Что будет с поклонской прокурором крыма

Депутат Госдумы РФ Наталья Поклонская рассказала «Комсомольской правде — Крым «, как принималось решение о ее назначении на должность главы крымской прокуратуры в 2014 году.

После приезда на полуостров состоялась встреча. Ранее полпред уже рассказывал, что в те исторические дни сообразили, что называется, на троих — он, Глава Крыма Сергея Аксенов и Наталья Поклонская.

Тогда прокурор попросилась взять ее в команду. Она готова была делать любую общую работу, лишь бы помочь Крыму выжить.

– Но ты будешь первой, — сказал Аксенов по телефону.

2014 год. Наталья Поклонская только стала прокурором Крыма. Фото: из архива «КП»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Поклонская: Нет такой таблетки, которую бы чиновник принял и перестал хотеть взятку!

Депутат Госдумы РФ считает, что коррупция — проблема всего мира (читать далее)

Поклонская о журналисте Доренко: Зарабатывает себе пиар!

Депутат Госдумы РФ Наталья Поклонская ответила российскому журналисту Сергею Доренко , который оскорбил команду крымских чиновников.

— Он знаком с чувством такта, либо культуры? Не от большого ума, я так предполагаю. Ведь слово раскрывает нашу сущность. (Подробности)

Почему Поклонская не планирует создать в Госдуме хор «Маленькие депутаты»?

Однако она надеется, что аналогичный кружок в крымской прокуратуре сохранится (читать далее)

Ранее Поклонская создала хор «Маленькие прокуроры». Фото: Анастасия МЕДЫНЦЕВА

Поклонская готова возглавить трибунал над украинскими нацистами

Я уверена, что они (украинские власти – авт.) понимают и знают, о ком я говорю. Когда наступит время, прокурор зачитает им обвинительное заключение. (Подробности)

И ЕЩЕ!

Наш спецкор Дмитрий Стешин отправился на полуостров к трехлетию его возвращения в состав России, чтобы понять — как и чем сейчас живет Крым [Часть 1]

Спецкор КП отправился в Крым, чтобы понять — по-прежнему ли жители полуострова счастливы, как и 3 года назад, что вернулись домой, в Россию? [Часть 3]

КОНКРЕТНО

Что еще рассказала Наталья Поклонская в эфире радио «КП»? Слушайте 16 марта в 18:05 в программе «#НаКрючке».

В Симферополе на частоте 107,8 FM, в Севастополе – 107,7 FM, в Керчи – 103,6 FM.

Интервью прокурора Крыма Натальи Поклонской

  • — С чем связаны ваши особые чувства к царской семье и лично к Николаю II?

    — В прошлом году в Ливадийском дворце мы уже установили два портрета государя Николая Александровича и государыни Александры Федоровны. Надеюсь, вы имели честь их видеть. Очень красиво. Туристы, когда посещают дворец, сразу обращают внимание на белую парадную столовую, где находятся два удивительных портрета. Мы хотим, чтобы люди видели историю, понимали, какие минуты счастья тут переживали хозяева дворца. Человек, когда приходит в Ливадию, он сразу же окрыляется! Его вдохновляет эта атмосфера, атмосфера счастья и нашей самобытности российской. Мы делаем это, чтобы можно было представить себе, как все было раньше. Такие дела приносят радость и пользу.

    — Не с портретом, а с чудотворной иконой государя-императора Николая Александровича.

    — Извините, пожалуйста.

    — Да. Государь причислен у нас к лику святых, как и вся его августейшая семья. А что касается моих личных чувств — это очень личные вопросы.


    Прокурор Крыма Наталья Поклонская с иконой Николая II. Фото: Алексей Коновалов / Twitter

    — Вопрос убеждений чиновника — это личный вопрос?

    — Это личное, и копаться в душе любого человека не стоит.

    — Позвольте тогда спросить, вы монархист?

    — Вы как-то сказали, что отречение Николая было нелегитимным. Могли бы вы прояснить, что имели в виду?

    — Почему вы решили участвовать в думских выборах?

    — Здесь речь идет не лично обо мне. Я государственный служащий, и все, что я делаю, должно идти на благо России. И мы должны стать защитой и опорой нашей Родины, которую постоянно пытаются со всех сторон расшатать.

    — Кто же пытается?

    — Силы извне. Силы за океаном. Посмотрите, что в мире творится. Все, что делается сейчас, свидетельствует о том, что нет стабильности. Европу захлестнул терроризм, Турцию, Украину нашу. Украина — это замечательная страна, но что там делается?

    — В депутатском кресле вы видите для себя больше возможностей помогать людям?

    — Я буду помогать на том посту, на который меня будут определять руководители страны и на который я буду определена по воле Божьей и доверием людей. Ведь депутат — это кто? Власть депутату дают люди. И нужно, чтобы люди оказали тебе доверие и позволили решать их проблемы там, в Москве. Вот если у меня так получится, то я буду благодарна людям и руководству страны, и буду делать все, как подобает истинным патриотам и настоящим депутатам, [работающим] на благо Родины.

    — Жители Крыма жалуются на рост цен и низкие доходы. Вы, наверное, смотрели ролик, где пенсионерка жалуется премьеру Медведеву?

    — Слова Дмитрия Анатольевича перекрутили. Он сказал, что индексация не проводилась в целом в государстве, а подхватили, конечно, совсем другое. Мы делаем ремонт дорог, занимаемся строительством, облагораживаем пляжи. Власти Крыма обязаны анализировать ситуацию на полуострове, смотреть настроения людей, изучать результаты своей работы по каждому направлению, и если где-то есть какие-то пробелы — это сигнал. Пробелов у нас много. Почему? Потому что 20 лет ничего сюда не вкладывалось, только разворовывалось. Хотелось бы сразу, конечно, увидеть результат, но он будет со временем.

    — Вы говорите про облагораживание пляжей, но люди жалуются, что их, наоборот, огораживают и начинают там стройки. Прямо сейчас застраивают пляжи в Гурзуфе и Оливе.

    — Я уже нахожусь в отпуске и не могу дать поручений для организации проверки в этих местах, но существует еще ряд пляжей, где были конфликтные ситуации и где прокуратура выявила нарушения. Были случаи, когда заборы сносили, но глобально такой проблемы, как отсутствие пляжей в Крыму, нет. Поезжайте в Евпаторию, Саки, там все открыто.

    Читайте также:  Работа в прокуратуре чем привлекает

    — Есть просто тревожная тенденция. С приходом России прибрежная полоса стала активно осваиваться в интересах разных VIP, как это уже было в Краснодарском крае.

    — Я вас уверяю, что передела собственности в Крыму нет. Но да, есть отдельные случаи, но они были еще и во времена Украины. И мы над этим работаем. Что я могла сделать в качестве прокурора Крыма, я делала. И в суды иски подавали, и на местные администрации выходили, чтобы сносили самовольные постройки…

    — Например, фирма председателя Госсовета Владимира Константинова продолжает строить на побережье в Ялте огромный жилой комплекс, несмотря на ваши возражения. Вас не воспринимают всерьез?

    — Не знаю, кто там не воспринимает всерьез прокуратуру. Мне этих людей совсем не понять. Но по случаю, о котором вы говорите — это застройка Приморского парка в Ялте, — мы выявили нарушения, и по ним были подготовлены исковые заявления. Суд рассматривает, поэтому давайте дождемся. У нас ни с кем нет конфликтов, но просто кому-то не нравится результат нашей работы, но это не наши проблемы.

    — Вы вообще не видите противоречия в том, что чиновник одновременно является и бенефициаром крупной строительной компании, которая за последние пару лет сильно увеличила активность?

    — Я принимаю этот ваш вопрос. Не знаю, буду ли прокурором или депутатом, но буду принимать меры для организации проверки тех моментов, о которых вы говорите, в том числе и по Константинову, если вы его имеете в виду.

    — У многих в Крыму появилось ощущение, что ваши антикоррупционные инициативы в последнее время приглушают, да и вас саму вот отсылают в Москву.

    — Нет, неправильно. Это Данильченко был заместителем президента крымской федерации по боксу, а президентом там был Бородкин.

    — Но все-таки странно, что лидеры известной ОПГ так близко находились к руководству Крыма. Почему вы ждали два года?

    — Мы не ждали, мы собирали доказательства! Нам нужно было время. Мы все про них знали, но за один день такая работа не проводится. Чтобы пойти в суд с представлением, мне нужны аргументы. Что было раньше собрано, при Украине, сейчас нам надо было актуализировать. И я лично была на суде обвинителем по этому делу.

    — Ваши претензии к меджлису и лично к Мустафе Джемилеву многие считают политически мотивированными. Известного советского диссидента второй раз выгоняют с его родины, и это делаете вы.

    — Это мнения людей, которые не считаются с человеческой жизнью. Погиб человек, поскольку гражданин Джемилев хранил оружие с нарушением действующего законодательства (в 2013 году Хайсер Джемилев, сын Мустафы, был обвинен в умышленном убийстве соседа из отцовского карабина, на заседании суда в Бахчисарае он заявил, что убивать человека не хотел, на курок нажал не специально. — П. К.). Дело это общекриминальное. А то, что он незаконно пересек границу России, — какие к нам претензии? При всем этом гражданина Джемилева я приглашаю к себе уже очень давно, а он все не приезжает.

    — Зачем приглашаете?

    — Ну он же хочет вернуться в Крым. Я и говорю: так приезжайте! Жду вас в любое время дня и ночи, я встречу. Если он невиновен — пусть даст показания, мы разберемся. Так он же не хочет, потому что боится. Знает, что ему нужно ответить перед крымскими татарами, которым он испортил жизнь, перед людьми, которым он тут создал диверсию. Энергоблокаду! У нас свыше десяти младенцев находились в тот момент на искусственном вентилировании легких. Я, когда создавала рабочую группу по вопросам реализации указа президента о реабилитации депортированных народов Крыма, выезжала в места компактного проживания крымских татар. Слушайте, я, когда спрашивала про Джемилева или меджлис, люди начинали громко ругаться. И бабульки старенькие, и все. Этот человек думает только о собственном благосостоянии, а о людях он не думает, так называемый легендарный лидер. Чей он лидер? Обслуживает свои заработки и бонусы заокеанские? Ну пусть. Я его приглашаю, а он плачется: не пускают. Да приезжайте!

    — Приехать, чтобы вы его закрыли в тюрьму?

    — У него возраст уже такой, старенький он совсем, и это обязательно будет учитываться. Мы с ним проведем соответствующие следственные мероприятия. Но он опасается не этого, а людям посмотреть в глаза.

    — Но очень многие крымчане его поддерживают, разве не так?

    — Простые люди, наоборот, просят оградить их от таких спекулянтов и экстремистов — Джемилева, Чубарова и так далее. Мы и работаем.

    — А в чем экстремизм? В том, что они не согласны с присоединением Крыма?

    — Народ Крыма свой выбор уже сделал. Причем в строгом соответствии с законом.

    — Судя по вашим ответам, вы такой жесткий и принципиальный законник, весьма педантичный. При этом вы считаете те события на 100% легитимными?

    — Повторю для вас снова: референдум проводился в строгом соответствии с законодательством Украины и Крыма. А также со статьей 1, часть 2 Устава ООН, где прописано незыблемое право наций на самоопределение. Так вот никакого нарушения закона и никакого военного положения в Крыму на тот момент не было. Народ вышел и убедительно проголосовал. Признают это или нет — я лично надеюсь, что разум все-таки победит.

    — Нарушений в ходе референдума не выявлено, я вам заявляю официально как должностное лицо, на тот момент прокурор независимой Автономной Республики Крым. Мы следили за соблюдением требований закона, национального и международного законодательства. И вам надо было обратиться ко мне по поводу бюллетеней. Чего ж вы не обратились, если вас бланки там не устроили какие-то? Нам ни одного не поступило обращения.

    — Вы как-то говорили, что всегда осознавали себя патриотом России. Это чувство не входило в противоречие с тем, что вы присягали Украинскому государству и служили ему?

    Читайте также:  Кто такой генерал прокурор сената

    — Подождите! Украина, Россия, Крым — по-моему, у нас один менталитет, одни традиции, вера, мы славяне и братья. В Крыму вообще все было по-российски всегда. Украину я тоже могу назвать в некотором смысле нашей. Она развивалась, когда была в составе России, развивалась и потом, будучи самостоятельной, но когда ее захватывают иностранные лица и начинают руководить государством, страшно становится за эту несчастную страну. Поэтому о каком противоречии можно говорить? Когда пришли захватчики, радикалы-экстремисты-террористы, так называемая Небесная сотня, уже не было никаких противоречий. Крым — это Россия, наша матушка. Мы за правое дело, с нами Бог.

    — Тем не менее вы присягали одному государству, а потом перешли на сторону другого.

    — Я присягала народу, обещала его защищать.

    — Да, но не бандеровской. Я обязалась защищать ту Украину, которая настоящая, и защищать ее закон.

    — Наталья Владимировна, почему вы не остались защищать закон на Украине?

    — А вы там видите сейчас закон? Они уже забыли, что такое слово есть. Там нет закона. Вычеркнули из своего лексикона.

    — То есть мысль о возврате полуострова Украине — это уже преступление?

    — Рассуждения и призывы к нарушению территориальной целостности России — это экстремизм, и за это надо отвечать. А мысли без призывов к переворотам, без экстремизма — ну, конечно же, пусть пишут, рассказывают. Мы будем смотреть, изучать, если нам покажется, что здесь что-то не то, то будем отправлять специалистам на экспертизу. Эксперты нам если напишут: нет признаков экстремизма, — то все, делаем отказ [в возбуждении дела]… Но хотелось бы, чтобы СМИ побольше освещали какие-то добрые светлые моменты, позитив. А то постоянно гонят какой-то эксклюзив, плохое выискивают. Вот Дмитрий Анатольевич что-то там сказал бабушке — и тут же все бросились раскручивать. Да задумайтесь, люди добрые! Добро надо делать! Надо что-то хорошее показывать! Вот сделайте что-то резонансное из хорошего события!


    Фото: РИА Новости

    — Неправильно! Старики у нас не жалуются, что им кушать нечего. Все здесь в Крыму у нас хорошо!

    — Бабушка, стало быть, провокаторша?

    — Она неправильно задала вопрос, потому что не знает, в чем дело. Она слышит по телевидению: индексация-индексация. А ее нет, но ее и по всей России не было еще, индексации этой. Многие бабушки-дедушки писали мне в прокуратуру, и мы в некоторых случаях устанавливали, что им начислялись пенсии неправильно. Может, наша бабушка это и имела в виду, но неправильно сформулировала.

    — Присоединение к России многие связывали как раз с ростом благосостояния. Выходит, этого не случилось?

    — Поэтому власти Крыма должны еще много сделать. А то, что уже сделано, простому человеку пока не видно, понимаете? Я могу, конечно, похвастаться, но я прокурор, могу хвастаться только уголовными делами. Я же не могу прийти и покрасить везде заборы. Хотя мы красили — вы когда поедете в аэропорт, там забор с левой стороны раскрашен детскими рисунками — это сделали мы.

    — Семена жаловался, что крымские силовики имели удаленный доступ к его компьютеру и следили за тем, что и как он пишет в режиме онлайн. Разве это законно?

    — Я не знаю, сидели они у него в компьютере или нет. Но если есть такое пристальное внимание к потенциальным преступникам — это хорошо. Это значит, что спецслужбы хорошо работают. И снова я хочу сказать: давайте больше говорить о хорошем. У нас строятся дороги, хотя хвастаться ими мы пока не можем, но строятся и пансионаты. Строятся храмы! Часовни!

    — Может, вместо храмов лучше строить технологичное производство? Как храмы поднимут вам экономику?

    — Крым — это экологически чистый регион. Из него надо делать жемчужину, какое тут производство.

    — Почему вы вообще пошли в прокуратуру? Почему решили быть обвинителем, а не защитником?

    — Я сделала выбор в пользу справедливости и объективности. У меня простая семья, не было никого, кто был связан с госслужбой и мог бы как-то направить меня по этой стезе. Но я мечтала работать в прокуратуре, расследовать, защищать тех, с кем обошлись несправедливо, защищать слабых.


    Наталья Поклонская в рабочем кабинете. Фото: ТАСС

    — Но прокуроры у нас защищают сильных, а слабые оказываются виноваты. Вы не видите, как работает здесь система?

    — Я так не считаю. И кто говорит, что система защищает сильных? Запад? Запад пусть занимается своими делами.

    — Но, участвуя в политических процессах, вы понимаете, что находитесь на стороне сильных? Вы наказываете людей, потому что у них другая точка зрения, не такая, как у большинства.

    — Всякая точка зрения имеет право жить. Главное, чтобы она не была радикальной и не нарушала закон, нормы морали. Иначе мы обязаны реагировать.

    — Получается, вы тоже радикал?

    — Я рассуждаю так, чтобы люди понимали: можно иметь разные точки зрения, но нельзя переступать черту.

    — Война в Донбассе тоже из-за разных точек зрения?

    — Я родом оттуда. И знаете, это не война Украины и Донбасса. Это война нужна кому-то извне. Ее устроил тот, кто ненавидит Россию и Украину и все что связано с нашим братским народом.

    — Но Россия помогает Донбассу. Это тоже фактор извне, не так ли?

    — А заокеанские страны управляют Украиной! Я вообще на военную тематику не очень хочу говорить. Могу говорить только с гуманитарной точки зрения. Я не знаю, что там происходит, я такой же телезритель, как и вы. Это мое сугубо личное мнение. Если бы я только знала, кто устроил эту войну…

    — Вы бы его посадили?

    — Но если не хочет Украина быть с Россией, зачем вы ее заставляете?

    — Ну как это не хочет? У людей в Украине никто не спросил. А страны Запада просто навязывают им свои условия!

    Читайте также:  Может ли прокурор быть ответчиком в суде

    — Наталья Владимировна, а вы когда-нибудь были в странах Запада или вот за океаном?

    — Нет. Но была однажды, давным-давно, еще по турпутевке, с друзьями в Объединенных Арабских Эмиратах. Пустыню там видели, мечети, очень красиво все.

    — Но это не Европа.

    — Азия, да. Но больше я нигде не была.

    — И у вас не было желания посмотреть, как устроен мир? Ваше мнение бы изменилось, наверное.

    — А я и так уважаю всех людей. К нам постоянно приезжают из Европы, все люди как люди. Какую страну ни возьми — Франция, Германия и так далее — я ничего против них не имею, и то, что знаю из прочитанного — это хорошие красивые страны. И люди очень добродушные, и главное, они едут к нам в Крым. Вот был представитель Японии, интересный такой положительный человек. Тем не менее политика там оскорбительная, некрасивая по отношению к нам. Значит, политика на Западе отдельно от людей идет.

    — С чего вы взяли? Там правительства ничего радикального без поддержки избирателя никогда не сделают.

    — Сделают. Я знаю, потому что мне поступают определенные письма с разных стран — из Японии, Америки, Великобритании, — откуда только люди мне не пишут с фотографиями разными и просьбами. Просят, например, выслать автограф с пожеланиями, поздравлениями. Народ простой пишет такие добрые письма со словами поддержки, а политика — это политика. Это не мои вопросы были.


    Наталья Поклонская в творчестве японских поклонников. Март 2014. Источник

    — Но скоро вы ею займетесь. Готовы быть договороспособной, гибкой? Где-то говорить громко, где-то — тихо?

    — Да умею я говорить и громко, и тихо, когда надо. Опыт есть прокурорский. Я готова служить Родине.

    Наталья Поклонская, занимающая пост прокурора Крыма, сейчас известна далеко за пределами полуострова.

    До событий на киевском майдане Поклонская работала в Генпрокуратуре Украины. В феврале 2014 года написала заявление об уходе, но руководитель его не подписал. Несмотря на это, она уехала в Крым и предложила свою помощь властям республики в подготовке к референдуму.

    18 марта 2014 года, в день подписания договора о принятии Крыма в состав РФ, Поклонской исполнилось 34 года. Уже два года она повторяет, что это был лучший подарок на день рождения.

    Накануне второй годовщины Крымской весны Поклонская рассказала, почему ушла из украинской прокуратуры, сообщила, что считает своим девизом, и пояснила, как относится к критике.

    О Крымской весне: стыдно было носить украинскую форму

    Кабинет Натальи Поклонской не похож на типичные приемные чиновников и больше напоминает музей. При входе разбегаются глаза от обилия картин, фотографий, больших и маленьких скульптур и других декоративных предметов.

    Когда я попала в этот кабинет, он был пустоват, хоть и остались вещи бывшего владельца. Он почему-то не хотел их забирать, пришлось собрать самим и отправить

    — Потихоньку кабинет начал оживать. А как иначе? Он стал вторым домом. Практически все участники Крымской весны разъезжались по домам около трех ночи, а в полседьмого у нас уже было совещание у Сергея Валерьевича Аксенова. Поскольку не было жилья в Симферополе, а родители живут в деревне, приходилось ночевать здесь, — вспоминает Поклонская.

    — Где же вы спали?

    Поклонская подошла к шкафу. Оказалось, за его дверцами — вход в небольшую комнату с диваном, столиком и тумбой с иконами. Сейчас, по словам прокурора, ночевать здесь уже не приходится: работы поменьше, да и муж с дочкой ждут дома.

    Во втором шкафу — мундиры: от того, в котором она впервые появилась перед камерами в качестве прокурора Автономной Республики Крым, до белого генеральского кителя российской прокуратуры.

    — Решение уволиться из Генпрокуратуры Украины далось мне очень тяжело. Тогда я думала, что больше не надену офицерскую форму, потому что просто стыдно было ее носить с учетом происходящих там событий.

    Часто вспоминаю предложение мужа моей сестры, который говорил: «Не переживай, построю тебе курятник, будешь кур выращивать». Но прокуратура не отпустила, слава Богу.

    Впервые Наталья Поклонская встретилась с Сергеем Аксеновым 8 марта 2014 года. На тот момент кандидатура нового прокурора республики уже была определена. «Я ответила Сергею Валерьевичу, что не претендую на эту должность, — вспоминает Поклонская. — Давайте я буду бюллетени печатать, помогать, хоть что-то делать». Но уже на следующий день прежний кандидат на должность прокурора Крыма отказался от назначения, и Аксенов позвонил на мобильный Поклонской, предложив возглавить ведомство. «Да, конечно, готова!» — ответила Поклонская (указом президента РФ от 2 мая 2014 года Поклонская была назначена на должность прокурора Республики Крым).

    11 июня 2015 года Поклонской был присвоен классный чин государственного советника юстиции третьего класса, соответствующий воинскому званию генерал-майора. В генеральском кителе Поклонская впервые появилась на публике 12 января 2016 года. Для того чтобы надеть новый парадный мундир, потребовалась подготовка. Генеральские погоны оказались слишком велики для хрупких плеч, половину пришлось отрезать.

    О вере: каждый имеет право на исправление ошибок

    В разговоре Поклонская часто апеллирует к вере. В ее кабинете иконы везде, самые разные.

    — Все иконы, которые здесь находятся, дают душевную силу, — говорит она. — Потому что все, что мы делаем, это по воле Божьей. Надо помнить, что за все поступки нужно будет отвечать. Поэтому нужно делать все по совести, честно. А с тех людей, которые занимают высокие должности, спрос в десять раз больше.

    Источники:
    http://www.novayagazeta.ru/articles/2016/07/19/69303
    http://tass.ru/spec/poklonskaya

    Читайте также:
    Adblock
    detector