Как бороться с следственным комитетом

Борьба со следствием, к сожалению, является неотъемлемой частью защиты своих прав от произвола правоохранительных органов или своего имущества от захвата. В реальности, следователи различных уровней выносят незаконные, а часто просто неграмотные решения, при этом их должности и места службы значения не имеют.

При этом количество выигранных мной за последние годы жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ, о признании незаконными и необоснованными постановлений следователей любых уровней и ведомств, включая следственный комитет, полицию, прокуратуру вообще не поддается подсчету. Но так быть не должно. Если суд соглашается с моей позицией и признает незаконным постановления генерала ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу или следователя по расследованию особо важных дел управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ — значит данные лица умышленно нарушают закон в силу той или иной заинтересованности.

Итак, что же делать, если вам в любом качестве — потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого пришлось столкнуться со следствием?

  1. Бороться за свои права.
  2. Хорошим подспорьем будем моя книга, — «Статья 125 УПК РФ. Практика применения«. Она абсолютно бесплатна безо всяких оговорок. Скачивайте и используйте по своему усмотрению. Прочтение данной книги убережет вас от многих ошибок, которые можно допустить при использовании судебного обжалования действий или бездействия следствия. Все примеры в данной книге выигранных мной в суде и от этого их ценность очень большая.
  3. Кроме того, знакомьтесь и используйте образцы жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ, которые выложены на отдельной странице моего сайта — «Образцы жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ.«
  4. Не смотрите на звания и должности — опыт подсказывает что УПК РФ и УК РФ знают далеко не все следователи и их руководители.
  5. При любом нарушении ваших прав в уголовном процессе — обжалуйте сразу же это нарушение в суде, ваши права нужны только вам.
  6. Не верьте следствию в каком бы качестве вы не проходили в уголовном деле. Всегда получайте от следователя процессуальные документы, заверенные надлежащим образом.
  7. По той же причине ничего не отдавайте следователю просто так. Никаких жалоб, заявлений, ходатайств. Только под роспись на копии документа, который вы вручаете.
  8. При участии в суде при рассмотрении жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ, всегда в обязательном порядке знакомьтесь с материала дела и снимайте копии. Всегда и обязательно ключевые слова. Знакомиться с материалами дела — ваше право и вам никогда суд в этом не откажет.

Это тот минимум, который необходимо понять и сделать.

Если нужна будет помощь — обращайтесь — я помогу в меру своих сил и возможностей.

Следственный комитет не хочет возвращать незаконно обвиненному, изъятые у него при обыске деньги. Как оказалось, деньги, протокол обыска и другие документы загадочным образом просто исчезли из дела.

В последнем интервью газете «СБ» руководитель СК много говорил об уникальности своего ведомства и о том, как оно борется с коррупцией. В настоящей статье мы не будем оспаривать успехи следователей на этом поприще, тем более что, там всегда найдут, чем похвастать.

А вот рассказать о выявленных фактах коррупции внутри своего ведомства, не каждый сможет и вряд ли захочет. Вот о таком факте мы и решили рассказать сами.

Фанера и ОПГ

История эта началась еще задолго до создания Следственного комитета, но именно на нем она сейчас все никак не завершится.

В 2002 году сотрудники правоохранительных органов задержали на проходной «Речицадрев» фуру, груженную лишней фанерой, которая не была учтена в документах. По подозрению в хищении продукции тут же задержали ряд работников «Речицадрев», а также представителя минской компании «Белсервисмаш» Игоря Корытова, в адрес которой следовала машина. Как позже заявил прокурор Речицкой межрайпрокуратуры в интервью белорусскому телевидению, на «Речицадрев» была изобличена целая преступная группа, которой руководил Корытов.

В колесо правоохранительной машины попал и начальник отдела внешнеэкономических связей «Речицадрев» Сергей Подымов. В его кабинете и в квартире были проведены обыски. Ничего компрометирующего оперативники не нашли. Правда, при обыске в квартире оперативники изъяли 3 тыс. долларов, которые задержанный сам выдал. Эти деньги, сразу же и были показаны по телевидению, как доходы преступной группы, хотя Подымов объяснил, что это личные сбережения его семьи и тещи. Вокруг именно этих денег и закрутился в последующем настоящий детектив.

Как разваливают дела

Спустя буквально пару дней с делом по хищению продукции «Речицадрев», которое расследовал следователь прокуратуры Цилько, начали происходить странные вещи. Главного обвиняемого Корытова, которого назвали руководителем ОПГ, выпустили на свободу, даже сняли арест с его машины и другого имущества. Благодаря этому Корытов сумел быстро все продать и сбежать в Швецию. Мы не станем намекать на то, чем руководствовался сам следователь Цилько и его начальник, прокурор района Будков, отпуская на свободу главного обвиняемого и его имущество. Но для полноты картины добавим лишь, что в это время под стражей находилась даже кладовщица, не говоря уже о других обвиняемых.

Читайте также:  Следователь или юрист что лучше

Когда главный обвиняемый исчез, начало разваливаться и дело. Вернее, два дела, так как всего за пару дней, следователь Цилько сумел предъявить Сергею Подымову и обвинение в получении взяток от Корытова. Обвиняемые еще около четырех месяцев посидели в СИЗО, а затем расследование дел начали приостанавливать в связи с тем, что бежал главный обвиняемый и нет возможности проводить дальнейшее расследование. Забегая вперед скажем, что в розыск того самого главного обвиняемого объявили лишь тогда, когда закончился срок давности привлечения его уголовной ответственности и тогда его нашли очень быстро.

В поисках денег

Сергей Подымов тоже спустя четыре месяца вышел на свободу. Расследование по его делу было также приостановлено. Шли годы, менялись прокуроры Речицы, менялись следователи. Сергей Подымов все это время находился в подвешенном состоянии. Он ходил от одного следователя к другому, требуя все же расследовать уголовное дело и поставить точку в этой непростой истории. Расследование дела несколько раз возобновлялось, а затем вновь приостанавливалось по одному и тому же основанию.

В 2012 году дело Сергея Подымова передали в новосозданный Следственный комитет. Там все продолжалось прежним чередом. Наконец, когда минул срок привлечения к уголовной ответственности, очередной следователь Речицкого районного отдела СК предложил Сергею Подымову закрыть расследование в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Обвиняемый согласился, но потребовал вернуть изъятые более 10 лет назад 3 тыс. долларов. Ответ начальника Речицкого отдела СК поставил Сергея Подымова в тупик. Вдруг оказалось, что в деле нет ни постановления о проведении обыска в квартире подозреваемого, ни протокола обыска, ни самих денег. На основании этого начальник отдела СК и указал, что при проведении расследования решение о проведении обыска не принималось, обыск не проводился и деньги в качестве вещественных доказательств к делу не приобщались.

К несчастью Следственного комитета, Сергей Подымов сохранил копию протокола обыска с подписями должностных лиц. В протоколе зафиксировано изъятие в квартире паспорта подозреваемого и 3 тыс. долларов, купюрами по 10,20,50 и 100 долларов. Описаны даже номера всех купюр.

Имея на руках копию протокола обыска, Сергей Подымов обратился в Управление собственной безопасности СК, требуя разобраться в ситуации и вернуть пропавшие деньги. Оттуда пришел ответ, что действительно, судя по протоколу, обыск все же проводился и деньги изымались. Но вот где они? Ответ на этот вопрос собственная безопасность поручила найти управлению процессуального контроля СК, так как дело в Следственный комитет передавалось уже без денег.

Честь мундира превыше всего

Прошло два месяца, а о судьбе своих денег Сергей Подымов так и не получил никакого уведомления. Тогда он вновь обратился в Следственный комитет и получил ответ, что по факту пропажи денег, а также протокола обыска и других важных документов возбуждено уголовное дело по ст.205 (кража) Уголовного кодекса Беларуси.

Вот с этого момента и начинает прослеживаться позиция Следственного комитета по сохранению чести мундира. Ведь совершенно очевидно, что деньги и документы из дела похитила не уборщица, а лицо, которое имело доступ к сейфу и делу могло даже свободно перенумеровать листы дела. Иными словами, хищение однозначно было совершено должностным лицом с использованием своего служебного положения. Других вариантов здесь в принципе быть не может. А это никак не 205 статья, а как минимум ст.210 Уголовного кодекса Беларуси (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями), плюс ст.424 (злоупотребление властью или служебными полномочиями). Возникает вопрос: следователи СК не могут правильно квалифицировать преступление? Конечно же, могут. Просто 210 и 424 статьи Уголовного кодекса Беларуси — это коррупционные статьи с соответствующими последствиями. Ведь тот самый следователь Цилько, который начинал расследование дела, сейчас работает в Гомельском управлении СК и является одним из ключевых борцов с коррупцией. А тут такая неприятность. Кроме того, как писалось выше, за десять лет по делу сменился не один следователь. Принимая дело к своему производству, они изучали материалы и ставили свои подписи, что все в порядке. Никто из них не заметил ни пропажи документов, ни тем более пропажи крупной суммы денег.

Читайте также:  Что входит в должностные обязанности следователя

Прошло полгода после сообщения о возбуждении уголовного дела по факту пропажи денег и документов, а Сергей Подымов так и не получил никаких сведений о судьбе своих денег. Тогда он не выдержал и обратился к председателю Следственного комитета с просьбой сообщить, как идет расследование и когда ему вернут его деньги. Ответ Следственного комитета получился довольно забавным. Сергею Подымову сообщили, что в результате хищения денег причинен крупный ущерб государству, которое и выступает потерпевшим. А Сергей Подымов по делу всего лишь свидетель, поэтому его не обязаны уведомлять о ходе расследования и тем более решать вопрос о возврате денег в рамках данного дела.

Однако Сергей Подымов решил не сдаваться и обратился с ходатайством к следователю Гомельского управления СК, в производстве которого находилось дело, откуда пропали деньги и документы. Следователь отказал в возврате 3 тыс. долларов на том основании, что у него нет никаких сведений о том, что деньги приобщались к данному делу.

Сергей Подымов опять написал в центральный аппарат СК с просьбой сообщить гомельскому следователю, что деньги в его деле все же были. Центральный аппарат ответил, что может предоставить такие сведения только по запросу гомельского следователя.

Сергей Подымов написал ходатайство гомельскому следователю с просьбой запросить из центрального аппарата сведения об изъятых деньгах. Но следователь ответил, что в финансово-экономическом отделе Гомельского управления СК нет никаких сведений об изъятых деньгах, поэтому нет смысла запрашиваться данные, которые не могут повлиять на ход расследования.

Это далеко не просто просьбы и ходатайства Сергея Подымова . Из указанных ответов на них становится очевидным, что СК даже не собирается возвращать ему деньги и тем более искать тех, кто их похитил. Но в результате долгих переписок Сергею Подымову все же удалось получить из Гомельского УСК более-менее внятный ответ, что судьба его денег, как и всех других вещественных доказательств будет решена «в случае постановления приговора либо принятия решения о прекращении предварительного расследования».

Деньги или расследование?

Получив хоть какой-то конкретный ответ, Сергей Подымов начал дергать Следственный комитет, чтобы тот принял уже решение по его делу, которое расследовалось более 12 лет. В конце концов, 23 мая 2014 года следователь Гомельского УСК принимает решение о прекращении предварительного расследования по делу о взятках «в связи с отсутствием в деянии состава преступления».

Однако вопреки закону и ранее данному ответу следователь опять не принимает решение о возврате изъятых 3 тыс. долларах. На вполне резонное возмущение бывшего обвиняемого, следователь отвечает, что вопрос о возврате денег будет решен в рамках другого дела — того самого, которое расследует центральный аппарат по ст.205 Уголовного кодекса Беларуси. И это при том, что СК уже отвечал, что в рамках данного дела вопрос о деньгах разрешаться не будет.

Не желая отступать, Сергей Подымов опять обратился к председателю СК, указав, что раз следователи не могут найти того, кто похитил деньги, он сам готов им помочь. Чтобы выяснить истину бывший обвиняемый попросил устроить ему очную ставку с тем самым следователем Цилько, который начинал расследование коррупционного дела и должен был приобщить изъятые деньги к материалам. По словам Сергея Подымова, он был свидетелем того, как оперативник, проводивший обыск в квартире, передавал деньги Цилько. Но Следственный комитет и здесь не увидел необходимости проводить очной ставки.

Сергей Подымов тогда зашел с другой стороны и написал в СК жалобу на действия гомельского следователя, который вопреки УПК, приняв решение о прекращении предварительного расследования, не решил судьбу изъятых во время обыска денег.

Центральный аппарат согласился с этими доводами, но вместо того, чтобы решить судьбу денег, просто возобновил расследование по делу, по которому истекли сроки давности привлечения к ответственности, и которое вообще не может возобновляться. Иными словами, вместо того, чтобы вернуть деньги пострадавшему, Следственный комитет сделал его опять обвиняемым со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это было в августе 2014 года, но только в мае 2015 года следователь Гомельского УСК опять принимает постановление о прекращении предварительного расследования по тем же основаниям «в связи с отсутствием в действиях Подымова состава преступления». При этом в постановлении опять не решается судьба изъятых денег, а только указывается, что по факту их хищения возбуждено дело.

После еще двух месяцев переписок с центральным аппаратом СК, Гомельским УСК, прокуратурой Сергею Подывому так и не удалось добиться возвращения денег, но зато расследование по его делу, в нарушение УПК, вновь возобновили. Он опять стал обвиняемым, хотя даже срок привлечение его к ответственности истек уже три года назад.

Читайте также:  Что такое повестка к следователю

Главный обвиняемый или главный свидетель

В заключении укажем, что в своей борьбой со Следственным комитетом Сергею Подымову все же удалось добиться того, что главного обвиняемого по делу о хищении фанеры на «Речицадрев» Игоря Корытова все же начали искать. Как писал в своих жалобах Сергей, вопрос исчезновения денег и странного освобождения из-под стражи Корытова тесно взаимосвязаны между собой. Объявив Корытова в международный розыск, его быстро нашли — в Швеции. Оказалось, что теперь он носит фамилию Орлов. Прокуратура Беларуси не стала посылать в Швецию запрос о выдаче обвиняемого, так как истек срок привлечения его к ответственности. Вместо этого по запросу белорусской стороны полиция Швеции допросила Корытова-Орлова. Тот подтвердил, что никогда не передавал Подывому взяток и все вопросы по закупке фанеры решал без него, так как его компания являлась резидентом РБ, а Подымов занимался экспортом.

Удивительно, но ни прокуратура, ни Следственный комитет так и не спросили Корытова-Орлова, каким чудным образом он был освобожден из-под стражи и как ему удалось продать арестованное имущество, когда даже кладовщица продолжала в СИЗО. Неужели в Следственном комитете не хотят знать правду?

Способ простой – при отсутствии очевидных признаков преступления: наличие трупа, взломанное жилое помещение при краже и т.п., по сообщению о преступлении выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по любой формальной причине (самые излюбленные: наличие гражданских отношений, малозначительность ущерба, отсутствие состава преступления). Способ действует со 100% результатом.

При попытке обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, это постановление отменяется прокурором или судом, а затем выносится точно такое же, и так бесконечно.

Учитывая информативность уголовного производства, т.е. отсутствие обязанности следствия информировать заявителя сообщения о преступлении с обязательным подтверждением получения такой информации, срок между вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и его отменой составляет около двух с половиной месяцев, поэтому за год может быть 5-6 таких постановлений. Материалы же, по сообщению о преступлении, могут находиться на проверке не один год (в зависимости от настойчивости заявителя), так и не достигнув какого-либо результата, дожидаясь истечения сроков.

Как с этим бороться? Различные обращения в генпрокуратуру, к президенту ничего не дают. Обращения в нарушение закона возвращаются в тот орган на который жалуешься.

Поверьте, таких примеров только в нашей практике наберется с десяток, но сколько их по стране.

Ни следствие, ни прокуратура не несут ответственности за затягивание дел по заявлениям о преступлении. И даже признание в судебном порядке действий должностных лиц незаконными носит лишь формальный характер, не ведущий к конкретному результату. Должностные лица нарушившие закон к ответственности не привлекаются, а в последующем совершают точно такие же действия.

Любые заверения, в том числе и президента страны, о необходимости в изменении системы МВД, заверения, что подавляющее большинство сотрудников Министерства внутренних дел – это честные, преданные своему делу люди, обещания выплат им еще большего вознаграждения ничего не стоят, если не будет построена нормальная логичная и адекватная система ответственности за выполнение должностных обязанностей.

На мой взгляд, чтобы устранить такие нарушения наших с вами прав необходимо устранить заинтересованность в этом должностных лиц. С одной стороны, надо устранить стремление следствия таким образом влиять на показатели работы УВД, т.е. по любому заявлению граждан или юридических лиц возбуждать уголовное дело и проводить следствие со всеми предоставленными для этого возможностями. И если следствие установит, что отсутствует состав преступления, то соответственно такое дело будет прекращено.

Уверяю, такой механизм возбуждения уголовного дела никак не повлияет на нашу с вами безопасность от неправомерных действий соответствующих органов. Сегодя мы с вами никак не застрахованы от неправомерного уголовного преследования.

С другой стороны, ответственность за подобные нарушения должна быть адекватна. Ведь на сегодняшний день, в худшем случае, дознаватель или следователь в очередной раз лишится премии. Уровень ответственности, применяемой к должностному лицу, должен лежать в плоскости лишения рабочего места (скажем за неоднократное нарушение). При этом такая ответственность должна быть на фоне достаточного материального обеспечения должностного лица со стороны государства, чтобы оно, должностное лицо, дорожило своей должностью.

Источники:
http://news.21.by/other-news/2015/08/13/1106055.html
http://www.liveexpert.ru/journal/view/19762-

Читайте также:
Adblock
detector