Может ли прокурор отказаться от иска

Каким образом прокурор может возражать против удовлетворения ходатайства (отказа от иска).

По ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Если прокурор участвует в деле, то возможно имеются указанные обстоятельства.

Если это происходит в судебном процессе, то прокурор это может сделать в устной или в письменной форме. Если не в судебном процессе, то только в письменном виде.

Согласно статья 39 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК) установлено, что:

1. Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

2. Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

3. При изменении основания или предмета иска, увеличении размера исковых требований течение срока рассмотрения дела, предусмотренного настоящим Кодексом, начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия.

Таким образом, если при отказа от иска истцом прокурор участвующий в деле будет знать, что это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц, то он ОБЯЗАН возражать против такого ходатайства об отказе от иска, точнее от исковых требований.

Но последнее слово (решение) за судьей.

Часто бывает в судебной практики, что ответчик по гражданскому делу «обещает» на словах истцу, что если он откажется от исковых требований, то. и некоторые истцы, которые не знакомы со статьями 220, 221 ГПК РФ или не вникают в суть статьи 221 ГПК, а потом сожалеют о том, что отказались от исковых требований.

Статья 220 ГПК. Основания прекращения производства по делу

Суд прекращает производство по делу в случае, если:

— дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса;

— имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон;

— истец отказался от иска и отказ принят судом;

стороны заключили мировое соглашение и оно утверждено судом;

— имеется ставшее обязательным для сторон, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда;

— после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена.

Статья 221. Порядок и последствия прекращения производства по делу

Производство по делу прекращается определением суда, в котором указывается, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

Отказ от иска

Отказ от иска представляет собой акт распоряжения процессуальным правом – правом на судебную защиту. Отказ от иска может быть вызван разными мотивами (прощением долга, исполнением ответчиком обязанности перед истцом, бесперспективностью иска и проч.), но в соответствии с действующим законодательством это процессуальное действие истца является безусловным основанием для прекращения судом производства по делу (п. 4 ст. 219 ГПК). Из этого следует, что, не рассматривая дело по существу, суд при отказе истца от иска оканчивает дело без вынесения судебного решения.

Отказ прокурора от иска необязателен для суда, так как иное означало бы нарушение принципа независимости судей и подчинение их только закону. При отказе прокурора от иска лицо, в чьих интересах иск заявлен, не лишается права требовать рассмотрения спора по существу (ч. 3 ст. 41 ГПК).

Субъекты, предъявляющие от своего имени иск в интересах других лиц, также могут отказаться от иска. Отказ от иска таких субъектов – действие процессуального характера и не является актом распоряжения защищаемым материальным правом. Поэтому истец также вправе требовать разрешения дела по существу (ч. 1 ст. 42 ГПК).

Признание иска. Так же, как истец может отказаться от иска, ответчик может признать иск. Оба эти распорядительных акта – конкретное проявление действия в гражданском судопроизводстве принципа диспозитивности. По своей правовой природе признание иска – процессуальное действие, аналогичное отказу истца от иска. Но, если отказ истца от иска является основанием для прекращения производства по делу, то признание ответчиком иска направлено на распоряжение предметом иска (спорным материальным правоотношением и материально-правовым требованием). Признание иска, принятое судом, влечет вынесение положительного для истца решения, т.е. решения об удовлетворении иска. Однако суд может не принять признание ответчиком иска, если оно противоречит закону и нарушает права других лиц (ч. 2 ст. 34 ГПК). В случае неприятия судом признания иска суд выносит об этом определение и продолжает рассматривать дело по существу.

Принятие судом признания иска ответчиком дает суду право в мотивировочной части решения указать лишь на признание иска и принятие его судом (ч. 4 ст. 197 ГПК).

Мировое соглашение – волеизъявление сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними в целях окончания процесса путем самоурегулирования правового конфликта. Таким образом, мировое соглашение представляет собой добровольное урегулирование сторонами возникшего между ними правового спора. В большинстве случаев содержанием мирового соглашения являются взаимные уступки, на которые идут стороны в целях прекращения возникшего спора. Но согласиться с тем, что во всех без исключения случаях мировое соглашение – соглашение о взаимных уступках сторон, было бы ошибочным. Стороны могут договориться о таком варианте окончания судопроизводства, которое соответствовало бы содержанию судебного решения, поскольку для них предпочтительнее, чтобы правовой конфликт был разрешен мирным путем, чем судом.

Читайте также:  Кто возглавляет прокуратуру рб

Мировое соглашение – договор об условиях окончания производства по делу, причем имеющий гражданско-правовой характер.

Различают внесудебное и судебное мировое соглашение.

Внесудебным является мировое соглашение, заключенное вне суда и без обращения в суд. В случае возникновения судопроизводства по делу о разрешении правового спора между лицами, заключившими внесудебное мировое соглашение, и ссылки в процессе разбирательства той или другой стороны на это соглашение суд должен рассматривать внесудебное мировое соглашение как одно из обстоятельств дела.

