Что лучше следствие или дознание

Анганзоров Олег Викторович, Братский транспортный прокурор, старший советник юстиции.

В статье исследуется вопрос, в какой форме предварительного расследования должно проводиться расследование преступления по ст. 319 УК.

Ключевые слова: дознание, следствие, ст. 319 УК, прокурор.

Police inquiry or investigation?

The article examines form he issue of which form of preliminary investigation should crime be invested under article 319 of the Criminal Code of the Russian Federation.

Key words: enquiry, investigation, article 319 of the Criminal Code of the Russian Federation, public prosecutor.

Среди юристов-теоретиков и практикующих юристов до настоящего времени нет окончательного мнения, в какой форме предварительного расследования — предварительного следствия или дознания — должно проводиться расследование преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ (публичное оскорбление сотрудника полиции при исполнении им своих должностных обязанностей).

Нет сомнений, что расследование этой категории дел должно производиться с учетом специфики служебного положения потерпевшего (а не субъекта преступления) следователями Следственного комитета РФ.

Нет каких-либо противоречий и разногласий по поводу толкования п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК о том, что дознание по делам о преступлениях, расследование по которым производится в форме дознания (ч. 3 ст. 150 УПК) и которые совершены военнослужащими, приравненными к ним категориями государственных служащих — сотрудников правоохранительных органов, т.е. указанными в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, а также лицами отдельных категорий, в отношении которых установлен особый порядок уголовного судопроизводства (перечень предусмотрен подп. «б» п. 1 ч. 2 ст. 151 и ст. 447 УПК), производится следователями Следственного комитета РФ.

В то же время камнем преткновения и причиной разногласий в части определения формы расследования по указанной в преамбуле статьи категории преступлений стало последнее предложение в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, а именно: «в) о преступлениях, совершенных должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации, органов федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов Российской Федерации, военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, лицами гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или совершенных в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7 части третьей настоящей статьи, а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью».

Читайте также:  Убийство следователя шишкиной кто виноват

С учетом того что в рассматриваемой ситуации первостепенное значение имеет форма расследования, и если исходить из толкования п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК, дознание должно производиться следователями Следственного комитета РФ по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК, совершенных лицами, указанными в подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью.

В постатейном комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (Под общ. ред. А.В. Смирнова. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009) изложена противоположная точка зрения: в случае совершения преступления в отношении лиц, обладающих служебным иммунитетом или являющихся военнослужащими или должностными лицами правоохранительных органов, обязательно производство предварительного следствия.

Неоднозначна в разрешении этого вопроса и судебная практика. Так, точки зрения, изложенной в указанном комментарии, придерживался президиум Самарского областного суда при отмене постановления мирового судьи судебного участка N 142 Самарской области от 7 февраля 2011 г. о возвращении Ульяновскому транспортному прокурору дела в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК, поскольку органами следствия в нарушение УПК по делу было проведено предварительное следствие вместо дознания, а также апелляционного постановления Кошкинского районного суда Самарской области от 2 марта 2011 г., кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 22 апреля 2011 г., оставивших в силе предыдущие решения по делу в отношении обвиняемого Баранова по ст. 319 УК. При этом постановление президиума Самарского областного суда об обязательном производстве предварительного следствия по этому преступлению в отношении должностных лиц правоохранительных органов не мотивированно.

В то же время приговором Сибайского городского суда Республики Башкортостан от 11 февраля 2011 г. при рассмотрении апелляционной жалобы подсудимого о признании недопустимыми доказательств в связи с проведением предварительного следствия вместо дознания на приговор мирового судьи судебного участка N 2 по г. Сибаю от 5 ноября 2009 г., по которому Тарасов был осужден по ст. 319 УК к штрафу в размере 23000 руб., оставление в силе наказания, вынесенного мировым судьей, городской суд мотивировал тем, что «в соответствии со ст. 381 УПК РФ нарушением уголовно-процессуального законодательства, влекущим безусловную отмену судебного решения являются такие нарушения, которые путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Согласно ч. 1 ст. 223 УПК РФ предварительное расследование в форме дознания производится в порядке, установленном главами 21, 22 и 24 — 29 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 32 УПК РФ. Таким образом, проведение предварительного следствия вместо дознания послужило дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов как потерпевших, так и обвиняемого А.Ф. Тарасова».

Читайте также:  Как бастрыкин стал главой следственного комитета

Таким образом, суд, отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы в части признания недопустимыми доказательств, собранных по истечении месяца расследования (срока дознания), и давая оценку о том, что проведение предварительного следствия вместо дознания послужило дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов как потерпевших, так и обвиняемого, тем самым признал возможность проведения предварительного расследования в форме дознания по рассматриваемой категории преступлений.

Утверждение о том, что в случае совершения преступления в отношении лиц, указанных в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, т.е. обладающих служебным иммунитетом или являющихся военнослужащими или должностными лицами правоохранительных органов, по этому преступлению обязательно производство предварительного следствия, по завершении которого в соответствии со ст. 220 УПК составляется обвинительное заключение, не основано на законе.

Так, во-первых, анализ п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК свидетельствует, что требование закона о проведении дознания следователями Следственного комитета РФ обязательно по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК, совершенных лицами, указанными в подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, распространяется на всех без исключения лиц, указанных в подп. «в» ч. 2 ст. 151 УПК, в том числе и на лиц, совершивших преступление в отношении должностных лиц ОВД в связи со служебной деятельностью последних. Какие-либо ограничения по признаку принадлежности к тому или иному органу власти этим пунктом не предусмотрены.

Во-вторых, предложение в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК «за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7 части третьей настоящей статьи» свидетельствует только о том, что предварительное следствие не может проводиться в случае совершения указанными в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК лицами преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК.

В-третьих, предложение «а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью» подразумевает совершение преступления лицами: 1) перечисленными в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, 2) всеми иными лицами. Таким образом, ссылка в п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК на «совершенных лицами, указанными в подпунктах «б» и «в» пункта 1 части второй настоящей статьи» обоснованна и логически завершена.

Читайте также:  Что такое следственный эксперимент и каков порядок

В-четвертых, в соответствии со ст. 37 УПК прокурор не вправе давать какие-либо указания следователям СК об изменении формы следствия, нет такого права и у руководителя следственного органа СК. Поэтому все решения следователя СК о возбуждении уголовного дела и избрании формы следствия должны приниматься уже на стадии возбуждения уголовного дела.

С учетом изложенного непонятны и не основаны на законе утверждения, что выбор формы предварительного следствия по этой категории преступления должен производиться исходя из служебного положения потерпевшего, т.е. его особого статуса. Тогда возникает вопрос: в какой форме расследования — следствия или дознания — должно осуществляться расследование преступления по ст. 319 УК, совершенного, например, должностным лицом Следственного комитета РФ (обладающим особым статусом) в отношении должностного лица ОВД РФ (обладающего также особым статусом) в связи со служебной деятельностью последнего? Если исходить из анализа п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК, то в этом случае должно производиться дознание. Таким образом, следователь СК, осуществляя предварительное следствие в случае совершения такого преступления иным лицом, нарушает конституционный принцип равенства всех перед законом и судом, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ). Какие-либо другие основания, подтверждающие исключительность положения потерпевшего — должностного лица, а соответственно, необходимость проведения в связи с этим предварительного следствия по делу, что влечет увеличение срока расследования (с 1 месяца срока дознания до 2 месяцев срока следствия), УПК не предусмотрены.

Таким образом, с целью устранения двойного толкования при разрешении обозначенного вопроса, по нашему мнению, п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК необходимо изложить в следующей редакции: «Следователями Следственного комитета Российской Федерации — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных частью третьей статьи 150 настоящего Кодекса, совершенных лицами, указанными в подпунктах «б» и «в» пункта 1 части второй настоящей статьи, а также о преступлениях, совершенных иными лицами в отношении лиц, указанных в подпунктах «б» и «в» пункта 1 части второй настоящей статьи, в связи с их служебной деятельностью».

Источники:

Читайте также:
Adblock
detector