Когда чайка стал генпрокурором

FLB: Подлинная биография генерального прокурора Ю.Я.Чайки, глава из книги «Грязное белье Кремля» (совместный проект с издательством «Яуза-пресс»)

Расследование дела поручили подразделению ГУВД Подмосковья по борьбе с оргпреступностью. Следователи так и не решились допросить Юрия Чайку, вызвав в качестве свидетеля лишь его сына Артема, работающего адвокатом. Примечательно, что Чайка-младший своими показаниями пытался обеспечить алиби обвиняемому Евлоеву, заявив, что в день и час вымогательства тот был совсем в другом месте, а именно в аэропорту, где провожал его в Иркутск.

Обвинительное заключение по делу Чумакова и Евлоева тогдашний замоблпрокурора Эдуард Денисов решился утвердить лишь на следующий день после того, как Юрий Чайка ушел из прокуратуры на пенсию. Через несколько недель пенсионер Чайка стал министром юстиции, но прокуратура уже не могла дать делу задний ход — оно ушло в суд.

В Одинцовском горсуде, зависимом от Минюста, с этим делом начали твориться странные вещи. Его долгое время не назначали к слушанию, а затем неожиданно отправили на доследование под предлогом того, что следствие не предоставило обвиняемым переводчика. Суд обязал областное ГУВД подобрать им переводчика и провести следствие заново. Между тем в ходе расследования дела Евлоеву и Чумакову несколько раз предлагался переводчик, но они письменно отказывались, демонстрируя, что хорошо владеют русским языком (большую часть жизни они прожили в Центральной России).

Определение суда о направлении дела на доследование было выгодно обвиняемым: у них появились реальные шансы выйти на свободу и скрыться. Однако это определение опротестовал одинцовский горпрокурор Виктор Артемов, признавший, что суд под формальным предлогом уклоняется от рассмотрения дела. Кассационная коллегия Мособлсуда удовлетворила протест и обязала Одинцовский суд начать процесс.

Одинцовский судья Михаил Елычев дважды направлял повестки о явке на заседания суда Артему Чайке, однако тот прислал телеграмму о том, что у него перелом ноги и появиться на процессе он никак не может. Побоялись прийти в суд и потерпевшие предприниматели, один из которых, опасаясь за свою жизнь, вынужден был уехать в длительную командировку за рубеж, а другой вообще сменил место жительства. Тем не менее суд счел собранные следствием доказательства достаточными для вынесения обвинительного приговора. Оба признаны виновными в вымогательстве и грабеже, Евлоев — в хранении гранаты, а Чумаков — в хранении кокаина. По словам судьи Елычева, наказание преступникам могло быть и более суровым, чем назначенные им 6 лет лишения свободы, однако суд учел, что оба они имеют малолетних детей и ранее несудимы.

Министр юстиции Юрий Чайка сделал лишь одно публичное заявление по этому скандальному делу: «Евлоева и Чумакова я не знаю, а спецталон и номера я делал для себя, так как периодически пользуюсь этой машиной вместо служебной». При этом г-н Чайка выразил уверенность, что его сын будет впредь более осторожен в выборе знакомых, которым доверяет машину.

Вопрос, почему спецталон на имя замгенпрокурора России оказался у рэкетиров, судом и не рассматривался, так как, по словам судьи, «к предъявленному обвинению отношения не имел».

Читайте также:  Какие дела заводит прокуратура

…Юрий Яковлевич Чайка родился в 1951 году в далеком городе Николаевск-на-Амуре Хабаровского края, в семье секретаря горкома КПСС.. Отучился два года в политехническом институте, потом пошел работать электриком на местный судостроительный завод. Но проработал недолго и загремел в армию. После армии Чайка уехал в Свердловск и поступил там в юридический институт.

В конце 80-х Иркутск потрясло дело сексуального маньяка Кулика. Из криминалистов, работавших в разных городах Иркутской области, была сформирована специальная следственная бригада, в которую входил и Чайка, вспоминает бывший следователь иркутской прокуратуры Николай Китаев. Будущий генпрокурор выбивал для бригады жилье, рабочие кабинеты, автотранспорт.

Дело банды Небудчикова вели иркутяне. Видимо, поэтому расследование затянулось. Хотя Чайка много говорил в СМИ о борьбе с бандитизмом, почти все дела по статье 77 УК при нем возвращались судом на дополнительное следствие и тихо разваливались.