Судебное мировое соглашение – договор, заключенный сторонами в процессе разбирательства дела, об условиях окончания судопроизводства без вынесения судебного решения. Судебное мировое соглашение подчиняется общим правилам гражданского права о договорах и утверждается судом. Утвержденное судом мировое соглашение служит основанием для вынесения определения о прекращении производства по делу (п. 3 ст. 219 ГПК). Вступившее в законную силу определение суда об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу исключает возможность предъявления тождественного иска и разрешения его судом (п. 3 ст. 129, п. 3 ст. 219, ст. 220 ГПК).

Суд отказывает в утверждении мирового соглашения, если оно противозаконно или нарушает права других лиц (ч. 2 ст. 34 ГПК).

Определение суда о прекращении производства по делу ввиду заключения мирового соглашения может быть обжаловано лицами, участвующими в деле, и опротестовано прокурором в вышестоящий суд.

Утвержденное судом мировое соглашение имеет такую же силу, как судебное решение, и в случае неисполнения его одной из сторон может быть принудительно исполнено на основании исполнительного листа.

Субъектами мирового соглашения могут быть стороны и третьи лица, заявляющие самостоятельное требование на предмет спора. Мировое соглашение, составленное сторонами, может быть оформлено в виде самостоятельного документа, которое приобщается к делу, либо заносится в протокол судебного заседания и подписывается его составителями.

Суд (судья) должен разъяснить сторонам последствия заключения мирового соглашения (ч. 3 ст. 165 ГПК).

Шобухин В., кандидат юридических наук, заместитель директора Института прокуратуры УрГЮА, преподаватель кафедры правоохранительных органов и прокурорского надзора УрГЮА.

В условиях продолжающегося реформирования современной российской правовой системы и укрепления частноправовых начал институт гражданского судопроизводства становится одним из основных инструментов обеспечения стабильности гражданского оборота. Однако, несмотря на провозглашенное и юридически закрепленное, в том числе на конституционном уровне, равенство «каждого» во взаимоотношениях друг с другом, говорить о равенстве в силу объективно обусловленных причин (состояние здоровья человека, уровень его образования, материальное положение, социальный статус и т.д.) затруднительно. В этой связи возникает потребность вмешательства публичных образований и охраны прав и законных интересов наименее защищенных субъектов права. Необходимо государственное вмешательство, когда речь идет о публичном интересе. Эти задачи в судебном гражданском процессе выполняет прокуратура.

Участие прокурора в гражданском процессе регламентировано ст. 45 ГПК РФ , согласно которой прокурор уполномочен обратиться в суд с иском в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований. При этом заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором, только если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Парламентская газета. 2002. 20 ноября.

В действующем ГПК РФ недостаточно четко определены роль и процессуальное положение прокурора в судебном процессе, и тем самым остается спорным вопрос о правовом статусе прокурора при его участии в рассмотрении судами гражданских дел.

Некоторые авторы утверждают, что прокурор, предъявивший иск, занимает положение стороны (истца) в процессе, поскольку наличие ответчика по делу предполагает и наличие истца. Прокурор, подавший в суд исковое заявление, как раз таковым и является. Другие предлагают считать прокурора, заявившего иск, истцом в процессуальном смысле (процессуальным истцом) , поскольку он не преследует по делу никакой «материальной выгоды». Суд в его пользу ничего не присуждает. Прокурор имеет только процессуальную заинтересованность в исходе дела. По мнению третьих, прокурор, являющийся представителем государства, выполняет при рассмотрении судами гражданских дел свойственную исключительно ему функцию надзора за законностью .

См.: Строгович М.С. О системе науки судебного права // Советское государство и право. 1939. N 3. С. 66 — 67.
См.: Гражданский процесс: Учебник для юридических вузов / Под ред. С.Н. Абрамова. М., 1948. С. 127; Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970. С. 295.
См.: Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учебник / Под ред. В.И. Рохлина. СПб., 2000. С. 260.

В свете изложенных позиций вызывают интерес размышления К.С. Юдельсона о статусе прокурора в гражданском процессе. «Различные ошибочные представления о прокуроре как о стороне в гражданском процессе, — пишет он, — основаны на том, что прокурор имеет ряд таких же процессуальных прав, какие принадлежат сторонам, а также на факте участия прокурора в доказательственной деятельности по установлению фактов спорного правоотношения. Иные выводы о процессуальном положении прокурора и природе его участия в гражданском процессе надо сделать, если исходить из сущности прокуратуры, всегда и везде осуществляющей задачу надзора за точным исполнением законов» . Таким образом, «основания участия прокурора в гражданском процессе всегда едины — осуществление законоохранительной функции» .

Читайте также:  Какая пенсия у работников прокуратуры

См.: Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. М., 1956. С. 105.
Там же. С. 103.

Однако нельзя не учитывать факт, что размышления К.С. Юдельсона строились и базировались на законодательстве советского периода, когда на прокурора возлагалась задача осуществления надзора за точным и единообразным исполнением законов практически всеми субъектами советского права и непременного реагирования на нарушения закона, от кого бы они ни исходили. В связи с этим мы вынуждены считаться с законодательными изменениями последнего времени, исключившими, в частности, вышеуказанную норму и склоняющими нас к позиции, что прокурор — это процессуальный истец в гражданском процессе, в том смысле, который вкладывают в это понятие современная наука и литература. Хотя законодательного закрепления данный термин до сих пор не нашел. Его использование весьма условно. Более того, фигура прокурора в гражданском судопроизводстве олицетворяет собой именно прокурора, все участники судебного процесса относятся и воспринимают его исключительно как прокурора, ст. 45 ГПК РФ предусматривает участие в судебном процессе прокурора, а не процессуального истца. Согласно ч. 2 ст. 38 ГПК РФ истцом признается лицо, в интересах которого начато дело. Иного содержания в понятие истца ГПК РФ не вкладывает. У прокурора отсутствует какой-либо собственный интерес в деле, и это является одной из особенностей его статуса здесь. Стремление прокурора обеспечить защиту прав и законных интересов граждан, общественных организаций, общества и государства, торжество закона в равной мере свойственно и суду. Наряду с этим, если рассмотреть сущность и назначение органов российской прокуратуры, выявить причины введения в гражданский процесс такой фигуры, как прокурор, определить цели и задачи, преследуемые им здесь, а также проанализировать ряд иных факторов, не акцентируя при этом внимания на законодательной стороне данного вопроса, то мы придем, на наш взгляд, к тем же выводам, что выражены в концепции К.С. Юдельсона.

В большинстве случаев обращение прокурора с иском в суд является завершающим этапом так называемой общенадзорной деятельности прокуратуры. Вступая в процесс, прокурор не утрачивает своего особого статуса — представителя государства. Подав заявление, он пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов.

В исковом заявлении, подаваемом в защиту интересов Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований, прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, прокурорам помимо общих сведений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 ГПК РФ, необходимо указывать дополнительные (в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, ссылка на закон или иной правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов). При обращении в защиту законных интересов конкретного гражданина в заявлении прокурора должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином.

В ходе судебного разбирательства прокурор вправе отказаться от иска. В случае отказа прокурора от искового заявления, поданного в защиту законных интересов другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или его законный представитель не заявит об отказе от иска. При отказе истца от иска суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц. Между тем законодателем не определено, как должен поступить суд в случае отказа прокурора от иска, поданного в интересах Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований, а также неопределенного круга лиц, когда «истец» не принимает участия в судебном процессе.

Согласно ч. 3 ст. 45 ГПК РФ прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных Гражданским процессуальным кодексом и другими федеральными законами. Вместе с тем не раскрывается понятие «заключение прокурора», не определены его процессуально-правовое значение и содержание. Остается непонятным, о чем дает заключение прокурор и какое значение оно имеет для суда. Следовательно, в ГПК РФ необходимо более детально регламентировать вопрос дачи прокурором заключения по делу. В частности, следует дать законодательное понятие заключения прокурора, установить перечень дел и вопросов, по которым дается заключение, определить его значение для суда.

Прокурором, участвующим в деле, в течение десяти дней со дня принятия в окончательной форме мировым судьей решения, может быть принесено апелляционное представление, а на решение любого иного суда, вынесенное по первой инстанции, — кассационное представление. При этом реализовать это право прокурор может вне зависимости от того, присутствовал ли он в заседании суда первой инстанции . В то же время правом внесения кассационного (апелляционного) представления необходимо наделить соответствующего вышестоящего прокурора, что продиктовано интересами правосудия и обусловлено спецификой деятельности органов прокуратуры, выстраиваемой на принципах централизации и единоначалия.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 19) // Российская газета. 2003. 25 января.

В случае, когда прокурор участвовал в рассмотрении дела, генеральный прокурор и его заместители вправе обратиться в любой суд надзорной инстанции с представлением о пересмотре вступивших в законную силу решений и определений суда, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда, а прокурор субъекта РФ — в президиум суда соответствующего субъекта Федерации и прокурор военного округа (флота) — в президиум суда соответствующего военного округа (флота). Исходя из положений п. 3 ст. 376 ГПК РФ, возможность обращения в суд надзорной инстанции с надзорным представлением ограничена необходимостью непосредственного участия прокурора в первоначальном рассмотрении дела. С данным выводом, возможно, могут согласиться не все авторы, ссылаясь на п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», где указано, что прокурор имеет право внести надзорное представление в суд надзорной инстанции, если он является лицом, участвующим в деле, с точки зрения содержания ст. ст. 34, 35, 45 ГПК РФ, независимо от того, являлся ли он в судебное заседание суда первой инстанции. Вместе с тем с аналогичной позицией относительно внесения прокурором в суд второй (апелляционной и кассационной) инстанции апелляционного и кассационного представлений мы можем согласиться, поскольку в ст. ст. 320 и 336 ГПК РФ, предусматривающих право внесения прокурором апелляционного и соответственно кассационного представлений, содержится формулировка «прокурор, участвующий в деле», смысл которой возможно уяснить через толкование ст. ст. 34, 35 и 45 ГПК РФ, раскрывающих статус прокурора как лица, участвующего в деле. Однако применительно к внесению прокурором надзорного представления в суд надзорной инстанции законодатель избрал иную формулировку, указав, что должностное лицо органов прокуратуры может обратиться в суд надзорной инстанции с надзорным представлением, если в рассмотрении дела участвовал прокурор (п. 3 ст. 376 ГПК РФ). Возникает вопрос: что означает формулировка «участвовал прокурор»? Не лучше ли указать «. с надзорным представлением по делам, в рассмотрении которых предусмотрено участие прокурора»? На наш взгляд, помимо вполне оправданного и жизненно востребованного вывода, изложенного в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2, о том, что обращение должностного лица органов прокуратуры в суд надзорной инстанции с надзорным представлением не должно ставиться в зависимость от того, участвовал ли непосредственно (т.е. присутствовал) в судебном заседании суда первой инстанции прокурор, законодатель также должен внести изменения в ст. 376 ГПК РФ. Оптимальной представляется следующая формулировка ч. 3 ст. 376 ГПК РФ: «Право на обращение в суд надзорной инстанции с представлением о пересмотре вступивших в законную силу решений и определений суда по делам, в рассмотрении которых настоящим Кодексом и другими федеральными законами предусмотрено участие прокурора, имеют должностные лица органов прокуратуры, указанные в статье 377 настоящего Кодекса».

Читайте также:  Прокурор запрашивает 5 лет лишения сколько дадут

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 19) // Российская газета. 2003. 25 января.

Учитывая, что на практике может сложиться ситуация, когда в силу каких-либо причин прокурор не принимал участия в рассмотрении дела судом с участием лица, которое не способно полноценным образом отстоять свои интересы либо которое после принятия судом решения было, например, признано недееспособным, а решение явно ущемляет его интересы, следует ограничивать возможность обращения прокурора в суд надзорной инстанции с надзорным представлением необходимостью непосредственного участия должностного лица органов прокуратуры в рассмотрении дела судом первой инстанции. Это обусловлено правозащитным статусом прокурора, который непременно должен отстаивать права незащищенных граждан, в том числе в стадии пересмотра судебных постановлений судом надзорной инстанции.

В ГПК РСФСР (ст. 322) было закреплено право прокурора истребовать из суда гражданские дела для разрешения вопроса о наличии оснований для принесения протеста в порядке надзора, т.е. для проверки законности и обоснованности принятого судом решения, что способствовало наиболее эффективному достижению задач гражданского судопроизводства. В ГПК РФ такое положение отсутствует.

См.: ГПК РСФСР // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.

Между тем «практика показывает, что основное количество протестов в порядке надзора вносилось прокурором по гражданским делам «необязательной категории» . Отсутствие права прокурора истребовать гражданские дела из суда общей юрисдикции на практике вызвало серьезные затруднения при проверке жалоб граждан на судебные постановления по гражданским делам, поскольку копий документов, представляемых стороной, недостаточно для того, чтобы разобраться в деле, и поэтому необходимо изучать сами дела . Это требует восстановления указанного права прокурора. Пока этого не будет сделано, прокурорам следует активно использовать имеющиеся у них возможности в рамках действующего гражданско-процессуального законодательства. В частности, как это обозначено в Приказе Генерального прокурора РФ от 2 декабря 2003 г. N 51, участвующим в судебном разбирательстве в суде первой инстанции прокурорским работникам необходимо формировать наблюдательные производства, в которых помимо подробных заключений должны содержаться копии наиболее важных процессуальных документов (исковых заявлений, отзывов на иски, правоустанавливающих документов, протоколов судебных заседаний, апелляционных, кассационных и надзорных жалоб, представлений прокурора и отзывов на них и т.д.) . Именно эти материалы могут являться в дальнейшем основанием для принятия решения соответствующим прокурором о направлении представления в порядке надзора в соответствующую судебную инстанцию .

Источники:
http://isfic.info/graz1/prav78.htm
http://wiselawyer.ru/poleznoe/27155-nekotorykh-voprosakh-uchastiya-prokurora-grazhdanskom-processe

Читайте также:
Adblock
detector