Как изменились полномочия прокурора

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Попова Татьяна Юрьевна

Принятие Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 404-ФЗ ознаменовало собой новый этап реформы предварительного следствия. Это повлекло изменение уголовно-процессуального статуса властных участников стороны обвинения и, прежде всего, руководителя следственного органа и прокурора . В статье анализируется степень влияния указанных законодательных преобразований на характер взаимоотношений этих субъектов уголовного судопроизводства.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Попова Татьяна Юрьевна,

CHANGE OF BALANCE OF PLENARY POWERS OF THE PUBLIC PROSECUTOR AND THE LEADER OF INVESTIGATIVE AGENCY

The introduction of the Federal Law of December, 28, 2010 № 404-ФЗ marked the new stage of reform of preliminary investigation. It entailed the change of the criminal procedural status of the participants of side of prosecution, and, foremost, the leader of investigative agency and the public prosecutor. The paper analyzes the degree of influence of the indicated legislative transformations on the character of mutual relations of these subjects of criminal trial.

ИЗМЕНЕНИЕ БАЛАНСА ПОЛНОМОЧИЙ ПРОКУРОРА И РУКОВОДИТЕЛЯ СЛЕДСТВЕННОГО ОРГАНА

CHANGE OF BALANCE OF PLENARY POWERS OF THE PUBLIC PROSECUTOR AND THE LEADER OF INVESTIGATIVE AGENCY Т. Yu. Popova

Принятие Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 404-ФЗ ознаменовало собой новый этап реформы предварительного следствия. Это повлекло изменение уголовно-процессуального статуса властных участников стороны обвинения и, прежде всего, руководителя следственного органа и прокурора. В статье анализируется степень влияния указанных законодательных преобразований на характер взаимоотношений этих субъектов уголовного судопроизводства.

The introduction of the Federal Law of December, 28, 2010 № 404-ФЗ marked the new stage of reform of preliminary investigation. It entailed the change of the criminal procedural status of the participants of side of prosecution, and, foremost, the leader of investigative agency and the public prosecutor. The paper analyzes the degree of influence of the indicated legislative transformations on the character of mutual relations of these subjects of criminal trial.

Ключевые слова: полномочия, прокурор, руководитель следственного органа, Следственный комитет РФ.

Keywords: plenary powers, public prosecutor, leader of investigative agency, Investigative Committee of the Russian Federation.

Как известно, реформа 2007 г. была продиктована созданием Следственного комитета в органах прокуратуры, в результате которой произошли следующие преобразования объема полномочий прокурора:

1) прокурор утратил руководящую роль при осуществлении уголовного преследования на предварительном следствии. Основные инструменты осуществления процессуального руководства органами предварительного следствия прокурор обретал при поступлении к нему дела с обвинительным заключением, остальные его полномочия по руководству имели в основном организационно-распорядительный характер (например, проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях; разрешать вопросы о подследственности; изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ и т. д.);

2) объем надзорных полномочий прокурора существенно сократился, поскольку большая их часть была передана руководителю следственного органа. Среди оставшихся надзорных полномочий прокурора можно выделить, например, право вносить мотивированное постановление о направлении материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопро-

са об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства; требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия;

4) упразднены практически все полномочия прокурора по осуществлению уголовного преследования в досудебном производстве;

5) что касается административных полномочий прокурора, то в отношении следователей Следственного комитета при прокуратуре РФ у него было изъято право на организационное руководство ими.

Следует констатировать, что по сути дела произошла ликвидация функции процессуального руководства предварительным следствием со стороны прокурора, сокращение правовых основ для реализации функции непосредственного осуществления им уголовного преследования на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, что ускорило претворение в жизнь концепции разграничения процессуальных функций предварительного расследования, прокурорского надзора и ведомственного контроля, и закрепление каждой из них за различными, организационно независимыми участниками уголовного судопроизводства [11, с. 51].

Кардинально измененный объем полномочий двух участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения: руководителя следственного органа и прокурора — не мог не повлечь за собой изменения сущности и характера правоотношений, складывающихся в ходе осуществления досудебного производства между следователем и руководителем след-

Читайте также:  Адвокат или прокурор что выбрать

ственного органа и руководителем следственного органа и прокурором. Эти нормы затронули саму сущность ведомственного контроля. Такие права, как право отменять незаконные или необоснованные постановления следователя либо нижестоящего руководителя следственного органа, право продлевать срок предварительного следствия и возвращать уголовное дело для производства предварительного расследования, традиционно были присущи именно прокурору как субъекту, производящему надзор за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие и дознание, однако надзорными, по своей сути, эти полномочия не были. Они более характерны для функции процессуального руководства расследованием. В соответствии с тенденцией сокращения контрольных и руководящих полномочий прокурора, продиктованной реформой 2007 г., изъятие у него этих полномочий представляется логичным. Однако деятельность прокурора на предварительном следствии обусловлена не только осуществлением прокурорского надзора как одного из направлений деятельности органов прокуратуры, но и наличием полномочий по осуществлению уголовного преследования, одним из проявлений которого является поддержание государственного обвинения в суде.

Следовательно, осуществление прокурором надзора на предварительном следствии не может иметь полностью одинаковые черты с общенадзорной деятельностью в силу специфики объекта надзора и должно иметь свои особенности.

Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ внес свои коррективы в объем полномочий прокурора на предварительном следствии. В соответствии с этим нормативным актом, во-первых, прокурору возвращены полномочия, которые он утратил по отношению к предварительному следствию в 2007 г. и которые ранее дублировали полномочия начальника следственного отдела (например, прерогативы по отмене незаконных или необоснованных постановлений следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела (преследования), о приостановлении предварительного следствия). Вместе с правом вынесения указанных постановлений прокурору предоставлена возможность дачи указаний следователю о выяснении конкретных обстоятельств уголовного дела (ч. 6 ст. 148, ч. 1.1 ст. 211, ч. 1 ст. 214 УПК РФ). Появление вновь этих полномочий в составе прокурорских говорит об усилении руководящего и контрольного сегментов его деятельности.

Во-вторых, расширились и организационно-процессуальные полномочия прокурора. Теперь он по установленным ранее правилам передает по подследственности не только уголовные дела, но и материалы проверки сообщений о преступлении (п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Таким образом, мы расцениваем изменения уголовно-процессуального законодательства, внесенные Федеральным законом № 404-ФЗ, как контрреформу, шаг назад в отношении тех достижений, которые имелись в результате реформы предварительного следствия 2007 г. На наш взгляд, наделение прокурора дополнительными контрольными и руководящими полномочиями не отвечает концепции ограничения

прерогатив прокурора только надзором, которая предполагалась преобразованиями 2007 г., и тенденции закрепления за каждым властным участником уголовного процесса со стороны обвинения своей индивидуальной процессуальной функции.

Перечисленные изменения объема полномочий прокурора заставляют нас с новых позиций рассмотреть баланс полномочий прокурора и руководителя следственного органа на предварительном следствии, определить проблемы их взаимоотношений и пути их преодоления.

В данном контексте уместно обратиться к мнению практиков. Так, в 2007 — 2009 гг. 37 % опрошенных нами руководителей следственных подразделений СК при МВД России (25 % — СК при прокуратуре РФ и 12 % — ФСКН России) высказались за необходимость корректировки полномочий прокурора в части возвращения ему отдельных из утраченных полномочий,

что и было сделано Федеральным законом № 404-ФЗ. В этом смысле любопытными представляются результаты дополнительного анкетирования, проведенного в период с 2011 по 2014 гг. в подразделениях Следственного комитета РФ, согласно которым 100 % руководителей и 86 % следователей отрицательно оценивают наделение прокурора полномочиями по отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела и приостановлении предварительного следствия.

Как нам представляется, противоречие позиции практических работников по данному вопросу объясняется ожиданием возвращения других, надзорных, а не контрольных прерогатив прокурора, а не дублирования контрольных полномочий руководителя следственного органа.

Обозначенные нами проблемы соотношения полномочий прокурора и руководителя следственного органа несомненно обостряют потребность выработки, с одной стороны, порядка реального надзора за процессуальными действиями и решениями руководителя следственного органа и следователя, но, с другой стороны, как нам представляется, к прежней модели отношений прокурора и руководителя следственного органа, существовавшей до 2007 г., возвращаться вряд ли целесообразно. На наш взгляд, требуется упразднение контрольных и руководящих полномочий прокурора при одновременном укреплении надзорного направления его деятельности.

Читайте также:  Кто был первым генерал прокурором сената был

1. Александров А. С. Вопросы взаимодействия прокурора, руководителя следственного органа и следователя в ходе досудебного производства по уголовному делу // Вестник МВД России. 2009. № 1. С. 52 — 59.

2. Буторина Е., Карачева Е. Заклятая дружба (Интервью Генерального прокурора РФ Ю. Чайки) // Время новостей. 2008. 28 марта.

3. Горюнов В. Надзор за следствием в органах прокуратуры // Законность. 2009. № 2. С. 33 — 37.

4. Джатиев В. Зачем России прокуратура? // Законность. 2008. № 8. С. 30 — 32.

5. Кругликов А. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве // Законность. 2008. № 8. С. 25 — 29.

6. Новиков Е. А. Руководитель следственного органа в российском уголовном судопроизводстве: процессуальные и организационные аспекты: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2009. 23 с.

7. О прокуратуре Российской Федерации: федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1: в ред. Федерального закона от 22 декабря 2014 г. № 427-ФЗ // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 8, ст. 366; Рос. газета. 2014. 24 декабря.

8. О Следственном комитете Российской Федерации: Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ: в ред. Федерального закона от 22 декабря 2014 г. № 427-ФЗ // Рос. газета. 2010. 30 декабря; Рос. газета. 2014. 24 декабря.

9. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия: Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ: в ред. Федерального закона от 05.04.2013 № 41-ФЗ // Рос. газета. 2010. 30 декабря; Рос. газета. 2013. 10 апреля.

10. Рябинина Т. К. И вновь к вопросу о правовом статусе прокурора в уголовном судопроизводстве // Уголовное судопроизводство. 2008. № 1. С. 41 — 45.

11. Смирнов Г. К. Проблемы совершенствования института участия прокурора в досудебном производстве // Рос. юстиция. 2008. № 11. С. 50 — 54.

12. Татьянина Л. Г. Уголовно-процессуальные правоотношения прокурора и руководителя следственного органа: проблемы и пути их решения // Уголовное судопроизводство. 2010. № 1. С. 21 — 23.

13. Титовец И. В. Роль руководителя следственного органа в обеспечении качества собранных по уголовному делу доказательств // Вестник МВД России. 2009. № 1. С. 19 — 23.

14. Харламов М. С. К вопросу о процессуальном положении и обжаловании действий и решений руководителя следственного органа // Право на судебную защиту в уголовном процессе: Европейские стандарты и российская практика: сб. ст. по материалам Междунар. науч.-практ. конф. (г. Томск, 20 — 22 сентября 2007 г. ) / под ред. М. К. Свиридова. Томск, 2007. С. 167 — 173.

15. Шейфер С. А. Реформа предварительного следствия: правовой статус и взаимоотношения прокурора и руководителя следственного органа // Гос-во и право. 2009. № 4. С. 49 — 55.

16. Шичанин И. И. Деятельность прокурора по составлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявлению обвинения // Рос. следователь. 2010. № 12. С. 13 — 16.

17. Шичанин И. И. Деятельность прокурора по подготовке обвинительного заключения и направлению уголовного дела в суд // Рос. следователь. 2010. № 17. С. 11 — 13.

Информация об авторе:

Попова Татьяна Юрьевна — кандидат юридических наук, доцент кафедры государственного и административного права КемГУ, 8-960-914-06-44, TatyanaOK@rambler.ru.

Tatyana Yu. Popova — Candidate of Law, Assistant Professor at the Department of Public and Administrative Law, Kemerovo State University.

Статья поступила в редколлегию 26.02.2015 г.

Дата публикации: 23.07.2018 2018-07-23

Статья просмотрена: 169 раз

Российское законодательство в рамках проводимых судебных реформ и построения правового государства не раз подвергалось преобразованиям. Так и система полномочий прокурора периодически претерпевает существенные изменения. Однако некоторые новеллы предоставляются не совсем продуманными и последовательными в научных кругах, что становится предметом очередных обсуждений.

Как известно, в 2007 году полномочия прокурора по надзору за предварительным следствием были ограничены в связи с поправками в Уголовно-процессуальный кодекс (далее — УПК РФ). В результате чего прокурор утратил руководящую роль при осуществлении уголовного преследования на предварительном следствии и лишился полномочий, которые ему были предоставлены еще с времен принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 года.

Читайте также:  Помогло ли вам обращение в прокуратуру

Целью таковых изменений являлась значительная реализация процессуальной самостоятельности следователя. Но ожидаемого результата так и не удалось получить, потому что вместо прокурора появилась фигура руководителя следственного органа, от решений которого полностью зависит следователь.

Законодатель не учел и того, что в условиях данной следователю самостоятельности, полномочий, предоставленных прокурору, может оказаться недостаточно для осуществления эффективного надзора за следственным аппаратом. В результате чего была создана возможность для произвольного привлечения лица к уголовной ответственности.

Однако имеются и не совсем продуманные положения. Например, согласование следователем с прокурором решения о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Также совершенно необоснованно предлагается наделить прокурора правом принимать дело к своему производству и проводить расследование в полном объеме, участвовать в производстве предварительного расследования, проводить отдельные следственные действия, поручать органу дознания производство следственный действий и давать этому органу указания о проведении оперативно — розыскных мероприятий.

Данный законопроект одобряют далеко не все прокуроры. Ю. П. Синельщиков, сожалея об этом, уверяет, что при правильной организации работы прокуратур районного уровня, введение полномочий, указанных в законопроекте, позволит сократить время, затрачиваемое на надзор за расследованием каждого конкретного дела. Это позволит выявлять нарушения законодательства на ранних стадиях расследования и сократит следственную волокиту, а соответственно, уменьшит поток прокурорских требований, запросов, представлений и писем [3].

Также ухудшалась ситуация с соблюдением прав и свобод человека и гражданина, когда полномочие о направлении в суд ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока пребывания под стражей передали следователю, которому достаточно получить согласие руководителя следственного органа. Правдиво сказать, что происходят такие ситуации, когда руководитель может дать такое указание и без достаточных на то оснований. Поэтому Генеральный прокурор не раз указывал на обязательность участия в подобных заседаниях прокуроров. Как правило, суд, в большинстве случаев, удовлетворяет такое ходатайство, причём в практике были случаи, когда суд принимал решение об удовлетворении вопреки позиции прокурора.

Согласно вышеупомянутому законопроекту, право обращаться в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должно принадлежать только прокурору. Это, действительно, важно, потому что в такой правовой конструкции прокурор, в отличие от судьи, может оценить доказательства по делу. Думается, что принятие таких мер позволило бы обеспечить дополнительные процессуальные гарантии соблюдения прав обвиняемых и подозреваемых.

Также отдельные полномочия прокурора закреплены в других правовых источниках. Например, Налоговый кодекс РФ, в п.1 ст.77 наделяет прокурора правом давать санкцию налоговому или таможенному органу на арест имущества налогоплательщика-организации.

ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА ПО НАДЗОРУ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

А. Халиулин, заведующий отделом НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор.

С созданием Следственного комитета изменилось соотношение полномочий прокурора и руководителя следственного органа. К руководителям следственных органов от прокуроров переходят следующие полномочия: давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайств в случаях, предусмотренных УПК; давать следователю обязательные для исполнения письменные указания; отменять незаконные и необоснованные постановления следователя; разрешать вопросы об отводе следователя; отстранять следователя от ведения расследования. При этом значительное расширение полномочий руководителей следственных органов касается не только соответствующих должностных лиц вновь создаваемого Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, но и действующих начальников следственных подразделений и их заместителей в органах МВД, ФСБ и ФСКН. В связи с этим возникает вполне закономерный вопрос: сохраняется ли в этих условиях прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и в чем заключаются полномочия прокурора? ——————————— По отношению к прокурорскому надзору за процессуальной деятельностью органов дознания такой вопрос не возникает, так как все полномочия прокурора не только сохранены, но и расширены в соответствии с Федеральным законом от 6 июня 2007 г. N 90-ФЗ.

Источники:
http://moluch.ru/archive/215/52136/

Читайте также:
Adblock
detector