Что выше верховный суд или генеральная прокуратура

Чайка всегда сверху

Конфликт между Генпрокуратурой и Следственным комитетом исчерпан. Верховный суд решил, что глава Следственного комитета Александр Бастрыкин должен неукоснительно исполнять любые приказы генпрокурора Юрия Чайки.

Верховный суд (ВС) РФ принял постановление, согласно которому последней инстанцией для сотрудников Следственного комитета при прокуратуре (СКП) РФ является не его председатель Александр Бастрыкин, а генеральный прокурор Юрий Чайка. Во вторник пресс-служба суда обнародовала текст надзорного определения уголовной коллегии ВС, из которой следует, что приказы генпрокурора являются обязательными для исполнения не только сотрудниками прокуратур, но и представителями СКП, в том числе и главой этого ведомства.

Точку в межведомственном конфликте, начавшемся с выделением СКП в отдельную структуру осенью 2007 года, поставил разбор о правомочности уголовного преследования районного следователя из Краснодара Романа Акимова, начавшегося в 2008 году.

Как следует из текста определения уголовной коллегии ВС, глава краевого следственного управления (СУ) СКП Александр Глущенко заподозрил своего подчиненного в мошенничестве (подробности в определении не сообщаются) и решил уволить его. Это решение опротестовала прокуратура.

В процессе судебных определений о наличии признаков состава преступления в действиях Акимова выяснилось, что законность назначения самого Глущенко находится под большим вопросом. В частности, 31 марта 2008 года генпрокурор Чайка подписал приказ № 393-к об отмене приказа председателя СКП Бастрыкина о назначении Глущенко на должность. Приказ генпрокурора, впрочем, так и не был выполнен.

Впрочем, уволить своего подчиненного Чайка все равно не сможет: снимать глав обоих ведомств с должностей может только Совет федерации по представлению президента.

Эксперты считают, что конфликт между Генпрокуратурой и СКП фактически исчерпан, но дальнейшее развитие событий все равно зависит от Бастрыкина.

Несмотря на необычно резкую оппозицию надзорного ведомства и ропот в рядах судей, Вячеславу Лебедеву удалось отстоять свою идею запретить оглашение показаний свидетелей без их вызова в суд — ее воплотили в законопроект. Спорный вопрос, как именно стороны должны обеспечивать явку, решен элегантно: проблему отложили на потом.

Читайте также:  Кто прокурор ярославской области

2 апреля 2013 года Верховный суд бурно обсуждал идею Вячеслава Лебедева запретить, ради обеспечения подлинной состязательности сторон, оглашение показаний свидетелей без вызова их в суд. Законопроект о внесении изменений в две статьи Уголовно-процессуального кодекса — 274-ю (порядок исследования доказательств) и 281-ю (оглашение показаний) предполагал, что стороны должны обеспечивать явку своих свидетелей в суд. «Возложить обеспечение явки на стороны – это, конечно, хорошо, но как обеспечить механизм? – спрашивал у присутствующих судья ВС РФ Александр Червоткин. – Прокуратура еще хоть как-то может это сделать, а адвокат?» Схожие опасения были и у замгенпрокурора Сабира Кехлерова. «В предложенном виде проект закона нереален и работать не будет. Я вообще не знаю, как сторона защиты будет обеспечивать явку», — говорил он.

Документ был возвращен в редкомиссию и изменен. «Мы пришли к выводу о необходимости существенной переработки. Полагаем, что в законопроекте должны быть отражены [только] принципиальные положения», — пояснил вчера докладчик, судья ВС Михаил Шалумов.

В документах, по сути, два изменения. Во-первых, ВС все же решил разрешать оглашение показаний не явившихся свидетелей и потерпевших, если установить их местонахождение не удалось «всеми возможными мерами» (предлагается ввести п.5 ст.281 УПК). Однако тут же оговаривается (ч.3 ст. 281 УПК), что зачитать их суду можно лишь при условии, что обвиняемый или подсудимый ранее могли задать этим свидетелям вопросы на очной ставке и «высказывать свои возражения». Что касается ч.2 ст. 274 УПК, то здесь изменения оказались техническими, а смысл новеллы неизменным — обязанность обеспечения явки свидетелей и потерпевших возлагается на ту или иную сторону.

Во-вторых, разработчики документов нашли способ не регламентировать процедуру, по которой стороны должны действовать, вызывая в суд своих свидетелей, и их полномочия. Это проблема просто перенесена в будущее. «Все остальные вопросы, в том числе механизмы, разъяснят соответствующие пленумы», — сказал судья-докладчик. В результате, например, в том случае, если предложения председателя Верховного суда в форсированном темпе пройдут законодателей и президента, обвинению и защите придется рассчитывать только на помощь судей. Во втором документе, принятом вчера ВС РФ (он корректирует постановления пленумов от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» и от 5 марта 2004 года «О применении судами норм УПК»), говорится, что если стороны своими методами не смогли обеспечить явку свидетелей, то им может посодействовать суд. Например, оформлением повестки, постановлением о принудительном приводе и другими мерами.

Читайте также:  Кто назначен прокурором крыма

Генпрокуратура, видимо, этим крайне недовольна. «В прошлый раз я выступал против внесения поправок в ст.274 УПК, но Вячеслав Михайлович дал мне лично кое-какие разъяснения, и я успокоился. Но теперь мы что видим? Я настаиваю, что единым пакетом с проектом в Госдуму должны быть внесены поправки в законодательство, четко прописывающие полномочия прокуратуры [по вызову свидетелей], — говорил Кехлеров. «Каждый остался при своем», — сдержанно отреагировал на эти слова Лебедев, а замгенпрокурора пообещал, что его ведомство предложит свои варианты, расширяющие права прокуратуры, уже на рассмотрении законопроекта в Госдуме.

Рассмотрение рядового гражданского дела в Верховном суде страны неожиданно попало в поле зрения средств массовой информации и сотрудников двух серьезных ведомств — Генеральной прокуратуры и Следственного комитета при прокуратуре.

Молодое ведомство — Следственный комитет при прокуратуре работает всего полтора года. С его появлением постоянно подчеркивалось, что комитет — исключительно самостоятельное во всех смыслах ведомство, которое принимает решения, не оглядываясь на чьи-то рекомендации. Однако Верховный суд в своем решении подчеркнул: главным начальником и последней инстанцией для сотрудников Следственного комитета является Генеральный прокурор.

Поводом для судебного разбирательства стала ситуация с районным следователем из Краснодарского края Акимовым. Глава краевого следственного управления Александр Глущенко решил уволить его, заподозрив в должностных грехах. Летом прошлого года Прикубанский райсуд Краснодара удовлетворил представление следственного начальника о наличии признаков мошенничества в действиях Романа Акимова.

Однако прокуратура потребовала отменить это судебное решение. Дело в том, что еще за год до этих событий Генпрокурор отменил приказ о назначении самого Глущенко на должность руководителя следствия по Краснодарскому краю. Но это его решение не было реализовано, и Глущенко продолжал исполнять должность.

Читайте также:  Отдел организации дознания чем занимается

Верховный суд, скрупулезно разобрав ситуацию, решил, что уголовное дело районного следователя подлежит прекращению, потому как его возбудило «ненадлежащее лицо», и подчеркнул, что Генеральный прокурор и его подпись под приказом в этой ситуации и вообще — главнее.

В чем, в общем-то, трудно и усомниться, если учесть, что руководитель Следственного комитета при прокуратуре одновременно является первым заместителем Генпрокурора.

Банальную служебную ситуацию попросту раздули — многие с «пристрастием» следят за взаимоотношениями прокуроров и следователей с самого создания комитета. Несмотря на то, что руководители обеих структур уже не раз во всеуслышание заявляли: между ними нет разногласий, они делают одно общее дело.

Следственный комитет имеет практически полную процессуальную и административную самостоятельность. У него свой бюджет. Глава ведомства получил полномочия по утверждению структуры и штатного расписания, определения порядка приема на работу. Но Верховный суд своим решением подчеркнул — внутриведомственная субординация в системе прокуратуры в главном не изменилась.

По Конституции прокуратура составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору. То же самое говорит и Закон «О прокуратуре РФ». По нему Генеральный прокурор руководит системой прокуратуры, издает обязательные для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры приказы, указы и распоряжения.

По мнению Верховного суда, из этого вытекает, что следователи Следственного комитета при прокуратуре относятся к прокурорским работникам, поэтому подчиняются общим правилам.

Источники:
http://pravo.ru/court_report/view/84413/
http://rg.ru/2009/03/04/prokurory-sledovateli.html

Читайте также:
Adblock
detector