Может ли следователь возбудить уголовное дело

А.В. БУЛДАКОВ
Булдаков А.В., заместитель Глазовского межрайонного прокурора Удмуртской республики, советник юстиции, аспирант НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ.
С введением в действие с 1 июля 2002 года нового УПК РФ уголовное судопроизводство России претерпело существенные изменения.
Практика его применения показала, что новый УПК далек от совершенства. В нем имеются многочисленные пробелы, коллизии, которые вызывают двоякое толкование норм, что явно не способствует единообразному правоприменению. Отмеченные недостатки коснулись и института подследственности, нормы которого изменились коренным образом.
Вопросы, возникающие при применении норм УПК, регулирующих подследственность, достаточно многочисленны, в связи с чем мной рассматриваются лишь некоторые из них, как представляющие наибольший интерес с практической точки зрения.
Подследственность в УПК РФ регулируется множеством норм начиная со ст. 37, регламентирующей полномочия прокурора, и заканчивая ст. 434, закрепляющей обязательность предварительного следствия по уголовным делам о преступлениях, совершенных лицом в состоянии невменяемости, или лицом, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.
Ряд дискуссионных вопросов подследственности законодателем был замечен еще до введения в действие нового УПК, в результате чего уже в мае 2002 года были внесены изменения.
Так, было устранено существовавшее противоречие между полномочиями прокурора и следователя, касающееся передачи уголовных дел по подследственности.
Пункт 9 ч. 2 ст. 37 УПК закрепляет полномочие прокурора передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому с соблюдением правил подследственности. Однако в п. 2 ч. 2 ст. 38 УПК также закреплялось полномочие следователя передавать уголовное дело другому следователю или дознавателю в соответствии с правилами подследственности, т.е. следователю предоставлялось право самостоятельно определять, какой орган должен расследовать уголовное дело. Указанная норма ограничивала надзорные функции прокурора.
Внесенными изменениями это полномочие было скорректировано. Теперь следователь вправе направить уголовное дело по подследственности только через прокурора.
Безусловно, вопросы подследственности относятся не только к стадии предварительного расследования, но и к стадии возбуждения уголовного дела.
Так, п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК предусматривает, что по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор могут передать сообщение по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК. Здесь возникает вопрос: может ли соответствующий орган, принявший сообщение о преступлении, расследование которого ему не подследственно, принять одно из двух решений, указанных в п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 145 УПК, — о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела? По моему мнению, орган, принявший сообщение о преступлении и установивший при проверке признаки состава преступления, расследование которого должен производить другой орган предварительного расследования, вправе, а в ряде случаев обязан возбудить уголовное дело. Это вытекает из ч. 1 ст. 157 УПК, закрепляющей требование о том, что при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия. В то же время возможность возбуждения уголовного дела без соблюдения правил подследственности ограничивается кругом органов, компетентных возбуждать такие уголовные дела. В частности, полномочиями возбуждать уголовные дела о преступлениях «не своей» подследственности обладают только органы дознания. Следователю же такое полномочие не предоставлено. Это следует из анализируемой выше ст. 157 УПК, где говорится лишь об органе дознания, а также из положения ч. 1 ст. 146 УПК, согласно которому при наличии повода и основания следователь с согласия прокурора возбуждает уголовное дело только в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом. Наряду с этим ч. 4 ст. 20 УПК предоставляет следователю с согласия прокурора возбудить уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи (т.е. уголовные дела частного и частно-публичного обвинения), при условии, что преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.
Если же говорить о полномочиях по принятию решения об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлении «не своей» подследственности, то, на мой взгляд, каких-либо ограничений по органам, уполномоченным принимать такое решение, УПК РФ не содержит. Так, в ч. 1 ст. 144 УПК указано, что дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять, проверить сообщение О ЛЮБОМ СОВЕРШЕННОМ ИЛИ ГОТОВЯЩЕМСЯ ПРЕСТУПЛЕНИИ (выделено автором). Указанная норма не содержит указания на необходимость соблюдения подследственности. В пределах своей компетенции указанные должностные лица и орган дознания обязаны принять только решение по поступившему сообщению. В то же время, если в ходе проверки не будет установлен состав какого-либо преступления, то любое должностное лицо или орган дознания вправе принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела.
На практике очень часто возникают споры о том, как процессуально оформить передачу сообщения о преступлении по подследственности. УПК РФ не закрепляет процессуальную форму такого решения. Если исходить из того, что по результатам рассмотрения сообщения о преступлении в соответствии со ст. 145 УПК принимается одно из трех решений: о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела и о передаче сообщения по подследственности, первые два из которых оформляются в форме постановления, — то и решение о передаче по подследственности также должно оформляться аналогичным образом. Для единообразного применения УПК следует закрепить это требование, внеся соответствующие дополнения.
Коллизии, на мой взгляд, возникают при определении подследственности уголовных дел, в ходе расследования которых обнаруживаются также признаки другого преступления, расследование которого подследственно другому органу. П. 9 ст. 37 УПК РФ указывает, что прокурор вправе передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому С СОБЛЮДЕНИЕМ ПРАВИЛ ПОДСЛЕДСТВЕННОСТИ (выделено автором). Как можно соблюсти правила подследственности, если, например, уголовное дело по ст. 105 УК РФ расследуется следователями прокуратуры, а по ст. 162 УК РФ, состав преступления по которой может быть установлен дополнительно, следователями органов внутренних дел? Кто в таком случае должен расследовать уголовное дело? Этот вопрос действующим УПК РФ не урегулирован. В той же ст. 37 имеется п. 8, закрепляющий такие полномочия прокурора, как изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от одного следователя другому. Можно ли применять эту норму для определения органа, который должен расследовать уголовное дело, применительно к рассматриваемому случаю? Я считаю, что целью законодателя, разделившего полномочия прокурора и закрепившего их в разных пунктах (п. 8 и п. 9), тогда как в УПК РСФСР эти полномочия не разграничивались подобным образом, было предоставление прокурору возможности в полной мере реализовать свою функцию по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия путем изъятия у органа дознания уголовного дела о любом преступлении и передачи его для расследования, например, более опытному следователю либо передачи от одного следователя другому ввиду, например, особой общественной значимости преступления. Эта цель прослеживается из формулировки первой части п. 8 — изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю. В то же время, продолжая формулировку полномочий прокурора, законодатель несколько размыл поставленную цель, не конкретизировав, следователю того же либо другого ведомства возможна передача уголовного дела. Отвечая на поставленный выше вопрос, можно сделать вывод, что если в ходе расследования уголовного дела, подследственного органу дознания, выявится дополнительный состав преступления, уголовное дело о котором подследственно следователю того либо иного ведомства, то прокурор вправе передать это уголовное дело для производства предварительного следствия следователю соответствующего ведомства. А формулировка полномочий прокурора, позволяющих передавать уголовное дело от одного следователя другому, в той редакции, которая закреплена в п. 8 ст. 37 УПК, не дает возможности однозначно ответить на указанный вопрос. Поэтому следовало бы изложить п. 8 в следующей редакции: «Изымать любое уголовное дело у органа дознания либо следователя и передавать его следователю того же либо другого ведомства с обязательным указанием оснований такой передачи». При такой формулировке вопрос о подследственности уголовных дел о различных преступлениях автоматически снимается.
Определяя подследственность таких уголовных дел, прокурор, по моему мнению, должен будет руководствоваться одним из следующих правил:
1) уголовное дело будет расследовать тот орган, который раньше возбудил свое уголовное дело;
2) расследовать будет тот орган, который расследует уголовное дело о более тяжком составе преступления;
3) расследовать будет тот орган, который расследует уголовное дело особой общественной значимости;
4) расследовать будет тот орган, в котором имеются более опытные следователи либо в котором нагрузка на следователей менее высокая.
Именно эти правила прокурор должен использовать для обоснования передачи уголовных дел.
По уголовным делам альтернативной подследственности рассматриваемая проблема не возникает, поскольку вопрос решается в соответствии с ч. 6 ст. 151 УПК РФ. Так, например, если следователем органа внутренних дел расследуется уголовное дело по ч. 2 ст. 159 УК РФ, то при установлении дополнительного состава преступления, например, предусмотренного ст. 285 УК РФ, уголовное дело будет расследовать тот же следователь.
При соединении уголовных дел о преступлениях, подследственных разным органам предварительного расследования, следует руководствоваться ч. 7 ст. 151 УПК РФ, согласно которой подследственность в этих случаях определяется прокурором с соблюдением подследственности, установленной настоящей статьей. До внесения изменений в п. 8 ст. 38 УПК РФ, на мой взгляд, положения ч. 7 ст. 151 УПК заслуживают внимания при определении подследственности уголовного дела о разных преступлениях. Возвращаясь в связи с этим к рассматриваемому выше примеру, на мой взгляд, из уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 105 УК РФ, расследуемом следователем прокуратуры, следует выделить материал по ст. 162 УК РФ в соответствии со ст. 155 УПК (если эти преступления не связаны), который направляется прокурору для принятия решения о возбуждении уголовного дела. После возбуждения уголовного дела прокурор может соединить уголовные дела и определить подследственность в соответствии с ч. 7 ст. 151 УПК. Но следует подчеркнуть, что это касается случаев, когда преступления, хотя и совершенные одним и тем же лицом, не связаны между собой. Если же связь имеется, то остается и проблема с подследственностью.
Следует отметить, что в новом УПК РФ законодателем не закреплена процессуальная форма решения о передаче уголовного дела по подследственности, так же как и о передаче по подследственности сообщения о преступлении, за исключением ч. 4 ст. 150 УПК, где говорится, что уголовные дела, указанные в п. 1 ч. 3 настоящей статьи (т.е. уголовные дела о преступлениях, по которым производится дознание. — Пояснение автора.), могут быть переданы для производства предварительного следствия по письменному указанию прокурора.
Закрепление в УПК РФ подследственности дознавателей различных органов дознания выявило еще одну проблему: следователь какого ведомства должен расследовать уголовное дело в случае, если: а) виновное лицо не установлено, б) если истекли сроки дознания.
Такой вопрос возникает по уголовным делам, дознание по которым производят дознаватели органов Пограничной службы РФ (п. 3 ч. 3 ст. 151 УПК), дознаватели органов службы судебных приставов МЮ РФ (п. 4), дознаватели таможенных органов РФ (п. 5), дознаватели органов Государственной противопожарной службы (п. 6). Эта проблема также требует законодательного решения. А пока прокурорам остается разрабатывать свои критерии определения подследственности таких уголовных дел для практического применения.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Читайте также:  Где следователь ювао зацепин

«УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
«УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
от 18.12.2001 N 174-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)
Российский следователь, N 8, 2003

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector