Где сейчас следователь воронцова наталья

Отчего влюбленные следовательницы решаются на любые безумства ради обаятельных преступников?

Тюремный романс-2

А потом она сама же сдала его обратно за решетку.

— Да, этот человек сломал мне карьеру и всю жизнь, — тихо и грустно соглашается Яна. — Как дура, я ведь поверила, что ему угрожает опасность, хотела спасти его, вытащить. И каким же он оказался подонком…

Последнюю фразу она добавляет совсем без злости. Только с очень большой горечью.

Одинокая женщина желает познакомиться

— Всю жизнь я посвящала работе, — рассказывает Яна. — Работа, работа, работа… Какие-то мужчины появлялись, но работа всегда была для меня главным.

Но вот месяца три назад все заметили в ней чудесную перемену.

— Она вдруг превратилась в настоящую красавицу! — всплескивает руками ее сверстница с ребенком. — Похудела… Килограммов на 20-30, не вру! Просто стройняшка стала! Начала носить мини, ноги у нее такие оказались! Волосы обрезала, стрижечку сделала — класс!

Тогда и появился в жизни следователя Антоновой обвиняемый Берюков. Появился, как выяснилось, во второй раз.

— Как искра пробежала! — признается она срывающимся голосом.

Самое странное, что Яна восприняла это всерьез.

— Он даже из тюрьмы умудрялся передавать мне немудрящие подарочки, — грустно усмехается она. — Это меня и добило.

И все же следователь есть следователь. А Яна была профи, она навела справки, за что арестован друг. Выяснила, что он обвиняется в разбоях и мошенничестве, более того, это убийца, отсидевший срок до их знакомства. Пришла было в ужас…

— Но он убедил меня, что его подставили! — она беспомощно, по-бабьи разводит руками.

Она молча вздыхает. Конечно, нет. Никому не верила. Кроме него…

Читайте также:  Есть ли следователи в гибдд

— Я ведь все хотела сделать по закону, — как-то беспомощно оправдывается она. — Просто хотела сократить время его пребывания в изоляторе, где над ним издевались…

— Ушло чувство самосохранения, все ушло, — опускает она глаза. — Я понимала, на что иду, но выбор был — моя карьера или его жизнь. И я подумала: пусть меня уволят, но вместе мы все стерпим.

Ей-богу, не услышь я это своими ушами, в жизни бы не поверила, что подобную чушь выдаст не сериальная клуша, а реальный майор милиции. Но Яна за эту чушь дорого заплатила.

— То есть я знала, что к нему в изолятор приходит эта женщина, — говорит Яна. — Но он уверял, что это его адвокат. Позже я узнала, что у нее и в самом деле есть ордер на защиту, но чисто формальный. Видимо, вдвоем они и разработали план, как меня одурачить…

Консьерж в доме на Тореза Яну совсем не помнит. Знает ее как следователя, забиравшую с милицией мужчину из 121-й квартиры. Зато он хорошо помнит другую дамочку: та появлялась в обнимку с Берюковым, представлялась его женой… Яна об этом не догадывалась, хотя могла бы: оказавшись на свободе, Берюков быстро показал, кто он есть на самом деле — уголовник, наркоман и законченная мразь.

— Он шатался из одного кабака в другой, а я носилась за ним, как дура, и еще везде за него платила, — удивляется самой себе женщина. — Но иначе поступать я не могла, я отвечала за него головой, потому что должна была его вернуть обратно в СИЗО.

Читайте также:  Вызывают ли понятых к следователю

Через 4 дня Яна уволилась из милиции. Через полтора месяца — стала подследственной.

Нина, крестная бывшего следователя Натальи Воронцовой:


Героями первого тюремного романа, о котором узнала страна , стали единственная женщина — следователь по особо важным делам Генпрокуратуры СССР Наталья Воронцова и убийца Сергей Мадуев (Червонец). В мае 1991-го Воронцова помогла своему подследственному организовать побег, доставив в камеру его же наган, изъятый при задержании и приобщенный к делу. Операция не удалась, Мадуева задержали. По совокупности преступлений суд приговорил его к смертной казни. Но после введения моратория казнь заменили пожизненным заключением.

За эту самую любовь Воронцова лишилась не только карьеры, но и свободы. В колонии (ее осудили на 7 лет) Воронцова помогала женщинам писать прошения о помиловании. А когда Александр Невзоров снял скандальный фильм о ней, подала на журналиста в суд и выиграла процесс. В 97-м Наталья вышла на свободу (за примерное поведение ей убавили срок) и переехала в Житомир, к маме и своей тетке-крестной.

«Она сейчас выпивает, живет вместе с матерью, несколько раз квартиру меняла. Нынешний адрес даже мне не сообщила — ни родственников, ни знакомых видеть не хочет уже года два. Раньше мы с Наташей подругами были — разница у нас чуть больше 10 лет. Теперь и меня не признает, может, нынешней своей бедности и ситуации стесняется.

Поначалу в Житомире у нее дела шли не очень — в прокуратуре работать ей было запрещено. Устроилась юрисконсультом. Получала гроши, потом стала адвокатом по уголовным делам, но в подопечных больше не влюблялась. В основном взяточников защищала.

Потом познакомилась с хорошим простым парнем Николаем, он младше ее на 17 лет, но любовь была большая. Они поженились и вроде бы зажили хорошо. Но журналисты мучили их очень, все добивались, любит Наташа до сих пор Мадуева или нет. А она его вовсе забыла. Потом они с Николаем квартиру поменяли — чтоб их не нашли. Книгу стали вместе писать — правду о ее тюремной истории. Не знаю, закончили ли.

Читайте также:  Должен ли следователь дать копию протокола допроса

Из протоколов допросов Воронцовой и Мадуева, 1991 г.:

Янина Соколовская, Киев

Он вообще очень сильно повлиял на жизнь своей адвокатессы. Настоял, чтобы она пошла к стоматологу и сделала себе голливудскую улыбку, чтобы увеличила себе в Израиле грудь.

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector