повлекло за собой ухудшение трудовой дисциплины, рост преступности, падение нравственных устоев. Все это создало условия для различного рода злоупотреблений, произвола и привело к отчуждению государства от граждан.

Вопросы для самоконтроля:

1. Назовите отличия судов общей юрисдикции от трибуналов.

2. В чем содержание судебной реформы 1922-23гг?

3. Объясните причины незавершенности реформы прокуратуры 1933г.

4. Какие новые (как хорошо забытые старые) явления можно проследить в современной судебной системе?

Источники:
http://thequestion.ru/questions/342110/pochemu-odnovremenno-sushestvuyut-ministerstvo-yusticii-subekta-i-upravlenie-ministerstva-yusticii-rf-po-subektu
http://studopedia.ru/3_46198_organi-yustitsii-sud-prokuratura-v—e-godi.html

Читайте также:
Adblock
detector