Можно ли пройти практику в прокуратуре

В каждом кабинете работало от одного до трёх прокуроров, всем прикрепили по практиканту. Нагрузка на работников прокуратуры была не меньше, чем в органах внутренних дел — ОВД. Но условия были куда лучше.

К примеру, кабинет, в котором я провёл две недели, был чистым, светлым и просторным. Никакого пепла на полу, сигаретного дыма и ржавых сейфов.

Первое задание от моего руководителя (назовём его Леонидом) звучало интересно — мы шли проверять районное отделение внутренних дел. То самое, где я проходил практику два года назад.

По дороге Леонид объяснил, что милиция в работе постоянно допускает мелкие ошибки: то понятые оказываются родственниками, то протокол допроса составляют с ошибкой. Если честно, мне показалось, что у него какая-то врождённая нелюбовь к ОВД.

Я же доходил до цифры сорок и сбивался.

Дальше мы отправились в комнату хранения вещественных доказательств. По законодательству, это может быть отдельное помещение со стеллажами, зарешеченными окнами и сигнализацией, или сейф (металлический шкаф). Начальник органа внутренних дел обязан назначить сотрудника, который будет ответственным за хранение. Только в присутствии этого человека можно попасть в святая святых, даже если ничего трогать не надо.

Воображение, распалённое киношными представлениями о работе следователей, рисовало боксы с пистолетами, окровавленными ножами и заточками, пакеты с алмазами и бриллиантами. Реальность оказалась суровой. В сыром подвальном помещении под тусклым светом единственной лампочки стояли два велосипеда, а из потенциально опасных предметов я обнаружил только две бейсбольные биты. Проходы были забиты ящиками, поэтому я на всякий случай стоял на месте, чтобы ничего не задеть.
— Ну что за бардак! — озвучил мои мысли прокурор. — Давайте проверять.

Читайте также:  Может ли прокуратура проверять пожарную безопасность

Для понимания процедуры проверки расскажу, как это всё выглядело. На каждом вещественном доказательстве была скреплённая печатью бирка с названием, подписями понятых и ответственного за хранение. Эти данные дублировались в прикреплённом к конкретному делу протоколе осмотра и отдельном списке, который вёл ответственный за хранение. При таких условиях найти нарушение, если не знать, где искать, нелегко: вещественных доказательств много, небольшие предметы типа часов, ножей, зажигалок и вовсе были по отдельным пакетам. Поэтому Леонид брал предметы из ящиков наугад, взвешивал на весах и сверял, правильно ли указаны все данные. На удивление, там всё было гладко.

С подвала мы перешли на стоянку, где хранили автомобили, которые попали в ДТП или были угнаны. В основном после суда их возвращают законным владельцам. Прокурор объяснил, что такие машины должны храниться на специальных площадках. В отделении ничего такого не было, поэтому служебный уазик и вылизанный до блеска угнанный кроссовер теснили побитый жизнью Lanos неопределённого цвета.

Тот самый кроссовер и заинтересовал прокурора. Авто в пакет, конечно, не упакуешь, но зато печати должны стоять на каждой двери и люке. Так сразу будет понятно, что в машину после её изъятия никто не проникал. В кроссовере печати не было на двери водителя.
— Вы что, на ней после работы катаетесь? — спросил прокурор.

Пока я думал о том, насколько старше меня мотоцикл в углу стоянки, прокурор попинал шины кроссовера и резюмировал:
— В общем, у вас как обычно: куча нарушений. Придётся опять вам бумажку писать.

Следующие десять минут по дороге в оружейный магазин Леонид рассказывал мне про главные процессуальные ошибки в работе органов внутренних дел:

Читайте также:  Проверка трудового законодательства прокуратурой что проверяют

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector