Какое из нижеперечисленных форм требует санкции прокурора

Надзор

Одной из форм прокурорского надзора является санкция прокурора на производство следственных действий, которые в существенной мере затрагивают права и законные интересы граждан. Уголовно-процессуальное законодательство существенно расширяет перечень процессуальных действий и актов, выполняемых следователем, которые приобретают силу после санкции прокурора. Суть состоит в том, что производство этих следственных действий возможно только тогда, когда на их выполнение дает согласие прокурор. К ним относятся: санкции на арест, на обыск, на арест и изъятие почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивание телефонных и иных переговоров, применение следователем денежного или имущественного залога в качестве меры пресечения, применение оперативно-розыскных мероприятий. Только после утверждения прокурором обвинительного заключения законченное производством уголовное дело может быть направлено в суд для рассмотрения по существу.”*

Любое процессуальное действие требует санкции прокурора, может быть практически реализовано лишь после тщательного изучения и всестороннего обсуждения, чтобы, с одной стороны, это способствовало полному, всестороннему и объективному исследованию обстоятельств совершенного преступления, с другой – чтобы это не повлекло за собой нарушения или ограничения прав и законных интересов участников процесса.

В уголовно-процессуальном законе есть и другие действенные формы реагирования, однако не все из них используются достаточно полно и точно.

В практической деятельности формы прокурорского реагирования используется нечасто, при этом нередко происходит их подмена, смешение элементов, хотя эти формы весьма различны, как по основаниям их применения, так и по процессуальным последствиям. К примеру, как изъятие дела у органа дознания и отстранение лица производящего дознание. Эти полномочия определены в статье 211 УПК РСФСР и производятся прокурором на всех стадиях предварительного расследования.

“Прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, вправе отстранить лицо производящее дознание от дальнейшего ведения следствия, если им допущены нарушения закона при расследовании дела.”1

Изъятие дела возможно при обнаружении обстоятельств влекущих отвод лица, производящего дознания, при обнаружении оснований считать то, что дознаватель прямо или косвенно, заинтересован в этом деле. Их участие в дознании, которое производилось ранее по данному делу, не является основанием для отвода от дела. Основаниями для

отвода могут быть заявления подозреваемым, обвиняемым, защитником, а также потерпевшим и его представителем.

Для изъятия дела необязательно наличие самого нарушения, главное — его предупреждение (при наличии оснований для предположения о нарушении).

Отстранение лица, производящего дознание, от дальнейшего ведения дела, представляет собой процессуальную санкцию за допущенные нарушения закона при расследовании. Эта мера своего рода крайняя, которая необходима тогда, когда есть сомнения в том, что лицо, производящее дознание, соблюдает принципы полноты и объективности выполнения законов. Обычно эта мера применяется прокурором в тем случаях, когда лицо, производящее дознание, совершает серьезный служебный проступок, являющийся процессуальным нарушением и препятствием дальнейшему развитию расследования.

Прокурор обладает властно-распорядительными полномочиями. Это проявляется, в частности, в том, что прокурор вправе отменить незаконные и необоснованные постановления следователей и лиц, производящих дознание. В первую очередь это относится к постановлениям, влияющим на движение дела: о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении (ст. 146 УПК), о привлечении гражданина в качестве обвиняемого (ст. 144 УПК), об избрании меры пресечении (ст. 92 УПК), о прекращении дела либо о его приостановлении (ст. 209, 195 УПК).*

Довольно часто встречаются такие случаи как неправомерный отказ в возбуждении уголовного дела:

Пример:“Прокурором района был рассмотрен отказной материал по факту причинения телесных повреждений гр-ки К,

Между гр-кой К. и ее мужем – К. произошла ссора, в ходе которой гр-н К. умышленно толкнул гр-ку К., она ударилась о дверной проем и произошел перелом левой ключицы. Гр-ка К. обратилась в РОВД Кузнецкого района г. Новокузнецка с заявлением о привлечении к уголовной ответственности гр-на К. за причиненные ей повреждения.

