Как написать жалобу в прокуратуру рб

Каждое обращение должно получить своевременное, объективное и окончательное разрешение в городской (районной), специализированной прокуратуре, к компетенции которых относится решение вопроса. Прокуроры на местах несут персональную ответственность за организацию работы с обращениями и приемом граждан, должностных лиц и представителей юридических лиц. Непосредственные исполнители несут ответственность при разрешении конкретных обращений.

Первичные жалобы и заявления граждан рассматриваются, как правило, прокурорами районов (городов) по территориальности.

Сроки рассмотрения обращений и жалоб

Обращения (заявления, жалобы, предложения) граждан, должностных и других лиц, требующие проверки разрешаются в срок не позднее

Ходатайство о продлении срока проверки оформляется не позднее за 3 дня до истечения контрольного срока с уведомлением об этом заявителя

Ответ на дубликат направляется в срок

Обращения направляются по принадлежности в другие органы и учреждения в срок

Обращения с неразличимым текстом и такие, в которых отсутствуют сведения, достаточные для их разрешения (об органе, принявшем обжалуемое решение, о времени его принятия и т.д.) возвращаются заявителям в срок

Жалобы на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, рассматриваются в течение (ст. 124 УПК РФ)

* в исключительных случаях (с уведомлением заявителя)

Законодательством установлены основные требования к обращениям:

Гражданин в своем письменном обращении в обязательном порядке указывает либо наименование государственного органа или органа местного самоуправления, в которые направляет письменное обращение, либо фамилию, имя, отчество соответствующего должностного лица, либо должность соответствующего лица, а также свои фамилию, имя, отчество (последнее — при наличии), почтовый адрес, по которому должны быть направлены ответ, уведомление о переадресации обращения, излагает суть предложения, заявления или жалобы, ставит личную подпись и дату.

Жалобы, заявления и обращения могут быть поданы самим гражданином, права которого нарушены, или его представителем, а также по просьбе гражданина надлежаще уполномоченным представителем общественной организации, трудового коллектива.

В случае если в письменном обращении не указаны фамилия гражданина, направившего обращение, и почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ, ответ на обращение не дается. Если в указанном обращении содержатся сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, а также о лице, его подготавливающем, совершающем или совершившем, обращение подлежит направлению в государственный орган в соответствии с его компетенцией.

Решение, принятое территориальной(специализированной)прокуратурой, может быть обжаловано в:

Прокуратуру Республики Башкортостан

Защита своих прав начинается с правильно составленного обращения
В экстренной ситуации, когда нет денег на адвоката, а помощь так необходима, наши соотечественники стараются пробиться на прием к «самому главному прокурору». На страже соблюдения законности стоит целое ведомство, и чтобы оно вовремя и эффективно пришло на помощь, следует знать простые вещи: куда и как обратиться. Первой на «линии огня» в Прокуратуре РБ стоит Группа по приему граждан.

Обращения, телефонные звонки, заявления.
Прийти сюда имеет право любой человек. Обратиться с жалобой в любой форме — письменной, устной, по телефону, по Интернету. Лучше, конечно же, подготовить заявление. Если не знаете — как, то сотрудники Группы помогут. Помимо непосредственного приема граждан Группа осуществляет предварительное рассмотрение всех поступающих в аппарат прокуратуры республики обращений, жалоб и заявлений. И всем этим занимаются сотрудницы Группы — старший помощник прокурора республики по приему граждан Элина Арманшина и помощник прокурора РБ по приему граждан Наталья Рахматуллина.
— Элина Юрисовна, как обрабатывается такой внушительный объем информации?
— Каждое обращение первоначально проверяется нами с помощью единой автоматизированной системы ведомственного документооборота (поступало ли обращение данного гражданина в прокуратуру республики, по какому вопросу обращался гражданин, кем и как обращение было разрешено). Все обращения после предварительной обработки кладутся на доклад прокурору республики и его заместителям. Первичные жалобы и заявления граждан рассматриваются, как правило, прокурорами районов (городов) по территориальности.

— А какие заявления лягут на стол самого прокурора республики и его замов?
— Как правило, это жалобы на ранее принятые территориальными прокурорами решения, решения руководителей других правоохранительных органов, министерств и ведомств, на состоявшиеся судебные постановления по гражданским и уголовным делам, вступившим в законную силу.
— Можно ли сказать, что в какой-то конкретной области жалоб больше всего?
— В сфере социально-экономических отношений по-прежнему значительное число составляют обращения о нарушениях трудового законодательства — около 8 500 обращений, или 17 процентов от всех разрешенных. При этом практически половина их удовлетворяется.

На личный прием.
Неслучайно граждане стараются попасть именно на личный прием к руководителю ведомства или его заместителю. Это — одна из наиболее эффективных форм работы с населением, она позволяет более объективно и всесторонне изучить суть проблемы и принять правильное решение в целях восстановления их нарушенных прав. Вместе с тем, пожалуй, это одно из самых сложных направлений работы Группы по приему граждан. В прокуратуру приходят чаще всего граждане, не добившиеся защиты своих нарушенных прав в других органах, приходят как в последнюю инстанцию. Среди жалобщиков часто попадаются и неадекватные граждане, и профессиональные кляузники.
— Всякое бывает, конечно, но мы стараемся проводить беседы максимально корректно и ориентируем других сотрудников на это, — поясняет Элина Юрисовна. — Особых эксцессов у нас никогда не было. Нередко, обращаясь в прокуратуру, посетители считают, что нам достаточно снять трубку — и вопрос тут же решится. К сожалению, так не бывает. Как правило, для разрешения поставленных заявителями требований необходимо провести проверку, выслушать обе стороны в возникшем споре и лишь потом — с учетом положений федерального законодательства — принять решение.
В один из дней минувшим летом в холл Прокуратуры РБ пришли 25 возмущенных мужчин, которые требовали встречи с прокурором республики, в противном случае грозились устроить стихийный митинг. Возмущение их можно было понять. Как выяснила старший помощник прокурора республики по приему граждан Арманшина, все они являлись уволенными работниками одного из предприятий республики. Не выплатив работникам заработанных денег за несколько месяцев, предприятие ликвидировалось. Сначала каждый из работников пытался вернуть заработанные деньги самостоятельно, обращаясь и к руководителю предприятия, и в Государственную инспекцию труда РБ, и в районные прокуратуры по месту нахождения филиалов — безрезультатно. И вот пришли в Прокуратуру РБ. Успокоив заявителей, Элина Юрисовна помогла им составить коллективную жалобу.
— В республиканском Следственном комитете по этому факту было возбуждено уголовное дело, — поясняет она, — а надзорный орган на сегодня продолжает разбираться по поступившему заявлению.
Помощник прокурора РБ по приему граждан Наталья Рахматуллина вспоминает случай, когда из дальнего района Башкортостана приехал молоденький парнишка — выпускник детского дома: куда бы он ни обратился, все ему отказывали в жилье. Наталья Владимировна подробно разъяснила — куда именно следует нести документы и какое писать заявление, распечатала ему все документы, какие требовались по этой ситуации. Работники Группы утверждают: от того, как жалоба составлена, зависит — будет ли дан ей ход. А уж они-то знают, что говорят: малый численный состав этого отдела с лихвой компенсируется высокими профессиональными качествами и большим опытом работы. Так, к примеру, Элина Юрисовна на службе почти 20 лет, в прошлом году приказом генерального прокурора РФ награждена знаком отличия «За верность Закону» 2 степени, а в 2009 году указом Президента РБ ей было присвоено звание «Заслуженный юрист Республики Башкортостан». Наталья Владимировна в органах прокуратуры более 12 лет, в прошлом году отмечена за свой труд Благодарностью прокурора Башкортостана.

Віцебскі рэгіянальны праваабарончы сайт

Жалоба Генеральному прокурору Конюку А.В.

ПРОКУРАТУРА

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ул. Интернациональная, д. 22,

220030, г. Минск, Республика Беларусь

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Городской Вал, д.4,

220615, г. Минск, Республика Беларусь

Следственный Комитет Республики Беларусь (220034г. Минск, ул.Первомайская, д.. 7)

ЖИГУЛОВА Владимира Федоровича,

проживающего по адресу: XXX

тел.: +375 29 XXXXXXX

ЖАЛОБА

В соответствии с нормативными актами МВД Республики Беларусь, безвести пропавшими являются лица, исчезнувшие без видимых к тому причин, или же судьба которых по заявлению родственников, соседей, сослуживцев и других лиц остается неизвестна им.

Указанное уголовное дело было возбуждено 13.10.2010 года. Причем, прокуратура области считает, что основанием для возбуждения уголовного дела послужил факт невозможности оперативно-розыскными мероприятиями установить местонахождение сына после подачи мною заявления о его исчезновении.

