Реально ли устроиться в следственный комитет


Одной учебы мало, что бы стать следаком СУ СК. Надо сначала

быть помошником не менее 1-2 лет, после чего сдавать экзамены, тесты и пройти куча собеседований на профпригодность. И не факт, что возьмут на работу. Если у вас нет блата.
Потом если устроишся к ним — пахать, пахать и пахать, как раб черный.
Вам это надо или еще романтик.

а для чего я тогда всю жизнь стремился стать следователем?

если есть у человека желание, то почему бы хотя бы шанс ему дать. если даже не пройду тест или что то так ничего страшного. найду другую работу. просто обидно когда стремишься почти 15 лет к одной цели потом тупик.

СУ СК вообще новое образование.

так сказать тот же половой мужской орган, только вид профиль, а не в анфаз

Следователи были всегда. Только назывались по другому

странник, если уж очень охота присосаться к неприкосемым:)))

надо начинать с малого. дознаватель ОВД — это первая ступень. слабо? ненормированный рабочий день+дежурства , невысокая зарплата, праздники = дежурства, дергание с прокуратуры (тех, кого хлебом не корми, дай мента посадить, счастья полные штаны), работа попираемая все принципы трудового кодекса, под предлогом «своего» законодательства:))

для достижения вашей мечты, нужен хоть какой то опыт работы.

так с чего начинать то? сможете подсказать?

Так уже ведь подсказали. Начни дознавателем, а там видно будет.

Во все времена будут цениться такие качества как профессионализм, компетентность и высокая работоспособность. Блат может быть в начале прокатит, но ведь люди не дураки, быстро раскусят кто есть кто. Потерпят пока ваша крыша будет в должности, а после его ухода быстро распрощаются.
Зачем Вам судьба вошки на чьей-то шкуре?
Если действительно хотите быть следователем, то начните с малого. Зато впоследствии будете знать все нюансы работы сотрудника-подчиненного.
Как-то рассказывали про одного начальника, который сразу поставили руководить процессом, так его водили за нос его же подчиненные и совсем не уважали. Выдержал полгода и убежал на другой объект простым рабочим, понял что к чему.

Странник, приди к ним и застучи всю свою родню и друзей ,скажи что будешь делать показатель и тебя возьмут

надо жениться на дочьке или на родственнице.

неужели обычному человеку невозможно там работать

почему обязатешьно женится на дочери сотрудника СК или быть родственником. почему все туда устраиваются по блату? если человек будет стремится и есть желание, он ведь может работать лучше чем те которые работают просто так, которые по блату работают

Так, Марат же подсказал что надо делать — дознавателем для начала устроиться.

У меня есть знакомый, который проходил практику в СУ СК 2 года,

после этого прошел 3 этапа тестирования и его отправили в деревню, даже жилья там не предоставили. А второй знакомый начал практику там же проходить, но позже первого, его сразу же после учебы устроили сюда в Якутск. Мой тебе совет: Начни проходить там практику 1-2 года, помощником следователя будешь, работай за бесплатно, живи там, всю работу за своего следователя делай. Если ему понравится как ты работаешь, он тебя начальнику СУ СК порекомендует. А то как ты собираешься без практики работать? Сразу следователем? Слишком трудновато будет. Я вот тоже там практику проходил, но из-за кое-каких обстоятельств перестал ходить. Следователь мне постоянно говорил, что я хорошо работаю, что эта работа как раз для меня. Но так как я забросил практику, а учиться уже закончил, я туда и сам не пойду, потому что я не могу сразу работать следователем, а имея высш. юр образование 2 года терять не хочется.

один СКшник говорил о том, что они всегда к дознавателям присматриваются

если способный хорошо работает его забирают ну а если работает хреново. плюс еще деградирует там, дознаватель выше не головы не прыгнет

Чудак ты парень))

Дело тебе советуют

идти к ним помощником нормального следака. Покажи себя, свое рвение, умение, шустрый ли, вдумчивый ли, работоспособный ли, психически устойливый ли, контактный ли, исполнительный? Понравится , как работаешь, помогуть в продвижении.

следователи есть не только в СУ СК,

но и в полиции. Попробуй устроиться туда. Работать следователем в СУ очень трудно, романтика исчезает быстро, остается рутина.Не каждый выдерживает, многие увольняются. Попробуй себя в другом месте.

спасибо за совет

следаком хотите стать ??

Если человек так уж рвется на такую должность у меня возникает вопрос : «а зачем это тебе ?» Хочешь безбедно жить, кого то крышевать? Сейчас не для кого не секрет, что самыми коррумпированными являются следаки СК, прокуроры и судьи, т.к. у них находятся самые-самые «денжные» дела, поэтому, чтобы «рука руку мыла» у руководителей своя психология — надо брать «своего» человека в контору, а не романтиков с улицы, которые детективов начитались. Если уж хочешь честно работать и только лишь на зарплату иди как правильно выше посоветовали в дознаватели и там занимайся всякой «мелкотой». И будут у тебя погоны, власть и почет (каждый алка и жулик из ограды будет знать твое имя)

у дознавателей власть и почет. человек ты давно в мир выходил. следаки в СУ СК пашут день и ночь зато зарплата по сто штук и отпуск 2 мусяца в году. А у дознователей зарплата тридцатка предел, и работы не меньше чем у следаков.

человеку раб. в прокуратуре

в прокуратуре разучились читать или отсутствует чувство юмора, написано же «И будут у тебя погоны, власть и почет (каждый алка и жулик из ограды будет знать твое имя)» — это же утрированное выражение означающее, что власть и почет будет перед простыми людьми и жить будешь честно.

Читайте также:  Как устроиться в следственный комитет без армии

Странник, для человека идущего 15 лет к цели, ты слишком быстро опускаешь руки))

Может оно не твоё а? Работа волчья 24 часа в сутки приходится думать о работе. А ты слабоват как я погляжу.
И почему исенно в СК. Попробуй с низов, привильно те грят, в ГОМике поработай дознавателем, участковым. Понюхай пороху.
Стрессоустойчивость как? Трупов, темноты боишься? Если нервы шалят то начнет сердце болеть, пить начнешь, психовать будешь.. и убежишь. В итоге ни работы ни карьеры.

попробую себя участковым. место нашел. теперь ввк должен пройти и психолога.

Следователем потом стану. Главное не деньги, чтоб семья только не голодала. Деньги будут и потом. Яне боюсь трупов и темноты. Уже все это видел. Не оставлю намеченную цель пока не достигну. Это лишь начало пути.

С полиции в СК перейти будет сложно, разве только тогда, когда объединение будет в один орган как ФБР. и то не факт. В дознание и не вздумай ходить, по крайней мере если хочешь в СК следаком работать! А ходить помощником у следака — это реальная практика трудоустройства, тем более для парней. а вот эти тесты, полиграф и т.д. «фигня» если бушь на практике давать результат, то по ходатайству и результаты то особо смотреть не будут. пРоходи практику в городском отделе, там где всегда работы навалом. где всегда очень рады «помощникам»! ах, да и помощника по кадрам в управлении доставай.

Да, этот совет самый дельный.

Надо идти туда вначале помощником. Присмотрятся, и если ответственность и работоспособность в наличии имеются, обязательно возьмут. Некоторые мои вчерашние студенты (я — преподаватель юрфака) устроились в СК помощниками еще в период преддипломной практики, прошли там стажировку и ныне работают следователями. Говорят, без какого-либо блата, и я им верю, потому как некоторые — сельские ребята, не имеющие связей в городе, но с большим желанием работать именно в следствии. В органы следствия полиции сейчас даже сложнее (в связи с реформой-сокращением) устроиться, берут только с опытом следственной работы. А в СК не особо жалуют бывших следователей ОВД и, наоборот, стремятся брать молодых ребят (как мне сказал один знакомый из начальников в СК — с еще не «замыленными глазами»). В СК всегда большая текучка кадров, несмотря на высокий заработок, т.к. работу эту действительно не все выдерживают, поэтому вакансии периодически высвобождаются.

— Дмитрий Владиславович, сколько вам лет и какое у вас образование?

— Мне 26 лет. Закончил я Институт права, социального управления и безопасности УдГУ. В 2015 году — бакалавриат, а в 2017 — магистратуру, и сразу устроился в следственный отдел.

— Чем привлекла эта работа?

— Ещё после бакалавриата пришёл на практику в Следственный комитет по рекомендации преподавателей, там и остался. Ходил общественным помощником два года. Перспектива работать в правоохранительных органах сразу заинтересовала. В гражданской сфере работать изначально не хотелось. Совершенно другое законодательство, другая практика, другие ситуации. Даже душа не лежит к ним. А здесь работа не даёт соскучиться. Каждый случай уникальный, всегда что-то новенькое узнаёшь, развиваешься. Не застаиваешься сам — не застаиваются и мозги.

— Среди ваших сокурсников многие пошли по специальности?

— Очень много моих одногруппников пошло. Они работают в Ленинском районе, в Можгинском и в Воткинске. Брат мой тоже работает в Ленинском районе Ижевска. Очень много ребят пошло работать по специальности, устроились в Следственный комитет.

— Привлекательной ли считается эта работа в наше время для выпускников вуза?

— Работа сложная, но интересная. Может быть, это и притягивает. Тем, кто только-только заканчивает вуз, будет сложно начинать. Я бы рекомендовал, ещё будучи студентом, походить общественным помощником, попробовать себя в этой сфере. Узнать, понравится или нет. На этом этапе можно набраться опыта, научиться готовить процессуальные документы, научиться работать с людьми. Тогда можно сделать для себя взвешенный выбор к моменту окончания вуза. На мой взгляд, становиться общественным помощником стоит курсе на третьем, когда имеются представления в области уголовных права и процесса. Тогда будет проще, интереснее и понятнее работать.

— Сложно устроиться на работу в Следственный комитет?

— Нужно пройти медосмотр, также предусмотрена сдача экзамена и собеседование с руководителями отделов управления. После этого проводится отборочная комиссия, которая смотрит, на что вообще способен человек, готов ли он к подобной работе. Причём не только с точки зрения имеющихся знаний в теории и практике, но и морально с точки зрения жизненного опыта. Я бы не сказал, что возникали проблемы при трудоустройстве. Учитывая и тот факт, что до этого уже два года проходил общественным помощником.

— Какова сфера вашей деятельности?

— Расследую уголовные дела вплоть до тяжких и особо тяжких преступлений. Конкретно сейчас в производстве большое количество дел, совершённых несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних. Также имеются преступления коррупционной направленности, совершаемые должностными лицами Удмуртии.

— От случая к случаю. Каждая ситуация уникальна. Есть простые дела, когда все всё понимают и следствие происходит быстро и просто. А есть и посложнее, когда привлекаем переводчиков и два платных адвоката участвуют по делу, а сам обвиняемый свою вину категорически не признаёт, делает всё, чтобы затянуть следствие и развалить дело.

— Какие-то страшные дела были у вас?

— В сентябре 2017 года было одно убийство на территории садоогородов, которые сейчас уже снесены. Компания людей сидела-выпивала, пригласили знакомого, а он в один момент начал приставать к жене хозяина. Мужу это не понравилось, и он нанёс несколько ударов кувалдой знакомому по голове. Разумеется, от этого голова в кашу, мозги наружу. Некоторое время он ещё ночевал с этим трупом у себя в доме, потом бросил на соседнем участке, спокойно уехав.

Читайте также:  Можно ли передать дело другому следователю

— Нет, не скажу, что я особо брезгливый человек. В морге и не такое увидишь. Всё равно приходим, смотрим, общаясь с экспертами. Иногда приходится самому присутствовать на вскрытии, чтобы увидеть непосредственную причину смерти. Особенно если речь идёт о насильственных преступлениях. Я лично спокойно к этому отношусь.

— Есть ли ещё какие-то интересные дела?

— Из интересных было не то, чтобы сложное, сколько объёмное дело в отношении трёх сбытчиков наркотиков. Молодые люди поднимали закладки на территории Устиновского района, фасовали их сами на более мелкие партии, а потом раскидывали на территории Ижевска. Все трое вину свою признали, даже с платными адвокатами не сопротивлялись. Доказательств было вполне достаточно. Буквально в мае их осудили, дав от одного до полутора лет лишения свободы.

— Нет каких-то противостояний с другими правоохранительными структурами, как показывают в кино?

— МВД нам активно помогает, противостояния точно нет. С сотрудниками ФСБ у нас тоже налажен контакт. Сейчас у нас находится одно дело в производстве, которое как раз возбудили на основании материалов ФСБ.

— Что сейчас актуально в плане следственного производства в Ижевске?

— На ваш взгляд, считается ли в России престижной ваша профессия?

— Что нравится сейчас, не разочаровались в выборе профессии? Желание работать не пропало?

— Желание пока есть, оно никуда и не девается. Утром хочется идти сюда потому, что есть работа, и её надо выполнять. От этого никуда не денешься. Работа сама по себе интересная: разные люди с разными судьбами. Узнаёшь, общаешься. В отделе хороший коллектив и прекрасная атмосфера.


Наверняка часто бываете на местах транспортных катастроф. Тех же авиационных?

Дмитрий Путинцев: Конечно.

И знаете транспортную сферу с изнанки?

Дмитрий Путинцев: Более чем.

Летать не боитесь?

Дмитрий Путинцев: Все люди разные: кто-то меньше боится, кто-то больше. Вот летим с супругой в отпуск: она всю дорогу мою руку держит. Ей страшно, а мне только страшновато (смеется). На самом деле, крупные транспортные предприятия — «РЖД», авиакомпании — в целом соблюдают все требования безопасности. Грубые нарушения допускают небольшие фирмы. А в последние годы и частные лица, которые за деньги кого-то катают, развлекают в воздухе или на воде. Вот их, и вправду, стоит опасаться.

Вот в Тюмени недавно осудили «пилота». На кустарно собранном паратрайке катал людей. Аналогичное дело мы направили в суд в Свердловской области. В Нижнем Тагиле остановили бизнес местного «капитана»: на акватории городского пруда на неисправном плавсредстве решил устраивать водные прогулки. Даже спасательных жилетов не было! Отдали под суд.

Чтобы не было трагедий, дал команду во всех наших регионах мониторить сайты экстрим-услуг и принимать меры. И если вам на глаза попались — сразу к нам. И ни в коем случае не пользуйтесь такими услугами: изначально опасны. Для малой авиации в нашей стране, напомню, не выдаются коммерческие свидетельства на управление воздушным судном. Даже если у пилота есть летное свидетельство, он не имеет права перевозить пассажиров. Это не чья-то прихоть, а отражение очень серьезной угрозы жизни и здоровью.

А небольшие авиакомпании все-таки грешат?

Дмитрий Путинцев: Грешат. Самолеты обслуживают люди, которые должным образом не подготовлены, в летных учреждениях не учат пилотов при переходе с одно самолета на другой, а просто выдают «корочки» за деньги, приписывая пилотам летные часы… Мы исходим из того, что любое нарушение авиационных правил чего бы оно ни касалось, привело оно к трагедии или нет, должно быть выявлено и квалифицировано по закону.

Тут показательная история с авиакомпанией «Северный Ветер». В апреле 2014 года ей предстоял рейс «Сургут — Пхукет». Предполетный медконтроль выявил у второго пилота Боинга 767 алкогольное опьянение. От полета его отстранили. Тогда командир принял решение лететь со вторым пилотом-стажером, который проходил обучение на Боинг 767, но еще не имел допуска к самостоятельным полетам. Обошлось без происшествий. О нарушении стало известно далеко не сразу. Но как только факт был выявлен, мы возбудили уголовное дело и успешно его расследовали. Надеюсь, для руководства «Северного Ветра», для коллег из других авиакомпаний эта история стала уроком: авиационные правила должны выполняться от и до.

Правом представлений ведомствам и органам власти часто пользуетесь?

Дмитрий Путинцев: Хороший вопрос. Этим занимаемся каждый день, особенно — по несчастным случаям. Готовим документы губернаторам: указываем на опасные точки, объекты, где тяжело травмируются и гибнут люди. На советах безопасности принимаются решения. И это работает.

Знаете вы или нет, но в 2013-2014 годах в Екатеринбурге, около железнодорожного моста на пересечении Восточной-Ленина, чуть ли не ежедневно были несчастные случаи: люди перебегали пути и попадали под поезда. Это место загородили высоким железными барьерами: вообще не пробраться. В Перми пешеходный переход через пути построили в одной стороне, а люди к заводу ходили — в противоположной. Перегородили — ни одной смерти. И в том, и в другом случае, горжусь, — наша работа. Особое внимание, конечно, уделяем тем населенным пунктам, где школа с одной стороны железной дороги, а жилые дома — с другой.

Дмитрий Евгеньевич, а что в целом происходит с подведомственной вам преступностью: растет, снижается?

Дмитрий Путинцев: В целом уровень примерно одинаков: полторы-две тысячи заявлений в год. Ежегодно около пятисот дел направляем в суды. Минимальное количество — четыре в 2016 году — отправлены на доследование. Оправдательных приговоров не было вовсе — это показатель качества предварительного следствия. Значит, невиновных к ответственности не привлекаем.

Читайте также:  Какие проблемы у следователя

Но в структуре преступлений от года к году, конечно, бывают подвижки. В прошлом году по сравнению с 2015-м, например, выросло количество сообщений о преступлениях коррупционной направленности, почти на 40 процентов больше направили таких дел в суд. Есть очень интересные по специфике, сложности сбора доказательств, по самой канве. Недавно завершили расследование одного такого дела.

Предъявили обвинение двум руководителям Уральского филиала АО «Федеральная пассажирская компания» (ФПК) и одного из руководителей пассажирского вагонного депо «Свердловск» в злоупотреблении полномочиями и коммерческом подкупе. Если коротко, то суть такая. Версия, разумеется, наша — следствия. Уральский филиал компании решил установить в пассажирских вагонах котлы отопления на пеллетном топливе. Обвиняемые знали, что ООО, с которым они прежде заключили договор на работу, выполнить ее не могут. Тогда они заключили договоры на такую же работу, от имени своих близких и родственников. Затем в депо «Свердловск» они организовали установку котлов. Это делали сотрудники депо в рабочее время. Котлы установили — подписали акты о выполнении работ силами ООО. ФПК перечислило деньги ООО, а то по договорам подряда тем самыми близкими и родственниками руководителей местного филиала компании… Такую же схему установки котлов использовали еще раз, но уже за вознаграждение от руководства ООО. Понятно, что счет в этом деле идет на миллионы.

Оперативными методами незаконные действия выявили и пресекли сотрудники управления на транспорте МВД России по УрФО и управления ФСБ России по Свердловской области, наши постоянные коллеги и партнеры. Нам предстояло собрать доказательства виновности руководителей. В дело легли показания более 40 свидетелей, результаты 18 судебных экспертиз — компьютерно-технических, фонографических, почерковедческих и лингвистическая — и, конечно, большой объем различных документов. Обвинительное заключение утверждено, дело направлено в суд.

Действительно, интересно. В связи с такими сложными преступлениями, которые расследует ваше управление, любопытно еще вот что. Когда готовились к встрече с вами, узнали, что средний возраст следователей у вас — 29 лет. Чисто умозрительно кажется, что вроде как маловато. А вы как считаете?

Дмитрий Путинцев: А в вашей профессии как?

Корреспондент в 29 лет? Если толковый, способный, увлеченный, то, пожалуй, самое то: и опыт уже есть, и энергии предостаточно, и все еще интересно.

Дмитрий Путинцев: Ну, вот и у нас так же. Средний стаж наших следователей — четыре с половиной года. Это в штате. А реально значительно больше.

У нас хорошая оплата труда. Молодой следователь получает звание лейтенанта и 45 тысяч рублей. Один из членов нашего общественного совета как-то раз сказал мне: «Слушай, а может мне следователем к тебе пойти?». Но попасть к нам очень тяжело. Конкурс на одно место 7-8 человек. Поэтому ребята приходят к нам сначала на практику еще студентами юракадемии.

После практики некоторые говорят: «Хотим остаться у вас на общественных началах». Оставайтесь. Разносят повестки, составляют описи, участвуют в следственных действиях понятыми. И пока учатся -только так. После окончания вуза могут пройти отбор как на работу, включая полиграф, пятеро из десяти, кстати, не проходя. И продолжают точно также работать на общественных началах. Иногда по несколько лет. Мы в это время смотрим на него, а он — на нас, на нашу службу: «А нужно ли мне это?».

В кадровых делах должно быть все по любви: когда она наконец возникает, мы его берем, он приходит к нам. Закрепляем за ним руководителя отдела или более опытного сотрудника и назначаем испытательный срок, за который необходимо будет направить в суд определенное количество дел. А после аттестационная комиссия решает, справился человек или нет. Справился — милости просим! А дальше — регулярные курсы повышения квалификации.

У нас действует Совет молодых следователей, который занимается прежде всего вопросами профессионального роста… Вот почему средний стаж нашего следователя, как я уже говорил, четыре с половиной года, а каждый месяц в его производстве находится 11 дел, при этом 85 процентов дел расследуется, как и положено уголовно-процессуальным кодексом, в течение двух месяцев. Более длительные сроки бывают в основном у сложных дел, когда требуется проведение продолжительных судебно-медицинских и технических экспертиз, как, например, при крушении самолетов, поездов. У нас очень профессиональные, преданные своему делу сотрудники. И, да, молодые. И это отлично.

Как к вам обратиться?

Дмитрий Путинцев: Есть приемные, как в здании, так и онлайн. Мы открыты, приходите в любое время, даже если тема не наша, примем без вопросов, сориентируем. А уж если наша — любые преступления, совершенные на средствах и объектах транспорта, — тем более.

В зону ответственности Уральского следственного управления на транспорте СК РФ, помимо регионов Уральского федерального округа, входят также Пермский край и Оренбургская область.

«Родными» для управления являются уголовные дела о преступлениях, совершенных в транспортной сфере: о различных нарушениях правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта. Следователи также расследуют преступления общеуголовной категории: убийства, хранение, перевозка и распространение наркотиков и проч. Управление включает в себя 10 следственных отделов, размещенных в 12 городах 8 субъектов Российской Федерации, две трети сотрудников занимаются непосредственно следственной работой.

Источники:
http://susanin.news/interview/opora-nashey-strany-chem-privlekaet-molodyezh-rabota-v-sledstvennom-komitete/
http://rg.ru/2017/01/20/reg-urfo/kak-popast-na-rabotu-v-sledstvennyj-komitet.html

Читайте также:
Adblock
detector