Как давать объяснения следователю

Продолжаем уголовно-правовой ликбез. Сегодня расскажу вам, в чем состоит разница между объяснениями и показаниями, т.к., практика показывает что подавляющее большинство людей, особенно тех, кто никогда не сталкивался с системой, этой разницы не знают и не понимают. А она огромна. Итак, начнем. Только самое основное. Всего 3 пункта, остальное в комментах, по мере поступления вопросов.
1. Когда. Обьяснение берется на стадии доследственной проверки, т.е., до возбуждения уголовного дела. Показания берутся в ходе допроса только в рамках возбужденного уголовного дела. Если уголовного дела ещё нет, никаких допросов, никаких показаний быть не может. Только обьяснение.
2. Последствия. Объяснение-это первичная информация, которую опер или участковый получает в ходе доследственной проверки. За дачу недостоверных обьяснений и за отказ от их дачи уголовной ответственности не предусмотрено. А вот за отказ давать показания в качестве свидетеля или потерпевшего в рамках возбужденного уголовного дела, а равно за дачу заведомо ложных, уже предусмотрена уголовная ответственность. Именно по этой причине при получении обьяснений граждан письменно об уголовной ответственности за дачу ложных не предупреждают. Бывает, что говорят об этом устно, но это лукавство и распространенная уловка, рассчитанная на правовую неграмотность.
3. Доказательственное значение. Текст обьяснения не принимается следствием и судами в качестве самостоятельного доказательства. Только допрос, только хардкор. Хотя попытки пропихнуть объяснения в дело, случаются регулярно и в самых извращённых формах. Обычно это бывает, когда с доказухой совсем плохо, а на безрыбье, как говорится. Но это так, частности.

Согласен, но я не только об этом.

Мне известен случай, когда человек уехал на 15 лет, не воспользовавшись правом давать показания. Обвинение по давнему убийству без трупа строилось на системе косвенных доказательств, которые выстраивались в довольно ладную картину — однако он мог разрушить её, изложив версию защиты, которая в силу давности событий стала бы непроверяемой. Более того, его адвокату предлагалась одна из таких версий в обмен на выдачу останков — мать хотела похоронить дочь и успокоиться на этом. Типа — отдайте труп и мы примем то, что он скажет. Прошло 10 лет, мы не раскрыли с самого начала, давайте договариваться. Причины смерти все равно не будет.
Человек решил выебнуться, посадил клиента на 51, итог был трагичен (для клиента). Задержание, стража, почти год следствия, еще столько же в суде, максимальный срок по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Суд в приговоре отдельно прошёлся по тактике адвоката, указав, что стороне защиты предоставлены исчерпывающие возможности для изложения своей позиции, которыми защита не воспользовалась.

Вот вам и проконсультируйтесь с адвокатом.

Хотя, в данном случае, я так понимаю, клиент получил по заслугам.

Как ни парадоксально звучит, для подозреваемого/обвиняемого иногда полезнее слушать следователя, а не адвоката.

Потому что иногда адвокат начинает реализовывать свои личные амбиции или отыгрываться на следствии за «прошлые обиды» за счет клиента, и ни к чему хорошему это не приводит.

Тот человек получил по заслугам, но как бы там ни было, он имел право на квалифицированную юридическую помощь, но не получил её. Убеждать было бесполезно, следователя и оперов он просто не слушал. Творец своей судьбы, чо.

Лет 6 назад со мной такая история произошла: состоял я в отношениях с девушкой, первая любовь, все дела. Но, как это часто бывает, со временем я к ней охладел и решил не мучать ни себя, ни её. Сразу скажу, характер у неё был сложный, но тот пиздец, что был дальше для меня был неожиданностью. Пригласил я её для беседы, все объяснил, меня вроде бы поняли. Она уехала с родителями в Абхазию на 1.5 месяца. За это время я нашёл себе временную подругу, о чем моей бывшей по приезду донесли. И вот, сидим мы с товарищем замечательным летним вечером у меня, пьём пиво. На улице ливень. Звонок в дверь, на пороге моя бывшая, зашла повидаться. Тут я совершают первую ошибку — решаю не выгонять её под дождь и пустить к себе. Несколько часов мы общались и выписали. Товарищ засобирался домой, я вышел его проводить и перекурить. И тут, дверь за нашими спинами закрылась на внутренний замок. Около часа я мы пытались достучаться, но дверь так и не открыли, товарищ таки уехал. В это время мне звонит нынешняя пассия с вопросом «что за хуйню мне пишут с твоего аккаунта в вк?». А писали там дичь в стиле » не лезь в наше счастье, иначе я выцарапаю тебе глаза» и т.д. Далее, в подъезд вышел сосед, который тоже видел мои попытки попасть в свою же квартиру. Примерно через 2 часа бывшая выпустила меня, на мой резонный вопрос «какого хуя?» она достала из за пазухи мой кухонный нож и попыталась вскрыть себе вены. Я вовремя среагировал и успел схватить её за руки, так что остались только неглубокие порезы. Это была вторая ошибка, сейчас я бы позволил вскрыть ей вены и вызвал бы скорую с полицией. Когда я отобрал у неё нож, были ещё попытки попасть на кухню за другими режущими предметами, но я был на чеку и успевал её схватить. Но, остались синяки на запястьях и шее. Это сыграло со мной злую шутку, ибо после того как я вытолкал её за дверь, она начала добиться к соседями с криками «убивают!». Соседи вызвали полицию, но к этому моменту я уже уехал из дома, ибо ещё и общения с полицией мои нервы точно не выдержали бы. На следующий день мне позвонил следователь, пригласил для дачи объяснений. В свою очередь, я пригласил всех очевидцев данного инцидента в качестве свидетелей, которые хоть и не видели основного действа, но могли подтвердить неадекватное поведение.

Как оказалось, приехал я на очную ставку, ибо там присутствовала и сама » потерпевшая» с родителями, которые тут же начали на меня давить, что следователь даже не пытался пресечь. Я и мои спутники дали объяснения в устной и письменной форме, при следователе же задал бывшей вопрос о порезах на запястье, мол в этом тоже я обвиняюсь? Она ответила «нет, это я сама», что я потребовал внести в протокол. Вечером следователь обходил соседей с опросом, на хвост ему упала мать » потерпевшей» чему он опять таки не препятствовал. Зашли и ко мне, и хотя дальше порога я их не пускал, мать юркнула в комнату и начала там что то искать. Следователь прекратил это только после нескольких требований покинуть мою квартиру и прекратить произвольный обыск.

В общем, было вполне понятно, что следователь был на стороне «потерпевшей» и заведомо уверен в моей виновности, хотя с их стороны не было абсолютно никаких доказательств моей вины, кроме её слов.

Читайте также:  Следственная экспертиза что это

В отказе уголовного дела таки отказали за отсутствием состава преступления. Но, нервов подпортило прилично.

К чему это все? Прежде чем доверять кому либо, будь то следователь, адвокат или твоя бывшая — подумай над их действиями и словами, и прикинь последствия.

З.Ы: и никогда не встречайтесь с ебанутыми.

Мы предлагаем Вам профессиональное написание исковых заявлений на нужную Вам тематику, от Вас требуется сообщить Нам данные дела, а дальше наши юристы напишут профессиональное, без компромиссное исковое заявление(заявление), полностью готовое для подачи в суд. Наши цены намного ниже конкурентов, а работа качественней. Мы не пишем исковые заявления если видим что дело не возможно выиграть. Только 100% результат.

Имейте в виду, что исковое заявление и приложение к исковому заявлению необходимо готовить по количеству участвующих лиц и все их направлять в суд, т.е. например если в суде участвует ответчик и третье лицо, в суд необходимо направлять 3 иска с приложениями — в суд, ответчику и третьему лицу. Все экземпляры исков должны быть подписаны истцом.

Также все ходатайства и дополнительные письменные доказательства, которые будут предъявляться в суде необходимо готовить по количеству лиц участвующих в деле.

Категории исковых заявлений и цена их составления:

1. Особое производство.

Юридические факты – заявления об установлении факта работы, периодов работы, родственных связей, принадлежности правоустанавливающих документов, признании недееспособным и наоборот и т.п. т.е. все что связанно с личными неимущественными правами и их установлением.
Стоимость составления 1000 рубл.

а) Семейное право и трудовые взаимоотношения.
Развод, определение место жительства детей, раздел имущества, взыскание алиментов, а так же увольнение, расторжение трудовых договоров и прочее.

Стоимость составления 800 рубл.

б) Земельные споры, жилищные споры. Все что связано с жильем и землей.

Стоимость составления 1200 рубл.

в) Регрессные иски вытекающие из приговора. Иски к налоговым и УПФ, взыскания ущерба, морального вреда, убытков, иски к органам о защите чести, иски о защите прав потребителей и тд.

Стоимость составления 2000 рубл.

Для заказа Искового заявления требуется заполнить контактные данные и максимально полно описать проблему(без указаний имен, адресов и названий)

юристов и адвокатов

Допустимость объяснений в качестве доказательств по уголовному делу

Григорьев Александр Игоревич, аспирант кафедры уголовного процесса Уральской государственной юридической академии (Екатеринбург).

Автор привлекает внимание к порядку дачи и получения объяснений граждан и должностных лиц при проверке сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности и в рамках административного процесса и к использованию этих документов в качестве доказательств по уголовным делам.

В науке уголовного процесса по-прежнему остается много нерешенных проблем, касающихся доказательств и доказывания. В частности, вызывает споры доказательственное значение объяснений граждан и должностных лиц. Необходимо сразу отметить, что это обусловлено не только несовершенством УПК РФ, но и тем, что к материалам дела могут быть приобщены объяснения, полученные в рамках как административного процесса, осуществления оперативно-розыскной деятельности, так и проверки заявлений и сообщений о преступлениях, т.е. в порядке ст. 144 УПК РФ. Вполне очевидно, что их процессуальный статус различен, но это не снимает с повестки дня вопрос о возможности использования данных источников в доказывании по уголовному делу.

Имеются различные точки зрения по вопросу об использовании объяснений граждан и должностных лиц в доказывании по уголовным делам. Например, по мнению Н.В. Григорьевой, объяснения, взятые у лиц до возбуждения уголовного дела, не относятся к предусмотренным законом доказательствам обвинения. Такую же позицию поддерживают С.В. Бородин, Ю.Ю. Ксендзов, П.А. Лупинская, А.В. Земцова . В частности, А.В. Земцова считает, что сведения, содержащиеся в объяснениях, являются недопустимым доказательством, потому что получены из недопустимого источника.

Однако законность получения объяснений как источника сведений, которые могут использоваться как в административном, так и в уголовном процессе, на наш взгляд, не должна подвергаться сомнению. Объяснения могут отбираться в рамках Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Федеральный закон об ОРД), Федерального закона «О полиции» и некоторых других нормативных актов. Кроме того, в производстве судов находятся уголовные дела, объяснения по которым получены на основании утратившего силу Закона РФ «О милиции». К тому же представляется, что не требует обоснования то обстоятельство, что при проверке сообщений о преступлениях в порядке ст. 144 УПК РФ зачастую без получения объяснений не обойтись.

Статья 6 Федерального закона об ОРД предоставляет органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, право проводить такое оперативно-розыскное мероприятие, как опрос. Его результаты могут оформляться в виде объяснения опрошенного лица. Согласно ст. 11 того же Закона результаты ОРМ могут быть представлены следователю и дознавателю для использования в доказывании по уголовным делам. Следовательно, объяснения граждан и должностных лиц, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, могут быть использованы в доказывании, разумеется, при условии проверки следственным путем по правилам ст. 89 УПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь обязаны принять и проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении. При проверке сообщений о преступлениях зачастую получение объяснений — это действие, которое не может быть заменено никаким другим (например, невозможно не задать пострадавшему или очевидцу вопрос: «Как все происходило?»). Кроме того, напомним, что ч. 2 ст. 109 утратившего силу УПК РСФСР предоставляла органу дознания и следователю право получать объяснения при проверке сообщений о преступлениях, да и ч. 1 ст. 144 УПК РФ получения объяснений не запрещает.

Таким образом, при проверке сообщения о преступлении в порядке ст. 144 УПК РФ орган дознания, дознаватель, следователь, исполняя предусмотренную законом обязанность, могут получать объяснения.

Также п. 3 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции» предоставляет полиции право вызывать граждан и должностных лиц в связи с проверкой зарегистрированных заявлений и сообщений о преступлениях и получать их объяснения. Не запрещено это оперативным работникам по находящимся в производстве следователя уголовным делам, если имеется отдельное поручение. Аналогичные права в свое время предоставляли п. п. 3 и 4 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «О милиции». Положения ч. 1 ст. 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», п. «к» ст. 13 Федерального закона «О Федеральной службе безопасности» и п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» также предусматривают право указанных органов получать объяснения от граждан и должностных лиц.

Итак, объяснения, надлежащим образом полученные в рамках административного процесса, могут быть приобщены к уголовному делу и исследованы как источник сведений, которые допустимо использовать для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовных дел.

Однако в практике существует проблема, которая связана с тем, что порядок дачи и получения объяснений ни в Федеральном законе об ОРД, ни в Федеральном законе «О полиции», по сути, почти не урегулирован.
В ч. 3 ст. 14 Федерального закона «О полиции» предусмотрена лишь обязанность сотрудника полиции разъяснить задержанному лицу право на отказ от дачи объяснений. Однако это правило действует только в отношении административно задержанного, который в будущем может стать подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу. В п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ предусмотрено лишь право подозреваемого давать, кроме показаний, объяснения или отказаться от дачи объяснений.

Читайте также:  Как пройти практику в следственном комитете

Что касается лиц, явившихся в полицию по вызову или по собственной инициативе, то порядок получения объяснений, как и порядок дачи ими объяснений, вообще ничем не регулируется. Не содержит порядка дачи и получения объяснений от заявителей и ч. 1 ст. 144 УПК РФ. Федеральный закон об ОРД также не регламентирует порядок дачи и получения объяснений в форме опроса.

Кроме этого, как известно, ни уголовной, ни какой-либо другой ответственности за отказ от дачи объяснений и за заведомо ложные объяснения, данные в порядке ч. 1 ст. 144 УПК РФ, Федерального закона об ОРД и в рамках административного процесса, не предусмотрено.

В соответствии с нормами гл. 26 УПК РФ допрашиваются свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые. Потерпевшие и свидетели допрашиваются в таком качестве, дают показания, за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний предусмотрена уголовная ответственность, о чем эти лица предупреждаются. При проверке сообщений о преступлениях по правилам ч. 1 ст. 144 УПК РФ, на основании Федерального закона об ОРД и в рамках административного процесса опрашиваются граждане и должностные лица, которые еще не являются свидетелями и потерпевшими. Формально таким лицам не нужно разъяснять право не свидетельствовать против самого себя и близких родственников, заявлять ходатайства, приносить жалобы на действия и бездействие должностного лица, отбирающего объяснения, ходатайствовать о применении мер безопасности, представлять доказательства, заявлять отводы, пользоваться помощью переводчика и т.д., а также они не обязаны давать правдивые объяснения и т.д. Должностное лицо, отбирающее объяснения, не имеет юридических оснований предупреждать об уголовной ответственности за отказ от дачи объяснений или за дачу заведомо ложных объяснений. Кроме того, объяснения не запрещено отбирать и в ночное время.

Согласно ч. 1 ст. 2 УПК РФ производство по уголовному делу на территории России ведется в соответствии с УПК РФ, следовательно, чтобы стать доказательствами по уголовному делу, объяснения, полученные в рамках ч. 1 ст. 144 УПК РФ, Федерального закона «О полиции», Федерального закона об ОРД и др., должны проверяться в порядке, предусмотренном УПК РФ.

На наш взгляд, объяснения, полученные в ходе собирания доказательств, должны приобщаться к уголовному делу в качестве иных документов и проверяться в соответствии с УПК РФ. Иначе говоря, граждане и должностные лица должны допрашиваться следователем или дознавателем в порядке, предусмотренном гл. 26 УПК РФ, а после проверки объяснений следственным путем они должны оцениваться наравне с другими имеющимися в материалах дела доказательствами. При этом ссылка на объяснения как на доказательства, подтверждающие виновность или невиновность обвиняемого при составлении обвинительного заключения, нужно признавать соответствующей требованиям уголовно-процессуального закона.

На основании изложенного предложим дополнения и изменения, которые можно использованы для совершенствования УПК РФ:

1) дополнить ст. 86 частью 1.1 следующего содержания: «До возбуждения уголовного дела собирание доказательств осуществляется в ходе оперативно-розыскной деятельности, в рамках административного процесса и посредством действий, предусмотренных для проверки сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях»;
2) ч. 1 ст. 144 изменить, изложив ее в следующей редакции: «. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения. «, — и далее по тексту.

Дата размещения статьи: 18.05.2015

Федеральным законом N 23-ФЗ от 4 марта 2013 г. были внесены существенные изменения и дополнения в ряд статей Уголовно-процессуального кодекса РФ, в т.ч. и в ст. 144 УПК РФ. Данные действия законодателя были направлены на то, чтобы определить новые положения, при соблюдении которых правоприменитель в результате получил бы годные (допустимые) к использованию (применению) доказательства в виде объяснения потенциального потерпевшего или свидетеля. Речь об этом идет в ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ: «полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения (то есть, по сути, показания, которые облачены в процессуальную форму объяснения) могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений ст. 75 и 89 настоящего Кодекса».
Прошло больше чем полгода, как дополнения внесены. Что же происходит после внесенных изменений? Как применяются и применяются ли они на практике? Используются ли объяснения в качестве доказательств и в какой форме?
Опрос, проведенный среди слушателей, находящихся на повышении квалификации в ИПК СК РФ, следственная и судебная практика, поступающая в Институт из регионов, за период действия внесенных дополнений показали, что следователи по-прежнему не используют полученные объяснения в качестве источника доказательств применительно к стадии предварительного расследования по возбужденным уголовным делам. Причинами такового называются: сомнения в части возможности использования объяснения лица «напрямую» как доказательства по делу в силу неопределенности некоторых процессуальных моментов в части соблюдения конституционных, процессуальных прав и обязанностей; сомнение в возможности применения аналогии правовых норм к стадии предварительного следствия и т.д.
Один из слушателей ИПК СК РФ в ходе проводимого опроса сказал, что по устному указанию прокурора района в бланк объяснения были внесены дополнения о п. 1.1, 1.2 ст. 144 УПК РФ, о разъяснении ст. 51 Конституции РФ, о предупреждении по ст. 306, 307, 308, 310 УК РФ для того, чтобы иметь допустимое «доказательство» в виде объяснения лица. А правильно ли это?
Полностью присоединяемся к мнению Цховребовой И.А. относительно того, что «в праве существует незыблемое правило — нормы должны быть максимально четкими и конкретными, их смысл должен быть предельно ясен для правоприменителя. Это обеспечит не только единообразное и правильное применение норм закона, но и предотвратит попытки истолковать положения закона в угоду частным интересам» .
———————————
Цховребова И.А. Новые процессуальные средства проверки сообщений о преступлении: что изменилось? // Российский следователь. 2013. N 21. С. 22 — 24.

В.С. Балакшин также ведет речь о том, что «важно, чтобы в законе был прописан четкий, основанный на здравом смысле механизм вовлечения объяснений в сферу уголовного судопроизводства, проверки, оценки их относимости, допустимости и достоверности, как и любого другого доказательства» .
———————————
Балакшин В.С. Объяснение как доказательство в уголовном и административном судопроизводстве // Российский юридический журнал. 2012. N 5; СПС «КонсультантПлюс».

Законодателем действие ст. 144 УПК РФ отнесено к стадии проверочной, доследственной, нацеленной на решение вопроса о возбуждении уголовного дела. Содержание ч. 1.2 этой статьи указывает на необходимость соблюдения требований ст. 75 УПК РФ, что применимо только к стадии предварительного следствия. Соответственно, сведения, полученные от лиц на стадии проверки заявления и сообщения о преступлении, в рамках возбужденного уголовного дела будут соответствовать показаниям потерпевшего или свидетеля (ст. 78 и 79 УПК РФ), которые облачены в процессуальную форму протокола их допроса (ст. 190 УПК РФ).
На стадии же проверки заявления или сообщения показания лица должны быть облачены в форму объяснения. Строго регламентированных требований, предъявляемых к структуре и содержанию объяснения, законодателем не определено. Но в практической деятельности помимо сведений о лице, получающем объяснение, и лице, дающем объяснение, сейчас необходимо разъяснить права и обязанности, указать в тексте объяснения, что конкретно было разъяснено, исходя из требований ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ.
Возникает вопрос: может ли лицо, получающее объяснение, а вернее, должно ли оно, по аналогии с протоколом допроса разъяснять опрашиваемому, что данные объяснения могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в т.ч. и в случае его последующего отказа от этих показаний (как то предусмотрено в п. 3 ч. 2 ст. 42, п. 2 ч. 4 ст. 46, п. 3 ч. 4 ст. 47, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ)?
А.В. Чуркин в своей статье по указанному вопросу высказывает мнение, что аналогия допустима и необходимо исходить из понимания «статуса участника уголовного судопроизводства» .
———————————
Чуркин А.В. Допустимость в уголовном процессе объяснений как новых доказательств // Уголовный процесс. 2013. N 17. С. 20.

Читайте также:  Как передать вещи в следственный изолятор

При этом возникает другой вопрос: а приобрело ли лицо, от которого получают объяснение, «статус участника уголовного судопроизводства»? Помимо того, что лицо, от которого получается объяснение, может быть не только потенциальным свидетелем и потерпевшим, но и виновным лицом (подозреваемым, обвиняемым). До получения объяснения от этого лица можно только предполагать, каков будет его статус. Правовое положение этого лица еще окончательно не определено. Тогда о каком «статусе» ведет речь уважаемый А.В. Чуркин? Если законодатель прописал в ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ право не свидетельствовать, то почему не прописал механизм реализации этого права, как это сделано в ст. 42, 46, 47, 56 УПК РФ?
Также в п. 6 вышеназванной статьи А.В. Чуркин предлагает: «перед началом допроса опрашиваемое лицо (будущий потерпевший или свидетель. ) . должно быть предупреждено под роспись об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос» .
———————————
Там же. С. 22.

Но для заведомо ложного доноса характерно то, что:
1) информация касается именно обвинения в совершении преступления (а не дачи каких-либо пояснений), а не иного противоправного деяния;
2) информация касается конкретного человека или группы лиц;
3) информация направляется в правоохранительный орган (а не получается в ходе дачи объяснения), который вправе ее проверить и по результатам вынести постановление о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении.
То есть предупреждение по ст. 306 УК РФ возможно в отношении лица, обращающегося с заявлением или сообщением о преступлении. Если же лицо дает какие-либо пояснения и их облачают в форму объяснения, то уместнее было бы предупреждать об ответственности за заведомо ложные показания (ст. 307 УК РФ) либо об отказе от дачи показаний (ст. 308 УК РФ). Относительно статуса потерпевшего и свидетеля это требование о предупреждении закреплено в ч. 7 ст. 42 и ч. 8 ст. 56 УПК РФ.
И опять же, возвращаясь к тому, что процессуальный статус лица, дающего объяснения, не определен, то и предупреждение его по ст. 307 и 308 УК РФ невозможно (даже по аналогии). Не упоминается о предупреждении по ст. 306 — 308 УК РФ и в дополнениях от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ к ст. 144 УПК РФ, но отсылка на ст. 161 УПК РФ (а в ней на предупреждение по ст. 310 УК РФ) присутствует.
Если положения об ответственности, о несвидетельствовании против себя и своих близких, а в случае согласия дать пояснения и дачи ложных пояснений либо в отказе от них на стадии фиксирования в форме объяснения неприменимы, то и нельзя гарантировать правдивость пояснений лица. При этом страдает принцип достоверности получаемых сведений, а с ним напрямую связан принцип допустимости доказательств. Отсюда следует сделать вывод о том, что объяснение ни в коей мере не может приниматься как прямое доказательство по делу.
Данный тезис подтверждается и выводами Е.А. Доля о том, что «содержание доказательств, собираемых при производстве по уголовному делу, формируется с учетом законных интересов и правового положения лиц, от которых они исходят. Эта особенность не может быть учтена при получении рассматриваемых сведений в ходе проверки сообщения о преступлении. В силу отмеченных причин использовать указанные сведения в качестве доказательств нельзя ни при каких условиях» .
———————————
Доля Е.А. Особенности доказывания при производстве дознания в сокращенной форме // Российский судья. 2013. N 6.

Использование же объяснения, полученного на стадии доследственной проверки, в качестве косвенного доказательства по делу возможно лишь в совокупности с другими доказательствами по возбужденному делу и только в результате дополнительного процессуального закрепления, переводя в разряд иного документа, с учетом конкретных обстоятельств по делу. Это те случаи, когда объяснения от лица были получены, а после возбуждения уголовного дела в силу ряда физических причин не имеется возможности допросить это лицо в процессуальном статусе потерпевшего или свидетеля. По этому направлению и шла судебная практика.
Таким образом, после внесения дополнений в ст. 144 УПК РФ появилось больше вопросов, чем ответов, т.к., прописав право, законодатель не определил механизм реализации этого права. Поэтому будут иметься предпосылки применить это право в той части, в какой хотелось бы, а не по общему правилу, которое должен был законодатель четко и ясно определить. И пока эти правила не будут получены от законодателя, то объяснения как доказательства так и останутся в качестве недопустимых.

Литература

1. Балакшин В.С. Объяснение как доказательство в уголовном и административном судопроизводстве / В.С. Балакшин // Российский юридический журнал. 2012. N 5; СПС «КонсультантПлюс».
2. Доля Е.А. Особенности доказывания при производстве дознания в сокращенной форме / Е.А. Доля // Российский судья. 2013. N 6.
3. Цховребова И.А. Новые процессуальные средства проверки сообщений о преступлении: что изменилось? / И.А. Цховребова // Российский следователь. 2013. N 20 (1). С. 22 — 24.
4. Чуркин А.В. Допустимость в уголовном процессе объяснений как новых доказательств / А.В. Чуркин // Уголовный процесс. 2013. N 17. С. 20.

Источники:
http://of-law.ru/stati/dopustimost-ob-yasnenij-v-kachestve-dokazatelstv-po-ugolovnomu-delu.html
http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/4510

Читайте также:
Adblock
detector