Можно ли отказаться от дачи показаний следователю

В ходе судебного разбирательства суд исследует различные доказательства. В качестве них в числе прочего выступают и свидетельские показания. Особое значение они имеют при рассмотрении уголовных дел. Законодательство устанавливает ответственность за отказ от дачи показаний . Рассмотрим далее ее особенности.

308 статья УК РФ: отказ от дачи показаний

В этой норме (а не в утратившей юридическую силу 52 статье Уголовного кодекса, как считают некоторые непросвещенные лица) предусмотрено наказание для свидетеля и потерпевшего за отказ предоставить информацию, имеющую значение для уголовного производства. За отказ от дачи показаний указанным лицам грозит:

  • До 40 тыс. руб. штрафа или взыскание в сумме, составляющей доход виновного за 3 мес.
  • До 460 ч. обязательных работ.
  • До 3 мес. ареста.
  • До года исправительных работ.

Общественная опасность

Она состоит в том, что отказ от дачи показаний свидетелем или потерпевшим существенно осложняет или делает невозможным принятие объективного процессуального решения. Это, в свою очередь, не обеспечивает защиту интересов участников судопроизводства.

Объективную сторону преступления составляет бездействие. Однако в отдельных случаях это бездействие может следовать после активного действия. К примеру, субъект может написать заявление об отказе от дачи показаний .

Способы уклонения от обязанности

Отказ от дачи показаний субъект может выразить путем неявки по вызову к уполномоченному служащему (следователю/дознавателю) или в судебную инстанцию.

Как выше говорилось, лицо может в письменной форме объявить о нежелании предоставлять необходимую информацию. При этом он может отказаться свидетельствовать как в целом по всему делу, так и об обстоятельствах, касающихся конкретного лица или отдельного эпизода.

Субъект может ссылаться на то, что он ничего не может вспомнить или не располагает требуемой информацией. Следует сказать, что утаивание тех или иных сведений в ходе допроса рассматривается не как отказ от дачи показаний , а как заведомо ложное свидетельствование.

Мотивы

Отказ от дачи показаний может обуславливаться:

  • нежеланием лица оказывать содействие правоохранительным органам или судебной инстанции;
  • стремлением помощь заведомо виновному гражданину избежать ответственности;
  • страхом мести со стороны субъекта, против которого лицо должно свидетельствовать;
  • нежелание быть втянутым в конфликт и так далее.

Важный момент

По общим правилам, мотивы (как и цели деяния) не имеют определяющего значения при квалификации. Но если при наличии реальной опасности для потерпевшего или свидетеля в связи с их участием в производстве правоохранительные структуры не предпринимают никаких мер по обеспечению безопасности, может констатироваться вынужденный характер бездействия лиц.

Соответственно, в таких ситуациях отказ от предоставления требуемых сведений может рассматриваться как деяние, совершенное в условиях крайней необходимости.

Особенности конструкции деяния

Состав преступления – формальный. Деяние признается завершенным в момент непосредственного отказа субъекта давать показания.

Несмотря на отсутствие в ст. 308 примечания, аналогичного тому, которое присутствует в 307 норме, оно может применяться по аналогии к лицу, предоставившему необходимые сведения после того, как им был выражен отказ от дачи показаний.

В УК РФ содержится такое понятие, как «деятельное раскаяние». Оно предполагает снятие с лица ответственности, если он оказывает содействие следствию в установлении истины. Соответственно, если субъект, ранее отказавшийся предоставить сведения, впоследствии соглашается дать нужные показания, по ст. 308 он не наказывается.

Субъективный аспект

Вина гражданина выражается в виде прямого умысла. Субъект знает, что он вызван на допрос и обязан предоставить правоохранительным органам известные ему сведения, однако не желает этого делать. При этом он понимает последствия отказа и ничего не делает, чтобы их предотвратить.

Исключения

В ст. 308 присутствует примечание, согласно которому гражданин не привлекается к ответственности, если отказывается давать показания против:

В таких случаях констатируется правомерность отказа от дачи показаний по статье 51 Конституции.

Кроме того, законодательство определяет круг лиц, которые наделяются свидетельским иммунитетом. Их отказ будет правомерным в силу их статуса.

Близкие родственники

Их перечень определен в УПК, ГПК. В АПК круг близких родственников не установлен. Однако в Кодексе присутствует ссылка на 14 статью СК. Близкими родственниками считаются следующие граждане:

  • Состоящие в законном браке. Речь идет именно об официально зарегистрированном союзе в органе ЗАГС. Факт регистрации должен подтверждаться свидетельством, выданным в установленном порядке.
  • Родители и дети, в том числе усыновленные.
  • Сестры и братья (родные).
  • Внуки, бабушки, дедушки.

Свидетельский иммунитет

Им обладает ограниченный круг лиц. В перечень субъектов, наделенных свидетельским иммунитетом, входят:

  • Члены палат ФС (члены СФ и депутаты Госдумы).
  • Уполномоченный по правам человека.
  • Уполномоченные по обеспечению защиты интересов предпринимателей.

Процессуальные вопросы

При получении отказа от предоставления сведений от потерпевшего или свидетеля, состоящего с подсудимым в браке либо являющегося его родственником, суд вправе ссылаться на показания, данные ранее этими субъектами, при выполнении ряда условий.

В первую очередь указанным лицам должно быть разъяснено их процессуальное право не давать показания по основаниям, предусмотренным в законодательстве.

Во-вторых, потерпевший и свидетель должны знать, что все сведения, которые они предоставят, могут впоследствии использоваться в качестве доказательств, даже если они откажутся от них.

Оценка правомерности отказа

Для определения законности нежелания лица свидетельствовать против кого-либо, суд должен выяснить природу этого отказа, причины, которые обусловили его. Среди наиболее распространенных случаев признания правомерности отказа можно назвать следующие:

  • Обвиняемый и свидетель – одно лицо.
  • Показания гражданина могут быть использованы правоохранительными органами против него.
  • Состав преступления в действиях субъекта, о причастности которого уполномоченные служащие предполагали опросить свидетеля, не установлен.

Дополнительно

В судебной практике имеется немало примеров, когда лица, отказавшиеся предоставить информацию, не наказываются по УК. К примеру, такая ситуация возможна, если будет установлено, что хоть в бездействии формально присутствуют признаки преступления, но ввиду его малозначительности оно не представляет опасности для судебного разбирательства. Другими словами, цель правосудия будет достигнута и без показаний этого лица.

Читайте также:  Кто относится к органам дознания и следствия

Стоит сказать, что дача показаний, по общему правилу, является не правом, а обязанностью субъекта, вызываемого на допрос. Если у лица возникли какие-либо препятствия для явки по вызову, он должен в кратчайшие сроки сообщить о них соответствующему уполномоченному лицу.

Причины невозможности прийти и дать показания должны быть уважительными. Соответственно, они должны подтверждаться документами. К примеру, если субъект заболел, то должен предоставить справку из медучреждения.

Прошу совета у лиги юристов.

Человека вызвали к следователю по повестке свидетелем, но суть задаваемых вопросов была сведена к тому, что этого свидетеля проверяли на причастность к преступлению. То есть допрос был не столько как свидетеля, а больше как подозреваемого. По совету знакомого юриста он отказался от дачи показаний по статье 51 конституции, т.к. показания могли быть использованы против его интересов. В ответ услышал обещание привлечь по статье за отказ, так свидетель якобы не имеет права пользоваться статьей 51.

Могут ли теперь привлечь за отказ от дачи показаний? Статья 308 УК РФ.

А что мешает а ответ на вопросы отвечать не помню, не знаю, не видел, не слышал?

Там же написано, что не обязан свидетельствовать против себя и не подлежит ответственности.

