Как работает следователь алгоритм

Про учебу можно много чего рассказать — на книжку целую хватит. Одних приключений за четыре года наберётся столько, сколько у иных и на целую жизнь хватит. Пока учился, понял главное: юриспруденция — это *** [очень] интересно.

После вышки направили меня в вечно молодой Комсомольск-на-Амуре. На самую землю.

Так и есть. Я думаю, что в милицейских институтах нужно обязательно будущим выпускникам лекции читать. Приглашать тех, кто долго в милиции проработал, чтобы розовые очки у ребят с глаз снять и макнуть, так сказать, в повседневность. А то насмотрятся сериалов и детективов, приходят желторотиками. У меня тоже такие были в стажёрах потом, вроде разница между нами три года, а они как дети, на мир смотрят широко раскрытыми глазами. Потом кто-то пообтесывается и начинает нормально работать, а кто-то просто уходит. Таких большинство.

Большая разница — это работа следователя, как ее в отстойных отечественных сериалах показывают и как оно на самом деле происходит.


Фото: Ignatius White.

В следственной работе чем больше бумаги — тем чище задница. Тут сроки надо соблюсти, тут права разъяснить, тут задержал по хлипким основаниям, а на тебя тут же в прокуратуру жалобу накатали. Да ладно, если обвиняемый жалуется — у него работа такая, так еще и потерпевший какой-нибудь скандальный попадется, от него проблем еще больше. А дел на руках обычно больше десятка.

Я когда в конце девяностых пришел работать в поле, нагрузка была еще — мама не горюй! У меня только раскрытых (с установленными подозреваемыми) было около двух десятков дел, а нераскрытых — штук сорок — сорок пять.

Опыта никакого, дали две пачки дел — иди работай, людей допрашивай, поручения операм давай, чтобы ворованное искали, изымай, характеризующий материал на злодея ищи, и чтоб в два месяца уложился — хоть ночью работай.

Я так, в принципе, и работал. У меня с одной коллегой был достаточно большой кабинет, и главное богатство в нем — кресло-кровать. Вот часов до трех работаешь, пишешь, печатаешь, готовишься к допросам, планы делаешь, потом спать, утром рожу холодной водицей сполоснул в туалете рядом с дежуркой — и на утреннюю планерку. Нормально. Почти год я в таком режиме проработал. В неделю две-три ночи только дома спал. Потом попроще стало — руку набил, стал быстрее всё делать, меньше приходилось переделывать.

Большинство дел — бытовуха: кражи квартирные, грабежи уличные, мордобой. Это в уголовном кодексе статей разных много, а дел по ним расследуется — капля в море. Редко когда что-то интересное попадется, так, чтобы башку надо было включать, думать, планировать — как кого правильно и в правильное время допросить, у кого что узнать, где что поискать. А так – конвейер.


Фото: Nicolas Raymond.

Я не могу вспомнить, сколько людей я посадил. Прикинуть могу примерно. За год дел тридцать-сорок в суд отправляешь. На пять дел, ну, может, шесть обвиняемых, вот и считай за десять лет, сколько их было.

Если честно, пару раз бил, но не от злости, а по психологическим показаниям. Вот сидит какое-нибудь чучело перед тобой. Мозгов как у канарейки, а понты колотит, что твой Аль Капоне, не меньше. Он же вежливого обращения не понимает, он думает, что если ты с ним вежливый — значит, слабее его. А пока он так думает, у тебя с ним диалога не получится, он даже говорить с тобой не станет, ты вроде как шестерка перед ним.

Вот послушаешь его, посмотришь, потом со вздохом берешь уголовный кодекс с комментариями под редакцией Скуратова, привстаешь так со стула и, перегнувшись через стол, треснешь ему по лбу! И всё, и сразу весь гонор улетучился, он понимает, что ты сильнее его, что ты можешь его безнаказанно (и, по его мнению, безо всякой причины) стукнуть книжкой по лбу, а если ты так спокойно без крика и угроз можешь его запросто так стукнуть книжкой по лбу, то, возможно, и еще чего похлеще можешь с ним сотворить. И вот ваши роли уже поменялись: ты босс и альфа-самец, а он, как и положено, гад, негодяй и отброс общества. Тогда и диалог сразу налаживается, ответы на вопросы сразу появляются какие надо и прочее. Но таких, слава богу, мало.

Проще всего было работать, когда твой злодей уже раз-два отсидел. Они правильные какие-то, всё понимают, законы не хуже тебя знают. Тут всё просто: его работа — воровать, твоя — его в тюрьму садить, всё по-честному.

Разговор идет в открытую: вот это я тебе расскажу, потому что это ты докажешь — у тебя то-то и то-то есть, а вот это ты мне, начальник, не предъявишь, потому что ничего у тебя нет, и ты это знаешь, и я знаю, что ты знаешь. Собрались два деловых человека, поговорили о делах и разошлись — один домой, другой тоже, можно сказать, домой.

А вообще высший класс — это когда ты человека вроде как тюрьму отправил, а он потом освободился и спасибо пришел говорить. Так-то, если подумать, пока мы с преступником общаемся, я ему должен лучшим другом стать, лучше мамы с папой. Вот ты если украдешь чего, будешь маме с папой рассказывать, как своровал, куда потом продал и всё такое? А следователю, если он тебе нормально в душу залезет — расскажешь.

Хочешь — не хочешь, а приходится крутым психологом стать, чтобы так человеку внутрь залезть, так за его внутренние струны и ниточки подергать, чтобы он прям в тебе родственную душу почувствовал и излить захотел.

Преступники — они же потерянные люди. Вся эта мишура — понятия, понты, агрессивность — напускное это всё, а внутри маленький ребенок, который хочет, чтобы его пожалели и по головке погладили.

Зато сейчас с любым человеком общий язык смогу найти. Конфликтные ситуации могу создать, а могу и купировать. Профессиональная деформация не всегда во вред, иногда и пользу приносит.


Фото: Nicolas Raymond.

Я ведь и на трупы, бывало, выезжал, и даже на совсем несвежие, и видел квартиру двухкомнатную, полностью всю кровищей залитую, и с ружья в меня целились, даже собакой как-то раз травили, но это всё чернуха. Обычная работа, бывает и похуже.

В какой-то момент мне всё очень надоело: одно и то же каждый день. Понятно, что зарплата там, пенсия нормальная уже виднелась, льготы и всё такое, но скучно, аж воротило от работы — перегорел. Если перестал кайф от такой работы получать — надо уходить.

Первоначальный этап расследования составляет определенную сложность в работе следователя. Для успешных и слаженных действий необходимо их планировать. Однако не всегда в запасе следователя имеется свободное время, довольно часто они просто пренебрегают этой рекомендацией, что впоследствии приводит к отрицательному результату расследования.

Читайте также:  Что такое следственный комитет

При составлении плана по данному виду преступлений мы можем выдвинуть три типичные версии: кража действительно имела место; факта кражи на самом деле не состоялось, однако заявитель добросовестно заблуждается относительно хищения (например, замок действительно взломан иными лицами, но исключительно из хулиганских побуждений, а имущество, в свою очередь, на самом деле было изъято из помещения, квартиры родственниками собственника, соответственно без своевременной постановки его в известность и т.п.); инсценировка.

Исходными данными для возбуждения уголовного дела и планирования начального этапа расследования служат:

— сообщение от лиц, непосредственно обнаруживших факт кражи. Планируются допрос заявителя, осмотр места происшествия, допрос свидетелей, в том числе сотрудников охраны объекта. Предусматриваются оперативные мероприятия по установлению и розыску виновных и похищенного имущества;

— заявление владельца или иных лиц о квартирной краже. План предусматривает допрос заявителя (потерпевшего), осмотр места кражи, допрос свидетелей, экспертные исследования следов преступления и преступника, розыскные мероприятия;

— по инициативе органа дознания (на основе оперативных данных). План расследования согласуется с планом оперативных мероприятий;

— в случае, когда виновный застигнут в момент совершения кражи из квартиры, либо сразу же после нее, то есть задержан по горячим следам. Планируется допрос задержанного, личный обыск и обыск жилища.

Основной поставленной задачей перед следователем на этапе первоначального расследования краж является собирание как можно большего объема информации о произошедшем событии, о лицах, его совершивших. Непосредственным источником такой информации, в первую очередь, будет сам владелец похищенного имущества. При этом на тактические приемы производства следственного действия с его участием накладывают отпечаток не только данные о его личности, но и цели участия потерпевшего в том или ином мероприятии.

Наиболее важным следственным действием на первоначальном этапе расследования является осмотр места происшествия. В ходе него мы можем получить достаточную информацию для раскрытия преступления. Однако необходимо начать с изучения следующей поступающей информации: что из себя представляет объект (расположение всех предметов, мебели в квартире, жилом помещении), из которого совершена кража, о чем говорит нам окружающая обстановка места происшествия, изучить возможные подходы к нему (так мы сможем выяснить каким путем преступники проникали в жилище, например, через окна, находящиеся на первом этаже дома, выходящие на задний двор); здесь же немаловажно упомянуть о путях отхода преступника; каким образом преступник проник к месту нахождения объектов хищения, каким способом, при помощи каких специально подготовленных средств); какие действия и в какой последовательности производились преступником, сколько лиц участвовало в совершении кражи; какие следы преступных действий остались на месте кражи и какие следы с места происшествия могли остаться на преступнике (его теле, одежде, инструментах, похищенных объектах); необходимо изучить все следы оставленные преступником для дальнейшего вынесения предположений о его внешности, возрасте, росте, массе. В следах могут быть четко выражены профессиональные навыки преступника, что позволяет сузить круг подозреваемых.

Для того, чтобы выявить все эти обстоятельства, необходимо производить осмотр не только помещения, где непосредственно было совершено хищение, но и помещения и территория, через которые проник и возможно ушел виновный. При этом чаще всего обнаруживаются орудия совершения преступления, преступник либо теряет их при быстром отходе, в суете, либо выкидывает их осознанно. На практике известны случаи, когда похищенное было обнаружено следственно-оперативной группой в ходе осмотра прилегающей территории.

Существует достаточно много видов осмотра. Однако следователю просто необходимо выбрать именно тот, который будет более правильным и логичным в конкретной ситуации. Например, если проникновение в жилище осуществлено при помощи взлома двери и ограбление произведено по всей квартире, то рационально использовать концентрический способ осмотра места происшествия. Если объектом взлома стал сейф, откуда были похищены денежные средства, или шкаф на замке, где до хищения находились драгоценности, то целесообразнее изначально обследовать сам взломанный предмет, откуда произошло хищение, а уже затем осмотреть дверь в помещение. Данный вид осмотра называется концентрическим.

Искать следы преступника с наибольшим успехом следует в тех местах, где непосредственно осуществлялось проникновение в жилище (например, возле окна, когда имело место снятие стекла при помощи отвертки), а также на стенках, поверхностях вскрытых объектов (сейфах, шкафах), на дверях. Именно там чаще всего преступник оставляет отпечатки пальцев рук, потожировые следы, следы крови, если, например, во время взлома замка или разбития стекла повреждает себе руку, слюни, окурки, следы на полу от обуви преступника. В последнее время на практике широко развиты способы изъятия запаховых следов.

В ходе осмотра места происшествия при обнаружении орудий взлома необходимо их детально обследовать. Иногда на таких предметах можно выявить не только отпечатки следов пальцев рук, которые в следствии могут оказаться непригодными, но и гравировку с фамилией и инициалами, или кличкой преступника.

Рассмотрим следующую версию: инсценировки кражи. Она осуществляется мнимым потерпевшим с целью сокрытия фактов присвоения и растраты доверенного имущества, своей халатности при хранении и использовании документов, как личных, так и служебных, сокрытия тех или иных неблаговидных поступков или обстоятельств. В последнее время случаи инсценировки встречаются всё чаще по сравнению с прошлыми годами. Инсценируются различные кражи, однако больший процент принадлежит инсценировкам для сокрытия присвоения или растраты доверенного имущества.

Версия об инсценировке кражи должна проверяться наряду с другими версиями по делу. Существуют достаточно эффективные методы выявления инсценировки. К таким можно отнести осмотр места происшествия, то есть непосредственно то место, где произошла кража; следственный эксперимент и экспертиза.

В данной ситуации следует выделить следующие негативные обстоятельства:

— несоответствие обнаруженных повреждений при взломе тем, что должны присутствовать для проникновения в жилище;

— пропажа вещей, представляющих определенно высокую ценность, при том, что их местонахождение было известно только владельцу;

— бессмысленное нарушение целостности предметов обстановки помещения;

— отсутствие следов лиц, совершающих хищение, и следов преступления в общем там, где такие следы должны находиться;

— несоответствие характера якобы похищенного имущества объективным условиям.

Приведем несколько признаков инсценировки кражи: при осмотре места происшествия нетрудно определить, с какой стороны осуществлялся взлом преграды; необходимо обращать внимание на наличие следов на замке, свидетельствующих о том, что повреждения наносились уже при незапертом состоянии механизма; должно взывать подозрение и то, что преступники были хорошо знакомы с особенностями планировки квартиры, жилища, имели информацию о том, где находятся ценные предметы.

Добросовестное исследование места совершения хищения обеспечивает получение большого количества личностной информации, необходимой сотрудникам полиции для розыска преступника и раскрытия преступления. К примеру: бессмысленно поврежденная мебель, двери, окна, пропажа продуктов питания, конфет, парфюмерии, косметики прямо указывает на пол и возраст преступников; проникновение в квартиру через форточку свидетельствует о худощавом телосложении; средства разрушения говорят о навыках, применяемой физической силе человека, объем украденных вещей — о количестве участников и наличие автомобиля у них.

Читайте также:  С чего начинается следственное действие

Изучение обстановки произошедшего позволяет определить, было ли преступление заранее тщательно спланировано либо у подозреваемых внезапно возник умысел на совершение данного вида преступления. Исследование предмета противоправного посягательства (цветной металл, автотранспорт, автозапчасти, радио- и видеоаппаратура, предметы антиквариата, коллекция марок, и т.д.) позволяет установить места сбыта, профессиональные навыки, связи, интересы преступника. Обнаружение большого количества следов ног в различных неупорядоченных направлениях по квартире могут выдавать состояние высокого душевного волнения, неопределенности действий.

Так же, следы, оставленные субъектом преступления, могут информировать о его психических отклонениях, дерзости, либо наоборот чрезмерной педантичности и аккуратности.

Существенную роль играет оперативное назначение и производство судебных экспертиз, преимущественно криминалистических — следов взлома, пребывания преступников на месте кражи, транспортных средств. Эксперты в состоянии не только раскрыть механизм проникновения преступников на место кражи, определить их число, направление, по которому они скрылись, но и установить данные, которые впоследствии позволят идентифицировать преступников. Соответственно, необходимо изначально, на месте происшествия исследовать все возможные следы преступления. При отсутствии при этом эксперта данные действия поручаются специалисту, входящему в следственно-оперативную группу, это и позволяет получить первую исходную информацию о преступлении.

Такая информация имеет огромное значение. Исследование следов ног позволяет установить направление и способ передвижения преступника, по направлению его отхода необходимо организовать поиск по горячим следам; по дорожке следов обуви на месте можно определить такие факты, как пол человека, его рост, вес, количество участвующих лиц, кто из соучастников нес похищенное имущество, имел ли кто-либо из них физические отклонения и др.

Нередко на месте кражи имеются окурки от сигарет. Большое их количество одного и того же названия свидетельствует о продолжительности пребывания преступников на месте, наличие стойкой привычки к курению.

При обнаружении и исследовании микрочастиц можно установить данные об одежде преступника, его специфических особенностях (по частицам из его жилища, места работы, оставленным на месте происшествия); профессию преступника (по специфическим микро­частицам, например, по частицам металла, характерным для токаря, слесаря; частицам цемента или кирпича, характерным для строителей, и др.).

В статье 176 УПК РФ законодатель предоставляет возможность следователю осматривать квартиру, жилище до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательства и при наличии достаточных на то оснований. В таком случае возбуждение уголовного дело должно состояться сразу же после осмотра.

В принципе ввиду некачественного первоначального осмотра он может проводиться неоднократно. Однако ошибки, допущенные при первом осмотре (места происшествия, объектов, подверженных изменению), часто оказываются непоправимыми, а пробелы невосполнимыми.

При возбуждении уголовного дела на момент первоначального осмотра законодатель наделяет следователя определенным рядом полномочий:

— привлекать работников организаций, в которых производится осмотр, в качестве специалистов в данной области для первоначального исследования следов;

— давать органам дознания поручения;

— своевременно принимать решение о задержании подозреваемого, избрании в отношении них меры пресечения;

— требовать в соответствии с законом явки тех или иных лиц для дачи показаний.

Необходимо помнить, что одним из главных источников информации о преступлении остается такое следственное действие как допрос. При проведении допроса потерпевшего необходимо учитывать его эмоциональное состояние. При даче им показаний в свободной форме необходимо задавать ему вопросы о приметах похищенного, важно выяснить, кому потерпевший рассказывал до хищения о имеющихся у него денежных средствах, драгоценностях, предметах искусства. Выявив отличительные признаки украденного, гораздо проще составить ориентировку, искать вещи в местах возможного сбыта.

При допросе потерпевших и материально ответственных лиц по делам о кражах обычно выясняется: что похищено, количество похищенного, приметы отдельных предметов; где находилось похищенное; если украдены деньги, то какими купюрами; когда и от кого стало известно о краже; охранялся ли данный объект, каков порядок охраны; был ли объект (магазин, квартира) заблокирован охранной сигнализацией, исправна ли она; на какие замки, запоры, засовы закрывались двери и окна объекта; кого можно подозревать в совершении кражи; не изменялась ли обстановка на месте происшествия до приезда следственно-оперативной группы, если изменялась, то с какой целью, что именно изменено и т.д.

Все большее распространение приобретает вид кражи, совершенной путем злоупотребления доверием, жертвами такого рода преступлений становятся люди доверчивые, в основном пожилого возраста, одинокие. Здесь имеет место непосредственное общение потенциального потерпевшего и преступника. Это даёт возможность в ходе допроса потерпевшего выяснить как можно больше информации о виновном (описание его внешности, в чем он был одет, манерах, каких-либо отличительных приметах-шрамах, наколках, родимых пятен на лице, дефектах речи).

В случае, когда собственник похищенного имущества отсутствовал, определенную информацию мы можем получить и при допросе случайных очевидцев произошедшего. Возможно, они видели лицо, которое совершило кражу, однако сознательно не понимали цель его действий. В данной ситуации целесообразно составление фоторобота.

Довольно часто в качестве свидетелей подвергаются допросу соседи, работники рынков, лица, имеющие места для реализации товаров, работники коммерческих организаций, которые могут подтвердить факт купли-продажи похищенного, описать его приметы.

Перечисленные обстоятельства должны выясняться и в процессе допроса материально ответственного лица.

Одна из следственных ситуаций, которая может возникнуть на первоначальном этапе расследования, это ситуация, когда преступник задержан сразу же после хищения. При его задержании необходимо контролировать все действия, движения лица. Первое, что пытаются предпринять воры при задержании — это избавиться от похищенного путем выбрасывания либо передачи соучастникам.

Само задержание всегда сопровождается личным обыском, который, в свою очередь, должен проводиться с соблюдением всех предписывающих законом правил, и, конечно же, с определенной осторожностью. В любой момент лицо, совершившее преступление, может оказать сопротивление при помощи находящемся при нем оружии и создать опасность для окружающих.

В присутствии понятых в начале личного обыска задержанному излагаются его права, предлагается сообщить, какие вещи и ценности имеются при нем, денежные средства, при этом заранее выясняется, в каких купюрах и в каком количестве. Обязательно задается вопрос о принадлежности данных предметов, откуда они у задержанного. В протокол заносятся все ответы лица в полном виде, фиксируются изъятые орудия и средства совершения преступления (отвертки, ножи, отмычки, фомка и др.). Следователь также вправе по своему усмотрению изъять обувь и одежду задержанного. На них в дальнейшем в ходе проведения экспертизы могут быть выявлены следы, указывающие на причастность лица к данной краже. На данном этапе целесообразно проводить освидетельствование.

Освидетельствование проводится для обнаружения следов, оставшихся после совершения кражи с проникновением в жилище, на теле подозреваемого. При проникновении он мог поранить руки, плечи, ноги. Все обнаруженные царапины, шрамы, свежие раны, следы от краски и металла на руках, микрочастицы под ногтями преступника фиксируются в протоколе. Если кража совершена путем взлома стены или потолка, то на одежде, обуви, головном уборе или в волосах задержанного могут быть обнаружены частицы взломанной преграды (штукатурка, известь, кирпичная пыль и т.д.). Это позволяет опровергнуть выдвинутое подследственным алиби.

Читайте также:  Как проходит аттестация следователя

Таким образом, обнаруженные материальные вещества на месте преступления, оставленных субъектом преступления, а также обнаружение соответствующих следов на одежде либо теле подозреваемого значительно облегчают задачу раскрытия преступления. Поэтому первоначальный осмотр места совершения кражи должен проводиться качественно.

Следователь совместно со специалистомполучает исходную информацию о событии преступления — устанавливает вид преступления, территорию (место), возможный механизм совершения преступления (способ подготовки, совершения и сокрытия преступления, пути прихода и отхода преступников, места его возможного контакта с объектами вещной обстановки и т.

На основе полученных данных, в соответствии с традиционными тактическими рекомендациями для осмотра места происшествия, ограничивает доступ посторонних к возможным местам нахождения следов преступления, в том числе и микрообъектов. Если установлено, что имел место физический контакт потерпевшего и преступника, необходимо в первую очередь изъять их одежду и упаковать ее в целях сохранения микрообъектов.

В ходе осмотра в целях экономии времени все малогабаритные объекты, на которых имеется вероятность нахождения микрообъектов (орудия преступления, чехлы автомобильных сидений и т.д.), необходимо изымать и упаковывать по общим правилам работы с микрообъектами. Крупногабаритные объекты (части автомобиля в месте контакта, следы орудий взлома на дверной коробке, места проникновения) необходимо осматривать непосредственно на месте происшествия с использованием технических средств — лупы, осветителей видимого и ультрафиолетового света и других средств. При обнаружении микрообъектов они изымаются на специальную пленку, марлевые тампоны в соответствии с их агрегатным состоянием и видом.

Изъятые микрообъекты и объекты-носители упаковываются по общим правилам, с учетом особенностей каждого вида микрообъектов.

На основе анализа имеющихся данных проводится отбор сравнительных образцов, которые могут понадобиться при проведении исследования.

Если есть возможность проведения предварительного исследования микрообъектов непосредственно на месте происшествия, например в передвижной криминалистической лаборатории (ПКЛ), используются все возможные в данных условиях методики и средства.

При недостаточности необходимого оборудования после окончания осмотра в экспертно-криминалистической лаборатории в присутствии следователя и понятых проводится следственный осмотр с составлением соответствующего протокола. В ходе следственного осмотра выполняется предварительное исследование микрообъектов. При этом желательно провести демонстрацию выявленных признаков и особенностей микрообъектов.

Обнаруженные и изъятые в ходе следственного осмотра микрообъекты упаковываются и заверяются.

По результатам предварительного исследования формулируются выводы, о которых сообщается следователю и понятым.

Составляется заключение 14 о предварительномисследо-вании, содержательная структура которого по форме близка к заключению эксперта. Заключение подписывается специалистом, следователем и понятыми. О его составлении делается отметка в протоколе.

Следователь информируется о возможных вопросах, которые при необходимости дополнительно могут быть решены в ходе экспертного исследования, в соответствии с общепринятой классификацией, экспертном учреждении, в котором проводятся подобные исследования.

Вместе с тем индивидуальность каждого преступления предопределяет необходимость творческого подхода к реализации каждого шага общего алгоритма, его изменения.

Интегрируя все рассмотренные учеными вопросы, связанные с понятием микрообъектов, их классификацией, процессуальными особенностями включения в процесс расследования преступлений, экспертные и предварительные методики с учетом криминалистических положений о следственной ситуации и определяющего значения в ее развитии информационного обеспечения, можно предложить типовую схему алгоритма работы с микрообъектами. Причем, на наш взгляд, при его разработке следует учитывать два условия:

во-первых, это возможность раскрытия преступления по свежим следам. Для многих составов преступлений эта возможность имеется практически всегда, главное быстро среагировать на сигнал;

Итак, с целью раскрытия преступления по свежим следам необходимо как можно более оперативно получить информацию о событии преступления, его обстоятельствах и лицах, его совершивших. Естественно, что это возможно сделать только на основе предварительного исследования следов на месте происшествия. Еще раз отметим, что наше исследование касается только вопросов технико-криминалистического обеспечения процесса раскрытия и расследования преступлений на основе получения информации по результатам исследования микрообъектов.

В данном случае общий алгоритм работы следователя и специалиста с микрообъектами должен быть полностью подчинен решению этой задачи.

Алгоритм работы с микрообъектами может быгть представлен в виде иерархической последовательности действий, каждое из которых определяется предыдущим действием, а точнее— информацией, полученной в нем. Для построения функционально действующего алгоритма требуется, таким образом, уяснение задачи, на решение которой должно быть направлено действие.

При наличии объективной возможности раскрытия преступлений по свежим следам в качестве такой задачи выступает установление, розыск и задержание преступника. Это конечная цель. Для ее достижения нужно пройти ряд этапов, каждый из кото-рыгх характеризуется решением своей промежуточной задачи. Следует отметить, что на каждом этапе, в соответствии с полученной информацией (результатом), один алгоритм может переходить в другой. Технологически этот процесс выглядит следующим образом (см. рис. 2).

Технология алгоритма работы следователя с микрообъектами в ходе длительного раскрытия и расследования преступлений отличается меньшим объемом решаемых задач, так как данные в этом случае могут быть получены по результатам экспертизы, то есть предварительное исследование может быть закончено на стадии обнаружения и изъятия микрообъектов, проводимого в соответствии с общими положениями.

Таким образом, работа с микрообъектами в ходе проведения следственных действий, являясь элементом общей деятельности СОГ, с одной стороны, определяется следственной ситуаций, а с другой — формирует ее развитие. Информация — ее объем и качество — тот элемент, только на основе которого возможно развитие следственной ситуации.

Предложенный общий алгоритм и типовая схема работы с микрообъектами с целью получения розыскной и доказательственной информации представляется нам одним из возможных путей повышения эффективности использования микрообъектов в процессе раскрытия и расследования преступлений на современном этапе.

Проведение мероприятий по обнаружению микрообъектов

Невозможно обнаружить в ходе осмотра

Предварительное исследование закончено

Невидимые Слабовидимые Видимые Жидкие Твердые Сыпучие

Анализ полученной информации, ее взаимоувязывание (конвенгерция) с информацией из других источников

На основе полученных данных устанавливаются объекты, имеющие отношение к исследованным (выявленным) микрообъектам, устанавливаются возможные источники происхождения микрообъектов и их отличительные признаки. Проводится отбор образцов для сравнительного исследования

Проведение сравнительного исследования с целью:

установления неизвестных обстоятельств совершения преступления;

получения данных, свидетельствующих о причастности к преступлению конкретного лица

При невозможности -предварительное исследование заканчивается

Документальное оформление результатов:

с целью дальнейшего использования в качестве доказательств составляется заключение;

с целью использования в дальнейшем процессе розыска — справка

Источники:
http://studbooks.net/1028309/pravo/algoritm_sledstvennyh_deystviy_pervonachalnom_etape_rassledovaniya
http://lawbook.online/rabota-mikroobyektami/algoritm-rabotyi-sledovatelya-ili-sog.html

Читайте также:
Adblock
detector