Дознаватель РОВД П. вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, мотивируя свое решении нецелесообразностью возбуждения дела в связи с лечением гр-ки К. Данное постановление незаконно и подлежит отмене, так как в действиях гр-на К. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 112 ч. 1 УК РФ – перелом ключицы по медицинским критериям относится к средней тяжести вреда здоровью. Мотив нецелесообразности в уголовном законе не предусмотрен”1

“Прокурором могут быть отменены и другие незаконные или необоснованные постановления о приводе обвиняемого, о наложении ареста на имущество”[2]

Постановление прокурора должно быть мотивировано с указанием оснований для отмены постановления следователя либо лица, производящего дознание.

Прокурор наделен правовыми средствами для осуществления процессуального руководства расследования преступлений: он вправе давать письменные указания об расследовании преступления, об избрании либо отмене меры пресечении, о квалификации преступления, производстве отдельных следственных действий, способствующих раскрытию преступлений.

Указание прокурора дается в письменной форме и является обязательным для органов дознания. Согласно ст. 212 УПК возможно обжалование этих указаний вышестоящему прокурору лицом производящим дознание.

Прокурор вправе давать поручение органам дознания об исполнении отдельных следственных действий – задержании, приводе, заключении под стражу, производстве выемки, розыске лиц, совершивших преступление, допрос свидетелей.

Читайте также:  Как правильно отвечать на запрос прокуратуры

При осуществлении надзора за законностью, прокурор может участвовать в производстве дознания и предварительного следствия. Он составляет планы расследования, в участии в допросах свидетелей и обвиняемых, в осмотре места происшествия, проводит совещания о ходе расследования наиболее сложных опасных преступлений и т.д. Отдельные следственные действия прокурор может выполнять и лично, неважно от того в производстве какого органа дознания или следствия находится уголовное дело.

Прокурор имеет право лично производить расследование преступлений в полном объеме. Участие прокурора в производстве дознания и предварительного следствия – одно из особо важных средств выявления и устранения уже выявленных нарушений прав и законных интересов участников уголовного процесса и других граждан.

Целям своевременного выявления и устранения нарушений закона в процессуальной деятельности органов дознания служит право прокурора требовать от них для проверки уголовного дела документы, материалы и иные сведения о совершенных преступлениях, ходе дознания, предварительного следствия и установления лиц, совершивших преступление.

Дата размещения статьи: 28.01.2017

Статья 17.7 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за невыполнение законных требований прокурора, совершенное исключительно умышленно.
Одна из правовых гарантий эффективности прокурорского надзора — обязательность исполнения требований прокурора, следующих из его полномочий (ст. 6 Закона о прокуратуре). Неисполнение этих требований влечет за собой установленную законом ответственность.
Однако после принятия Закона о прокуратуре в течение нескольких лет не существовало ни одной нормы права, прямо предусматривающей способ реализации провозглашенной нормы и привлечения к какой-либо ответственности. Только в июле 1995 года законодатель дополнил существовавший Кодекс РСФСР об административных правонарушениях ст. 165.10, установив административную ответственность за умышленное невыполнение законных требований прокурора.
Практика применения административной ответственности за невыполнение законных требований прокурора обнажила существенные проблемы, затрудняющие правильное понимание и применение указанной правовой нормы, требующие более глубокого изучения административно-правовой характеристики этого вида правонарушений и дальнейшего совершенствования административной практики и законодательства. Принятый в 2001 г. КоАП РФ в ст. 17.7 также предусмотрел ответственность за невыполнение законных требований прокурора, но и он не устранил некоторые проблемы.
Один из дискуссионных вопросов при рассмотрении правонарушения в виде неисполнения законных требований прокурора — форма вины лица, совершающего проступок.
Административное законодательство полностью заимствовало понятие вины, ее форм из уголовного права. Как и в уголовном праве, административное законодательство предусматривает две формы вины — умысел и неосторожность (ст. 2.2 КоАП). Используя понятийный аппарат уголовного права и проводя аналогию, можно осуществить классификацию форм вины в административном праве. Умышленным правонарушением признается действие (бездействие), совершенное с прямым или косвенным умыслом, а неосторожным — совершенное по легкомыслию или небрежности.
В ст. 17.7 КоАП, как и ранее в ст. 165.10 КоАП РСФСР, административная ответственность предусматривается только за умышленное невыполнение законных требований прокурора. Законодатель однозначно определил форму вины как умысел — прямой или косвенный. Лицо, совершившее правонарушение, должно сознавать противоправный характер своего действия или бездействия, предвидеть вредные последствия и желать наступление таких последствий (прямой умысел) или безразлично к ним относиться (косвенный умысел). Из этого следует вывод об отсутствии ответственности в случаях неумышленного невыполнения законных требований прокурора, например, по вине нерадивых руководителей, которые в силу небрежного отношения к своим служебным обязанностям, ненадлежащей организации своей работы не исполнили того, что от них требовалось.
Рассмотрим пример, основанный на реальных событиях. К прокурору обратилось лицо с жалобой на бездействие судебного пристава-исполнителя, не принявшего должных мер по взысканию алиментов. Прокурор, разрешая жалобу гражданина о нарушении его прав, в рамках своих полномочий, в соответствии со ст. ст. 22, 27 Закона о прокуратуре, для проверки указанных в заявлении фактов письменно затребовал от старшего судебного пристава необходимые документы исполнительного производства. Указанное должностное лицо, достоверно зная о существовании исполнительного производства, поручило одному из своих подчиненных исполнить требования прокурора. Подчиненный сотрудник, не найдя необходимых документов, подготовил ответ прокурору об отсутствии запрашиваемых исполнительных документов в отделе судебных приставов. Старший судебный пристав, ввиду небрежности, не вникая в содержание подготовленного документа, подписал ответ прокурору. Таким образом, требования прокурора остались неисполненными. Впоследствии судебный пристав объяснил причину своих действий тем, что полагался на подчиненного, не проконтролировал должным образом его действия. Прокурору в дальнейшем пришлось приложить значительно больше сил и времени для проверки доводов заявителя и установления обстоятельств нарушения закона.
Предположим другое развитие этой ситуации. Старший судебный пристав, не желая раскрывать перед прокурором недостатки как в своей работе, так и в работе своих подчиненных, опасаясь возможной дисциплинарной ответственности в результате мер прокурорского реагирования, сознательно не представит затребованные документы. Оправдывая свои действия, пристав заявит, что у него было много работы и он «упустил» из виду запрос прокурора. Примеров таких фактов «упущений» и «забывчивости» руководителей можно привести множество.
Приведенные примеры схожи по последствиям — в результате невыполнения требований прокурора тот не реализовал свои полномочия, соответственно, гражданин не получил своевременной и должной защиты своих нарушенных прав. Различие только в одном — в форме вины должностного лица. В первом случае оно не выполнило требований ввиду легкомысленного, небрежного отношения к своим служебным обязанностям, во втором — умышленно.
Несомненно, совершение проступка по неосторожности принято считать менее опасным, чем совершение его умышленно, что соответственно влечет установление разной меры ответственности. Возможно, этим руководствовался законодатель, исключая административную ответственность за неосторожный проступок.
Обоснованна ли позиция законодателя при закреплении в норме исключительно умышленной формы вины? Представляется, что нет.
Статья 17.7 КоАП, обеспечивающая правовой механизм реализации надзорных полномочий прокурора, — одна из важнейших гарантий эффективности прокурорского надзора. Особый правовой статус органов прокуратуры отмечен и в том, что рассматриваемый вид правонарушений из главы КоАП РСФСР о проступках, посягающих на установленный порядок управления, перенесен в КоАП РФ в главу о правонарушениях против институтов государственной власти. В случаях невыполнения законных требований прокурора вред, причиняемый охраняемым законом общественным правоотношениям, как от умышленных действий, так и от неосторожных фактически одинаков и равноценен — надзорные функции органа государственной власти не достигают поставленной цели. Для государства, которое ставит себе задачу обеспечения верховенства закона и укрепления правопорядка, не должно быть безразлично, по каким причинам те или иные лица не выполнили предписанные им требования, если их действия (бездействие) носили виновный характер. Форма вины, влияющая на степень вредоносности проступка, несомненно, должна учитываться при определении меры ответственности.
Сравним юридические конструкции статей, регулирующих схожие правоотношения, например ст. ст. 17.7 и 17.1 КоАП. Последняя предусматривает ответственность за невыполнение должностным лицом государственного органа, органа местного самоуправления, организации или общественного объединения законных требований члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы, а также несоблюдение должностным лицом установленных сроков предоставления информации (документов, материалов, ответов на обращения) члену Совета Федерации или депутату Государственной Думы. Очевидно сходство этих норм как по своей конструкции, так и по целям и задачам, которые ставит перед ними законодатель. Одинаковы и санкции для должностных лиц. Принципиальное различие только в том, что невыполнение требований прокурора должно быть умышленным.
При анализе подобного различия в нормах закономерен вывод о том, что, по мнению законодателя, невыполнение законных требований члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы имеет повышенную вредоносность, нежели неисполнение требований прокурора.
Сравним общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления своих полномочий депутатами Государственной Думы, членами Совета Федерации и прокурорами. Основные полномочия указанных лиц закреплены в специальных Федеральных законах «О прокуратуре Российской Федерации» и от 8 мая 1994 г. N 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». В этих Законах наряду со специфическими формами деятельности органов государственной власти, которые не подлежат сравнению между собой, есть и схожие полномочия.
Так, согласно п. «з» ч. 1 ст. 7 ФЗ от 8 мая 1994 г. одной из форм деятельности депутата Госдумы или члена Совета Федерации является обращение к соответствующему должностному лицу с требованием принять меры по немедленному пресечению обнаружившегося нарушения прав граждан. Схожее положение существует и в Законе о прокуратуре, согласно п. 3 ст. 22 которого прокурор, в случае установления факта нарушения закона органами или должностными лицами, вносит представление об устранении нарушений закона. Кроме того, согласно нормам и того, и другого закона депутаты Госдумы, члены Совета Федерации и прокуроры вправе для осуществления своих функций потребовать предоставления в установленные законом сроки из органов государственной власти, местного самоуправления и от иных должностных лиц необходимых им сведений и документов. Невыполнение указанных требований, в том числе по неосторожности, влечет за собой фактически одинаковые последствия, что делает неоправданным установление различий по степени вредоносности деяний.
Следует заметить, что ни в одной из статей гл. 17 КоАП, предусматривающей ответственность за правонарушения, посягающие на институты государственной власти, за исключением ст. 17.7, в описании диспозиции схожих составов правонарушений нет упоминания об умышленном характере деяний.
Аналогичная ситуация с нормами гл. 19, регламентирующими ответственность за правонарушения против порядка управления.
Так, ст. 19.5 предусматривает ответственность за невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль, об устранении нарушений законодательства. Эта норма перекликается со ст. 17.7. Прокуратура РФ также является государственным органом, наделенным надзорными функциями, полномочным вносить органам и должностным лицам представления и предостережения, а также выносить постановления, которые подлежат рассмотрению в установленный законом срок.
Несмотря на очевидную схожесть этих двух норм, ст. 19.5 не ограничивается только умышленным характером противоправных действий.
Таким образом, законодатель, предусмотрев в ст. 17.7 КоАП положение об умышленном характере невыполнения законных требований прокурора, совершенно неоправданно ограничил правовые гарантии прокурорского надзора.
Решением затронутого вопроса может стать внесение изменений в действующее административное законодательство.

Читайте также:  Как попасть в военную прокуратуру по контракту

Читайте также:

  1. BI-платформы
  2. Cущность и формы предпринимательства
  3. II. Политическое развитие страны: реформы и их последствия
  4. II. Понятие и формы вины
  5. IV. Первые буржуазные реформы
  6. Абзацы нестандартной формы
  7. Аграрные реформы П.А. Столыпина
  8. Адгезивный средний отит. Причины, клинические формы, лечение.
  9. Административная ответственность за нарушение законодательства об охране и использовании земель.
  10. Административно-политические реформы в Киевском государстве при князе Владимире Святославиче. Место Владимира Великого в истории Украины
  11. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ НОРМЫ: ПОНЯТИЯ, ОСОБЕННОСТИ, ВИДЫ, ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ.
  12. Административное правонарушение и административная ответственность

Установив факт нарушения закона, проку­рор может совершить следующие дейст­вия. Во-первых, он вправе подать протест на правовой акт, если тот противоречит за­кону. Протест прокурора — это документ, представляющий собой акт прокурорского реагирования, который приносится в орган или должностному лицу, издавшему правовой акт, и в котором содержится юридически обоснованное требование об отмене незаконного акта либо приведении его в со­ответствие с законом. В протесте прокурор указывает обстоятельст­ва дела и излагает свои требования. Протест прокурора должен быть рассмотрен в срок не более 10 дней с момента его поступле­ния, а в случае принесения протеста на решение представительного (законодательного) органа субъекта Федерации или органа местного самоуправления — на ближайшем заседании. При исключительных обстоятельствах, требующих немедленного устранения закона, про­курор вправе установить сокращенный срок рассмотрения протес­та. О результатах рассмотрения протеста незамедлительно сооб­щается прокурору в письменной форме.

Во-вторых, прокурор может внести представление должно­стному лицу, полномочному устранить допущенные нарушения закона, с требованием сделать это. Представление прокурора — это документ, представляющий собой акт прокурорского реагиро­вания на выявленные правонарушения, в котором содержится юридически обоснованное требование об устранении данного правонарушения. Представление прокурора подлежит безотлага­тельному рассмотрению. В течение месяца должностное лицо, которому было внесено соответствующее представление должно принять конкретные меры по устранению допущенных нарушений за­кона, их причин и условий, им способствующих. О результатах приня­тых мер должно быть сообщено прокурору в письменной форме.

Читайте также:  Коллегия генеральной прокуратуры рф является каким органом

В-третьих, прокурор имеет право вынести постановление о возбуждении уголовного дела или производства об административном правонарушении. Постановление прокурора — это документ, представляющий собой акт прокурорского реагирования на общест­венно опасное деяние или административный проступок, в котором содержится юридически обоснованное мотивированное решение о возбуждении уголовного дела или производства об административ­ном правонарушении. Постановление о возбуждении уголовного дела выносится в порядке, предусмотренном уголовным законом.

В порядке, установленном уголовно-процессуальным зако­нодательством РФ, прокурор участвует в рассмотрении уголов­ных дел судами. Осуществляя уголовное преследование в суде, он выступает в качестве государственного обвинителя. Прокурор доказывает виновность подсудимого, следит за тем, чтобы в про­цессе судопроизводства не были нарушены права и законные интересы участников судебного разбирательства, а решение суда по делу было законным и обоснованным. Если прокурор считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоя­тельствам дела, что в ходе судопроизводства был нарушен или неправильно применен закон, он после вынесения судебного решения может подать протест.

Обращение к прокурору

Любой субъект права может обратиться к прокурору за защитой своих нарушенных прав, свобод или охраняемых законом интересов. Законодательство не устанав­ливает строгой формы обращения к прокурору: оно может быть как устным, так и письменным.

Жалоба прокурору пишется в произвольной форме и должна содержать:

а) сведения жалобщика о себе (фамилия, имя, отчество,
адрес, телефон);

б) сведения о нарушителе либо организации, в которой допущено нарушение;

в) существо допущенного нарушения.

Жалоба, как правило, пишется на имя прокурора того района, в котором находится предприятие, учреждение, организация или проживает лицо, допустившее нарушение закона. Она может быть направлена прокурору по почте, вручена лично либо передана непо­средственно в канцелярию прокуратуры, где должна быть в обяза­тельном порядке зарегистрирована. Если обращение к прокурору было сделано в устной форме, оно тоже регистрируется — в книге личного приема, в которой отражается и содержание ответа проку­рора, если он давался в устной форме. По требованию гражданина ему должен быть направлен письменный ответ.

Если в суд обращаются за защитой собственных прав, то к прокурору можно обратиться с заявлением об ущемлении прав других лиц, интересов государства, а также о совершенном либо готовящемся преступлении, вне зависимости от того, против кого оно направлено.

Прокурор, разбирая жалобу, в отличие от суда не может при­нять решение по существу — он вправе лишь отреагировать на допущенное нарушение закона посредством принесения про­теста или представления. Должностные лица, получившие такой документ, обязаны рассмотреть его в установленные законом сроки и принять решение об устранении допущенного нарушения.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источники:
http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/21831
http://studopedia.su/1_51875_formi-prokurorskogo-reagirovaniya-na-narushenie-zakona.html

Читайте также:
Adblock
detector