Может ли прокуратура запрашивать персональные данные сотрудников

Заплатить налоги необходимо до 2 декабря. Если у вас есть вопросы о порядке уплаты или расчете налогов, присылайте их на editor@garant.ru. Ответы на самые популярные из них мы опубликуем на портале ГАРАНТ.РУ.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Постановление Верховного Суда РФ от 7 октября 2013 г. N 94-АД13-1 Суд отменил принятые судебные акты и прекратил производство по делу о невыполнении законных требований прокурора, поскольку требование прокурора о представлении сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера служащих и членов их семей влечет незаконное разглашение персональных данных без согласия субъекта персональных данных

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П.,

рассмотрев надзорную жалобу . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдова С.И. на постановление мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., решение судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановление заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., вынесенные в отношении Давыдова С.И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., оставленным без изменения решением судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановлением заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдов С.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 2000 рублей.

В надзорной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Давыдов С.И. просит отменить постановление мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., решение судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановление заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., вынесенные в отношении его по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, считая их незаконными.

Изучение материалов истребованного из судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа дела об административном правонарушении, доводов жалобы Давыдова С.И. свидетельствует о наличии оснований для удовлетворения данной жалобы.

Как усматривается из материалов дела, 7 декабря 2012 г. прокурором Чукотского автономного округа в отношении . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдова С.И. вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающей административную ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении (л.д. 32-36).

В соответствии с данным постановлением 5 декабря 2012 г. в целях реализации запланированных проверочных мероприятий в адрес Давыдова С.И. прокурором направлено требование № 7/819/2012 о проведении проверки 7 декабря 2012 г. с выходом на место нахождения следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу и о необходимости представления к 11 часам 00 минутам старшим помощникам прокурора . автономного округа К. и В. следующих документов: личных дел служащих органов следственного комитета, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера служащих и членов их семей за 2011 год, а также граждан, претендующих на замещение должностей государственной службы, в том числе государственной гражданской службы, принятых на службу в 2011 году и истёкшем периоде 2012 года, материалов служебных проверок в отношении служащих, иных документов и информации, необходимых для проведения данной проверки по требованию проверяющих лиц.

Согласно ответу . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдова С.И. от 6 декабря 2012 г. № 218/59-3294-12 требование прокурора в связи с отсутствием у прокуратуры законных оснований и полномочий проведения проверки соблюдения следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу законодательства о государственной службе является незаконным и необоснованным.

При этом 7 декабря 2012 г. в 11 часов 00 минут в служебном помещении следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу . Давыдовым С.И. в представлении указанных выше документов и информации старшим помощникам прокурора В. и К. отказано, что подтверждается актом об отказе в представлении документов и информации от 7 декабря 2012 г.

Рассмотрев 22 января 2013 г. настоящее дело, мировой судья судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа пришёл к выводу о наличии в действиях Давыдова С.И. состава административного правонарушения, предусмотренного статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

С таким решением согласиться нельзя по следующим основаниям.

При таких обстоятельствах адресованное . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдову С.И. требование прокурора Чукотского автономного округа о представлении сведений и документов не отвечает требованиям закона.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., решение судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановление заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., вынесенные в отношении Давыдова С.И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения, не являются законными и обоснованными, в связи с чем подлежат отмене.

Производство по данному делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — в связи с отсутствием в действиях Давыдова С.И. состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

надзорную жалобу . следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по . автономному округу Давыдова С.И. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка г. Анадыря Чукотского автономного округа от 22 января 2013 г., решение судьи Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 14 марта 2013 г. и постановление заместителя председателя суда Чукотского автономного округа от 30 апреля 2013 г., вынесенные в отношении Давыдова С.И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Читайте также:  Может ли фсб проверить прокуратуру

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда Российской Федерации В.П. Меркулов

Обзор документа

Прокурор намеревался проверить соблюдение региональным следственным управлением Следственного комитета РФ законодательства о госслужбе. Он потребовал, чтобы должностное лицо управления представило необходимые для этого документы. В частности, личные дела служащих, сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера служащих и членов их семей, а также претендентов, принятых на службу, материалы служебных проверок. Поскольку должностное лицо отказало в этом, его оштрафовали на 2 000 руб. за умышленное невыполнение требований прокурора (ст. 17.7 КоАП РФ).

Судья Верховного Суда РФ решил, что требование прокурора не соответствует закону, поэтому в действиях должностного лица отсутствует состав административного правонарушения.

Согласно Закону о противодействии коррупции сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера проверяются по решению представителя нанимателя (руководителя) или лица, которому такие полномочия предоставлены представителем нанимателя (руководителем) в порядке, устанавливаемом Президентом РФ. Проверка осуществляется самостоятельно или путем направления запроса в федеральные ведомства, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, об имеющихся у них данных о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.

Отказывая в предоставлении личных дел, материалов служебных проверок, других документов и информации, должностное лицо сослалось на Закон о персональных данных. Он обязывает операторов и иных лиц, получивших доступ к таким данным, не раскрывать третьим лицам и не распространять эти сведения без согласия их субъекта, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Закон о прокуратуре не содержит норм, наделяющих органы прокуратуры и их должностных лиц правом требовать раскрытия персональных данных без согласия их субъектов.

Дата размещения статьи: 26.05.2015

Как известно, в соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» проверки, проводимые прокуратурой, не подпадают под действие вышеуказанного Федерального закона. Однако это не говорит о том, что данный вид проверочных мероприятий находится вне зоны правового регулирования.

Прокуратура, как и другие государственные органы, обязана руководствоваться конституционным принципом законности, установленным ч. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации, и строить свою деятельность по проведению проверок юридических лиц на основании Конституции Российской Федерации и федеральных законов.
На особенностях проверок, проводимых органами прокуратуры, полагаю, останавливаться не имеет смысла, они неоднократно были описаны в юридической литературе, но вот вопросы обоснованности проведения таких проверок, как правило, остаются нераскрытыми либо раскрываются не в полном объеме.
Нередко руководитель организации узнает о проведении прокуратурой проверки в отношении юридического лица только в момент появления сотрудника прокуратуры, предъявляющего служебное удостоверение и требующего предоставить необходимые для проведения проверки документы. На требования руководителя организации пояснить основания проведения проверки, как правило, следует стандартная фраза: «На основании ст. 22 Закона о прокуратуре».
Действительно, ст. 22 Закона Российской Федерации от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон о прокуратуре) предоставляет прокурору право при осуществлении функций по предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения поднадзорных органов, иметь доступ к их документам и материалам, проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона.
Но является ли ссылка на Закон о прокуратуре основанием для проведения проверки юридического лица? Нет, не является. Поясню почему.
Необходимо учитывать, что деятельность органов прокуратуры довольно подробно регламентирована приказами Генерального прокурора Российской Федерации, и, если часто приходится сталкиваться с прокуратурой, необходимо знать основные приказы.
Так, наиболее значимым для хозяйствующих субъектов является Приказ Генерального прокурора от 07.12.2007 N 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» (далее — Приказ N 195), регламентирующий сферу деятельности прокурора по надзору за соблюдением федерального законодательства, так называемый общий надзор.
Пунктом 6 вышеуказанного Приказа N 195 установлено, что проверки исполнения законов надлежит проводить на основании поступившей в органы прокуратуры информации (обращений граждан, должностных лиц, сообщений средств массовой информации и т.п.), а также других материалов о допущенных правонарушениях, требующих использования прокурорских полномочий, в первую очередь для защиты общезначимых или государственных интересов, прав и законных интересов групп населения, трудовых коллективов, репрессированных лиц, малочисленных народов, граждан, нуждающихся в особой социальной и правовой защите.
Кроме того, позицию относительно полномочий, предоставленных органам прокуратуры ст. 22 Закона о прокуратуре, высказал Верховный Суд Российской Федерации еще в 2003 году (Постановление от 06.06.2003 N 86-В03-2).
Так, согласно позиции Верховного Суда, Закон о прокуратуре не предоставляет прокурору произвольного права на проведение проверок (в том числе вызов в прокуратуру для дачи объяснения), ст. 22 Закона о прокуратуре связывает это право с нарушением закона.
Таким образом, у прокуратуры должны быть веские основания для проведения проверки того или иного хозяйствующего субъекта, и руководитель предприятия вправе требовать предъявления данных оснований. Основания для проведения проверки должны быть надлежащим образом оформлены, а не являться лишь словами сотрудника прокуратуры.
В случае если основания для проведения проверки действительно отсутствуют и сотрудник прокуратуры не может внятно предъявить такие основания, полагаю, необходимо отказать сотруднику прокуратуры в предоставлении информации, а также обратиться в соответствующую прокуратуру субъекта Российской Федерации, Генеральную прокуратуру Российской Федерации с жалобой на действия подчиненных сотрудников либо в суд.
С основаниями разобрались, прокуратура должна иметь достаточные основания для проведения проверки субъекта хозяйственной деятельности, но также необходимо понять, какую информацию прокуратура может запрашивать, а какую не может.
В соответствии с п. 6 Приказа N 195 при рассмотрении сигналов о правонарушениях в сферах, на которые распространяется действие законодательства о банковской, налоговой и иной тайне, надлежит руководствоваться порядком, установленным для таких случаев законом.
По смыслу текста Приказа N 195 в качестве иной тайны можно рассматривать тайну частной жизни (персональные данные граждан), коммерческую тайну, семейную тайну и так далее.
Относительно персональных данных все понятно, Верховный Суд Российской Федерации окончательно определился с вопросом, имеет ли право прокуратура запрашивать персональные данные без согласия субъекта персональных данных. Сейчас можно смело ответить — не имеет (Постановление Верховного Суда Российской Федерации от 07.10.2013 N 94-АД-13-1, Постановление Верховного Суда Российской Федерации от 20.08.2013 N 19-АД13-1).
Верховный Суд в Постановлении от 07.10.2013 указал, что прокурор при осуществлении деятельности должен руководствоваться требованиями Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных», ограничивающего доступ лиц к персональным данным без согласия субъекта персональных данных.
Кроме того, Закон о прокуратуре не предоставляет прокурору права требовать раскрытия персональных данных без соответствующего согласия субъекта персональных данных на раскрытие его персональных данных.
Вышеуказанные Постановления Верховного Суда Российской Федерации имеют принципиальное значение, ведь до этого у судей не было единого мнения по данному вопросу.
В основном практика шла по пути признания права прокурора на запрос персональных данных без согласия субъекта персональных данных (например, решение Перевозского районного суда Нижегородской области от 03.07.2012 по делу N 2-340/2012, Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 18.09.2012 по делу N 33-6896/2012 и другие). Однако была и другая позиция судов, хотя она встречалась существенно реже (например, решение Пуровского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 15.06.2011 по делу N 12-42/11).
Проблема в том, что указанные Постановления Верховного Суда не получили большой огласки в юридической среде, и о них мало кто знает, тем более те, кто наиболее часто является объектом проверок, проводимых прокуратурой, — органы местного самоуправления, государственные органы, предприятия малого бизнеса.
Таким образом, предоставляя персональные данные по запросу прокуратуры, необходимо помнить об административной ответственности по ст. 13.11 КоАП РФ за неправомерное распространение персональных данных.
Теперь необходимо обратить внимание на коммерческую тайну.
Пока Верховный Суд Российской Федерации свою позицию относительно защиты коммерческой тайны не высказал, однако решение данного вопроса требует скорейшего правового разрешения.
Несмотря на отсутствие внятной судебной практики по данному вопросу, на основании системного анализа нормативных правовых актов, судебных решений можно сделать определенные выводы.
Напомню, что в соответствии с п. 6 Приказа N 195 прокурор должен руководствоваться положениями законов о банковской, налоговой и иной тайне. Законом о прокуратуре прямо не предусмотрено право прокурора запрашивать информацию, составляющую коммерческую тайну без наличия достаточных оснований.
Правильные выводы относительно правового режима коммерческой тайны сделаны в Постановлении ФАС Поволжского округа от 19.05.2010 по делу N А12-22719/2009.
В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее — Закон о коммерческой тайне) обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставляет им на безвозмездной основе информацию, составляющую коммерческую тайну. Мотивированное требование должно быть подписано уполномоченным должностным лицом, содержать указание цели и правового основания затребования информации, составляющей коммерческую тайну, и срок предоставления этой информации, если иное не установлено федеральными законами.
При этом суд указал, что основания направления запроса типа «в связи с необходимостью рассмотрения дела» и «необходимые для осуществления своих полномочий» (аналогично «в связи с возникшей необходимостью») не могут быть рассмотрены в качестве мотивировки требования. По мнению суда, законодатель вкладывал в термин «мотивированное требование» иное содержание цели предоставления сведений и информации, не связанное с необходимостью исполнения полномочий государственного органа в связи с рассмотрением дел об административных нарушениях. Это означает, что мотивировка запроса не должна представлять собой просто отсылку к полномочиям государственного органа, в рамках исполнения которых необходимы запрашиваемые документы, и указание на номер дела. Мотивировка запроса должна быть описана отдельно, обязательно содержать сведения, обосновывающие необходимость направления запроса, а также необходимость предоставления запрашиваемой информации.
Таким образом, для запроса сведений, составляющих коммерческую тайну, органы прокуратуры должны иметь определенные основания и строго руководствоваться положениями Закона о коммерческой тайне.
Полагаю, что требования прокурора о предоставлении указанной информации с мотивировкой «на основании ст. 22 Закона о прокуратуре» являются не соответствующими действующему законодательству.
В случае поступления запроса при отсутствии оснований предоставления информации, полагаю необходимым разъяснить прокуратуре право, предусмотренное ч. 2 ст. 6 Закона о коммерческой тайне, на истребование информации, составляющей коммерческую тайну, в судебном порядке.
Кроме того, в рамках рассматриваемого вопроса хотелось бы обратить внимание коллег на значимый вывод, который сделал Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20.08.2013 N 19-АД13-1 относительно направления запросов органами прокуратуры по факсу. Согласно позиции Верховного Суда, документ, направленный по средствам факсимильной связи, не является официальным документом и подлежит обязательному дублированию по почте.
Необходимо уточнить, что вышеуказанное Постановление Верховного Суда Российской Федерации не является единственным судебным актом, где рассматривался вопрос о законности направления запросов государственных органов по факсу.
Так, Арбитражный суд Республики Башкортостан в решении от 15.08.2008 N А07-9726/2008 установил, что запрос судебного пристава-исполнителя, направленный по средствам факсимильной связи, не является официальным документом и не может служить основанием для привлечения лица к ответственности в случае непредоставления на него ответа. Выводы Арбитражного суда Республики Башкортостан подтвердил Федеральный арбитражный суд Уральского округа (Постановление от 23.01.2009 N Ф09-10531/08).
Полагаю, что аналогичные выводы можно сделать и в отношении запросов иных (кроме прокуратуры и судебных приставов-исполнителей) государственных органов.
В связи с тем, что запрос, направленный по средствам факсимильной связи не является официальным документом, ответственность за его неисполнение не наступает.
На основании всего вышеизложенного можно сделать определенные выводы.
1. Полномочия прокуратуры не настолько широки, как может показаться на первый взгляд, в судебной практике намечается устойчивая тенденция по ограничениям полномочий прокурора в отношении проверок деятельности хозяйствующих субъектов, в дальнейшем неизбежно формирование судебной практики и по другим ключевым вопросам, касающимся взаимодействия прокуратуры с хозяйствующими субъектами.
2. Слово «прокуратура» не должно внушать страх. Необходимо помнить, что основной целью прокуратуры является обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, и указанная цель может быть достигнута только в ходе двухстороннего диалога прокуратуры и поднадзорных субъектов, при условии строгого соблюдения требований закона со стороны самой прокуратуры.
3. Практикующие юристы и руководители организаций должны четко знать свои права при проведении проверок органами прокуратуры, ведь, как показывает судебная практика, не всегда указанные проверки основываются на требовании действующего законодательства.

