Как стать следователем в беларуси

Следователь должен отлично знать уголовное право и уголовный процесс, криминалистику и судебную медицину, изучить ещё много юридических дисциплин, а также психологию и логику.

Следователь должен очень ответственно относиться к своей работе, развивать память и наблюдательность. Важными качествами являются умение наладить контакты с людьми, выдержанность и корректность.

С профессией не совместимы такие личные качества, как жестокость, агрессивность и нетерпимое отношение к людям.

На следователе лежит огромнейшая ответственность в определении и изобличении преступника. При ошибке следователя преступник останется безнаказанным.

Следователь должен обладать талантом – узнавать правду от подозреваемых, даже от тех из них, кто намеревался ее скрыть.

Поэтому следователь должен быть эмоционально устойчивым, не поддаваться натиску агрессивно настроенных людей.

И, конечно, он должен любить свою профессию, быть честным, беспристрастным и принципиальным.

Его работа заключается в сборе и проверке доказательств по уголовным делам. Следователь проводит допросы, очные ставки, опознания, обыски и следственные эксперименты. В ходе расследования уголовного дела осуществляется поиск улик, имеющих отношение к совершенному преступлению.

Найди слова: следователь, криминалист, эксперт, след, инструктор, улика, розыск.


Проверка навыков.

Следователь должен уметь хорошо стрелять, иметь отличную физическую подготовку, развивать в себе такие качества, как память, внимательность и интуицию.






Никто из нас не застрахован от того, что не станет жертвой преступников. Как действовать в критической ситуации?

Почему надо обращаться в милицию как можно раньше?

Как будут разворачиваться события после твоего звонка?

Твои действия в тех случаях, когда ты или твои друзья стали жертвой преступников либо стали свидетелями совершения преступления. До прибытия милиции постарайтесь сохранить без изменений место происшествия. Это позволит сохранить возможные следы преступника.

Запомните приметы преступника (рост, телосложение, черты лица, цвет волос, одежду) и отличительные признаки (наличие татуировок, шрамов).

Как можно точнее определите направление, в котором скрылся преступник.

Незамедлительно наберите телефон милиции 102 и сообщите о преступлении, назвав при этом ориентиры своего местоположения и направление, куда скрылся преступник. Пока к вам на помощь направят наряд, другие наряды будут в это время заниматься его поиском.

Попросите свидетелей произошедшего (если они были) дождаться прибытия наряда.

Что происходит после того, как вы сообщили о совершении преступления по номеру телефона 102?

Оператор службы милиции принимает ваш звонок и передает информацию оперативному дежурному районного отдела внутренних дел. Затем оперативный дежурный привлекает ближайшие наряды патрульно-постовой службы милиции, дорожно-патрульной службы ГАИ к перекрытию возможных путей бегства преступника, совершившего преступление и его задержанию.

Расследовать уголовное дело будет следователь Следственного комитета. После установления всех обстоятельств и сбора доказательств дело передается в суд, который назначает преступнику наказание.

Это знает каждый сотрудник

Подумай!
Ваши знакомые пользуются этим чаще, чем вы, хотя это принадлежит вам. Что это?

Их вы знаете отлично!
Один получил свое имя за габариты, другой – за способность давать информацию, третий – за дислокацию, а четвертый предпочитает оставаться инкогнито. А как зовут пятого?

Тайное всегда будет явным.

Найди слова: след, вина, алиби, вред, ущерб, кодекс, пистолет, грабеж, разбой, кража, угон.

На место происшествия, связанное с пожаром или иным чрезвычайным происшествием, выезжают и сотрудники Министерства по чрезвычайным ситуациям , которые участвуют в осмотре совместно со следователем в качестве специалиста.


Предназначен он для осмотра обстановки места происшествия, проведения предварительных исследований, выявления, изъятия и упаковки следов и других вещественных доказательств, необходимых для раскрытия преступлений. Ни один осмотр места происшествия не может обойтись без инструментов из этого чемоданчика, который сопровождает эксперта повсюду – на кражу и грабеж, на разбой и убийство.


Всего более полусотни предметов. Неудивительно, что каждый такой чемоданчик помнит множество преступлений.

Заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность для жизни и здоровья людей, либо причинения ущерба в крупном размере, либо наступления иных тяжких последствий наказывается штрафом, арестом или лишением свободы на срок до 5 лет.

Читайте также:  Чем отличается следственный комитет от уголовного розыска

Изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка либо незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов совершенные группой лиц, либо в крупном размере, либо сбыт на территории учреждения образования, организации здравоохранения, лечебно-трудовом профилактории, в месте проведения массовых мероприятий либо заведомо несовершеннолетнему наказываются лишением свободы на срок от 8 до 15 лет.

А изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка либо незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров или аналогов , совершенные организованной группой либо сопряженные с изготовлением или переработкой с использованием лабораторной посуды или лабораторного оборудования, предназначенных для химического синтеза наказываются лишением свободы на срок от 10 до 20 лет.

Вышеуказанные действия, повлекшие по неосторожности смерть человека в результате потребления им наркотиков, наказываются лишением свободы на срок от 12 до 25 лет.

Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенное в отношении двух или более лиц, либо несовершеннолетнего наказываются лишением свободы на срок от 3 до 10 лет.

Что может понадобиться следователю?





Понятно, что для того, чтобы стать следователем, требуется юридическое образование, так как без знания законодательства работать в этой сфере невозможно. Поэтому сотрудниками Следственного комитета могут стать граждане, имеющие, как правило, высшее юридическое образование, способные по своим личным, моральным и деловым качествам, состоянию здоровья выполнять задачи, возложенные на Следственный комитет .

Сотрудники Следственного комитета обеспечиваются формой, знаками различия по специальным званиям, а также служебным удостоверением и жетоном с личным номером.

Установлены следующие основания, по которым граждане не могут быть приняты на службу в Следственный комитет : совершение ранее преступления; наличие подтвержденного медицинским заключением заболевания или иного противопоказания, препятствующих исполнению служебных обязанностей.

Трудно, но возможно!

Из автомашины украдена автомагнитола. Кто мог совершить кражу?

Вследствие недавних событий, связанных с оправданием главного инженера МЗКТ Андрея Головача, и последовавшим совещанием силовиков под руководством Президента в обществе стал популярен нехитрый тезис: виновных – к ответу! Люди в погонах, ответственные за содержание под стражей в течение четырех с лишним лет невиновного человека, должны понести наказание! И вообще: пусть компенсацию оправданному из своего кармана платят прокурор и следователь!

Мы публикуем взгляд на нынешнюю ситуацию адвоката Сергея Иванова, в прошлом – сотрудника белорусских следственных органов, который хорошо знает ситуацию изнутри и видел ее со всех сторон.

Если напугать прокуроров…

В общем и целом праведный гнев, конечно, понятен. Более того, я не сомневаюсь, что определенные орг­выводы из дела Головача будут сделаны. Какие именно – скоро узнаем. Но сейчас я рискну высказать, наверное, не самую популярную мысль, а именно: не спешите с навешиванием ярлыков!

Знаете ли вы, к чему мы придем в реальности, если прокурор, санкционируя постановление о заключении под стражу, будет точно знать, что в случае неудачи он сам окажется на месте обвиняемого или будет вынужден выложить из кармана кругленькую сумму?

Нет-нет, произойдет вовсе не то, о чем многие подумали. Результатом этого неизбежно станет снижение процента оправдательных приговоров до величин исключительно гомеопатических, абсолютно незаметных даже по сравнению с сегодняшними 0,2%.

А знаете почему? Правильно! Потому что сейчас прокурор рискует своим креслом и своей репутацией, а так на кону будут стоять, безо всяких преувеличений, его собственные жизнь и свобода.

Ну, и как вы думаете, что предпочтет при таком раскладе любой человек? Признать свою ошибку и тем самым лично положить голову на безжалостный алтарь правосудия? Либо всеми силами, используя законные и незаконные способы (а их в арсенале прокурорского и след­ственного чиновника может быть весьма немало), бороться до самого конца, лишь бы избежать ответственности? Ответ, по-моему, впол­не очевиден.

Немного истории: Сталин, Брежнев и доследование

Однако в старом уголовно-процессуальном законе, который утратил силу 31.12.2000, существовал институт доследования. Это когда судья, которому поступило для рассмотрения уголовное дело, мог вернуть его прокурору для производства дополнительного расследования в связи, например, с неполнотой проведенного предварительного следствия.

Читайте также:  Кем быть опером или следователем

И суды этим своим правом активно пользовались. В разные годы процент дел, возвращенных на доследование, в различных регионах колебался в диапазоне 5–15% и временами доходил кое-где даже до 20%. Причем значительная часть отправленных обратно, в прокуратуру, уголовных дел в суды больше никогда не возвращалась, ибо судьи умели писать, а прокурор – читать между строк.

Доследовать нельзя посадить

Следователи, по понятным причинам, доследование ненавидели всеми фибрами души. Во-первых, таким образом судьи заставляли их выполнять массу следственных действий, которые не только не были обусловлены ситуацией по делу, но и зачастую являлись явно надуманными (а как же иначе – ну не мог же судья написать в определении, что он возвращает дело только для того, чтобы его прекратил прокурор!).

Во-вторых, следователи вполне обо­снованно полагали, что актом доследования судья перекладывает на них ту ответственность, которую дол­жен нести сам. А поэтому, наверное, не было в Беларуси следственного работника, который в новом, 2001, году не выпил бы за отмену этого люто проклинаемого ими института.

К тем же последствиям, только в значительно большем масштабе, приведет и усиление личной ответственности следователя и прокурора за принимаемые ими процессуальные решения. Я в этом уверен.

Что надо срочно менять?

Так что, не с того мы начинаем! Первое, что надо сделать, дабы реформировать систему, – это исключить из практики оценку любой, судебной, прокурорской или след­ственной работы по каким бы то ни было показателям!

Судья не должен думать о том, отменят его решение или нет. Прокурору должна быть неинтересна величина процента раскрываемости преступлений на вверенной ему территории. Следователя не должны третировать за рост процента прекращаемости уголовных дел, а также за продление сроков расследования.

Ну и, наконец, взятие человека под стражу до суда из правила должно стать исключением, применимым только в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений против лич­ности либо уклонившихся от исполнения другой меры пресечения.

Необходимо полностью отменить какое бы то ни было административное подчинение нижестоящих судей вышестоящим, сохранив между ними лишь процессуальные отношения.

Реформа, которая не случилась

В 2012 г., когда был создан Следственный комитет, я получил назначение в центральный аппарат на должность заместителя начальника управления. у него было очень длинное и трудное название, поэтому условно будем называть его управлением анализа следственной практики.

Входила данная структура в состав главного управления, которое подчинялось первому заместителю Пред­седателя и задумывалось как некий руководящий штаб, работающий по всем основным направлениям след­ственной работы. По целому ряду причин эта задумка так и не была воплощена в жизнь, но кое-что сделать все-таки успели. В частности, создать приказ об основных критериях оценки работы следователей и следственных подразделений.

Чего только ни предлагалось, какие только причудливые коэффициенты и дифференциалы ни рисовались на бумаге! Руководство, кстати, давало на все это полный карт-бланш.

Но в итоге в тексте приказа вновь оказалось все то, что было придумано другими умными и талантливыми людьми еще за полвека до нас. А именно: количество оправдательных приговоров, количество окон­ченных уголовных дел, процент прекращаемости, процент дел, оконченных в сроки свыше двух месяцев, величина возмещенного ущерба и т.д.

Как на самом деле управляют следователями

Почему так произошло? Не хватило ума? Начальство заставило?

Нет, дело в другом. Все очень просто: на тот момент в Следственном комитете работали шесть тысяч одних только следователей (сейчас, возможно, численность штатного состава стала другой, но не думаю, что она кардинально отличается от первозданной).

У каждого в производстве по не­сколько (а у многих – и десятки) уголовных дел. Разумеется, никакой Председатель, даже вместе со своими заместителями, не способен прочитать все эти дела, так же, как не могут они знать лично каждого следователя. Для этого у них есть подчиненные.

Читайте также:  Сколько дел в производстве у следователя

Но даже начальник низового уровня не может постоянно контролировать все уголовные дела, находящиеся в производстве у всех своих следователей, тем более, что есть отделы, где численность штатного состава может достигать нескольких десятков человек и даже порой дотягивать до сотни.

Это лишь основные вопросы уп­равления. Оценке подлежит и деятельность руководства низового звена. Как понять, кто из них работает лучше или хуже, если лично их всех не знать и не контролировать (а это, как уже сказано выше, просто невозможно)?

Правильно, нужны критерии! И критерии эти должны быть такими, чтобы их мог понять и оценить любой начальник следственного под­разделения, у которого, к тому же, просто нет времени вычерчивать в отчете хитро придуманные графики и диаграммы.

Вот почему я думаю, что и те люди, которые работают в Следственном комитете сейчас и которые ничуть не менее умны и талантливы, чем были мои товарищи и я, грешный, все равно не придумают ничего нового.

Идеальное следствие

Очень возможно, что их просто заменят, и вместо одного показателя во главу угла будет поставлен другой, но принцип все равно останется прежним. Отчеты по-прежнему будут писаться, и поскольку именно от них зависят карьеры и поощрения, то и цифры в этих отчетах всегда будут превалировать над презумп­цией невиновности.

Я не верю, что Следственный комитет в его нынешнем виде, в форме военизированной организации с вертикалью управления и жестким подчинением, можно реформировать.

Какова возможная альтернатива?

В каждом судебном округе избирать определенное количество судей. Из этого числа часть выбирать на несколько лет судебными следователями. У следователя должен быть статус судьи, а не клерка!

Выбирать или назначать – это не принципиально, главное, чтобы следователь не был никому подотчетен.

Осуществлять расследование только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. По остальным будет достаточно полицейского дознания под руководством прокурора. Соб­ственно, примерно так функционировала на нашей земле аналогичная система до 1917 г. Этот образец был позаимствован в 1864 г. у французов. А во Франции он работает и сегодня.

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028

– Мой внук мечтает быть следователем. Вот прямо не отговорить. Подскажите, где в Беларуси получить соответствующее образование, чтобы он учился не просто на юриста, а именно на того, на кого так хочет? Алевтина Захарова

Как пояснили в Гомельском городском отделе Следственного комитета Республики Беларусь, указанную специальность можно получить на следственно-экспертном факультете Академии МВД РБ. Основные требования к кандидатам: гражданство Республики Беларусь, возраст от 17 до 25 лет, отсутствие фактов привлечения к уголовной и административной ответственности.

— Гомельский городской отдел в настоящий момент набирает лиц мужского пола, имеющих среднее или среднеспециальное образование, для поступления на указанный факультет, — сообщил начальник подразделения Алексей Файзуллин. — Для поступления следует получить справку-рекомендацию, обратившись в Гомельский городской отдел СК РБ, и пройти предварительное собеседование. С этой справкой кандидат обращается в орган внутренних дел по месту жительства и подаёт заявление на имя начальника ОВД. Заявления принимаются до 15 апреля. Абитуриенты зачисляются на дневную форму обучения по результатам централизованного тестирования.

По словам Алексея Файзуллина, выдавая справку-рекомендацию, Гомельский городской отдел СК РБ гарантирует дальнейшее прохождение службы в должности следователя в Гомеле.

Для прохождения собеседования нужно обращаться по адресу: г. Гомель, ул. Рабочая, каб. 2-5 или 2-1 или связаться по номерам телефонов: 8 (0232) 59-57-38, 59-57-00.

Источники:
http://neg.by/novosti/otkrytj/sud-i-sledstvie-v-belarusi-kak-dobitsya-spravedlivosti-pochemu-u-sledovatelya-dolzhen-byt-status-sudi-a-ne-klerka
http://newsgomel.by/news/society/16359-gde-uchat-sledovateley.html

Читайте также:
Adblock
detector