Т.е., само по себе возбуждение уголовного дела по данному факту не предусмотрено законом и не требует ссылки на него. Факт не установления органами следствия общественно-опасного деяния, предусмотренного уголовным законом (УК Республики Беларусь) в отношении сына служат основанием для отказа мне и моей супруге (его матери) о признании нас потерпевшими в порядке статьи 49 части 1 УПК Республики Беларусь и наделении нас правами и обязанностями, предусмотренными статьей 50 УПК Республики Беларусь.

Я не могу согласиться с такими доводами заместителя прокурора Витебской области Чадюк А.В. и его подчиненных, т.к. они не только безнравственны, постыдны для нашего общества, но и противоречат Конституционному праву любого гражданина, просящего защиты у государства и справедливого расследования, получения этой защиты.

Мой сын пропал в августе 1998 года. Когда я обратился в правоохранительные органы, мне сообщили, что сыну 16.09.1998 года предъявлено обвинение по части 3 статьи 89 УК Республики Беларусь, применена мера пресечения содержание под стражей за совершение разбойного нападения, которое произошло 19 мая 1998 года на 287 км. дороги Минск-Брест Столбцовского района Минской области. А с 21 сентября 1998 года он уже был объявлен в розыске как обвиняемый, скрывающийся от следствия. Лишь только в сентябре 2011 года нам- родителям, стало известно, что сына оговорил некий Пчелов В.И., который был осужден по данному уголовному делу. Он же в последствии от первоначальных показаний отказался, на суде в мае 1998 года заявил, что эти показания- о причастности к разбойному нападению моего сына- его вынудили дать сотрудники Столбцовского РОВД, которые на следствии во время допросов его избивали. Со слов Пчелова В.И., эти же сотрудники назвали конкретно фамилию моего сына Пчелову для дачи ложных показаний о причастности сына к разбойному нападению. Этот факт нашел свое подтверждение в том, что в течение 12 лет, несмотря на неоднократные письменные указания Прокуратуры, ГУ ПК ПР МВД Республики Беларусь на собирание дополнительных доказательств причастности к названному преступлению моего сына, доказательств его виновности, кроме первоначальных показаний (оговора) Пчелова В.И. добыто не было.

Постановление о привлечении сына в качестве обвиняемого, применение к нему меры пресечения в виде заключения под стражу и объявления в розыск 12.08.2010 года Прокуратурой отменены, уголовное преследование прекращено за отсутствием в действиях сына состава преступления. Письмо Генеральной прокуратуры Республики Беларусь №1601-360-2011 от 13.10.2011 года, письмо ГУ ПК ПР МВД Республики Беларусь №14\ОК-1 от 11.05.2010 года, письмо УВД Минской области №4\ОК-1 от 09.02.2011 года, письмо ГУ ПК ПР МВД Республики Беларусь №16\Ж-1 от 02.06.2010 года, письмо УВД Минской области №2\Ж-1 от 21.03.2011 года, письмо УВД Витебского облисполкома №С\Ж-2 от 25.01.2011 года и т.п. у меня собрался не один десяток. Но изначально в октябре 1998 года нами следствию было сообщено, что в мае месяце 1998 года сын находился за пределами Республики Беларусь, и не мог находиться на месте совершения преступления- на 287 км. дороги Минск-Брест Столбцовского района Минской области, и этому алиби были доказательства, но они следствие не интересовали.

В течение 12 лет самоотверженного и непосильного труда сыщики и следователи Столбцовского РОВД не смогли найти не только ни одного доказательства причастности к данному преступлению нашего сына, но и ни одного исполнителя этого преступления из числа лиц, указанных осужденным Пчеловым. Но, в то же время, сотрудники Столбцовского РОВД упорно продолжали искать нашего сына как преступника, не имея доказательств его вины, хотя, у них налицо были признаки и факты, дающие реально возможность предположить криминальный характер исчезновения человека:

— после августа месяца 1998 года никто, нигде не видел пропавшего сына, не получал от него никаких известий:

— отсутствие данных о намерении сына уехать, скрыться. Отсутствие причин для сокрытия от родителей, близких, знакомых, его друзей своего отъезда;

— у сына не имелось никаких заболеваний, которые могли вызвать скоропостижную смерть, потерю памяти, ориентировки во времени и пространстве;

— дома осталась вся его одежда, теплые вещи, нательное нижнее белье, куртки. Если бы он собирался скрываться или убегать на продолжительное время, он бы забрал с собою все эти вещи;

— по месту жительства остались все личные документы сына: диплом о высшем образовании, паспорт, военный билет и другие документы;

— в нашей семье отсутствовали какие-либо конфликты, сын не был вспыльчивым и агрессивным, не имел никаких конфликтов со своими друзьями и знакомыми. Мы всю информацию о его друзьях и связях сообщили следствию. Вместе с тем, сын занимался коммерческой деятельностью, часто ездил за товаром в Россию и другие республики бывшего Советского Союза.

Последний раз мы общались с сыном в августе 1998 года- он не высказывал ни каких намерений куда либо выезжать надолго, изменять место жительства, у него не было большой суммы денег и других ценностей, которые могли бы привлечь внимание. Кто контактировал с ним в это время- нам не известно.

Все изложенные факты свидетельствуют о том, что причин для его безвестного исчезновения не было.

По данным прокурорской проверки установлено, что 19.05.1998 года Столбцовский РОВД возбудил уголовное дело в отношении неустановленных лиц, совершивших 19.05.1998 года с применением оружия разбойное нападение на 287 км. трассы Минск-Брест Столбцовского района Минской области. Жертвами этого преступления стали двое жителей г.Витебска: Епешин А.Я. и Васькевич Ю.В. Подозреваемых в совершении преступления было четверо, все- жители Витебска: Виктор Пчелов, Николай Колпаков, Александр Жигулов, Сергей Шлянов. Один из них- Жигулов- в период расследования пропал, и его разыскивали 13 лет, а 09.02.2011 года родителям сообщили, что постановление о привлечении Жигулова Александра по данному уголовному делу в качестве обвиняемого отменено, и уголовное преследование прокуратурой прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Доблестные следователи и сыщики за 13 лет так и не смогли ответить на сакраментальный вопрос- кто, кроме сознавшегося Виктора Пчелова, совершил разбойное нападение на Епешина А.Я. и Васькевича Ю.В.?

А что же наш сын? Никто из вышеперечисленных граждан не был знаком с ним. Они не были с ним друзьями, никогда не пересекались по его работе. Мы- родители- прекрасно знали всех друзей сына и его компаньонов по работе, в том числе, и в Москве. Знали, у кого из них он останавливался во время приезда в Москву. Некоторые из них приезжали с сыном к нам в гости- это порядочные люди, и, уж не в коем случае, не связанные с криминалом. Лично я, неоднократно обращаясь в Прокуратуру Витебской области, УВД Витебской и Минской области, предлагал – давайте, я Вам помогу в розыске сына: я знаю всех его друзей, большинство его знакомых, с которыми он занимался бизнесом. Но, увы, мои предложения и поднятые вопросы, представителей упомянутых правоохранительных и надзорных органов не интересовали. Нас- родителей, до настоящего времени даже обстоятельно не допросили по всем вопросам, связанным с исчезновением сына. Тем более должностными лицами совсем не исследована версия возможного убийства сына. По нашему мнению, иного с сыном и не могло случиться.

Я по профессии журналист, не силен в юриспруденции, но все специалисты в ней, к которым я обращался, адвокаты, бывшие сыщики, следователи, изучив скудные сведения по материалам расследования по факту пропажи сына, единодушны в выводе- это нераскрытое исчезновение человека лежит на совести работников уголовного розыска Столбцовского РОВД и прокуратуры Столбцовского района.

Для того, что бы раскрыть обстоятельства исчезновения моего сына, нужно установить лиц, совершивших разбойное нападение на 287 км. дороги Минск-Брест Столбцовского района Минской области 19.05.1998 года. А это целая группа в составе 3-х человек. В процессе следствия и проведения розыскных мероприятий, как любят пускать пыль в глаза работники милиции и прокуратуры,- целого комплекса оперативно-розыскных мероприятий. Пчелов признается в совершении разбойного нападения. Но уголовное дело невозможно направить в суд- кроме Пчелова нужны еще двое преступников-соучастников… У двоих из фигурантов- Шлянова и Колпакова- появляются алиби. Оказывается, что в момент совершения преступления они ехали на поезде из Москвы в Витебск, и сохранили билеты. Проверять это алиби никто не стал: есть билеты, значит, ехали…

Вот почему на этой стадии расследования уголовного дела Пчелов дает показания о том, что он совершил разбойное нападение на Епешина А.Я. и Васькевича Ю.В. в соучастии с моим сыном- Жигуловым. Только на основании показаний Пчелова, которые впоследствии оказались оговором, без других достоверных улик выносится постановление о привлечении в качестве обвиняемых Жигулова и ещё двоих. Им избирается мера пресечения под стражей, а дело выделяется в отдельное производство, которое приостанавливается в связи с розыском лиц, надлежащих к привлечению в качестве обвиняемых. Уголовное же дело Пчелова направляется в суд. Все- механизм фальсификации уголовного дела при полном попустительстве прокурорского надзора сработал безотказно- тяжкое преступление раскрыто, можно бить в фанфары.

Еще более страшное происходит в суде: Пчелов отказывается от своих показаний, данных во время следствия, и заявляет суду, что эти показания у него выбили работники милиции. Несмотря на заявленное, суд осудил Пчелова за преступление, предусматривающее ответственность по части 3 статьи 207 УК Республики Беларусь- разбой, совершенный организованной группой лиц с целью завладения имуществом в особо крупном размере, с угрозой применения огнестрельного оружия (пистолета), из которого произведены выстрелы. Санкции данной статьи УК предусматривают наказание в виде лишения свободы сроком от 8 до 15 лет с конфискацией имущества. Однако, суд применяет к Пчелову наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев, что свидетельствует о необычной и беспричинной мягкости вынесенного приговора. Этот приговор говорил и о том, что у суда отсутствовала совокупность доказательств виновности подсудимого, либо он был вынесен судом по необоснованным и надуманным мотивам. Основания для таких выводов у меня имеются.

Первое- отказ подсудимого Пчелова от первоначальных показаний, признания вины, создал правовой прецедент, ведь иных доказательств и улик по делу нет. Оружия нет, денег нет, вещественных доказательств совершения преступления нет, опознание преступников исключено. Следовательно, суду нужно выносить приговор, который устроит подсудимого, и он его обжаловать не станет, что и было сделано судом.

Второе- следствие, склонив Пчелова к сотрудничеству и даче признательных показаний своей вины в совершенном преступлении и оговоре Жигулова, взяло на себя обязательство добиться в суде необоснованно мягкого приговора, который устроит Пчелова, и он его обжаловать не будет.

Таким образом, судом был поставлен приговор при полном отсутствии совокупности доказательств участия каждого фигуранта-соучастника данного преступления, установления долей организации преступления и исполнителей, наличие противоречий в показаниях самого Пчелова, данных им на следствии и в суде, при полном отсутствии вещественных доказательств и орудия преступления.

Выделив материалы уголовного дела в отношении Жигулова и других в отдельное производство, следствие, не имея достаточных доказательств виновности этих лиц, формально и по надуманным мотивам вынесло постановление о предъявлении им тяжкого обвинения в совершении преступления, которого они не совершали. Тем самым следствие привлекло в качестве обвиняемых заведомо невиновных лиц, обвинив Жигулова в особо тяжком преступлении с искусственным созданием доказательств обвинения, их фальсификацией. Данное обстоятельство позволило следствию завести фиктивные розыскные дела по розыску Жигулова, и на протяжении 12 лет эти должностные лица создавали видимость розыска Жигулова как лицо, совершившее преступление. Тем самым эти должностные лица препятствовали принятию конкретных мер розыска Жигулова не только как пропавшего безвести лицо без видимых к тому причин, место нахождения и судьба которого неизвестна, но и препятствовали в вопросе организации должным образом по установлению фактов, дающих основания полагать, что в отношении Жигулова были совершены насильственные действия, которые повлекли за собою лишение его жизни.

В течение 4 лет, с 2006 года по 2010 год, я неоднократно обращался с заявлениями в УВД Витебского облисполкома- лично к его начальнику Найденко, прокуратуру Витебской области- лично к заместителю прокурора области Чадюк А.В. о том, что мой сын стал жертвой преступления и пропал. В ответ, меня успокаивали и сообщали, что он жив, установлено его последнее место жительства в городе Москве, но разыскивается как лицо, совершившее преступление, и скоро будет найден. Но когда ко мне стали приезжать работники уголовного розыска, и требовать, что бы я сообщил им где скрывается мой сын, я понял, что меня те лица, к которым я обращался, просто обманывали. Никто моего пропавшего сына не только не ищет, но и не собирается искать. После этого я сразу же обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь. Лишь после неоднократных обращений в эту надзорную инстанцию 13.10.2011 года мне поступило письмо за подписью заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь о том, что 12.08.2012 года и.о. прокурора Столбцовского района отменил постановление о привлечении сына в качестве обвиняемого по уголовному делу о разбойном нападении на 287 км. дороги Минск-Брест Столбцовского района Минской области 19.05.1998 года за отсутствием в его действиях состава преступления. Этим же письмом я извещен, что в процессе оперативно-розыскных мероприятий было установлено место пребывания сына в декабре 1998 года в городе Москве, иных сведений в ходе розыска получено не было. Но это я сообщил сотруднику Столбцовского РОВД о том, что сын собирался ехать в августе-сентябре 1998 года в город Москву по коммерческим делам!

Что же получается? Информация, переданная мною для проверки, возвращается мне без всякой проверки? Если сотрудники РОВД установили последнее место пребывания сына в Москве, то сообщите подробности этих сведений: где, у кого мой сын был в декабре 1998 года, конкретный адрес, фамилию человека, который его видел, и другие подробности- родители вправе получить такую информацию о пропавшем сыне! Но даже получив такие письменные подтверждения Генеральной прокуратуры Республики Беларусь были весьма обрадованы- значит, сын жив, и есть еще какие-то надежды. Поэтому я решил отправиться в Москву, нашел своих старых друзей-журналистов, и при их содействии вышел на сотрудников Управления уголовного розыска города Москвы. Я показал сыщикам полученное из Генеральной прокуратуры Республики Беларусь письмо. Однако меня ожидало глубокое разочарование- мне сообщили, что никаких отдельных поручений по розыску моего сына- Жигулова, из МВД Республики Беларусь и Генеральной прокуратуры Республики Беларусь в порядке, установленном Соглашением об оказании правовой помощи между нашими государствами к ним не поступало!

Мне кажется, дело чести Генеральной прокуратуры Республики Беларусь раскрыть это так и нераскрытое за 13 лет преступление. А Вы занялись тем, что мои жалобы отправляете в прокуратуру Витебской области! Заместитель прокурора Витебской области Чадюк А.В. настолько очерствел по отношению к людям, что не находит даже оснований признания нас, родителей безвести исчезнувшего сына, потерпевшими в деле исчезновения сына! Вот найдут его труп- тогда будут основания.

Ответьте нам, родителям Жигулова, кто же причинил нам нравственные страдания, выражающиеся в психологических аспектах переживаний, связанных с утратой близкого нам человека- нашего сына? Кто и чем сможет измерить ту боль, которую мы испытываем длительный период времени? Кто оценит ту горечь утраты доверия к Закону и людям, добровольно избравших путь его защиты, сделавших все от них возможное, что бы его извратить? Скажите старикам, как можно оценить действия сотрудников милиции, которые сначала объявляют сына в розыск как преступника, а через 13 лет прокуратура отменяет все эти процессуальные документы, а уголовное преследование сына прекращает за отсутствием в его действиях состава преступления?

Вынужденно обращаюсь к Вам не только как к людям, умудренным жизненным, профессиональным опытом, но и как к руководителям ведомств, в чьих правах и обязанностях лежат вопросы, мною поднятые. Я прошу Вас разобраться в вопросе: кто именно совершил разбойное нападение 19 мая 1998 года на двух жителей г.Витебска: Епешина А.Я. и Васькевича Ю.В. у деревни Колосова на 287 км. дороги Минск-Брест Столбцовского района Минской области? Я прошу Вас ответить мне на вопрос: какова судьба моего сына- Жигулова Александра Владимировича, 1966 года рождения, который, как мы полагаем, стал жертвой преступления. Я убежден, если Вы подключите к этому делу настоящих профессионалов, поднятые вопросы разрешатся крайне быстро. Более того, будут найдены истинные преступники совершенного 15 лет назад преступления, а судьба моего исчезнувшего сына станет открытой родителям.

С уважением к вам, и в надеждах не только на понимание и внимание, но и на соучастие в разрешении поднятых в обращении вопросах.

Источники:
http://ufa.bezformata.com/listnews/pozhalovatsya-prokuroru-respubliki/2208625/
http://prava.vitebsk.cc/prakuratura-militsyiya-sudyi/zhaloba-generalnomu-prokuroru-konyuku-av/

Читайте также:
Читайте также:  Как написать письмо в генеральную прокуратуру рф
Adblock
detector
Обращение Сроки