Есть ли следователи в муре

Праздники праздниками, а между тем никто и не заметил, что в ушедшем году в Москве — тьфу-тьфутьфу — было более или менее все спокойно в плане преступности. Разумеется, только в сравнении с предыдущими годами. Но и это неплохо. За счет чего удалось добиться снижения количества преступлений? Почему резко снизилось число квартирных краж, сократилась детская преступность? На эти и другие вопросы отвечает сегодняшний гость — начальник Главного следственного управления при ГУВД по г. Москве генерал-майор юстиции Иван Алексеевич Глухов.

ПОДСТАВЫ НА ДОРОГАХ

— Иван Алексеевич, год закончился. Можно подвести некие итоги?

— Если в целом, то в ушедшем году в столице не произошло никаких социально-демографических взрывов, не возникло революционных ситуаций, не допущено кризисов. Характеризовать криминогенную обстановку в городе можно как стабильную и контролируемую правоохранительными органами.

— Какие дела чаще всего возбуждались?

— Если рассматривать состояние преступности в общеуголовном аспекте, то в ее структуре преступления против собственности составляют более 60 процентов в общем массиве зарегистрированных, самыми распространенными из которых являются кражи, грабежи, разбои, мошенничества. Десятую часть в структуре преступности занимают посягательства на личность, для которых характерно значительное сокращение числа убийств, причинений тяжкого вреда здоровью, изнасилований, похищений людей.

В Москве следователи ГСУ ежедневно возбуждают от 500 до 700 уголовных дел. Начиная с дел, касающихся бытовых, семейных конфликтов, причинения легкого и среднего вреда здоровью и заканчивая вооруженными разбойными нападениями, причинением тяжкого вреда здоровью.

Так называемые подставы на дорогах, борсеточники, чиркаши, автоугоны тоже наши.

— В последнее время много было шума по поводу угонов дорогих иномарок. Удалось найти похитителей?

— Что касается угонов дорогостоящих автомобилей, то недавно была угнана автомашина марки “Майбах”, на ней злоумышленники доехали до границы Москвы с Московской областью, машина отключилась, и похитители ее бросили. По спутниковой сигнализации мы ее нашли и возвратили владельцу.

А автомобилей “Бентли” было угнано десять, из них шесть возвращены владельцам.

Замечу, что такие преступления — редкость. Чаще всего нам приходится заниматься бытовыми преступлениями.

. Человек заходит в подъезд, получает удар по голове. Или стекло машины разбили, забрали сумку и убежали.

— Это особый способ мошенничества, в одно время очень распространенный. Был период, когда мы четыре или пять групп “чиркашей” посадили.

Суть преступления в следующем. Они едут на машине, например, с помятым крылом и высматривают подходящую “жертву” (как правило, в бригаде работают классные физиономисты). Когда жертва останавливается, выходят амбалы, начинается “наезд”, а тем временем автомобиль жертвы незаметно чиркают наждачкой. Начинается “разводка”: мол, ты нас зацепил, плати три тысячи долларов. И выбивают деньги.

— Как в таких случаях должен действовать водитель?

— Очень просто – вызывать сотрудников ГИБДД. Причем нужно самому звонить по телефону на службу “02”, операторы которой примут вызов и вызовут сотрудников ГИБДД на место ДТП. И ни в коем случае не допускать того, чтобы вызывали оппоненты. Потому что у этих групп, как правило, есть и подставные сотрудники ГИБДД, переодетые в милицейскую форму.

КВАРТИРНЫЕ КРАЖИ ВАХТОВЫМ МЕТОДОМ

— Какова ситуация с кражами и преступлениями, связанными с недвижимостью? Я имею в виду захваты, квартирные мошенничества.

— В ушедшем году объем совершаемых квартирных краж снизился примерно на 10 процентов. За счет чего? Благодаря целевой программе Правительства Москвы по безопасности.

Во-первых, во многих домах взяты консьержками под охрану подъезды, установлены кодовые замки, домофоны, видеокамеры. Результаты не замедлили сказаться.

Во-вторых, эффективнее стала работать и сама милиция. Несмотря на то что количество зарегистрированных преступлений сокращается, объем раскрытых увеличивается за счет более профессиональных действий сотрудников криминальной милиции.

Например, в 2007 году мы привлекли к ответственности домушника, совершившего более ста квартирных краж.

В-третьих, очень результативно работает вневедомственная охрана. Сегодня время прибытия наряда вневедомственной охраны на место преступления составляет 5-7 минут.

В квартирах, находящихся под охраной сотрудников УВО при ГУВД по г. Москве, кражи практически не совершаются. Потому что как только преступник вскрыл дверь и обнаружил датчик, он сразу убегает, не успевая ничего взять. Только в ушедшем году их сотрудники задержали несколько групп профессиональных домушников. Ведь в Москве, если вы знаете, большинство квартирных краж совершается вахтовым методом. То есть из какой-нибудь, допустим, Владимирской, области приезжает человек. Находит квартиру, где живут состоятельные люди, выжидает момент, когда хозяева уезжают на дачу. Тут же приезжает бригада, забирает все ценное и в тот же день покидает столицу. Хозяева возвращаются, а воров и след простыл. Поэтому поиск таких преступников очень затруднен, хотя на сегодня, и в этом нужно отдать должное криминальной милиции, тоже работаем профессионально. Но все равно охватить такой огромный мегаполис и все раскрыть — просто невозможно.

Статистические данные таковы: в 2007 году примерно 20 процентов квартирных краж раскрыты, и это высокий процент. Для сравнения — еще недавно раскрываемость была 12, 10 и даже 8 процентов.

Что касается мошенничеств с квартирами, то в Москве, к сожалению, это до сих пор очень распространено. Есть малозащищенные слои населения, и преступники этим пользуются. К ним относятся престарелые и одинокие люди, психбольные, пьяницы и забулдыги. Их находят и путем различных манипуляций захватывают их жилплощадь. Поскольку этот криминальный бизнес прибыльный, этим занимаются, как правило, организованные группы, куда входят и нотариусы, а в некоторых случаях даже работники судов и правоохранительной системы. Такие дела у нас имеются в производстве. Одно очень интересное дело мы недавно завершили, сейчас заканчиваем еще одно. Преступники находили ребят с психическими отклонениями, укладывали в больницу, заключали с ними фиктивные браки и прописывались в их квартиры, то есть фактически их захватывали. По этому делу проходит целая преступная группа, в том числе медицинские работники и социальные.

Читайте также:  Где находится следственный комитет в пензе

2,5 ТЫСЯЧИ ДЕЛ В МЕСЯЦ

— В сентябре прошлого года начал работать Следственный комитет при Генпрокуратуре РФ. По вашему мнению, разделение полномочий дало положительные плоды или наоборот?

— На самом деле никакого разделения нет. Как были в прокуратуре свои следователи, а в МВД — свои, так все и осталось.

— А что изменилось?

— Я считаю, что теперь процедура расследования стала более свободной. Объясню почему. Раньше, по УПК РФ от 2002 года, следователи любое свое решение должны были согласовывать с прокурором, и поэтому они практически сутками находились в прокуратурах. Нужно возбудить уголовное дело, получить санкцию на обыск или арест — езжай в прокуратуру и согласовывай! Сейчас эти функции переданы начальникам следственных органов, что значительно облегчило работу. Например, мне, как главному следователю ГУВД по г. Москве, передали такие функции, и теперь все санкции даю я.

Нынешняя процедура такова. Следователь получает материал от оперативных служб, возбуждает уголовное дело, уведомляет прокурора, что дело возбудил, и продолжает расследование. Если прокурор посчитал, что необходимо проверить законность возбуждения уголовного дела, он письменно у нас его запрашивает и проверяет. В случае обнаружения каких-либо нарушений он в течение суток имеет право своим постановлением отменить возбуждение дела. А все остальные действия остались прежними.

Приведу самый свежий пример. На днях по материалам Департамента экономической безопасности МВД России возбуждено уголовное дело по факту незаконного обналичивания огромных денежных средств. У нас четверо подозреваемых задержаны, изъяты крупные суммы денег. Я дал все необходимые санкции и сам проверяю законность действий следователя. Словом, теперь мы получили возможность работать без проволочек, экономим просто колоссальное количество времени — я считаю, что в этом прогресс и неизмеримая польза делу. А самый большой плюс — в нынешней самостоятельности следователя. Он наконец становится реальной фигурой, которая объективно оценивает ситуацию, и ему доверяют. Таково веление времени — так давно во всем мире работают. Хотя, если говорить откровенно, есть еще ряд проблем, оставшихся недорешенными.

— Структуру создали, а в неравное положение поставили следователей разных ведомств. Например, МВД и прокуратуры. Суть неравенства заключается в социальной защищенности. Если у следователя прокуратуры зарплата около 50 тысяч рублей, а у нас — 12-14 тысяч. При этом у нас нагрузка в среднем по 7-8 дел на одного сотрудника, а у них — 3-4. И вот это социальное неравенство приводит к большому оттоку наших специалистов.

— Может, в прокуратуре дела сложнее и запутаннее?

— Они расследуют все тяжкие и особо тяжкие преступления — “трупы” (кроме дорожных) и должностные преступления. Кроме того, согласно 17-й статье УПК, они могут возбуждать дела в отношении депутатов Госдумы и сотрудников правоохранительных органов. Все остальное расследуем мы, поэтому у нас нагрузка такая высокая. Кражи, грабежи, хищения в сфере экономики, контрабанды и так далее. Для сравнения и объективности ради скажу, что следователи Москвы заканчивают и направляют в суды примерно 2-2,5 тысячи уголовных дел в месяц.

— В чем принципиальное отличие задач, стоящих перед следователями МУРа, УЭПа и вашего Следственного управления?

— Ни в МУРе, ни в подразделениях, занимающихся организованной преступностью, ни в налоговой — вообще нет следователей. Их задача регламентирована Законом об оперативно-разыскной деятельности — они проводят доследственную оперативную проверку. То есть там получают заявление и в ходе его рассмотрения определяют, имеются ли признаки преступления или нет. Если имеются, они все материалы передают нам – следователю или дознавателю, в зависимости от подследственности. И тогда следователь решает, возбуждать уголовное дело с проведением официального расследования или нет. Официальное расследование со сбором доказательств и возможным последующим изобличением проводит только следователь.

— Цена ошибки следователя высока, иногда она ломает жизнь человеку. Как это часто бывает сегодня и как этого избежать?

— Не могу утверждать, что наши следователи не допускают ошибок. Мы направляем материалы законченного уголовного дела в суд, а суд оценивает работу следствия и определяет меру наказания преступникам. Или оправдывает их, если они невиновны. Приведу цифры. В течение 2007-го было направлено в суды около 18 тысяч уголовных дел, а были оправданы — 26 человек.

Вы спросили: могут ли быть ошибки? Да, могут. Следователи те же люди, и они тоже могут ошибаться. Но я не могу сказать, что тенденция пугающая, скорее, наоборот. К тому же для этого и работают суды, чтобы объективно разбираться. Скажу вам больше, наши сотрудники, расследуя уголовные дела, уголовное преследование прекратили в отношении 33 подозреваемых.

Читайте также:  Кемеровский следственный отдел

— Какие санкции применяются к следователям, совершившим ошибку?

— Здесь в первую очередь оценивается, умышленно или неумышленно он ошибся. По результатам служебной проверки, как правило, мы такого сотрудника привлекаем к ответственности. В случае если ошибка умышленная, прокуратурой возбуждается в отношении его уголовное дело и проводится расследование. У нас за прошедший год подобных дел возбуждено не было.

ПОЧЕМУ УХОДЯТ ИЗ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ?

— Вы сказали, что из-за низких зарплат ваши специалисты уходят. Насколько остро стоит кадровый вопрос?

— Начну с того, что на сегодняшний день более 90 процентов следователей, работающих в системе ГУВД по г. Москве, имеют высшее юридическое образование. Учитывая их общую численность в 2200 человек, это очень высокий процент. У нас только среди следователей (я не говорю о руководителях подразделений) – 13 кандидатов наук и два доктора наук. И они никогда стены следственных органов не покидали. (Защищали диссертации здесь, на месте.) Около 60 наших сотрудников сейчас получают второе образование — экономическое. И это понятно — чтобы сегодня разобраться в комбинациях экономической преступности, нужно быть на голову выше преступников. Плюс мы ежегодно получаем 150-160 дипломированных сотрудников из нашего Университета МВД, где, особо отмечу, подготовка с каждым годом становится все лучше и лучше. Словом, у нас работают очень высококлассные, подготовленные ребята – профессионалы высшей пробы. Но, как я уже сказал, их социальная защищенность очень слабая. Представьте себе, этот классный специалист женился, родился ребенок. Разве можно на 14 тысяч рублей содержать неработающую жену с ребенком? Нет, конечно. Квартиру, работая в ГСУ, они уже не получат. Раньше у них был бесплатный проезд в общественном транспорте к месту работы и обратно, для поездок по служебной надобности. Теперь и это отменено. Поэтому люди и увольняются, причем некоторые буквально со слезами на глазах. Сотрудники приходят ко мне на прием, я с каждым беседую, уговариваю вернуться, если не удастся найти место получше. Обидно же – потратить столько лет на их учебу, подготовку. Честно вам признаюсь: очень жалко с ними расставаться. Потому что это люди особые и работают здесь по любви, по призванию, не за деньги. Но и семью содержать надо же.

— В будущем есть какие-нибудь перспективы в социальном плане?

— В декабре этого года нам повысили зарплату примерно на тысячу двести рублей. Президент обещал, что поднимут еще на 18 процентов с февраля 2008 года, то есть еще на полторы тысячи. И тогда наши сотрудники будут получать (это с учетом 5 тысяч, которые доплачивает мэр Москвы) около 17 тысяч. Много? При том, что в любой газете полно объявлений: “Требуется дворник. Зарплата — 25 тысяч рублей”. Получается, что государство оценивает труд дворника выше, чем интеллектуальный труд следователя, который, собственно говоря, и призван защищать это общество. Парадокс!

— Каков средний возраст ваших следователей?

— Примерно от 27 до 30 лет. Они “не вырастают”. Только за 2007 год из наших рядов уволились 240 сотрудников. Люди уходят в экономические сферы — в фирмы, банки, в адвокаты, в прокуратуру, в суды. В судах и прокуратуре и платят больше, и социальная защищенность выше.

— Недавно ограбили квартиру Любови Слиски. Подобные так называемые громкие дела известных людей — тоже по части вашего Следственного управления?

— Дело, которое вы упомянули, расследуем мы. Могу сказать, что пока гарантированных перспектив нет, преступники пока не задержаны. У нас очень много дел по коррупции, взяткам, но самыми громкими делами занимается прокуратура. Коррупция вообще проблема сложнейшая и многослойная. В ее основе, я считаю, лежит социальная незащищенность. Мое мнение: для того чтобы с чиновника спросить, его надо социально защитить, то есть добиться, чтобы ему было невыгодно брать взятки.

— Или наоборот — чтобы тогда ему было выгодно брать взятки в еще большем размере.

— Кстати, я разговаривал на эту тему с одним американским судьей. Он мне сказал: “У нас все очень просто. Зарплата чиновника — это примерный объем взятки, которую могут дать в данной местности”. То есть там все просчитано. Например, при вероятности максимальной взятки в размере 100 тысяч долларов, ему платят 120 тысяч в год. На мой взгляд, это мудрое решение.

— По-вашему, какая должна быть зарплата в вашем Управлении?

— Думаю, мне бы удалось стабилизировать деятельность ГСУ при зарплате моих сотрудников порядка 50-65 тысяч рублей в месяц.

ДЕТСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ СОКРАЩАЕТСЯ

— Как обстоят дела с детской преступностью?

— В 2007 году детская преступность сократилась. Детей рождается больше, а преступность сокращается. Чтобы не быть голословным, назову цифры. За 11 месяцев в Москве детьми совершено 1998 преступлений, а в прошлом году — две с половиной тысячи. Намного меньше стало беспризорников, женщин-попрошаек с младенцами. Но это же не случайно. Против тех же женщин-попрошаек в 2007 году было возбуждено 62 уголовных дела, а в 2006-м — 96. Они сразу почувствовали, что мы за них взялись всерьез, и многие бросили этот бизнес. Кроме того, активнее стали работать подразделения по делам несовершеннолетних. Количество групповых преступлений среди детей тоже сократилось. Если в 2006-м было возбуждено 214 уголовных дел, то в ушедшем году — 182.

Читайте также:  Как стать следователем криминалистом

— Какие преступления чаще всего совершаются детьми и подростками?

— Кражи, уличные грабежи — отнимают мобильные телефоны, срывают сумки с плеча. Что интересно, все следственные действия по отношению к несовершеннолетним мы проводим только в присутствии родителей, педагогов и социальных работников. Если малолетка получает статус подозреваемого, то есть у нас нет сомнений, что им совершено преступление, то в дальнейших процессуальных действиях также обязательно участие и педагога, и адвоката, родителей, социальных работников. Мы знаем, что дети — одна из самых уязвимых частей нашего общества, поэтому к ним очень ответственно относимся.

— Одно время был всплеск преступлений на национальной почве. Сейчас таких преступлений много?

— Процент их не очень высокий, но такие преступления совершаются. В 2007 году было возбуждено порядка 50-60 уголовных дел по статье “о межрасовых взаимоотношениях”. Могу сказать, что политических мотивов ни в одном деле нет. Как правило, на подобные преступления идут начитавшиеся специфической литературы или подстрекаемые другими лицами молодые люди.

— И в заключение не могу не задать такой вопрос. Вы сами сказали о незащищенности следователей. Что же тогда движет теми, кто, несмотря ни на что, честно выполняет свой долг?

— Эта профессия всегда считалась не только одной из самых престижных, благородных, но и особо трудной, требующей от человека высоких интеллектуальных, духовных и физических сил, мужества. Не случайно для следственных работников введено специальное звание — офицер юстиции. “Юстиция” в переводе с латинского — “справедливость, правосудие, законность”. Так вот, у нас работают люди, для которых подобные слова не пустой звук.

— Я возбуждал это дело, направил его в суд. Но почему-то сценаристы не сочли нужным со мной пообщаться. С 1980 по 1985 год произошло около пяти хищений, краж и разбоев, связанных с бриллиантами. Сценаристы из каждого эпизода взяли понемногу и приписали этому делу.

— А что конкретно неправильно показали?

— И давления на следствие со стороны МВД , КГБ не было?

— На меня никто не давил. Начальником МУРа тогда был Олег Еркин. Я с ним только дело имел. Это было рядовое уголовное дело! Кстати, грабители проникли в дом не под видом не врачей, а сотрудников милиции.

— А Галину Брежневу , Бориса Буряце тоже не допрашивали?

— Ну о чем вы говорите! Кто б мне дал с Брежневой общаться!

— А как же бриллиантовая мафия?

— Ну какая мафия! Один вор фактически — житель Кишинева Анатолий Федорович Бэц (в сериале — Бес). Он был трижды судим, профессиональный вор. Всех обманул и скрылся!

— А заказчик тогда кто?

— Ну хорошо, а артисты вам как?

— Серебряков — классный артист. И остальные хорошо играют. Кто не знает фактических обстоятельств, им, конечно, интересно.

ЗВОНОК БРЕЖНЕВОЙ

Мы позвонили Виктории Евгеньевне Милаевой — дочери Галины Брежневой (от первого брака).

— Смотрите ли фильм? Конечно, хотелось бы спросить, что думаете об игре Марии Ароновой .

— Вы меня извините, но звонить не стоило. Тратить время на эти и другие фильмы я не буду. Нет в них ничего хорошего.

К ОТВЕТУ!

Именно Александр Доможиров расследовал ограбление вдовы Алексея Толстого

Бывший следователь МУРа о сериале «Охотники за бриллиантами»: Чушь это все!.Всю правду о знаменитом уголовном деле нам рассказал следователь в отставке Александр Доможиров Алексей ЕПИФАНОВ

Как МУР за два месяца отметился тремя криминальными скандалами

По данным источника ТАСС, следователей сопровождали оперативники из службы собственной безопасности МВД, а по сведениям LifeNews — сотрудники ФСБ.

О результатах обысков и целях их проведения из официальных источников ничего не известно. По неподтвержденным данным, из кабинетов изымались в том числе и материалы оперативной разработки, которую вели сыщики Дмитрий Алферов, Станислав Максимов и Максим Коростелев, уличенные в превышении полномочий и подлоге.

Следователи не ограничились обысками в их рабочих кабинетах, наведались и к руководству. По данным LifeNews, спецслужбы теперь собираются проверить заместителя начальника МУРа Михаила Гусакова. Особо отмечается, что Гусаков единственный из замов сохранил должность после предыдущих задержаний в МУРе, случившихся менее двух месяцев назад.

Материалы по теме

В целом же врагов у сотрудников МУРа по роду их деятельности хоть отбавляй. И некоторые из них готовы на все ради мести.

28 июля были проведены обыски в служебных кабинетах сыщиков и их руководителей, в том числе замначальника Московского уголовного розыска Сергея Ерохина. По информации LifeNews, первоначально были задержаны шестеро сотрудников отдела, занимающегося борьбой с незаконным оборотом оружия.

По словам отца обвиняемого, всего за месяц до задержания его сын получил благодарность за работу.

Материалы по теме

Источники:
http://www.kp.ru/daily/25768/2752684/
http://lenta.ru/articles/2015/09/20/mur/

Читайте также:
Adblock
detector