В апреле 1995 года сотрудники Восточно-Сибирского РУБОПа около полуночи ворвались в одну иркутскую квартиру, где был устроен частный публичный дом. Обслуживали клиентов девочки разных профессий. Но были среди них и молодые работницы МВД и прокуратуры. Чайка, тогдашний областной прокурор, все же упросил начальника РУБОПа Александра Егорова не давать хода материалам.

За время руководства Чайки в областной прокуратуре сильно поменялся кадровый состав. И было отчего: некоторые следователи сбегали из областной прокуратуры в другие подразделения. Объясняли это примерно так: мы работаем, добываем информацию, но после доклада прокурору она почему-то утекает в криминальные структуры, и дело в результате рассыпается: свидетели исчезают, потерпевших запугивают. Может быть, все это и случайность – просто слишком уж часто такое происходит.

По словам Виктора Прокопьева, Чайка фигурировал по меньшей мере в двух уголовных делах, возбужденных региональным управлением ФСБ по Иркутской области. В первом из них речь шла о том, что Чайка, возможно, получил взятку в виде эксклюзивных золотых часов фирмы Longines.

Второе дело связано со строительством в Иркутске юридического института. Идею Чайки поддержало правительство Черномырдина и выделило деньги на строительство. Проведенная сотрудниками ФСБ проверка выявила банальные приписки, которые нанесли бюджету ущерб на сумму около миллиона долларов. Заместитель начальника регионального управления ФСБ Александр Николюк отправился к преемнику Чайки на посту областного прокурора Анатолию Мерзлякову. Увидев в деле фамилию Чайки, Мерзляков наотрез отказался выступить против предшественника, предложив попросту забыть о результатах проверки.

Информация об оперативном деле попала в Москву, откуда в Иркутск прибыла комиссия из трех работников центрального аппарата ФСБ и двух сотрудников Генпрокуратуры. Их работа подтвердила, что в местном ФСБ есть материалы не только на Юрия Чайку: к исчезновению средств имел отношение и начальник Юридического института Игорь Звечаровский. Материалы были ксерокопированы и ушли в столицу по линии Генеральной прокуратуры. Они легли на стол к Юрию Скуратову и тогдашнему директору ФСБ Николаю Ковалеву. Чекисты и надзирающий орган пришли к выводу, что оперативное дело огласке предавать не стоит. Вероятно, Юрий Скуратов теперь об этом жалеет – ведь Чайка, мягко говоря, предал своего шефа.

Читайте также:  Можно ли снимать в прокуратуре

Скуратов за это время успел даже поработать в ЦК КПСС, а оттуда, после распада СССР, начал прыгать вверх по карьерной лестнице. Чайка упорно продвигался вверх в рамках иркутской области. В 92-м он уже был прокурором этой области. И вот, в 95 году их пути снова пересекаются.

Отменить собственный указ Скуратов так и не решился, а когда пикантные факты из биографии Чайки начали всплывать, у него уже появились влиятельные защитники.

Замену Скуратову произвели механически — на его место пришел заместитель Юрий Чайка. Так Юрий Яковлевич впервые сел в кресло Генпрокурора России. Но просидел в нем немного — всего четыре месяца. Назначить генеральным прокурором его не успели. В начале 99 года разразился скандал с машиной его сына. 29 июля Юрий Чайка уходит из генпрокуратуры, а 9 августа – на пенсию. Имеет право — он отслужил в прокуратуре 20 положенных лет. Интересно, что на пенсии он находился всего восемь дней. 17 августа 99-го он получает пост министра юстиции в правительстве Владимира Путина. В то время как исполняющим обязанности генпрокурора России становится Владимир Устинов.

Шесть лет прокурор Чайка руководил министерством юстиции, а его земляк Владимир Устинов — генеральной прокуратурой. Странное совпадение — именно шесть лет дали тем самым ингушам, которых поймали в машине его сына. И кстати, эти бандиты постоянно проживали в Иркутске и свое наказание отбывали в лагерях на территории Иркутской области.

Верхнеленское пароходство обеспечивает функционирование одного из главных транспортных путей Сибири. По нему, в частности, идет северный завоз топлива и продовольствия. Затем фирма Чайки-сына (учредителем числился он и депутат Госдумы Башир Кодзоев) взяла в аренду около 10 судов для передачи их во фрахт по цене в два раза выше, чем арендная плата. Взамен пароходству на льготных условиях был предложен кредит на 2 млн долларов.

После конфликта, связанного с досрочным требованием вернуть деньги, было возбуждено уголовное дело. А руководитель пароходства, с которым Артем Чайка подписывал соглашение о финансовом директоре, был найден повесившимся в гараже. Официальная версия — самоубийство.

Анализируя этап работы Юрия Чайки в Генпрокуратуре (в 1995-м стал замгенпрокурора, а в 1998-м непродолжительное время исполнял обязанности генпрокурора), а затем и в Министерстве юстиции РФ (летом 1999-го Чайка — министр юстиции), эксперты рекомендуют обратить особое внимание на роль Назира Хапсирокова — бывшего завхоза Генпрокуратуры, который впоследствии стал помощником главы президентской администрации.

О Назире Хапсирокове, его роли в «правильном» разрешении многих уголовных разбирательств и в так называемом «деле нехорошей квартиры и Юрия Скуратова», которое инициировали для отставки прокурора, стало известно еще в 1998-1999 годах, как в принципе и о специальном фонде Генеральной прокуратуры, на средства которого покупалась недвижимость для высокопоставленных чиновников этого ведомства.

На взгляд экспертов, Юрий Чайка, которого Скуратов, будучи генпрокурором, пригласил на работу в Москву, со временем оказался в другой команде. «Когда Скуратов приступил к громким разоблачениям, касавшимся ельцинского окружения, его вынудили уйти, а Чайка выбрал «правильную» сторону, и на его поведение обратили внимание, — полагает один из бывших сотрудников госбезопасности. — Впоследствии, будучи министром юстиции, Чайка доказал свою исполнительность в деле «ЮКОСа». Обеспечение конфискации имущества компании, его четкой реализации, прохождения денег и вообще оперативная работа судебных приставов тоже не осталась без одобрительного взгляда из Кремля».

Читайте также:  Кого вызывают в отдел дознания

А дальше у Скуратова началось разочарование в первом заме:

– Я стал замечать, что он старается не подписывать никаких бумаг, где требовалось принятие решения. Даже документы, подписывать которые было его прямой обязанностью, старался подсунуть мне на подпись. Во-вторых, он провалил первое же мое поручение. Я уехал в отпуск и просил его выступить перед Советом Федерации с представлением о возбуждении уголовного дела в отношении председателя питерского заксобрания Кравцова. Но Чайка не пошел к сенаторам, послал начальника отдела. Сенаторы обиделись и прокатили нашу просьбу. Потом всплыла другая история. Пока я был в отъезде, Чайка – он курировал финансово-хозяйственные вопросы – вместе с управделами Генпрокуратуры Хапсироковым купили жилье моему заму Розанову за огромную цену, заплатив бюджетные деньги. В общем, это был вопиющий случай решения жилищного вопроса. Я решил избавляться от Чайки. Предложил его на должность министра юстиции. Поговорил и с самим Юрием Яковлевичем. Он был категорически против. Его эта должность тогда не устраивала никоим образом.

Но чуть позже, уже после истории со Скуратовым, кресло министра юстиции пришлось для него как нельзя более кстати. На этом посту он проявил себя послушным исполнителем.

На Большой Дмитровке Чайка запомнился тем, что в 1996 году курировал знаменитое «дело о коробке из-под ксерокса», в которой во время избирательной кампании из Дома правительства было вынесено более $500 тыс. Чайка спустил это дело на тормозах. Кроме того, ему приписывают и активную роль в «заминании» скандала с нецелевым использованием кредитов Международного валютного фонда. И впоследствии ничто не сбило Чайку с намеченного курса, проложенного ему Владимиром Путиным в 1999 году (когда нынешний глава государства был премьером). Именно такая позиция — стремление не лезть в политику, не участвовать в «дворцовых интригах», не слишком светиться на экранах и в прессе, возможно, сыграла решающую роль в выборе кандидатуры Юрия Чайки на должность генпрокурора.

В июне 2006-го, после неожиданного ухода в отставку Устинова, следует очередная путинская рокировка: Чайка возвращен в прокуратуру, Устинов отправлен в Минюст.

В 2008 году генпрокурор Юрий Чайка и министр юстиции Владимир Устинов сдали квалификационные экзамены на должность судьи. По Госдуме ходили слухи, что Чайка может оставить пост генпрокурора, перейдя на пост первого заместителя председателя Верховного суда.


МОЙ КОММЕНТАРИЙ К МАТЕРИАЛУ:

Под чёрной кожей
У негров сердце тоже.
Оно ведь может
Смеяться и грустить.

А что я ещё могу сказать.

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector