Какую меру пресечения может избрать следователь

Статья 97 УПК РФ закрепляет право следователя и дознавателя на избрание меры обвиняемому меры пресечения:

Статья 98 УПК РФ определяет перечень мер пресечения:

· подписка о невыезде;

· наблюдение командования воинской части;

· присмотр за несовершеннолетним обвиняемым;

· заключение под стражу.

Меры пресечения являются одним из видов мер принуждения в уголовном процессе. Целью применения мер пресечения является обеспечение успешного расследования и судебного разбирательства уголовного дела. В отличие от мер уголовного наказания, меры пресечения не имеют карательного и воспитательного воздействия и действуют до вступления приговора в законную силу. Меры пресечения нельзя рассматривать как меры процессуальной ответственности, так как они применяются не за совершение преступления и не за совершение процессуального нарушения, а для предотвращения совершения обвиняемым (подозреваемым) процессуальных нарушений и новых преступлений.

Меры пресечения могут быть избраны на досудебных стадиях уголовного процесса дознавателем, следователем, прокурором. Прокурор вправе избрать меру пресечения по любому уголовному делу, за которым он осуществляет процессуальный надзор, однако для применения заключения под стражу прокурор должен обратиться с ходатайством в суд.

Избрание меры пресечения – это принятие дознавателем, следователем, прокурором, а также судом решения о мере пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого (п.13 ст.5 УПК). Применение меры пресечения — это процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения (п.28 ст.5 УПК). Избрание меры пресечения является правом, а не обязанностью компетентных должностных лиц. Если основания для применения меры пресечения отсутствуют, то мера пресечения не применяется.

Подробно порядок применения и сущность мер пресечения раскрываются в статьях 99-108 УПК РФ. Из содержания этих статей видно, что следователь и дознаватель самостоятельно, без всякого согласования с прокурором принимают решение о применении меры пресечения в виде:

· подписки о невыезде;

· наблюдения командования воинской части;

· присмотра за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым.

Применение такой меры пресечения как залог применяется следователем и дознавателем только с согласия прокурора.

В Конституции Российской Федерации предусмотрено применение такой меры пресечения как содержание под стражей только на основании судебного решения. Но, невзирая на это конституционное установление, следователь, следуя нормам УПК России, при необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу обязан получить согласие прокурора на возбуждение перед судом соответствующего ходатайства. В таком же порядке в соответствии со ст. 107 УПК РФ применяется такая мера пресечения как домашний арест.

Реализация этой нормы российской Конституции достаточно затруднена с практической точки зрения, поскольку ходатайство об избрании данной меры пресечения должно быть представлено суду не позднее 8 часов до истечения срока задержания, исчисляемого 48 часами. За это время органу расследования необходимо, кроме составления ходатайства перед судом и получения на это согласия прокурора, отыскать и пригласить к задержанному избранного им адвоката и с его участием допросить задержанного в качестве подозреваемого, собрать достаточные доказательства, а также предъявить, как правило, обвинение и допросить задержанного уже в качестве обвиняемого. И сделать это все следователь обязан в течение 40 часов, что очень проблемно.

Более того, в данной ситуации прокурор сам по существу ничего не решает, однако по тем или иным причинам может явиться непреодолимым барьером между следователем и судом, поскольку для обжалования решения прокурора района, не давшего следователю согласия на обращение в суд за получением санкции на арест, необходимо будет обратиться к прокурору субъекта Российской Федерации, который зачастую находится за десятки и даже сотни километров.

То же самое касается положений статьи 109 УПК Российской Федерации, требующей от следователя получения согласия прокурора на обращение в суд для продления срока содержания под стражей. В этих случаях прокурор, не давая согласия на выполнение таких действий, получает по существу право ограничивать процессуальную самостоятельность следователя и фактически лишать его предоставленного законом права обратиться в суд. Поскольку ч. 3 ст. 38 УПК РФ предоставляет следователю право в случае несогласия с письменным указанием прокурора по этим вопросам представить уголовное дело с изложением своих возражений только вышестоящему прокурору, который, как уже было сказано выше, решение нижестоящего прокурора, как правило, не отменяет, то следователь оказывается по существу лишен возможности обжаловать данные решения прокурора. В то же время отказ от промежуточной роли прокурора при избрании меры пресечения в виде содержания под стражей и продлении этого срока, получении санкции на указанные выше действия следователя и т.д. прав прокурора не ущемляют и не снижают возможности прокурорского надзора, поскольку прокурор осуществляет надзорную функцию как в процессе следствия, так и в ходе судебного разбирательства, на котором рассматривается соответствующее ходатайство следователя.

Ведь прокурор может изменить меры пресечения, применяемые следователем и дознавателем самостоятельно на более строгие, по той же схеме он может осуществлять свою деятельность в случае применения таких мер пресечения как залог, домашний арест, содержание под стражей. В результате этого следователь (дознаватель) сможет напрямую выходить в суд с ходатайством о применении данных мер пресечения, что, несомненно, повысит уровень их процессуальной самостоятельности.

Установление судебных форм контроля в указанных случаях призвано повысить ответственность следователей и прокуроров за законное и обоснованное принятие решений об аресте обвиняемых (подозреваемых) и продлении сроков содержания обвиняемых под стражей. Выступая в качестве гарантии прав обвиняемых (подозреваемых), институт судебного контроля следует рассматривать также как важнейшее процессуальное средство оптимизации практики принятия решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении сроков содержания арестованных под стражей [2] .

Введение института судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления срока содержания под стражей в целом благоприятно сказывается на защите прав человека, хотя в практике применения данного института немало недостатков, что следует объяснить становлением судебного контроля в стадии расследования и рядом других причин [3] .

В уголовном судопроизводстве складываются или уже сложились и другие формы судебного контроля за применением законодательства о защите прав и свобод человека и гражданина, которые уголовно-процессуальным законодательством пока не урегулированы, но их применение вытекает из норм Конституции Российской Федерации, в том числе, и об избрании, изменении и отмене мер пресечения, не связанных с лишением свободы, поскольку части первая и вторая статьи 46 Конституции, как уже отмечалось выше, устанавливают общее правило, согласно которому каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается возможность обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти и должностных лиц.

Теперь рассмотрим применение такой меры процессуального принуждения как задержание подозреваемого в порядке статьи 91 УПК, которая неразрывно связана с мерами пресечения. В данной статье устанавливаются основания, которые дают следователю право задержать подозреваемого. Порядок задержания регламентирует статья 93 УПК РФ, которая устанавливает следующее:

· После доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 настоящего Кодекса.

· В протоколе указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым.

· О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого.

После задержания подозреваемый согласно ч.3 ст. 94 УПК РФ , в случае если не будет судебного решения о заключении данного лица под стражу в течении 48 часов, подлежит немедленному и беспрекословному освобождению. Данное положение вытекает из положения ч. ст. 22 Конституции. Т.е. процессуальная самостоятельность следователя и дознавателя в данном случае не ограничивается никоим образом, только в ч.1 ст. 94 УПК оговаривается, что подозреваемый может быть освобождён по постановлению прокурора, и случаи такого освобождения строго регламентированы:

· не подтвердилось подозрение в совершении преступления;

· отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

· задержание было произведено с нарушением требований статьи 91 УПК.

Можно с уверенностью сказать, что в данном случае законодатель соблюл баланс между необходимостью иметь достаточный уровень процессуальной самостоятельности следователя и дознавателя и необходимостью контроля их деятельности. Сохраняется возможность осуществления полноценного контроля за соблюдением законности со стороны прокуратуры и возможность судебного обжалования, что вытекает из положения ст. 46 Конституции.

Читайте также:  Какие льготы есть для работников следственного комитета

Возникает вопрос: почему законодатель не применил такую же схему в случае применения таких мер пресечения как домашний арест и содержание под стражей, а предусмотрел необходимость согласования с прокурором ходатайства в суд для применения данных мер пресечения?

Необходимо уточнить, что процесс принятия УПК в Государственной Думе проходил очень болезненно, и по вопросу процессуальной самостоятельности следователя и дознавателя существовало мнение, что она должна иметь уровень, который сможет обеспечить эффективную работу следователя и дознавателя. В частности, в варианте проекта УПК Е. Мизулиной [4] была предусмотрена именно такая схема, когда следователь напрямую обращается в суд с ходатайством о применении такой меры пресечения как домашний арест и содержание под стражей.

Теперь вернёмся к проблемам ограничения процессуальной самостоятельности следователя и дознавателя при реализации такой меры процессуального принуждения как задержание подозреваемого и рассмотрим примеры из практики органов внутренних дел.

На практике возникают ситуации, в которых как начальники следственных отделов, так и прокуроры выходят за рамки предоставленных им полномочий и ограничивают самостоятельность следователя в принятии решений. Причем их требования и указания иногда не только не основаны на действующем законодательстве, но порой явно противоречат ему. Следователю приходится сталкиваться с необходимостью согласования с начальником следственного отдела множества следственных и иных процессуальных действий. Среди них можно назвать задержание лица по подозрению в совершении преступления, избрание в отношении подозреваемого меры пресечения, дачу отдельных поручений органам дознания, приостановление и прекращение уголовного дела и ряд других. При этом согласование заранее предусмотрено в виде обязательного реквизита на бланках соответствующих постановлений и протоколов. Подобная перестраховка порождает у следователя ощущение недоверия к нему и вынуждает как следователя, так и начальника следственного отдела тратить время на одно только обсуждение порой неотложных мер. Навязывание особого мнения об этих мерах в дальнейшем может привести к возникновению затруднений в расследовании. Например, следователь, проведя первоначальные следственные действия, приходит к выводу о том, что вина в совершении расследуемого преступления объективно доказывается в отношении не всех из доставленных к нему лиц. В данном случае, указание о необходимости задержания по подозрению в совершении преступления в порядке ст.91, 92 УПК РФ всех доставленных поставит под угрозу возможность дальнейшего получения объективных свидетельских показаний лиц, которые были неоправданно задержаны. Однако руководитель следственного подразделения, не зная всех тонкостей дела, настаивает на задержании всех причастных к делу лиц. Такие ситуации, к сожалению, не единичны [5] .

Теперь рассмотрим порядок отмены или изменения меры пресечения и проанализируем уровень самостоятельности следователя и дознавателя в этом случае.

Статья 110 УПК регламентирует отмену или изменение меры пресечения:

· Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК.

· Отмена или изменение меры пресечения производится по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда.

· Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства прокурором, а также следователем, дознавателем по его письменному указанию, может быть отменена или изменена только с согласия прокурора.

· Мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть отменена или изменена только судом.

Данная статья устанавливает общее правило отмены (изменения) меры пресечения, суть которого заключается в том, что отменить (изменить) меру пресечения может то должностное лицо или тот орган, которые принимали решение об ее избрании, и в случаях, когда изменяются основания, обусловившие избрание данной меры пресечения. Из этого положения и вытекает соответствующий уровень процессуальной самостоятельности следователя и дознавателя.

Существует много различных мнений об уровне процессуальной самостоятельности следователя и дознавателя. В частности некоторые считают, что оговоренные уголовно-процессуальным законом ограничения процессуальной самостоятельности не играют никакой роли, особенно это касается взаимоотношений следователя и прокурора. Вот что по этому поводу пишет известный адвокат А. Кучерена:

Ни для кого не секрет, что уровень коррупции в российском обществе достаточно высок. И поэтому нарушения законности могут произойти на любом уровне: следователем, прокурором, судьёй. Вот пример из практики, когда в результате судебного решения об изменении меры пресечения было разрушено уголовное дело.

Сотрудниками УБОП Свердловской области был задержан криминальный авторитет С., в отношении которого прокурором города Нижний Тагил было вынесено постановление о заключении под стражу (в то время действовал ещё УПК РСФСР), т.к. для этого было достаточно оснований. Адвокаты задержанного обратились в суд с ходатайством изменить данную меру пресечения на более мягкую. Судья Н. вынесла определение на изменение меры пресечения с содержания под стражей на внесение залога в размере 80 тыс. рублей, хотя состояние задержанного составляло по оперативным данным несколько миллионов долларов. Залог был внесён сразу же после оглашения определения, а квитанция была предоставлена через 5 минут после оглашения определения прямо в зал суда. С. скрылся от следствия. Предварительное следствие было приостановлено ввиду того, что обвиняемый скрылся [7] .

Данный пример говорит о том, что помимо реализации прав и обязанностей при осуществлении своей деятельности субъекты правоприменения должны обладать ещё и соответствующими моральными качествами.

Можно сделать следующий вывод, что необходимость ограничения процессуальной самостоятельности следователя при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу, выражающаяся в необходимости согласования с прокурором ходатайства в суд о применении этих мер пресечения, нецелесообразна, т.к. это является лишней бюрократической инстанцией.

Предлагается изменить формулировку ч.1 ст. 107 и ч.1 ст. 108 УПК РФ, убрав оттуда положение о необходимости согласования с прокурором ходатайства в суд о применении этих мер пресечения, обязав следователя и дознавателя уведомлять прокурора о принятии данного процессуального решения, что обеспечит оптимальный уровень процессуальной самостоятельности следователя и дознавателя.

[1] УПК РФ. М. Проспект 2003 г.

[2] Деришев М.Ю. Процессуальная самостоятельность следователя и проблемы усмотрения в уголовном процессе России // Место и роль органов внутренних дел в системе уголовной юстиции: Материалы научной конференции слушателей и курсантов (Май 1998). — Омск; ОНиРИО Ом. юрид. ин-та МВД России, 1999. — Вып. 3. — с.20-22

[3] Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история, реальное состояние, перспективы развития // Право и политика. — М.; Nota Bene, 2001. — № 2. — с.92-99

[4] Проект УПК Е.Мизулиной. По мат. сайта депутата Госдумы Е. Мизулиной

[5] Самостоятельность следователя: быть или не быть? (Д.Ю. Гончаров, «Журнал российского права», N 9, сентябрь 2002 г.)

[7] Проблемы истины на предварительном следствии / Печников Г.А.. — Волгоград; Изд-во Волгогр. акад. МВД России, 2001. — 216 с.

1. Дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

1.1. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, при избрании меры пресечения в виде залога суд вправе возложить на подозреваемого или обвиняемого обязанность по соблюдению одного или нескольких запретов, предусмотренных частью шестой статьи 105.1 настоящего Кодекса, а при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста одного или нескольких запретов, предусмотренных пунктами 3 — 5 части шестой статьи 105.1 настоящего Кодекса.

2. Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора или возможной выдачи лица в порядке, предусмотренном статьей 466 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 97 УПК РФ

1. Меры пресечения — это процессуальные средства ограничения личной свободы обвиняемого, а в исключительных случаях подозреваемого, применяемые для предотвращения возможных процессуальных нарушений с их стороны, а также для обеспечения исполнения приговора (в том числе за пределами РФ). В общем виде меры пресечения обеспечивают надлежащее поведение обвиняемого или подозреваемого (о понятии надлежащего поведения см. ком. к ст. 102).

Читайте также:  Может ли следователь вызвать на допрос адвоката

2. Закон различает избрание и применение меры пресечения. Избрание понимается как принятие решения о мере пресечения (п. 13 ст. 5). Применение меры пресечения — это процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения (п. 29 ст. 5). Кроме того, в УПК используется термин «исполнение меры пресечения» (ч. 3 ст. 104, ч. 8 ст. 108), означающий непроцессуальные действия (командования воинской части, должностных лиц СИЗО) по реализации ее требований.

3. Общими условиями избрания и применения меры пресечения являются: 1) наличие возбужденного уголовного дела; 2) надлежащий субъект применения (состоящий на соответствующей должности, принявший дело к своему производству, не подлежащий отводу) и 3) отсутствие служебного иммунитета у подследственного лица (надлежащий «объект» применения меры пресечения).

Возбужденное уголовное дело служит юридическим условием для применения как мер пресечения в частности, так и процессуального принуждения в целом, означая установленность общественно-опасного деяния. Меры принуждения не могут применяться: а) до возбуждения уголовного дела; б) после прекращения дела (ст. ст. 213, 239 УПК); в) после приостановления дела. По приостановленному делу мера пресечения избирается в отношении скрывшегося обвиняемого, но не применяется (см. ком. к ст. ст. 108, 210). На недопустимость применения мер пресечения по приостановленному делу указывает и КС РФ в Определениях от 19.10.2010 N 1364-О-О, от 29.09.2011 N 1306-О-О).

Мера пресечения может применяться до вступления приговора в законную силу. Однако реально она действует еще 3 суток до обращения приговора к исполнению (ст. 390).

Специальным условием мер пресечения является наличие доказательств виновности лица в совершении преступления. Об этом см. ком. к ст. 108.

4. Избирается только одна мера пресечения. Избрание меры пресечения необязательно. При отсутствии оснований к избранию меры пресечения от обвиняемого или подозреваемого отбирается обязательство о явке (ст. 112).

5. Меры пресечения имеют превентивно-обеспечительный характер. Основанием их применения является обоснованное предположение о возможном процессуальном нарушении со стороны обвиняемого. Вероятный вывод о возможном нарушении должен быть основан на конкретных фактах, установленных путем доказывания, о том, что:

— обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного расследования или суда (сведения о прошлых фактах аналогичного поведения: покушении на побег, оказании сопротивления при задержании, нарушении ранее избранной меры пресечения, неявках по вызову без уважительных причин, длительном нахождении в розыске по другим делам, отсутствие постоянного места жительства, неустановленность личности и т.д.). Неявка обвиняемого по единичному вызову в практике ВС РФ признается недостаточным основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (Определение от 19.01.2004 N 88-о03-55).

Европейский суд по правам человека по поводу опасности сокрытия обвиняемого от правосудия указывал, что такая опасность не может быть оценена на основании одной лишь тяжести предъявленных обвинений. Она должна оцениваться с учетом ряда других важных факторов, которые могут как подтвердить наличие такой опасности, так и представить ее настолько незначительной, что она не могла бы оправдать содержание под стражей во время рассмотрения дела в суде;

— обвиняемый может продолжать заниматься преступной деятельностью (сведения о наличии неснятой и непогашенной судимости, обвинение в совершении нескольких преступлений или в совершении преступления группой лиц, захват его при совершении преступления). Формулировка этого основания не согласуется с презумпцией невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК), согласно которой обвиняемый предполагается невиновным даже в прошлых преступлениях, тем более в будущих;

— обвиняемый может воспрепятствовать производству по делу путем угроз участникам процесса, уничтожения следов преступления. Такие действия обвиняемого могут быть даже преступлениями, предусмотренными ст. ст. 294, 295, 296, 304, 291, 309 УК, и повлечь дополнительное уголовное преследование. Реальная будущая возможность обвиняемого воспрепятствовать производству по делу может быть установлена с помощью сведений о служебной или личной зависимости свидетеля или потерпевшего от обвиняемого, его высоком должностном положении.

Отказ обвиняемого от дачи показаний или дача ложных показаний не могут быть основанием для применения или ужесточения меры пресечения. Обвиняемый как сторона вправе использовать любые не запрещенные законом средства и способы для защиты от обвинения (п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК), например получать данные о личности свидетеля обвинения (потерпевшего), которые ставят под сомнение достоверность его показаний.

Вероятность незаконного противодействия выяснению истины уменьшается вместе с движением уголовного дела (закреплением следов), поэтому с завершением длительного предварительного расследования надобность меры пресечения по этому основанию может отпасть.

6. Необходимость исполнения приговора является основанием применения меры пресечения в целях обеспечения исполнения наказания, назначенного по не вступившему в законную силу и не обращенному к исполнению приговору (см. п. 17 ч. 1 ст. 299 УПК). До постановления приговора необходимость его исполнения не может служить единственным основанием избрания меры пресечения или продления ее срока. Однако реальная возможность назначения и отбывания уголовного наказания по будущему приговору (в том числе и приговору, который будет вынесен в иностранном государстве в случае возможной выдачи лица в порядке, предусмотренном ст. 466 УПК) уже в стадиях предварительного расследования, подготовки дела к судебному заседанию должна рассматриваться как необходимое условие применения меры пресечения, поскольку по смыслу принципа презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК) до вступления в законную силу обвинительного приговора на обвиняемого не могут быть наложены ограничения, сопоставимые по совокупности степени их тяжести и срока применения с уголовно-правовыми мерами принуждения. При этом следует учитывать, что до вступления приговора в законную силу и сам приговор, и наказание являются предметом спора сторон, они вероятны и вызывают сомнения, которые должны толковаться в пользу обвиняемого. Из такого толкования следуют три вывода:

1) мера пресечения должна быть сопоставима с минимально возможным наказанием и не может быть больше или равна максимальному наказанию. Так, Европейский суд указал, что предварительное заключение не должно предвосхищать наказание в виде лишения свободы (см. решение от 27.11.1991 по делу Кеммаша. Серия А. Т. 218. С. 25. П. 52). Поэтому в российской судебной практике осужденный освобождается из-под стражи, если он фактически отбыл назначенное ему наказание по приговору, не вступившему в законную силу.

Данная взаимосвязь возможной меры наказания с мерой пресечения должна, на наш взгляд, влиять и на характер (вид) меры пресечения. Так, естественной мерой пресечения при грозящем наказании в виде штрафа является залог, а при лишении свободы — заключение под стражу;

2) по мере продвижения уголовного дела сомнения по поводу будущего приговора и наказания все более устраняются, поэтому может усиливаться необходимость применения меры пресечения для обеспечения исполнения приговора;

3) при невозможности назначения и отбывания наказания невозможно избрание и применение меры пресечения. При высокой вероятности постановления оправдательного приговора или приговора без назначения с освобождением от отбывания наказания мера пресечения применению не подлежит (тем более когда такой приговор уже вынесен, хотя и не вступил в силу — ст. 311 УПК). Возможность назначения наказания может исключаться слабостью обвинения, наличием акта амнистии или помилования, истечением сроков давности так, что деяние или личность обвиняемого потеряли общественную опасность (ст. 302).

Если обвиняемый возражает против прекращения дела по нереабилитирующим основаниям, то при продолжении расследования и разбирательства никакая мера пресечения не может быть применена. Такое толкование норм УПК подтверждено Определением КС РФ от 21.12.2000 N 296-О.

T

Глава VI. Меры процессуального принуждения

§ 3. Понятие, общая характеристика, виды и значение мер пресечения

Будучи мерами государственного принуждения, применяемые в уголовном судопроизводстве меры пресечения характеризуются особой целенаправленностью на ограничение свободы определенных участников производства по уголовному делу.

Ограничение свободы имеет место и при применении других мер пресечения, не связанных с фактическим лишением свободы (подписка о невыезде, личное поручительство и т.д.). Степень ограничения личной свободы обвиняемого или подозреваемого, т.е. способы, посредством которых происходит это ограничение, в каждом конкретном случае различны.

В частности, если при заключении под стражу лицо лишается свободы, фактически утрачивает возможность свободно перен двигаться и действовать по своему усмотрению, то при подписке \ о невыезде обвиняемый остается на свободе, но у него отбирается] письменное обязательство не отлучаться с места жительства. О новременно ему разъясняется, что нарушение подписки о невыез- * де может повлечь за собой применение более строгой меры пресечения. В данном случае свобода обвиняемого ограничивается путем психологического воздействия. В случае применения залога — свобода обвиняемого ограничивается путем угрозы существенных имущественных потерь (обращение залога в доход государства).

Читайте также:  Кто следующий генеральный прокурор

Кроме ярко выраженной направленности на ограничение свободы, меры пресечения носят превентивный,т.е. предупредительный характер. Это проявляется в том, что данные меры процессуального принуждения призваны не допустить возможную в будущем неправомерную деятельность лиц, к которым они применяются.

По общему правилу действующий уголовно-процессуальный закон допускает применение мер пресечения к лицам, обвиняемым в совершении преступления (ст. 97 УПК РФ). Лишь в исключительных случаях меры пресечения могут быть применены в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления, и до предъявления им обвинения (ст. 100 УПК РФ).

В этом случае обвинение должно быть предъявлено не позднее десяти суток (в отдельных случаях, указанных в части 2 ст. 100* УПК, — до 30 суток) с момента применения меры пресеченияЦ а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стра-

Следует подчеркнуть, что Уголовно-процессуальный кодекс допускает применение к подозреваемому или обвиняемому одновременно лишь одной из названных мер пресечения (ч. 1 ст. 97).

На основе изложенного меры пресечения можно определить как разновидность мер уголовно-процессуального принуждения, временно ограничивающих свободу обвиняемого или подозреваемого, применяемых органами дознания, предварительного следствия и судом, в целях воспрепятствовать ему скрыться от следствия и судя, помешать установлению истины по делу, продолжить преступную деятельность, а также для обеспечения исполнения приговора.

Процессуальное значение мер пресечения состоит в том, что они, во-первых, создают благоприятные условия для хода уголовного судопроизводства, быстрого и полного установления истины по делу, во-вторых, реально обеспечивают исполнение приговора и тем самым неотвратимость наказания.

Перечень мер пресечения строго регламентирован уголовно-процессуальным законом (ст. 97— 110 УПК РФ) и расширенному толкованию не подлежит.

§ 4. Основания применения мер пресечения и обстоятельства, учитываемые при их избрании

Всоответствии со статьей 97 УПК РФ дознаватель, следователь и суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому одну из мер пресечения при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый: скроется от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора.

107Часть первая. Общие положения

Глава VI. Меры процессуального принуждения

Следует отметить, что для обоснованного применения меры пресечения закон не требует обязательного наличия всей совокупности перечисленных выше обстоятельств, установленных с помощью достоверных доказательств. Для избрания той или иной меры пресечения достаточно, чтобы в материалах уголовного дела имелись доказательства, свидетельствующие о наличии хотя бы одного обстоятельства, указанного в статье 97 УПК РФ.

Таким образом, в целях обоснованного применения мер пресечения закон требует, чтобы выводы о наличии того или иного обстоятельства были подкреплены достаточными данными. А основаниями применения мер пресечения являются: доказанность материалами уголовного дела фага совершения преступления; установление лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления; наличие в уголовном деле достаточных доказательств, позволяющих полагать, что обвиняемый, находясь на свободе: либо скроется от дознания, следствия или суда; либо, препятствуя производству по уголовному делу, помешает установлению истины по делу; либо продолжит заниматься преступной деятельностью; наличие в уголовном деле достаточных доказательств* позволяющих полагать, что применение меры пресечения объективно необходимо для обеспечения исполнения приговора.

Следует отметить, что при решении вопросов о необходимости применить меру пресечения и об избрании той или иной из них, помимо оснований, указанных в статье 97 УПК РФ, учитываются обстоятельства, предусмотренные в статье 99 УПК РФ (в частности, тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства).

Перечисленные в статье 99 обстоятельства не образуют новых оснований применения мер пресечения, а позволяют более правильно разрешить вопрос об избрании той или иной меры пресечения, создают возможность дифференцированного подхода к ее выбору.

Меры пресечения отменяются, когда в них отпала необходимость (ст. 110 УПК РФ), когда уголовное дело прекращается (п. 8 ч. 1 ст. 213 УПК РФ), когда она была применена к подозреваемому, но в течение 10 дней обвинение предъявлено не было (ст. 100 УПК РФ) и когда она изменяется на иную меру пресечения (ст. ПО УПК РФ).

Подписка о невыезде и надлежащем поведении. Согласно статье 102 УПК РФ такая подписка состоит в отобрании от подозреваемого или обвиняемого письменного обязательства не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения соответственно дознавателя, следователя, суда; в назначенный срок являться по вызовам указанных должностных лиц; не препятствовать каким-либо путем производству по уголовному делу.

Подписка о невыезде и надлежащем поведении применяется в качестве меры пресечения к лицам, вероятность уклонения которых от следствия и суда, а также воспрепятствования расследованию и разбирательству дела в суде незначительна, однако не исключена полностью 1 .

В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым данной им подписки к нему может быть применена более строгая мера пресечения.

Давая подписку о невыезде и надлежащем поведении, лицо берет на себя обязательство проживать не только в определенном населенном пункте, но и по определенному адресу, а также являться по вызовам органа или должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело.

1 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. — М., 2002. — С. 227.

109Часть первая. Общие положения

Следует отметить, что на практике из всех мер пресечения, не связанных с лишением свободы, чаще всего применяется именно подписка о.невыезде.

Личное поручительство. Сущность этой меры пресечения заключается в том, что заслуживающее доверия лицо дает письменное обязательство, согласно которому оно ручается в том, что подозреваемый или обвиняемый будет в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя и в суд, а также не будет препятствовать производству по уголовному делу (ст. 103 УПК РФ).

Под заслуживающим доверие лицом следует понимать гражданина, который трудом и примерным поведением снискал уважение окружающих и способен обеспечить надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), в том числе его явку по вызовам компетентных органов и должностных лиц.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством избрание данной меры пресечения возможно по письменному ходатайству одного или нескольких поручителей и исключительно с согласия лица, в отношении которого дается поручительство (ч. 2 ст. 103 УПК РФ). Число поручителей определяется следователем или другим лицом, в производстве которого находится уголовное дело.

Под надлежащим поведением обвиняемого или подозреваемого имеется в виду, что эти лица, находясь на свободе, не скроются от дознания, предварительного следствия или суда, не будут препятствовать установлению истины по уголовному делу, а также/ заниматься преступной деятельностью.

Рассматриваемая мера пресечения применяется к лицам, представляющим большой общественной опасности, для которых? уважение к поручителю, нежелание причинить ему неприятности; являются достаточным сдерживающим началом, исключающим совершение нежелательных поступков.

Для применения личного поручительства в качестве меры пресечения необходимо письменное ходатайство от лица, заслуживающего доверие, о готовности поручиться за обвиняемого (подозреваемого). От поручителя, а если их несколько, то от каждого из них, отбирается подписка о взятии им на себя соответствующего обязательства.

Дающий поручительство Должен быть поставлен в известность о существе уголовного дела, по которому избирается эта мера пресечения, а также об ответственности в случае недозволенного поведения лица, за которое он поручается (ч. 3 ст. 103 УПК РФ).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)
очень нужно

Источники:
http://www.zakonrf.info/upk/97/
http://studopedia.ru/3_23396_meri-presecheniya-primenyaemie-po-resheniyu-doznavatelya-ili-sledovatelya.html

Читайте также:
Adblock
detector