Может ли следователь вызвать на допрос адвоката

Дата размещения статьи: 06.02.2017

Кому лучше всех известны обстоятельства совершения преступления? Очевидно, что в первую очередь самому преступнику. Последний в той или иной степени вынужден делиться известной ему информацией со своим адвокатом, ибо без знания конкретных обстоятельств дела организация защиты просто немыслима. Впрочем, опытный адвокат об обстоятельствах преступления порой бывает осведомлен лучше, чем его подзащитный. Скажем честно, по групповым делам адвокаты, как правило, знают гораздо больше, чем отдельные участники преступления, ибо у них есть возможность оперативно получать информацию как непосредственно из материалов уголовного дела, так и от своих коллег.
Естественно, что данная информация — лакомый кусок для стороны обвинения, в первую очередь для сотрудников оперативных служб, следователей, дознавателей и прокуроров.
Скажем больше, в странах, в которых состязательный процесс — реальность, адвокаты сознательно допускают утечку известных им фактов, чтобы ускорить заключение сделки о признании вины. Данное явление мне довелось лично изучать в Канаде. Именно там прокуроры обратили мое внимание на то, что адвокаты «облегчают» им работу, сообщая конкретные обстоятельства совершения преступлений. Правда, к чести прокуроров последние никогда не злоупотребляют доверием, которое им оказывают адвокаты, и никогда не используют полученные таким образом сведения во вред обвиняемым и подсудимым.
Безусловно, такого рода «утечки» информации имеют место и в нашем отечестве. Чего у нас нет, так это нормальных профессиональных отношений между следователями, с одной стороны, и адвокатами, с другой стороны. Скажем больше, такие отношения не поощряются не только руководством органов предварительного расследования, но и обществом в целом. К сожалению, большинство в преступнике видит врага, а в адвокате-защитнике — его пособника.
Нельзя не упомянуть и о таком обстоятельстве, что принципиальные адвокаты «раздражают» следователей, поэтому последние всячески стараются от них избавиться.
Один из вариантов 100-процентного избавления — допрос адвоката в качестве свидетеля. Впрочем, возможно ли такое, ибо по общему правилу не подлежит допросу:
— адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ);
— адвокат — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи (п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).
Иными словами, допрос адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи, категорически запрещен законом. Правило общее, исключений из него не предусмотрено, так как это презумпция, взлом которой уже преступление, ибо речь идет о посягательстве на конституционные принципы, такие как состязательный процесс и право на защиту.
Несмотря на очевидность и однозначность вышеприведенных положений, попытки следователей взломать свидетельский иммунитет адвоката не прекращаются. Как ни странно, помогают следователям в этом суды.

Разрешение на допрос адвоката в качестве свидетеля

Судебная практика Курской области. Пример 1.
Следственными органами Курской области расследуется уголовное дело, возбужденное по признакам ч. 4 ст. 159 УК РФ. Сторона обвинения считает, что группа бизнесменов во главе с депутатом органа законодательной власти Курской области К. при пособничестве обслуживающих их адвокатов продала ФНС РФ здание по «явно завышенной цене» .
———————————
О деле К. см. подр.: Колоколов Н.А. В поисках convenient criminal law // Уголовное судопроизводство. 2014. N 1. С. 2 — 6; Его же. Уголовная политика: загадочная очевидность. М.: Юрлитинформ, 2014. С. 60.

Следователи, игнорируя суть бизнеса, суть которого — купил за рубль продал за ту сумму, которую дает продавец, поставили перед собой задачу доказать недоказуемое в принципе: бизнесмены обманули государство. Вместо того чтобы выяснить, в силу каких реальных причин умудренные опытом московские чиновники дали согласие на приобретение объекта на условиях продавца, следователи предприняли попытку взлома института адвокатской неприкосновенности.
Как следует из процессуальных документов, в результате целого комплекса ОРМ установлена «причастность» к совершению данного предполагаемого преступления адвоката Терновцова А.В.
Следователь СО по расследованию ОВД СУ СК РФ по Курской области с согласия соответствующего РСО обратился в суд с ходатайством: разрешить проведение следственных действий в отношении адвоката Терновцова А.В.
В судебном заседании помощник прокурора г. Курска расценил данное ходатайство как подлежащее удовлетворению. Мотивы избрания им данной правовой позиции в документе не приводятся.
Ленинский районный суд г. Курска, сославшись на п. 4 — 9 и 11 ч. 2 ст. 29, ст. 165 УПК, ч. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» (далее — ФЗ N 63), счел возможным ходатайство следователя удовлетворить, разрешив допрос Терновцова А.В. в качестве свидетеля, мотивируя это только необходимостью полного и всестороннего установления обстоятельств по делу .
———————————
Постановление Ленинского районного суда г. Курска от 10 августа 2012 г. // Архив Ленинского районного суда г. Курска за 2012 г.

Чем примечателен данный пример? Многим. Начнем с того, что проблема недопустимости допроса адвоката по вопросам, ставшим ему известными в связи с исполнением последним своих служебных обязанностей, судом не анализировалась.
Адвокат в судебное заседание не вызывался, сведений о направлении в его адрес постановления судьи, которым следователю был разрешен его допрос, в документе не имеется, несмотря на констатацию права принесения жалобы в вышестоящий суд момента его провозглашения.
Как видим, обозначился ряд спорных вопросов. В числе важнейших:
— во-первых, сама по себе проблема допустимости вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля по вопросам, ставшим ему известными в рамках его профессиональной деятельности;
— во-вторых, право адвоката на участие в судебном заседании, в рамках которого принимается решение, разрешающее его допрос в качестве свидетеля.
Очевидно, что в случае участия в таком заседании адвоката суд будет обязан обсудить вопрос о законности его допроса по обстоятельствам, ставшим ему известными в рамках профессиональной деятельности.
Что в таких условиях остается делать адвокату? Адвокатское сообщество несколько лет назад было вынуждено сойтись на мысли о том, что его члены, получив повестку на допрос в качестве свидетеля, особенно если таковая подкреплена судебным решением, обязаны:
— к следователю явиться;
— от дачи показаний об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением служебных обязанностей, отказаться, сославшись на ч. 2 ст. 51 Конституции РФ, названные выше нормы УПК РФ, ФЗ N 63.
Однако что делать адвокату, если следователь начнет задавать ему вопросы, не относящиеся непосредственно к его профессиональной деятельности? По закону в таком случае адвокат — рядовой гражданин обязан отвечать. Данный прием давно известен, спрашивая о чем-то постороннем, следователь как бы между прочим может спросить и о «запретном». Неосторожный ответ может привести к необратимым последствиям.

Разрешение на опознание адвоката и очную ставку с ним

Судебная практика Курской области. Пример 2.
Следователь СО по расследованию ОВД СУ СК РФ с согласия соответствующего РСО обратился в суд с ходатайством о разрешении проведения следственных действий: опознания адвоката Терновцова А.В. свидетелем Ч. и проведения очной ставки между свидетелем Ч. и свидетелем-адвокатом Терновцовым А.В.
Постановлением Ленинского районного суда от 8 апреля 2013 г. следователю было дано разрешение на проведение следственного действия — опознание адвоката Терновцова А.В. и очной ставки по результатам опознания со свидетелем Ч. с целью установления обстоятельств, имеющих знание по делу.
В Постановлении разъясняется, что оно может быть обжаловано в вышестоящий суд в течение 10 суток со дня его вынесения .
———————————
Постановление Ленинского районного суда г. Курска от 8 апреля 2013 г. // Архив Ленинского районного суда г. Курска за 2013 г.

Читайте также:  Какие предметы нужно сдавать чтобы стать следователем

Вышеприведенное решение судьи фактически не мотивировано, ибо суть абзаца, в котором должно содержаться объяснение, почему суд счел возможным вторгнуться в профессиональную деятельность защитника (взломать презумпцию), сводится к безапелляционной констатации: следователю — нужно, оснований для отказа я искать не буду.
Как из фабулы дела, так и из описательной части постановления усматривается, что адвокат Терновцов А.В. и свидетель Ч. вместе были на обучающем семинаре в Москве, хорошо друг друга знают, факт их пребывания на семинаре надлежащим образом «задокументирован».
Азбука криминалистической тактики: опознание в данной ситуации физического лица — Терновцова А.В. бесполезно и бессмысленно, особенно если адвокат не отрицает своего факта участия в официальном семинаре. Скажем прямо, сам факт обсуждения в официальных документах вопроса о необходимости проведения опознания свидетельствует о крайне низком уровне юридической квалификации следователя, РСО и судьи. Следует прямо сказать, следователь просил разрешение на проведение ненужного следственного действия, суд, не вдаваясь в суть проблемы, выдал разрешение на его проведение.
Что касается разрешения на проведение очной ставки, то решение суда соответствует сложившейся судебной практике.
Как следует из документа, следователь и прокурор в судебно-контрольном действии не участвовали, адвокат в суд для обсуждения вопроса о возможности проведения в отношении его таких следственных действий, как его опознание его же знакомым, очная ставка с ним, не вызывался. Очевидно, что участие адвоката в судебном заседании позволило бы суду сразу разобраться в ситуации хотя бы в части того, что согласно правилам криминалистической тактики опознание знакомого знакомым как минимум абсурдно. Не исключено, что у адвоката могли бы возникнуть и иные вопросы, своевременное обсуждение которых судом весьма желательно.

Алгоритм действий адвоката, вызванного на очную ставку

Ниже приводится заявление адвоката Терновцова А.В. о разъяснении решения суда в Ленинский районный суд г. Курска судье Петровой О.В., постановившей вышеуказанное решение.
08.04.2013 Постановлением Ленинского районного суда г. Курска (судья Петрова О.В.) следователю по ОВД СУ СК РФ по Курской области разрешено производство очной ставки в отношении адвоката Терновцова А.В. с целью установления обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу N 1237, не связанных с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.
Резолютивная часть Постановления Ленинского суда мне не понятна в части возможности производства очной ставки по вопросам, не связанным с обращением ко мне за юридической помощью или в связи с ее оказанием.
Во исполнение Постановления суда прошу разъяснить, что входит в круг вопросов, связанных с обращением ко мне за юридической помощью.
Исходя из ч. 1, 2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», на основании раздела XIV УПК прошу разъяснить следующее:
— подлежит ли разглашению информация о лице, обратившемся ко мне за оказанием юридической помощью;
— каков круг обстоятельств, подлежащих выяснению в рамках очной ставки между мной и Чередниченко М.А.;
— в случае моего отказа в предоставлении какой-либо информации, связанной с моим клиентом, прошу разъяснить форму ответственности.

Основные научно-практические выводы

Итак, обойденный вниманием законодателя весьма важный вопрос: вправе ли следователь вызвать адвоката на допрос по обстоятельствам, в том числе связанным с его профессиональной деятельностью? Буквальное толкование уголовно-процессуального закона позволяет ответить положительно, если следователь желает таким образом закрепить какие-то формальные обстоятельства. Например, лицо отрицает факт свидания с защитником? В принципе почему бы в таком случае не спросить самого адвоката-защитника?
Что касается иной информации, то адвокат просто не имеет права ее разглашать. В примерах с проведением следственных действий в отношении адвоката Терновцова А.В. очевидно главное: от него хотели получить сведения, разглашать которые он не мог, в противном случае ему грозило изгнание из корпуса адвокатов.
Таким образом, следователь вправе с разрешения суда:
— вызвать адвоката на допрос в качестве свидетеля;
— формально его спросить обо всем интересующем следствие, естественно, памятуя при этом о праве, более того, об обязанности данного конкретного свидетеля-адвоката скрывать от следствия информацию, которая ему стала известна в связи с исполнением профессиональных (служебных) обязанностей.
Адвокат, получив вызов на допрос в качестве свидетеля и убедившись в том, что проведение следственного действия разрешено судом, обязан явиться к следователю.
После разъяснения ему прав как свидетелю адвокат, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ, соответствующие положения других законов, делает заявление о том, на какие вопросы он не вправе отвечать, о чем следователь обязан сделать в протоколе соответствующую запись.
Суд, рассматривая ходатайство следователя о проведении следственного действия в отношении адвоката, в первую очередь обязан обсудить вопрос о необходимости участия данного адвоката в судебно-контрольном действии.
Прокурор, участвуя в судебно-контрольном действии, также обязан критически воспринимать ходатайство следователя, направленное на взлом прав адвоката.
Общее правило: презумпция невмешательства в дела адвоката, благоприятствование защите. Опять-таки взлом позиции защиты недопустим, ибо это нарушает фундаментальные принципы состязательного уголовного судопроизводства .
———————————
См. подр.: Михеенкова М.А. Благоприятствование защите (favor defensionis) и его проявление в современном уголовном процессе. М.: Юрлитинформ, 2014. 232 с.

Естественно, что разрешение суда на проведение следственного действия может быть обжаловано в апелляционном порядке. Право на такую жалобу у адвоката возникает с момента вручения ему копии судебного решения. Данное обстоятельство суд обязан отразить в своем решении, чего не было сделано в обоих случаях в отношении адвоката Терновцова А.В.
Какой же видится выход в целом из сложившейся ситуации? Таковой уже давно предложен Конституционным Судом РФ: адвокат может быть допрошен только с его согласия или по его личному ходатайству (Определения от 06.07.2000 N 128-О и от 06.03.2003 N 108-О).
Нужно ли в таком случае разрешение суда? Естественно нет, ибо дача показаний — инициатива стороны защиты.
В таком случае в компетенции суда остается только разрешение на проведение тех процессуальных действий, которые связаны с вторжением в помещения, занимаемые адвокатами, их документы, счета. Практика выдачи судами разрешений на допрос адвоката, проведения с ним очных ставок должна быть прекращена как противоречащая Основному Закону страны, УПК РФ, ФЗ N 63.

Читайте также:  Какое звание у следователя полиции

Литература

1. Колоколов Н.А. В поисках convenient criminal law // Уголовное судопроизводство. 2014. N 1. С. 2 — 6.
2. Колоколов Н.А. Вправе ли суд разрешить следователю допросить адвоката в качестве свидетеля? // Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Юрайт, 2016. С. 221 — 223.
3. Колоколов Н.А. Глава 17. Суд разрешает преодоление (взлом) презумпции: адвокат не свидетельствует против своих клиентов // Методика основных судебно-контрольных действий в стадии предварительного расследования преступлений. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 252 — 280.
4. Колоколов Н.А. Уголовная политика: загадочная очевидность. М.: Юрлитинформ, 2014. 208 с.
5. Михеенкова М.А. Благоприятствование защите (favor defensionis) и его проявление в современном уголовном процессе. М.: Юрлитинформ, 2014. 232 с.

защита прав в суде без адвоката

Подследственный в той или иной степени вынужден делиться известной ему информацией со своим адвокатом, ибо без знания конкретных обстоятельств дела построение верной линии защиты просто невозможно. В связи с этим адвокат зачастую бывает осведомлен об обстоятельствах преступления лучше, чем его подзащитный.

По групповым делам адвокаты, как правило, знают даже гораздо больше, чем отдельные участники преступления, ибо у них есть возможность оперативно получать информацию как непосредственно из материалов уголовного дела, так и от своих коллег.

Естественно, что данная информация — лакомый кусок для стороны обвинения, в первую очередь для сотрудников оперативных служб, следователей, дознавателей и прокуроров.

В странах, где состязательный процесс — реальность, адвокаты сознательно допускают утечку известных им фактов, чтобы ускорить заключение сделки о признании вины. В силу известных особенностей Российского уголовного процесса в нашей стране такой практики нет.

Один из вариантов 100-процентного избавления — допрос адвоката в качестве свидетеля.

Допрос адвоката как способ избавится от принципиального защитника

Возможен ли допрос адвоката в принципе, ибо по общему правилу не подлежит допросу:

адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ);

адвокат — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи (п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Иными словами, допрос адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи, категорически запрещен законом. Правило общее, исключений из него не предусмотрено, так как это презумпция, взлом которой — уже преступление, ибо речь идет о посягательстве на конституционные принципы, такие как состязательный процесс и право на защиту.

Несмотря на очевидность и однозначность вышеприведенных положений, попытки следователей взломать свидетельский иммунитет адвоката не прекращаются. Как ни странно, помогают следователям в этом и суды.

На практике суды не анализируют проблему недопустимости допроса адвоката по вопросам, ставшим ему известными в связи с исполнением последним своих служебных обязанностей, судом.

Адвокат в судебное заседание в котором рассматривается ходатайство о проведении следственных действий с адвокатом не вызываются, сведений о направлении в его адрес постановления судьи, которым следователю был разрешен его допрос, в документе в судебных делах не имеется, несмотря на констатацию права принесения жалобы в вышестоящий суд в момент его провозглашения.

Отсюда можно обозначить ряд спорных вопросов по этой теме:

во-первых, сама по себе проблема допустимости вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля по вопросам, ставшим ему известными в рамках его профессиональной деятельности;

во-вторых, право адвоката на участие в судебном заседании, в рамках которого выносится решение, разрешающее его допрос в качестве свидетеля.

Очевидно, что в случае участия в таком заседании адвоката суд будет обязан обсудить вопрос о законности его допроса по обстоятельствам, ставшим ему известными в рамках профессиональной деятельности.

Что в таких условиях остается делать адвокату? Адвокатское сообщество несколько лет назад сошлось на мысли о том, что его члены, получив повестку на допрос в качестве свидетеля, особенно если таковая подкреплена судебным решением, обязаны:

явиться к следователю;

отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением служебных обязанностей, сославшись на ч. 2 ст. 51 Конституции РФ, названные выше нормы УПК РФ, Закон № 63-ФЗ.

Однако, что делать адвокату, если следователь начнет задавать ему вопросы, не относящиеся непосредственно к его профессиональной деятельности?

Иные следственные действия в отношении адвоката

На практике следователи с согласия соответствующего РСО обращаются в суды с ходатайствами о проведении таких следственных действий с адвокатами как их опознание , проведении очных ставок со свидетелями. Судьи фактически не мотивировано, без указания обстоятельств по которым суд счел возможным вторгнуться в профессиональную деятельность защитника (взломать презумпцию) дают разрешение на проведение таких следственных действий.

Сам факт обсуждения в официальных документах вопроса о необходимости проведения опознания свидетельствует о крайне низком уровне юридической квалификации следователей, РСО и судей. Следователи просят разрешение на проведение фактически ненужных следственных действий, суд, не вдаваясь в суть проблемы, дает разрешение на его проведение.

АЛГОРИТМ ДЕЙСТВИЙ АДВОКАТА

При вынесении судом постановления о производстве следственного действия, например, очной ставки адвокат может обратится в суд с заявлением о разъяснении судом своего постановления

в части возможности производства очной ставки по вопросам, не связанным с обращением к адвокату за юридической помощью или в связи с ее оказанием примерно следующего содержания:

«во исполнение постановления суда прошу разъяснить, что входит в круг вопросов, связанных с обращением ко мне за юридической помощью. Исходя из ч. 1, 2 ст. 8 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“, на сновании раздела ХIV УПК, прошу разъяснить:

подлежит ли разглашению информация о лице, обратившемся ко мне за оказанием юридической помощью?

каков круг обстоятельств, подлежащих выяснению в рамках очной ставки между мной и свидетелем (ФИО)?

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

Итак, обойденный вниманием законодателя весьма важный вопрос — вправе ли следователь вызвать адвоката на допрос по обстоятельствам, в том числе, связанным с его профессиональной деятельностью?

Буквальное толкование УПК позволяет ответить положительно, если следователь желает таким образом закрепить какие-то формальные обстоятельства. Например, лицо отрицает факт свидания со своим бывшим защитником. В принципе, почему бы в таком случае не спросить его самого?

Что касается иной информации, то адвокат просто не имеет права ее разглашать. Очевидно главное: на практике органы следствия в большинстве случаев хотят получить сведения от адвоката, разглашать которые он не может. При разглашении таких сведений ему грозит прекращение статуса адвоката адвокатским сообществом.

Читайте также:  Как доказать бездействие следователя

Таким образом, следователь вправе с разрешения суда:

вызвать адвоката на допрос в качестве свидетеля;

может формально его спросить обо всем, интересующем следствие, естественно, памятуя при этом о праве, более того, об обязанности данного конкретного свидетеля-адвоката скрывать от следствия информацию, которая ему стала известна в связи с исполнением профессиональных (служебных) обязанностей.

Адвокат, получив вызов на допрос в качестве свидетеля и убедившись в том, что проведение следственного действия разрешено судом, обязан явиться к следователю.

После разъяснения ему прав как свидетелю, адвокат, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ, соответствующие положения других законов, делает заявление о том, на какие вопросы он не вправе отвечать, о чем следователь обязан сделать в протоколе соответствующую запись.

Суд, рассматривая ходатайство следователя о проведении следственного действия в отношении адвоката, в первую очередь обязан обсудить вопрос о необходимости участия данного адвоката в судебно-контрольном действии.

Прокурор, участвуя в судебно-контрольном действии, также обязан критически воспринимать ходатайство следователя, направленное на взлом прав адвоката.

Общее правило: презумпция невмешательства в дела адвоката, благоприятствование защите. Опять-таки, взлом позиции защиты недопустим, ибо это нарушает фундаментальные принципы состязательного уголовного судопроизводства.

Разрешение суда на проведение следственного действия может быть обжаловано в апелляционном порядке. Право на такую жалобу у адвоката возникает с момента вручения ему копии судебного решения. Данное обстоятельство суд обязан отразить в своем решении, чего многие судьи не делают.

Выход из сложившейся ситуации давно предложен Конституционным Судом РФ: адвокат может быть допрошен только с его согласия или по его личному ходатайству (определения от 06.07.2000 № 128–04 и от 06.03.2003 № 108- О5). Нужно ли в таком случае разрешение суда? Естественно нет, ибо дача показаний — инициатива стороны защиты.

В таком случае в компетенции суда остается только разрешение на проведение тех процессуальных действий, которые связаны с вторжением в помещения, занимаемые адвокатами, их документами, счетами. Практика выдачи судами разрешений на допрос адвоката, проведение с ним очных ставок должна быть прекращена как противоречащая Конституции, УПК РФ и Закону № 63-ФЗ.

В КС с жалобой на неконституционность ст.38, 88, 113, 125 и ч. 1 ст.152 УПК РФ, а также ч. 2 ст.7 закона о Следственном комитете РФ обратились два жителя Ярославской области. Олег Крупочкин был адвокатом В.Зубкова, обвинявшегося в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу. В рамках расследования уголовного дела Зубкова, следователь обратился в районный суд Ярославля с ходатайством о разрешении допросить адвоката Крупочкина в качестве свидетеля и провести с его участием очную ставку. Суд в удовлетворении ходатайства отказал. Однако на основании постановления следователя Крупочкин был приведен к следователю для допроса без предварительного судебного решения. Ранее сам адвокат, ссылаясь на свой статус представителя Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, явиться на допрос и дать показания отказался. Крупочкин обратился в райсуд с жалобой на постановление следователя, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов, связанные с его приводом и допросом. Суд отказал в удовлетворении жалобы в части признания незаконными решения следователя и самого привода, а в остальном производство по жалобе прекратил. При рассмотрении уголовного дела Зубкова, в котором Крупочкин участвовал в качестве защитника, Дзержинский суд Ярославля удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе Крупочкина ввиду того, что в данном деле тот является свидетелем.

В связи с этим Зубков и Крупочкин обратились в КС РФ, требуя признать неконституционными положения ряда статей УПК РФ и закона об СКР.

КС, ознакомившись с жалобой, отметил, что необходимая составляющая права пользоваться помощью адвоката – обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем. Эта составляющая выступает не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу Конституции РФ. Право не свидетельствовать против самого себя означает не только отсутствие у лица обязанности давать против себя показания в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, но и запрет на принудительное изъятие и использование таких сведений, если они были ранее доверены адвокату под условием сохранения их конфиденциальности.

Признание и обеспечение со стороны государства конфиденциального характера любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений провозглашаются Основными принципами, касающимися роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1990 году). При этом требованием конфиденциальности определяются права и обязанности адвоката, имеющие фундаментальное значение для профессиональной деятельности: адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе оказания юридических услуг, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.

Вмешательство органов государственной власти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с адвокатом может иметь место в исключительных случаях – при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны лица, которому оказывается юридическая помощь.

Если с учетом положений закона осуществление в отношении адвоката следственных действий возможно, то обыск, осмотр и выемка в его отношении допускаются при наличии предварительного судебного решения, как того требуют пункт 5.2 ч. 2 ст. 29 и ст. 450.1 УПК РФ.

Проведение в отношении адвокатов других следственных действий, включая допрос в качестве свидетеля, и оперативно-розыскных мероприятий также допускается только на основании судебного решения в силу предписаний п. 3 ст. 8 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре. Допрос адвоката в качестве свидетеля (тем более принудительный привод, проведенный без предварительного судебного решения), создает реальную угрозу для адвокатской тайны.

Таким образом, положения ст. 113 УПК РФ не предполагают привод адвоката к следователю без предварительного судебного решения для его допроса в качестве свидетеля по обстоятельствам, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи. Проведение таких процессуальных действий с применением правовых норм вопреки их смыслу, выявленному Конституционным судом РФ в его решениях, само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника в данном уголовном деле.

Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, вынесенных в отношении заявителей, в компетенцию КС РФ не входит.

Полный текст новости — legal.report

Фото: Конституционный суд Российской Федерации.

Источники:

http://advpalata.vrn.ru/for-lawyer/new/lenta_novostej_1/konstitucionnyj_sud_raz_yasnil_vozmozhen_li_dopros_advokata_v_kachestve_svidetelya_po_delu_svoego_doveritelya/

Читайте также:
Adblock
detector