А теперь логику следствия проведите. Не свидетельствовать против себя, значит если он это скажет, он себя обвинит, косвенное доказательство. Проще реально говорить не помню, старый стал, зрение плохое, уши с изюмом мыл и язык чего то отнимается. )

Это не значит. Это значит, что он воспользовался правом закрепленном в ст 51 конституции. Дальше пусть следаки ищут ответы и доказательства.

В некоторых случаях лучше писать отказ от дачи показаний по 51 ст.

1. Случай — когда ты единственный свидетель. Опросив тебя, они выполнили следственное действие и могут переходить к следующему, передача материалов в суд. Какие у нас суды мы все знаем. Если ты единственный свидетель и включил 51 ст, не факт, что дело дойдет до суда.

2 случай — когда следак очень крутой. С таким, скажешь слово и он тебя расколет. Без криков и наездов. Я такого одного знаю. Говорить не помню и не знаю можно обычному следаку, а с хорошим,,не прокатит, надо быть не глупее следака, чтобы в эту игру играть.

Вы правы, и я немного загнул, просто был на практике случай, правда в дознании, когда отказ по 51 приняли как аргумент обвинения(мать отказалась свидетельствовать против сына), хотя по сути из доказухи не было ничего.

Ну.. Следаки могут думать как хотят, но доказуху собирать нужно, без этого в суд не передать дело. А если доказухи нет и подозреваемый включил 51, то обломс.

А если идти по пути «не помню», то тут надо быть крайне осторожным, чтобы лишнего не сказать. Это не все могут и умеют. Да и ответ типа, что вы делали вчера вечером — не помню, очень подозрителен сам по себе и для судьи в том числе. Хотя я иногда реально с трудом вспоминаю предыдущий день:)

Не помню — вполне катит на все вопросы.

Если ты скажешь отказываюсь давать показания — тут УК

Если же ты скажешь что готов давать, но тут не помню, а тут не видел ( как раз наклонился шнурки завязать) — то нет УК.

Но! Есть этика и мораль стороны — сегодня ты преступника покроешь, завтра он почует безнаказанность и.

Первый вариант. Я не помню (о действиях подозреваемого). Вам — никакой ответственности. Не всегда выгоден подозреваемому/обвиняемому, так как, если вы можете предоставить сведения, которые помогут его защите, то «вспоминать» на следующих допросах будет не оч, будут относиться с подозрением (в приговоре напишут «критически»). А раз вы не помните, то следователь от имени других свидетелей может написать что угодно и уже не опровергнешь

Второй вариант. На вопросы в отношении подозреваемого отвечаем, на вопросы в отношении себя говорим: На этот вопрос я отвечать отказываюсь, пользуясь правом, предусмотренным ст 51 конст-ии РФ.
Контролируем чтобы следователь правильно внёс в протокол свой вопрос и ваш отказ именно на этот вопрос.
И стойко придерживаемся этой позиции в ходе всего допроса, а он может быть длительным (в теории не более 8 часов). Если берут измором, то не стесняется в ходе допроса заявлять ходатайства о перерыве (воды попить, лекарства принять, повспоминать)
Так же прокатывает: Ответ на этот вопрос я дам после консультации с юристом в ходе дополнительного допроса

Вариант три. Если знаете тему допроса, то написали (напечатали) свои показания, в ходе допроса зачитали, на остальные вопросы отказались отвечать по мотивам выше (см. а 2)

Не отдельный пункт, но никто не запрещает прийти на допрос с адвокатом. Следователя дисциплинирует, краткие консультации помогают в ходе допроса, заранее можно обсудить какие показания давать, а от каких отказаться, обговорить условный сигнал о том что вас понесло и начали говорить лишнее (во вред себе)

«Этот тип замахнулся на самое святое, что у нас есть! На Конституцию!»

(цитата из фильма «Берегись автомобиля»)

Тем не менее вопрос об ответственности свидетеля очень важен, так как непосредственно затрагивает фундаментальные принципы, права человека на защиту.

Если налоговые органы будут штрафовать свидетелей в случаях правомерной реализации ими своих конституционных прав, а суды не будут защищать таких свидетелей, то нарушения в налоговой сфере непосредственно затронут права таких лиц. Свидетели в налоговых правоотношениях под угрозой штрафа будут принуждаться к даче показаний против себя и это может быть впоследствии использовано против них при уголовном преследовании.

Читайте также:  Правомерны ли действия следователя

В некоторых случаях речь может идти даже о свободе лица, давшего показания против себя на допросе в налоговой инспекции.

Я уже не говорю о возможном взыскании с такого лица (свидетеля) убытков в виде налогов, не уплаченных организацией (что не редкость в наше время), о субсидиарной ответственности по не уплаченным налогам организации при банкротстве (если свидетель — контролирующее деятельность организации физическое лицо, бенефициар).

С учетом изложенного, можно сделать вывод о том, что налоговыми органами проводится кампания по привлечению свидетелей к налоговой ответственности по п.2 ст. 128 НК РФ за отказ от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ.

Примечание: В правоохранительных органах, насколько мне известно, правильно реагируют на применение свидетелем ст. 51 Конституции РФ – не привлекают к ответственности за сам факт реализации свидетелем своего конституционного права.

Рассмотрим теперь, как именно на практике нарушаются права свидетеля при допросе в налоговой инспекции и какая, по мнению автора, может быть правовая позиция защиты свидетеля.

Недавно я, как адвокат, защищающий своего клиента – генерального директора одного из обществ, побывал на допросе в налоговой инспекции, где свидетель сослался на ст. 51 Конституции РФ.

Расскажу об этом деле подробнее, так как на этом конкретном примере можно показать, с чем сталкивается свидетель на допросе, и на каком основании свидетеля пытаются привлечь к ответственности.

Пришли на допрос.

Примечание: В статьях 90 и 99 НК РФ не указано на то, что должностное лицо налогового органа обязано сообщить свидетелю по какому вопросу (делу, в связи с чем) он вызван.

На практике тайна о конкретном деле и о вопросах, как правило, сохраняется для того, чтобы использовать фактор внезапности при допросе, чтобы свидетель заранее не подготовил ответы на вопросы.

Однако в результате таких действий свидетель лишен возможности понимать, в отношении кого инспекция собирает информацию. Какие задаваемые вопросы имеют отношение к расследуемому налоговым органом делу, а какие — нет (в протоколе указываются существенные для дела факты и обстоятельства – пп.7 п.2 ст. 99 НК РФ).

Такой допрос без конкретной темы (без дела) может привести свидетеля к выводу о том, что истребуемая при допросе информация может быть и будет использована против него лично, а значит, он вправе воспользоваться ст. 51 Конституции РФ.

С учетом изложенного, по мнению автора, свидетель должен быть информирован, по какому делу о вызван.

Кроме того, повышенная секретность налогового органа при вызове свидетеля на допрос приводит к тому, что на допросе свидетель может не помнить (забыть) о некоторых обстоятельствах (фактах). Тем более, если события, которыми интересуется инспекция, возникли много лет назад.

Свидетель ответил на два вопроса инспекции, после чего, выслушав вопрос № 3, отказался от дачи показаний, сославшись на ст. 51 Конституции РФ.

Вопрос № 1 касался образования свидетеля, и он на этот вопрос ответил.

Примечание: Вопрос касается личной информации (личных тайн, здоровья) свидетеля.

К слову, у автора есть копия протокола допроса (в феврале 2017 года) другого генерального директора, который начался с вводной части и следующих вопросов (цитирую протокол дословно, подчеркивание автора):

«Относительно обстоятельств, имеющих значение для осуществления налогового контроля, свидетель показал следующее:

— Вы являетесь добросовестным гражданином РФ?

— Страдаете ли Вы заболеваниями с потерей памяти?

— Состоите ли Вы на учете в психоневрологическом диспансере (ПНД) и наркологическом диспансере (НД)?

— Готовы ли Вы пройти психофизиологическую экспертизу на полиграфе?

— Проводил ли с Вами инструктаж кто-либо, какие-либо группы людей, давали ли денежные средства, оказывалось ли на Вас давление и т.п. перед явкой на допрос? Если да, то назовите их?

По мнению автора, несмотря на то, что Налоговый кодекс РФ не запрещает задавать такие вопросы, это явное психологическое давление на свидетеля.

Сразу по окончании допроса был составлен и вручен свидетелю акт о налоговом правонарушении, в котором сделан следующий вывод:

В акте инспекция указала факты, которые, по ее мнению, свидетельствуют о нарушении:

Таким образом, инспекцией сделан вывод о том, что Свидетель умышленно (намеренно) свершил налоговое правонарушение.

По мнению автора, привлечение к налоговой ответственности свидетеля в такой ситуации неправомерно.

Правовая позиция защиты свидетеля может быть следующая:

1. Отсутствует событие правонарушения.

1) Нормы права, подлежащие применению.

В соответствии с п.3 ст.90 Налогового кодекса РФ физическое лицо вправе отказаться от дачи показаний только по основаниям, предусмотренным законодательством РФ. Существуют несколько норм права, на основании которых свидетель вправе отказаться от дачи показаний:

При принятии решения об отказе от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ исключительно сам свидетель, субъективно, исходя из своего внутреннего убеждения, своего видения ситуации (известных ему обстоятельств дела) и даже обстановки на допросе, оценивает угрозу против себя лично. В некоторых случаях принять правильное решение свидетелю помогает консультирующий его адвокат (который не может быть допрошен в качестве свидетеля по делу своего доверителя, так как полученная адвокатом информация – адвокатская тайна).

Таким образом, мотив при принятии свидетелем решения известен, как правило, исключительно самому свидетелю.

Право хранить молчание включает в себя право не свидетельствовать против самого себя, то есть не давать свидетельства о любых фактах, содержащих не только инкриминирующую, но и иную информацию, которая могла бы быть использована для поддержки обвинения при последующем административном (в том числе налоговом) и/или уголовном преследовании.

Читайте также:  Какие вопросы решает следственный комитет

Свидетель не может достоверно знать, какие из задаваемых ему на допросе вопросов могут ему повредить в будущем, а какие нет.

То есть для применения ст. 51 Конституции РФ свидетель не должен доказывать и объяснять, почему, как именно требуемые от него показания (информация) могут свидетельствовать против него (уличать его, помочь его обвинению). В противном случае право свидетеля на отказ от дачи показаний по статье 51 Конституции РФ не имел бы смысла и не мог бы быть реализован на практике.

Исходя из изложенного, сам факт реализации свидетелем своего конституционного права не свидетельствовать против себя на основании ст. 51 Конституции РФ (права на молчание) не является налоговым правонарушением – противоправным деянием (неправомерным отказом свидетеля от дачи показаний).

4) Генеральный директор общества – заведомо заинтересованное лицо по всем вопросам, связанным с деятельностью общества. Он постоянно потенциально находится под угрозой обвинения.

Субъектом преступления по ст. 199 УК РФ является, в том числе, генеральный директор.

Поэтому вопросы, заданные свидетелю – генеральному директору в ходе допроса, имеют прямое и непосредственное отношение к нему лично, к оценке правомерности его действий, как генерального директора организации, а значит, его ответы могут послужить основанием для его преследования за налоговые правонарушения или уголовные преступления. Причем информация может быть использована как в рамках ведущегося налогового расследования, так и в последующем, в рамках обвинительного производства в будущем.

Информация о свидетеле – генеральном директоре и финансово-хозяйственной деятельности возглавляемой им организации может быть передана в другие налоговые и правоохранительные органы, а затем использована против него самого. В частности, налоговые органы обмениваются информацией между собой и полицией. Существует единая информационная налоговая база (реестр) протоколов допросов генеральных директоров.

Согласно п.3 ст. 82 Налогового кодекса РФ, налоговые органы, таможенные органы, органы внутренних дел, следственные органы и органы управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, а также осуществляют обмен другой необходимой информацией в целях исполнения возложенных на них задач.

Данный вопрос являлся предметом рассмотрения судами и сложившаяся судебная практика свидетельствует о том, что свидетель (генеральный директор) вправе воспользоваться ст. 51 Конституции РФ (например, Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 23.04.2014 г. по делу № 33-3839/2014, Апелляционное определение СК по административным делам Тамбовского областного суда от 19.12.2016 г. по делу № 33а-4677/2016 и др.).

2. Отсутствует вина свидетеля и отсутствуют доказательства (факты) того, что свидетель неправомерно отказался от дачи показаний.

Вина бывает в форме умысла (лицо осознает противоправный характер своих действий (бездействия), желает либо сознательно допускает наступление вредных последствий) или неосторожности (лицо не осознает противоправный характер своих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать). Ст. 110 НК РФ.

Налоговые органы, привлекая к ответственности свидетелей, как правило, утверждают об умышленной форме вины свидетеля.

Сам по себе отказ свидетеля от дачи ответов на заданные ему вопросы не может доказывать вывод инспекции о неправомерном отказе свидетеля от дачи показаний.

Факт отказа свидетеля от ответа на вопрос (вопросы) не доказывает и не может доказать незаконность мотивов действия (бездействия) свидетеля, то есть вины в форме умысла, когда лицо осознает противоправный характер своих действий (бездействия), желает либо сознательно допускает наступление вредных последствий.

Вывод инспекции о допущенном свидетелем правонарушении и факты, доказательства (отказ свидетеля отвечать на конкретные вопросы), на которые инспекция ссылается, не связаны.

Таким образом, речь идет об уловке инспекции – софизме (намеренной ошибке) при попытке инспекции доказать сделанный ей в акте вывод.

Предположения инспекции о якобы неправомерных мотивах применения ст. 51 Конституции РФ свидетеля не являются доказательствами.

В акте не указано, чем (каким документом) или кем (например, самим свидетелем или другим лицом) подтверждаются именно эти, указанные инспекцией, намерения свидетеля, а не реализация им своего конституционного права не свидетельствовать против себя.

Исходя из изложенного, вина свидетеля в совершении правонарушения не доказана.

С учетом изложенного, отказ свидетеля от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ является обоснованным, законным, полностью согласуется с указанной нормой и не направлен на противодействие проведению мероприятий налогового контроля.

Общие выводы:

1. Свидетель, при наличии оснований опасаться обвинения, вправе воспользоваться ст. 51 Конституции РФ. Причем это может быть и генеральный директор, и собственник бизнеса (бенефициар), и главный бухгалтер, и иные лица.

2. Задаваемые свидетелю на допросе вопросы не могут доказывать неправомерность отказа свидетеля от дачи показаний.

3. Свидетель, применяя ст. 51 Конституции РФ, вправе молчать, вообще не отвечать ни на один вопрос.

4. Налоговые органы избрали неверное правовое решение проблем, связанных со сложностью доказывания налоговым органом мотивов применения свидетелем ст. 51 Конституции РФ. Подозрение налогового органа в злоупотреблении свидетелем своими правами не должно приводить к разрушению самой сути права свидетеля не свидетельствовать против себя, хранить молчание.

Проводимая налоговыми органами кампания по привлечению свидетелей к ответственности за применение ст. 51 Конституции РФ неправомерна.

Источники:
http://pikabu.ru/story/mozhno_li_otkazatsya_ot_dachi_pokazaniy_svidetelyu_6685382
http://zakon.ru/Blogs/pravo_na_molchanie_otkaz_svidetelya_ot_dachi_pokazanij_v_nalogovoj_inspekcii_na_osnovanii_stati_51_k/59855

Читайте также:
Adblock
detector