Читайте также:  Как должен вести себя сотрудник прокуратуры

Судья Курунин С.В. Дело № 7п-428/2017

Судья Красноярского краевого суда Колпаков Игорь Юрьевич,

рассмотрев в судебном заседании жалобу Бурухина Н.Н. на постановление судьи Норильского городского суда Красноярского края от 10 июля 2017 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. Раздел II. Особенная часть > Глава 17. Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти > Статья 17.7. Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении’ target=’_blank’>17.7 КоАП РФ, в отношении должностного лица – председателя Контрольно-счётной палаты города Норильска Бурухина Николая Николаевича,

У С Т А Н О В И Л:

Постановлением судьи Норильского городского суда Красноярского края от 10 июля 2017 г. должностное лицо – председатель Контрольно-счётной палаты города Норильска Бурухин Николай Николаевич привлечён к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. Раздел II. Особенная часть > Глава 17. Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти > Статья 17.7. Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении’ target=’_blank’>17.7 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 2000 рублей.

неуказание в запросе, в отношении каких муниципальных служащих и в отношении какой организации проводится проверка;

отсутствие сведений о поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушений законов, требующих принятия мер прокурором, невынесение решения о проведении такой проверки.

В судебное заседание Бурухин Н.Н. и прокурор г. Норильска, надлежащим образом извещённые о месте и времени рассмотрения дела, не явились, ходатайств об отложении судебного разбирательства не заявили, в связи с чем полагаю возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Изучив доводы жалобы, проверив материалы дела, оснований к отмене постановления по делу об административном правонарушении не нахожу.

Читайте также:  Какими вопросами занимается прокуратура города

Неисполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, влечёт за собой установленную законом ответственность.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 указанного Федерального закона предметом прокурорского надзора является соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, Следственным комитетом Российской Федерации, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

Таким образом, пределы реализации прокурором полномочий по надзору в сфере, на которую распространяется действие законодательства об охраняемой законом тайне (конфиденциальной информации), не ограничены, кроме случаев, прямо предусмотренных законом.

В силу статьи Раздел II. Особенная часть > Глава 17. Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти > Статья 17.7. Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении’ target=’_blank’>17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в том числе умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, — влечёт наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двух тысяч до трёх тысяч рублей либо дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года.

Объективная сторона данного правонарушения заключается в нарушении (или невыполнении) законных требований прокурора.

Умышленное невыполнение должностным лицом требований прокурора в указанной части подтверждается собранными по делу и исследованными судьёй районного суда доказательствами, которым в обжалуемом постановлении дана оценка в их совокупности на предмет допустимости, достоверности, достаточности в соответствии с требованиями статьи Раздел IV. Производство по делам об административных правонарушениях > Глава 26. Предмет доказывания. Доказательства. Оценка доказательств > Статья 26.11. Оценка доказательств’ target=’_blank’>26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и в поданной в районный суд жалобе не оспаривается.

Возражения защитника должностного лица о незаконности требований прокурора, как влекущих разглашение персональных данных, судьёй районного суда со ссылкой на вышеприведённые положения нормативных актов были обоснованно отвергнуты.

Поданная в краевой суд жалоба указания на обстоятельства, которые бы ставили под сомнение законность и обоснованность соответствующих выводов судьи, не содержат.

Из смысла приведённых норм, истребование сведений в отношении супругов и несовершеннолетних детей указанных в требовании прокурора лиц, совершены прокурором в пределах его полномочий, предусмотренных законом.

Учитывая вышеприведённые мотивы отказа в предоставлении прокурору персональных данных, доводы жалобы о невозможности исполнения требований прокурора в связи с отсутствием у Контрольно-счётной палаты указанных в требовании прокурора данных об ИНН, СНИЛС, ранее выданных паспортах членов семей муниципальных служащих не могут повлечь отмену постановления судьи, поскольку указанное обстоятельство не лишало должностное лицо возможности исполнить требование прокурора в остальной его части.

Содержание направленного должностному лицу требования прокурора позволяло установить его существо, в том числе и категории лиц, в отношении которых прокурором были истребованы их персональные данные.

Несоставление отдельного мотивированного решения о проведении проверки с вручением его юридическому лицу при указанных обстоятельствах не свидетельствует о допущении такого нарушения прав юридического лица, которое влекло бы признание результатов такой проверки незаконными.

Нарушений норм КоАП РФ, влекущих отмену постановления судьи, при производстве по делу об административном правонарушении не допущено.

Постановление судьи Норильского городского суда Красноярского края от 10 июля 2017 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. Раздел II. Особенная часть > Глава 17. Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти > Статья 17.7. Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении’ target=’_blank’>17.7 КоАП РФ, в отношении должностного лица – председателя Контрольно-счётной палаты города Норильска Бурухина Николая Николаевича оставить без изменения, а его жалобу – без удовлетворения.

Источники:
http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/6586
http://sudact.ru/regular/doc/5lgloQ4Onfrt/

Читайте также:
Adblock
detector