Следователь затягивает расследование что делать

Такие возможности открывает новый федеральный закон, который сегодня публикует «Российская газета». Фактически это поправки в действующий уже четвертый год закон, внесший изменений в Уголовно-процессуальный кодекс. Именно он ввел в юридическую практику понятие «рассмотрение дела в разумный срок». А если срок неразумный и налицо типичное затягивание дела, то государство оплатит компенсации пострадавшему за судебную и следственную волокиту.

Это только в детективах злодея непременно поймают, обязательно осудят и справедливость восторжествует. Но реальная жизнь от телесериалов отличается тем, что преступника могут не поймать, а если и изловят, то суд над ним нередко тянется годами. Чтобы эта горькая реальность не стала обыденностью, законодатели сначала приняли закон, по которому осудить пойманного злодея или оправдать невиновного надо в разумный срок. А теперь поправили этот закон ради тех, кому вообще не повезло — потерпевшим по делам, которые могут вообще никогда не дойти до суда. А такое бывает, если сыщики не нашли подозреваемого, а следствие не нашло, кого обвинить.

Цифры и проценты раскрываемости преступлений — непременный атрибут речи любого руководителя правоохранительных органов, начиная с мелкого начальника отдела полиции из глубинки и кончая серьезными начальниками в больших погонах. Но известно, что стопроцентной раскрываемости преступлений не бывает в принципе. У всех нераскрытых дел есть самая страдающая сторона — это потерпевшие. Жертвы преступника или, если человек погиб — его родные. Им до сих пор ничего не светило.

Пойманный злоумышленник — это гарантия выплат ущерба. Если его не нашли, то жертве ничего не полагалось. С первого января 2015 года, когда публикуемый сегодня закон вступит в силу, ситуация изменится. Этот закон был разработан во исполнение постановления Конституционного суда РФ от 25 июня 2013 года. КС тогда признал неконституционным отказ в компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, если по делу не установлены подозреваемый или обвиняемый. И это причина затягивания суда.

Новым законом устанавливается право потерпевшего гражданина подать в суд заявление. И попросить компенсацию за нарушение его права на судопроизводство в разумный срок. Причем это может быть сделано до окончания расследования по уголовному делу. Точнее в течение полугода со дня, когда следователь написал постановление о приостановлении следствия по той причине, что неизвестен подозреваемый или обвиняемый.

По закону для требования компенсации необходимо, чтобы продолжительность досудебного производства по уголовному делу составляла не менее четырех лет.

Закон о судебной волоките, который теперь фактически расширили, был долгожданным и выстраданным. Его приняли весной 2010 года. Он ввел в Уголовно-процессуальный кодекс РФ новую статью 6.1 «Разумный срок уголовного судопроизводства». Придумали ее для борьбы с затягиванием следствия и суда. Одним из поводов стало большое количество решений Европейского суда в связи с волокитой российских следователей и судов. И дело тут не столько в деньгах, которые за волокиту какого-нибудь районного суда должна платить казна страны. Огромные выплаты, присуждаемые гражданам России решениями Европейского суда, наносят серьезный ущерб не только бюджету, но и авторитету страны.

В статье 6.1 Уголовно-процессуального кодекса записано, что уголовное судопроизводство должно пройти в разумный срок, к которому относятся сроки для досудебного и судебного производства по делу. Они же включают в себя период с момента начала уголовного преследования до момента его прекращения или вынесения обвинительного приговора.

Для определения, что же такое разумный срок, законодатель определил список обстоятельств. Это сложность дела, то есть большое количество обвиняемых и эпизодов. Кроме того, поведение участников суда. Не секрет, что многие из них стараются затянуть знакомство с делом, чтобы вышли сроки следствия. Поэтому часто суд сам ограничивает таких обвиняемых. Учитывается и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следствия, самого следователя. Ну и наконец, общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Главное, что сказано в этой статье 6.1 УПК, — никакие объективные трудности и обстоятельства в организации работы правоохранительных органов и суда не могут быть приняты во внимание в качестве обоснований для превышения разумных сроков.

20 сентября 2018 г. Светлакова обратилась в отдел полиции с письменным заявлением о том, что у нее из квартиры была украдена крупная сумма денег. 23 сентября 2018 г. по данному факту было возбуждено уголовное дело. В ходе производства .

Читайте также:  До скольки можно проводить следственные действия

признали потерпевший по 109. часть 3 месяца назад следователь мне кажется затягивает процесс. с материалом не знакомит экспертиза не готова

следователь затягивает расследование по дтп мотивируя тем что у него без этого много дел.Необъективно ведёт расследование.Не признаёт потерпевшей стороной водителя авто получившего тяжкие телесные. и.т.д.

2 месяца назад написал заявление по статье 121ук рф ( заражение вен инфекцией) предоставил полный перечень доказательств, свои онализы а также онализы портнёрши.( всё прекрепили к делу) Дело спустя три недели переноправили в другой город, и сейчас .

2 месяца назад написал заявление по статье 121ук рф ( заражение вен инфекцией) предоставил полный перечень доказательств, свои онализы а также онализы портнёрши.( всё прекрепили к делу) Дело спустя три недели переноправили в другой город, и сейчас .

19.07.2015 г. произошло ДТП со смертельным исходом, в котором погиб пассажир автомобиля, управляемого виновником. Для получения компенсационной выплаты в страховой компании матери погибшего необходимо копию постановления о ВУД, спрвку о ДТП и .

Добрый день! У меня повредили авто. ключом. нанесли ущерб порядка 90 тыс рублей. Лицо совершившее деяние, ранее вступило со мной в перепалку словесную. Участковым установлено. Было написано заявление в полицию — о повреждении автомобиля. .

Было совершено убийство,главный подозреваемый (сын)работает в полиции.По словам следователя 100%виновен.Дело затягивается, сейчас приостановлено т.к.слабая доказательная база, отсутствие виновного.Мы думаем не хотят выносить сор. Куда можно .

Бывший муж жены, отсудил у неё 1/4 квартиры и вхож в неё, месяц назад он украл крупную сумму денег вломав дверь спальни, прошёл полиграф и теперь следователь сомневается в том что деньги вообще были, через две недели дело приостанавливают т.к. не .

Здравствуйте. В течении полугода уголовное дело о наезде с двумя погибшими не передается в суд. Следствие затягивают, экспертизы по делу завершены, но дело передали уже третьему следователю, и до суда оно не доходит. В настоящий момент .

постоянно меняют следователей и не сообщают об этом . дело затягивают .и постоянно какие то отговорки и не дают знакомиться с показаниями свидетелей

Добрый день! У нас следующая ситуация. Родители попали в ДТП 12.12.2012.года. У обоих тяжкий вред здоровью. Виновник. который выехал на встречку и врезался в родителей. утверждает что он не виноват. ГИБДД признало его вину. Следователь который .

Добрый день! 5 января 2013 года мы отдыхали с подругой у её знакомых,один из знакомых,решил съездить в магазин и предложил нас подвезти до дома,сначала мы не решались,в итоге согласились.Я сидела спереди на пассажирском сидении,подруга за мной,в .

  • Другое
  • Контекст
  • Полиция
  • Такая Россия
    22. 06. 2017

Следователь в России ничего не расследует. Больше того, нормальной работе над уголовным делом он только мешает

Найти и уличить

В большинстве преступлений, которые попадают в суд, виновник очевиден изначально, остается доставить его в суд. Это может сделать потерпевший, а может полиция. Но часто преступника надо сперва найти. Этим занимается сыскная полиция, которая к началу XX века возникает в большинстве развитых стран. С тех пор методы ее работы особенно не изменились: опрос свидетелей и агентов, слежка, прослушка и т. п. Все это красочно представлено почти в любом детективном фильме или романе.

Но найти и, возможно, задержать преступника — только полдела. Другая половина — юридически корректно уличить его в преступлении. Когда надежный агент рассказывает, что такой-то злодей в пьяном виде хвастался своим преступлением, полицейскому, который ведет расследование, этого достаточно. А судье, присяжным — конечно нет, тем более что привести этого агента в суд обычно невозможно. Поэтому с начала XX века формируется целая сфера знаний о том, как необходимо юридически корректно доказывать вину.

Так устроено везде в мире. Один ищет, другой представляет обвинение в суде. С вариациями, конечно; например, в Германии у прокурора широкое усмотрение — он может вообще не доводить дело до суда. Если обвиняемый признает вину, прокурор может сам назначить ему наказание.

Читайте также:  Объединят ли прокуратуру и следственный комитет

Так было устроено и в Российской империи. Сложные дела там вели жандармы (которые занимались далеко не только политическим сыском, но и, например, выполняли функции современной транспортной полиции) и судебный следователь.

Сделано в СССР

Формально описанное разделение сохранялось даже в сталинские годы. Милиция ловила преступников и передавала их в суд или в прокуратуру. Но тут надо помнить, что многих наказывали не по приговору, а по решению внесудебного органа.

После Сталина был принят новый Уголовно-процессуальный кодекс, в котором была закреплена двухчастная структура следствия. По обычным делам есть милицейское дознание, которое передает дела в прокуратуру, а та несет их в суд. Никаких специальных юридических познаний от работника дознания не требовалось — это мог быть практически любой милиционер — чаще всего инспектор уголовного розыска или участковый. Прокуратура обладает широкими полномочиями— может давать дознанию указания, поручения и прочее. По сложным делам есть прокурорское следствие. Прокурор руководит группой следователей. А каждый следователь — группой милиционеров, которые ищут преступника.

Однако такая относительно логичная модель продержалась всего несколько лет. Уже в 1964 году в Уголовно-процессуальный кодекс внесли поправки, которыми было создано следствие в органах МВД. Организационно оно было отделено от оперативных сотрудников.

Строго говоря, существование прокурорского следствия тоже создавало конфликт интересов. В СССР и других соцстранах прокуратура — это такой надсмотрщик за всеми. И вот, с одной стороны, прокурор отвечает за то, чтобы его следствие шло быстро и результативно. С другой — за то, чтобы оно шло законно. То есть он сам себя контролирует.

Две головы хорошо, а три хуже

Как эта трехчастная система работает сегодня?

Расследование — в исконном, а не процессуальном смысле слова — то, что сейчас называется раскрытием преступления— ведет оперативник. Его задача — узнать, кто злодей. Он может использовать данные телефонных соединений, проверять скупки и ломбарды, использовать агентов и прочее. Он находит подозреваемого.

Тут оперативник приходит к следователю и начинает убеждать его, что доказательств достаточно, чтобы суд постановил обвинительный приговор. Если следователь согласен, то возбуждается уголовное дело в отношении конкретного лица или лицо привлекается в качестве обвиняемого-подозреваемого по уже существующему уголовному делу. Что важно: как только это произошло, оперативник, по сути, больше никакой ответственности за это дело не несет. Следователь может его о чем-то просить, но все понимают, что оперативник свою часть работы сделал.

Когда оперативник работает напрямую с прокурором, который несет дело в суд, между ними выстраиваются рабочие отношения. Прокурор может контролировать и отчасти направлять оперативника. Но у нас их надежно отделяет друг от друга следователь.

Как это поправить

Следствие как отдельный институт должно быть уничтожено.

Сейчас в МВД есть три вертикали: следствие, оперативные подразделения полиции и униформированная полиция (участковые, патрульные и др.). Криминальную полицию и следствие нужно слить, а Следственный комитет — ликвидировать и перевести сотрудников в полицию.

Тогда у нас появится универсальный солдат — оперативник, он же следователь, он же дознаватель, по простым делам смогут работать участковые, что они на практике нередко делают и сейчас. Руководитель такой объединенной криминальной полиции может распределять обязанности между сотрудниками так, как ему удобно. Кто умеет писать (бывший дознаватель-следователь) — пусть пишет. Кто умеет работать в поле (оперативник) — пусть работает в поле. Но статус у них должен быть одинаковый, и при необходимости они должны заменять друг друга. И каждый из них передает дело прокурору, который несет дело в суд.

У такой реформы есть оппоненты. Не все они вообще понимают, что у нас система работает как-то необычно. Во многих работах я встречал рассуждения о каком-то выделенном следствии в Америке, например. Ясно, что это просто неверное понимание терминов — никакого самостоятельного от оперативных служб следствия там нет.

Но есть и возражения по существу.

Во-первых, у многих есть убеждение, что следователь обязательно должен иметь высшее юридическое образование. А оперативники его часто не имеют. Если допустить оперативников до следствия, качество последнего упадет.

Читайте также:  Следователь и следователь криминалист в чем отличие

На самом деле это преувеличение. Следствие — рутинная процедура, никакого высшего юридического в подавляющем большинстве случаев там не надо. Человек после любого (в том числе неюридического) бакалавриата и, допустим, полугодовых курсов прекрасно может работать следователем. А если дело сложное и требует высокой квалификации, то по нему и сейчас собирается рабочая группа, куда входят прокуратура, следствие, руководство полиции. Могут неформально еще и с судом посоветоваться, хотя и очень аккуратно.

Во-вторых, у многих есть убеждение, что следствие обеспечивает более высокий уровень правовой защиты. Малограмотный полицейский и загруженный прокурор насажают людей в СИЗО, и они там будут томиться, пока суд найдет время разобраться и отпустить. А сейчас у нас более сложная система фильтрации: чтобы посадить человека, нужны визы следователя, начальника следственного органа и прокурора (иногда даже двух).

На самом деле никакой дополнительной защиты это не дает — скорее, наоборот, если решение принято коллегиально, персонально никто ответственности за него не несет. И отстаивать ошибочное решение они тоже будут коллегиально.

В-третьих, говорят, что система есть и кое-как работает, а вы сейчас все сломаете. Это отчасти правда — такую реформу меньше чем за полгода не провести. Но нужно взвешивать издержки и выигрыш. А выигрыш очевиден.

Автор — социолог, ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

  • Новое
  • Поднажмем

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 3 от 01.12.2016 г.)

ИНН: 9710001171
КПП: 771001001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ОАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Источники:
http://pravoved.ru/themes/%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%B7%D0%B0%D1%82%D1%8F%D0%B3%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/

Читайте также:
Adblock
detector