Сколько зарабатывают следователи в беларуси

Средние зарплаты в Беларуси, по прогнозам властей, должны составить заветную 1000 рублей, а в целом по году — нет. В прошлом году тоже планировали выйти в декабре на эту сумму, но по факту средние заработки составили 995,3 рубля. Но с учетом военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, СК, работников органов финансовых расследований и гражданского персонала средние заработки по стране все же превысили заветную 1000 рублей. FINANCE.TUT.BY посмотрел, сколько составляют средние заработки по стране с учетом этих работников.


Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В январе-декабре 2016 года средняя зарплата в Беларуси составила 722 рубля, а в декабре — 801,6 рубля. Но с учетом военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, СК, работников органов финансовых расследований и гражданского персонала средние заработки по стране в январе-декабре 2016 года составили 728 рубля, в декабре 2017 года — 808,7 рубля.

Читайте также

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter


Фото: пресс-служба СК

— Иван Данилович, не так давно вы получили участок для строительства дома в Дроздах-2. Причем то ли вне очереди, то ли очередь была какой-то уж сильно специальной…

— Но я поняла, что вы как многодетный отец стояли в очереди на квартиру. А получили участок.

— Нет-нет, я стоял в очереди именно на получение земельного участка. Ну что мне эта квартира даст? Куда мы там вшестером денемся? Это же нужно целый этаж выделить!

— У вас четверо детей?

— Некоторые почему-то пишут, что трое. Четверо! И все мои. (Смеется.)

— А за какие средства, если не секрет, будете строить дом?

— Сложный вопрос… Что-то, наверное, придется продавать…

— У вас есть чудесный коттедж в Пинске…

— Коттедж — это слишком громко сказано. Скорее, домик. Вы видели его на фотографиях? Самый обычный дом. Будете в Пинске — сами сможете увидеть… Небольшой, спокойный дом общей площадью, кажется, 134 квадратных метра. И когда я думаю, что придется его продавать, у меня аж сердце начинает болеть…


Фото: nv-online.info

— А кредит за этот дом вы уже выплатили? Если ничего не путаю, у вас был определен какой-то продолжительный срок расчетов с банком…

— На сорок лет брал кредит. Сейчас посчитаю… Брал я кредит в 2005 году, значит, до 2045 года должен расплатиться.

— Зарплата вам позволит взять новый кредит на стройку в столице?

— Мне кажется, ваша зарплата явно больше моей. Вот сколько вы зарабатываете?

— У нас простая система: написал материал — получил гонорар. Много работаешь — много зарабатываешь. Но я полагаю, вы минимум 1000 долларов в месяц имеете?

— Примерно так и выходит, плюс-минус доллар.

— Ваша супруга ведь тоже работает?

— Сейчас в декрете. А так всю жизнь работала.

— На декретные особенно не шиканешь, их и на одного ребенка с трудом хватает. И дети требуют постоянных капиталовложений, порой немалых. Поэтому и интересуюсь, за что дом будете строить…

— Если вас так волнует моя стройка, скажу предельно откровенно: для меня самого эта тема пока довольно призрачна. Кредитов сейчас можно брать сколько угодно, но вы же понимаете, что кредит — это весьма обременительно. Вы и сами, наверное, не согласились бы его взять…

Читайте также:  Выполняют ли функции исправительных учреждений следственные изоляторы

— Я вообще к кредитам с настороженностью отношусь. А вас осчастливила новость о том, что вы теперь обладатель 15 соток в Дроздах?

— Честно говоря, я даже немного озадачен шумихой вокруг этого факта…

Некоторые, наверное, думают, что если получил участок, то все, схватил Бога за бороду, пиши заявление и увольняйся, счастье привалило! Я никогда не рассматривал это как что-то сверхъестественное, что с неба манна небесная упала. Потому что понимаю: этот участок надо как-то обустраивать. Скорее всего, придется что-то продавать…

Дети подрастают, может, что-то удастся им построить.

Знаю, что среди журналистов есть ребята, которые точно все проследят: и когда начнется стройка, и на какие средства она будет вестись, и поэтапно еще фотографии будут в интернет выкладывать.

— И как вам такое пристальное внимание к своей персоне?

— Хорошо, что вы об этом спросили.

С одной стороны, мне все равно. Но в один момент было неприятно мне и моим близким, когда после назначения на должность председателя Следственного комитета появилась первая публикация, в которой были мои свадебные фотографии и фотографии детей. С моей точки зрения, это лишнее.

Публикуйте обо мне все, что хотите. Я прекрасно понимаю, что у меня публичная должность. И, соглашаясь возглавить Следственный комитет, я должен осознавать, что буду объектом всеобщего и пристального внимания. Но это не должно касаться некоторых аспектов личной жизни. Поэтому я против, чтобы без разрешения публиковали семейные фотографии. В конце концов придите ко мне, я сам полистаю с вами семейный альбом, и мы вместе выберем фото для публикации. Ну не судиться же мне теперь из-за этого с журналистами!

— Нет, это плохой тон. И, кстати, чиновники, выяснявшие отношения с журналистами в суде, как правило, плохо или бесславно заканчивают.

— Я за джентльменское решение вопросов во всех сферах.

— А где вы сейчас живете?

— Служебное жилье — ничего особенного, как у всех.

— Интересно, а как супруга отреагировала на ваше назначение в столицу, на ваш высокий пост? Обрадовалась?

— Совсем нет. Она до сих пор в себя прийти не может. Очень переживает. И за меня, и за семью. Я даже не знаю, каким словом можно охарактеризовать ее состояние, когда она об этом узнала. Но все понимает, что по-другому я не смог бы — мы же служим, и я офицер…

— Вы по натуре карьерист?

— А, по-вашему, я похож на карьериста, да?

— Вроде нет. Но я же вас недостаточно хорошо знаю…

— Назначение председателем Следственного комитета — это такое стечение обстоятельств. Так получилось… Звезды сошлись, наверное… (Улыбается.)

— Переживаете, когда вас президент публично распекает?

— Ну так он же по делу все говорит. Не припомню случая, когда было наоборот. Да и вообще, когда это глава государства наше ведомство в последнее время жестко критиковал? Я даже и не помню…

Читайте также:  Сколько получает следователь полиции в москве

— Я так понимаю, ваши старшие дети уже должны закончить школу…

— Старшая дочь студентка вуза. А сын в этом году закончил гимназию, сейчас на перепутье.

— Куда поступать будет?

— Тесты сдал вроде бы неплохо, но куда поступать будет, пока не скажу — оставим для следующего интервью, а то я вам уже и так столько всего наговорил… (Смеется.)

— Иван Данилович, а не боитесь внезапно остаться без работы? Высокие должности — они ведь не навсегда. Вот отправят в один прекрасный момент в отставку, и что будете делать?

— У меня три высших образования. Думаю, где-то да применю себя. Так что без работы остаться не боюсь.

— Свое будущее связываете с Беларусью? Спрашиваю, потому что некоторые бывшие белорусские министры прекрасно устроились в России…

— Наверное, что-то им там предложили хорошее. Но я свое будущее связываю только с Беларусью. Это моя страна, и она мне нравится. Я не хочу и не планирую никуда уезжать.

1 810 17.09.2016 18:07

1. Правда ли, что опытный преступник способен обмануть полиграф (детектор лжи)?

Возможно, и найдется преступник, который сможет обмануть полиграф. Однако полученные на полиграфе результаты не являются для следствия заведомо достоверными и достаточными данными. Виновность либо причастность подтверждается или опровергается совокупностью всех собранных доказательств.

2. Правда ли, что улики хранятся определенное количество лет, а потом их уничтожают?

Вещественные доказательства хранятся вместе с материалами уголовного дела и подлежат уничтожению лишь по истечении срока хранения уголовного дела либо по решению суда.

Да, зачастую, чтобы не упустить какие-то детали и разобраться в запутанных уголовных делах (перечислении денежных средств через систему счетов, сбыте наркотиков, коррупционных преступлениях) либо в уголовных делах, где фигурируют много свидетелей, потерпевших, подозреваемых, составляются схемы для установления всей цепочки исследуемых событий.

4. Правда ли, что следователи лично участвуют в поимке преступников?

Да, такие случаи имели место. Задачами следователя являются исследование обстоятельств уголовного дела, установление причин и условий, им способствующих. Розыск и задержание преступника – функции других правоохранительных органов, как правило, органов внутренних дел. Однако если следователь становится очевидцем преступления либо при выезде на место происшествия устанавливается лицо, причастное к совершению преступления, которое пытается скрыться, он может также принять меры к задержанию лица, его совершившего.

5. Правда ли, что среди преступников много психически нездоровых людей?

Если рассматривать в криминологическом аспекте, то сам факт совершения умышленного преступления уже есть отклонение от естественного поведения человека. Однако обусловлено ли это поведение наличием психического расстройства (заболевания), определяет лишь психолого-психиатрическая экспертиза.

6. Правда ли, что следователи чаще всего ходят в гражданской одежде?

При выполнении должностных обязанностей следователи не обязательно должны находиться в форме. Исключение – дежурства в составе следственно-оперативной группы и участие в официальных мероприятиях.

7. Правда ли, что по следу от веревки можно узнать, сам человек повесился или его повесили?

В некоторых случаях это возможно. Однако все равно необходимо проведение специальных экспертных исследований.

Читайте также:  Как построить причинно следственную диаграмму

8. Правда ли, что главное оружие следователя – это ручка?

По сути, да. Она выполняет роль главного орудия, средства для фиксации. Но все зависит от того, в чьих она руках.

9. Правда ли, что у следователей нет сочувствия к убитому, они настолько привыкли к трупам, что стали психологически неуязвимыми?

Следователь – это, в первую очередь, человек, которому не чужды такие чувства, как сопереживание, горечь утраты, боль. Однако он всегда должен быть беспристрастен, объективен и независим. Этого от него требует служба.

Все следователи действуют в рамках Уголовно-процессуального кодекса. Но у некоторых могут разниться подходы к расследованию ввиду использования различных тактик и методик.

11. Правда ли, что между следователями и оперативными сотрудниками всегда происходят конфликты по поводу того, кто в деле важнее?

Следователей и оперативников объединяет одна задача – установить виновное лицо в совершении преступления и привлечь его к предусмотренной законом ответственности, поэтому таких конфликтов не возникает.

12. Правда ли, что убийц находят по следам ДНК, оставленным на месте преступления?

В том числе и результаты судебно-генетической экспертизы, при производстве которой исследуется ДНК, позволяют доказать вину преступника. Заключение данной экспертизы важное, но не единственное средство доказывания.

13. Правда ли, что преступник всегда возвращается на место преступления?

В практике бывали единичные случаи, когда преступники после совершения преступления возвращались на место преступления, однако это не является правилом.

14. Правда ли, что работать следователем интересно и опасно?

Работа следователя увлекательная, а также творческая и познавательная. Приступая к расследованию, он должен стать профессионалом в любой исследуемой им области. Следователь – это представитель власти. Ввиду этого любое вмешательство в его деятельность либо воспрепятствование ей каким-нибудь образом влечет уголовную и иную ответственность.

15. Правда ли, что следователь – это не женская профессия?

В подразделениях Следственного комитета Беларуси по Брестской области в настоящее время четверть сотрудников, проходящих службу на различных должностях, – женщины. Прекрасные сотрудницы нашего ведомства достойно справляются с поставленными перед ними задачами.

16. Правда ли, что для следователя страшнее всего потерять табельное оружие?

Утрата табельного оружия – грубый дисциплинарный проступок. Причем не только в подразделениях Следственного комитета, но и в других силовых ведомствах Республики Беларусь.

Однако, по моему мнению, для следователя страшнее всего потерять чувство справедливости.

Скорее, это стереотип, который сложился в обществе. Подозреваемых допрашивают в служебных либо следственных кабинетах, в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах.

18. Правда ли, что серийные убийцы чаще всего убивают своих жертв на сексуальной почве?

За последние пять лет, к счастью, на территории Брестской области не было совершено ни одного серийного убийства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источники:
http://news.tut.by/society/552475.html

Читайте также:
Adblock
detector