Зачем суд привлекает прокурора


Сегодня в залах суда можно увидеть картинку, знакомую нам разве что по американским фильмам. Это введение состязательности для представителей обвинения и защиты в судебном процессе. Адвокат с прокурором, «живота не щадя своего», с пеной у рта доказывают совершенно противоположные версии о деяниях обвиняемого, а в центре зала гордо возвышается судья с молоточком. Сегодня белорусский судья, правда без молоточка, также превращен новым Уголовно-процессуальным кодексом в беспристрастного наблюдателя и арбитра в жарком противостоянии обвинения и защиты. Судья уже не зачитывает, как ранее, обвинительное заключение, написанное следователем, а значит, не выглядит в глазах подсудимого изначально частью государственной системы обвинения. С другой стороны, в отличие от западного правосудия, у нас пока нет суда присяжных. Это тема для отдельного разговора. А посему попробуем пока проанализировать, что приобрела и что утратила белорусская Фемида с введением в судах состязательности.

Сложнее всего приходится на новом правовом поле прокурорам, о загруженности которых говорилось много и на разных уровнях. Им приходится работать почти в чрезвычайном режиме, что не всегда положительно влияет на качество их подготовки к рассмотрению дела. Состязательность — это прения умов, это борьба интеллекта адвокатов и прокуроров. А загруженность прокуроров, случается, не позволяет им в должной степени подготовиться к каждому процессу. Как результат, время иногда тратится на массу формальных дискуссий и выяснение совсем не обязательных мелочей по делу. Кстати, снятию такой нагрузки с прокуроров могли бы поспособствовать изменения в УПК, будь они внесены туда законодателем. Ибо, как показали первые месяцы, зачем, например, состязательность и вообще участие прокурора в делах о неуплате алиментов? Вот он, голубчик, неуплативший алименты, — сидит и признает себя виновным. Алиментщик даже не может быть лишен свободы. В чем здесь состязаться? Как здесь может судья ошибиться?

Читайте также:  Кто такие судья прокурор адвокат

Быстро освоились с новым УПК адвокаты. Они работают за гонорары, а потому, что называется, «землю роют» в состязании с прокурором за своего подзащитного. Кстати, слабым местом состязательности по-белорусски является следующее. Как известно, адвокат допускается к подзащитному с момента задержания, а значит, знает мельчайшие подробности дела. Прокурор же иногда в силу своей загруженности в других разбирательствах впервые видит дело уже на процессе. А любое состязание можно выиграть, именно подловив соперника на деталях.

Очень чутко уловили изменения, а точнее больший либерализм нового законодательства по сравнению с предыдущим, обвиняемые. Интересный случай имел место недавно в одном из районных судов Минска. Обвиняемый в совершении кражи со взломом заявил ходатайство суду: требую проведения судебно-медицинской экспертизы, так как у меня парализована рука, а значит, я не мог совершить кражу априори. Естественно, данное ходатайство поддержал и его адвокат. Здесь бы и проявиться таланту прокурора на поле состязательности. То есть встать бы прокурору и красноречиво, аргументированно заявить, что обвиняемый врет. На медицинском учете со своей «парализованной» рукой он никогда не состоял, на следствии на болезнь также не жаловался. Посмотрел бы тогда судья на обвиняемого и его защитника. Теперь же, дабы не выглядеть сатрапом, прокурор был вынужден заявить по старой советской привычке: вопрос о назначении судмедэкспертизы — на усмотрение суда. Разве это состязательность? В итоге снова затяжка драгоценного времени судебного процесса. Чего, с другой стороны, и добивается обвиняемый. Так как пока будет проводиться экспертиза, «или падишах умрет, или ишак сдохнет», а может, амнистию объявят.

Итак, первые три месяца действия нового УПК показали, что в целом отторжения состязательности в белорусских судах не произошло. Суды работают, и работают эффективно. Но сломать стереотипы судебного разбирательства, накопившиеся десятилетиями в сознании и судей, и прокуроров, и адвокатов, и обвиняемых, — не всегда легко. Новое, как известно, в любой области приживается с трудом. Но все названные участники судебных процессов, с каждым из которых довелось мне побеседовать лично, были единодушны в одном. При всех сегодняшних проблемах введение состязательности — это для белорусского правосудия несомненный и важный шаг вперед, к демократизации судопроизводства. А любой шаг вперед, согласитесь, лучше, чем топтание на месте, и уж тем более лучше отката назад.

Читайте также:  Кто будет прокурором калужской области

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector