Чем отличается фсб от прокуратуры

tereshonok

К Синодову уже обращались с такими вопросами в 2007 году, и на этот раз он решил потребовать официального подтверждения. Вскоре он его получил — в виде запроса с гербом ФСБ с адреса cybercrime@fsb.ru, за подписью руководителя одного из подразделений ЦИБ Сергея Михайлова.

Тогда Синодов обратился в Управление собственной безопасности ФСБ с просьбой проверить, является ли такое внимание к авторам его сайта законным. В ответе первого заместителя Оперативного управления ЦИБ А. Лютикова утверждалось, что запрос легитимен и носит справочный характер.

После этого Синодов с чистой совестью выложил свою переписку с ФСБ и Генпрокуратурой на сайт.

Однако есть детали, которые позволяют усомниться в том, что офицеров ЦИБ в этой истории использовали всего лишь в качестве наемников.

Ответ Синодову написал первый заместитель Оперативного управления Центра информационной безопасности. Подпись руководителя такого уровня исключает, что запрос Синодову был инициативой рядового сотрудника. Кроме того, Оперативное управление ЦИБ — это самое боевое подразделение ЦИБа, который сегодня занимается не только технической защитой компьютерных сетей, но и ведет активную оперативную работу в интернете.

Базируясь в мрачном монументальном здании на углу Лубянской площади и Мясницкой, выстроенном в 80-е годы для вычислительного центра КГБ, ЦИБ не только занимается защитой компьютерных сетей и ловлей хакеров, но ведет тщательный мониторинг интернета.

— В 2004 году. Мы ориентировались прежде всего на службы безопасности. Потому что в тот момент мы считали, что, работая со службами безопасности, мы будем интересны сразу и спецслужбам, и службам конкурентной разведки.

— А региональные управления МВД к вам, наверное, тоже обращаются? Вот перед G8 в Санкт-Петербурге ГУВД закупил КРИТ.

Читайте также:  Какой нормативно правовой акт регламентирует деятельность прокуратуры

— Сколько людей у вас работает?

— Около 20 человек.

— А как задача по наблюдению за блогами? Есть ли смена приоритетов в эту сторону?

— Да, мы даже разработали в этом году специальный модуль по форумам и блогам.

(Как пояснили программисты, алгоритм действий сотрудников спецслужб в таких продуктах сводится к тому, что в систему забивается определенное количество блогов, и система мониторит их по различным показателям).

— Сколько в таком модуле могут работать людей?

Похоже, что недостаточная мощность является главным сдерживающим фактором для широкомасштабного применения таких систем спецслужбами. И именно размер систем, расчитанных обычно на работу отдела (20-25 человек), объясняет, почему ФСБ и МВД покупают десятки разных систем у разных компаний. Впрочем, есть и еще одна причина.

Павел Львович Пилюгин, высокий мужчина за 50 с профессорской бородкой, встретил меня на входе в офис Специальной информационной службы (СИнС), где он работает заместителем гендиректора.

СИнС, одна из ведущих фирм на рынке поиска и анализа информации, была создана офицерами КГБ еще в 1990 году, а сам Пилюгин служил в информационно-аналитическом управлении КГБ, где работал со всеми аналитическими системами спецслужбы.

Первое, что он начинает делать — это чертить схемы. Это схемы, по которым построены поисковые движки, способные искать в структурированных (базы данных) и неструктурированных (интернет и социальные сети) массивах информации.

Проблема только в том, что системы, ныне закупаемые спецслужбами по тендерам, создавались на основе систем поиска в структурированных массивах информации, то есть базах данных, и лишь потом были, лучше или хуже, доработаны для семантического анализа в интернете. Кроме того, системы, закупаемые российскими силовиками для контроля интернета, предназначены для работы с открытыми источниками и технологически не способны мониторить закрытые аккаунты, такие как, например, в Facebook. Однако, как выяснилось, российские спецслужбы смогли решить эту проблему.

Читайте также:  Сколько получают секретари в прокуратуре

Российский интернет пережил несколько скандалов, связанных с СОРМ — системой оперативно-розыскных мероприятий, позволяющей совершать прослушку и перехват интернет-трафика.

В конце 90-х интернет-провайдеры возмущались, что их заставляют покупать оборудование СОРМ за свои деньги, в 2000-е годы активисты требовали от Минсвязи обязать спецслужбы предъявлять провайдерам судебные решения, санкционирующие перехват интернет-трафика. Борьба закончилась полным поражением активистов — сегодня спецслужбы имеют право не только получать доступ к каналам провайдеров без предъявления судебного решения, но и делать это дистанционно.

Как выяснилось, СОРМ оказался полезным и для мониторинга социальных сетей.

Впрочем, эту проблему тоже можно решить, если принять во внимание зарубежный опыт. 1 октября 2011 года в Ферраре на фестивале итальянского журнала Internazionale выступал знаменитый китайский журналист и блогер Джин Джао (известный как Майкл Анти), прославившийся тем, что в 2005 году Microsoft уничтожил его блог. Когда Анти попросили описать ситуацию в Китае, ему хватило для этого всего нескольких слов:

— Вместо Facebook у нас — XiaoNei, вместо Twitter — Weibo. Обычный способ внедрения интернет-технологий в Китае — это разрешать пользоваться новым продуктом только до тех пор, пока не будет разработан китайский аналог. В результате Facebook у нас запрещен, так же как и Twitter. Причина? Просто серверы китайских аналогов находятся в Пекине.

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector