Чем отличается следователь от следователя-криминалиста

Следователь — это должностное лицо, на которое законом возложено производство предварительного следствия.

Предварительное следствие осуществляют следователи Следственного комитета РФ, органов внутренних дел, ФСБ России и ФСКН России. Объем процессуальных прав и обязанностей следователей не зависит от их ведомственной принадлежности. Закон лишь разграничивает их компетенцию (подследственность) в зависимости от предмета расследуемого дела, что находит внешнее отражение в квалификации преступления (ст. 151 УПК).

Определяя следователя как должностное лицо, уполномоченное законом осуществлять предварительное следствие по делу, необходимо сразу же оговорить, что он, кроме того, наделен полномочиями по рассмотрению сообщений о готовящихся или совершенных преступлениях и принятию решений о возбуждении уголовного дела.

Обязанностью следователя является раскрытие преступления, установление и изобличение лиц, его совершивших, а также выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Следователь наделяется широкими правами и обязанностями. Решения о направлении следствия и производстве следственных действий он принимает самостоятельно и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Подчеркивая самостоятельность следователя, действующий уголовно-процессуальный закон ограничил ее случаями, когда в соответствии с УПК требуется получение судебного решения.

В частности, необходимо получить решение суда, когда планируется проведение действий, направленных на ограничение конституционных прав граждан, связанных с ограничением:

  • а) личной неприкосновенности (п. 1—3, 6 ч. 2 ст. 29 УПК);
  • б) неприкосновенности частной жизни (п. 8, 11 ч. 2 ст. 29);
  • в) неприкосновенности жилища (п. 4, 5 ч. 2 ст. 29);
  • г) имущественных прав (п. 51, 7, 9 ч. 2 ст. 29);
  • д) временным отстранением обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 Конституции РФ (п. 10 ч. 2 ст. 29 УПК).

Решение прокурора о возвращении уголовного дела следователю может быть им обжаловано с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору (ч. 4 ст. 221 УПК).

Существенны полномочия следователя по даче поручений органу дознания в связи с расследованием уголовного дела. Во-первых, в п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК подчеркнута обязанность исполнения органами дознания полученных от следователя поручений. Во-вторых, имеющим юридическую силу является только поручение, данное в письменной форме. В-третьих, УПК подтверждает положение о праве следователя дать поручение органу дознания о проведении оперативно-разыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Однако следователь не вправе возлагать на органы дознания производство действий, которые согласно закону он должен проводить сам (привлечение лица в качестве обвиняемого, его допрос, назначение экспертизы и т.д.).

Следователь-криминалист — должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий при производстве предварительного следствия по уголовному делу (п. 40′ ст. 5 УПК). Кроме того, следователь-криминалист по поручению руководителя следственного органа вправе производить по уголовному делу, находящемуся в производстве другого следователя, отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству. Поручение руководителя следственного органа должно быть дано в письменном виде.

Дата публикации: 20.06.2019 2019-06-20

Статья просмотрена: 25 раз

На современном этапе развития уголовно-процессуального законодательства, среди многочисленных дискуссионных вопросов, учеными и практическими работниками уделяется немало внимания такому участнику уголовного процесса как следователь (ст. 38 УПК РФ). Автор в полной мере разделяет мнение В. А. Азарова [2, С. 7–10] о том, что следователь по праву является ключевой фигурой в досудебной стадии уголовного процесса. Сказанное объясняется тем, что следователь, по сути полностью организовывает данный процесс, привлекая к участию специалистов, экспертов, защитников, переводчиков, свидетелей, потерпевших, подозреваемых, инициируя решение отдельных вопросов перед судом, информируя надзирающего прокурора. При таких обстоятельствах, нельзя не признать, что и правовой, процессуальный статус следователя, должен требовать от законодателя особого внимания и проработки.

Читайте также:  Кто такой следователь видео

В процессе диссертационного исследования, которому посвящена настоящая статья, автором будут предприниматься попытки к уточнению понятия и роли в уголовном процессе такого его участника как следователь-криминалист, а на основании результатов исследования сформулированы конкретные предложения, направленные повышение эффективности деятельности современного следственного цеха России.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 12.12.2011 № 174-ФЗ (ред. от 01.04.2019) // Российская газета. 2001. № 2861.
  2. Азаров В. А. Следователь как участник современного уголовного процесса России // Вестник Оренбургского государственного университета. № 83.2008. С. 7–10.
  3. Галузо В. Н., Якупов Р. Х. Уголовный процесс: Учебник. 7-е изд., перераб.М.: ТЕИС, 2013.
  4. Пилюшин И. П. Процессуальное положение следователя-криминалиста // Российский следователь. 2010. № 8. С. 8–10.
  5. Темираев О. П. Процессуальные полномочия следователя-криминалиста // Российский следователь. 2012. № 18. С. 24–27.

На окраине Петербурга в одной из коммунальных квартир жил мужчина старше сорока, но моложе пятидесяти. Соседи знали, что накануне Нового года он развелся с женой. Одно из условий развода – сын остается с матерью. Через несколько недель соседи нашли его повешенный труп.

На место прибыли полицейские и криминалисты. Среди них – Илья (имя изменено). Он дактилоскоп (так называют того, кто отпечатками пальцев занимается). Илья – один из десяти криминалистов, работающих в одном из районов города. Он вспоминает:

– С телом вообще нужно максимально осторожно обращаться. Во-первых, родственники, которых лучше всего как можно скорее увести с места происшествия, пока у них не началась истерика. Потом ни в коем случае нельзя наносить на тело дополнительные повреждения. Иначе вообще не поймешь, что с человеком случилось.

Илью попросили снять повешенного. Вообще, криминалисты таким не занимаются (тем более те, кто снимает отпечатки пальцев), но тогда Илья был новичком. Значит, ему и вытаскивать человека из петли.

– Дело в том, что перед тем, как повеситься, человек набирает очень много воздуха в грудную клетку. А когда снимаешь тело, оно ослабляется и падает на тебя, как мешок с песком. Я тогда крепко обхватил его со спины, сильно нажав на грудь. Воздух оттуда вышел, и труп зарычал. Я упал в обморок. С непривычки.

По сравнению с участковым у криминалиста есть ряд преимуществ. График гибче. Отпуск дольше. Зарплата выше. Целый год Илья ездил с профессионалами – учился заполнять бумаги, осматривать место происшествия, брать материал для лаборатории. Чтобы начать работать криминалистом в МВД, нужно пройти шестимесячный теоретический курс. Но учеба Ильи длилась всего 50 суток.

Участковый должен сидеть на службе все пять рабочих дней, а иногда и вообще всю неделю. У криминалиста все по-другому: работа зависит от материалов, поступающих эксперту.

Читайте также:  Какие следователи бывают в мвд

– Обычно в МВД любят все сделать по-быстрому, – объясняет Илья, – поэтому криминалистов привлекают редко. Квартирные кражи, убийства, угон машин, грабежи – мы нужны там, где по орудию можно понять, какой отверткой был выдавлен замок, или по характеру травм сказать, как и чем был убит человек. Участковому или оперативнику интересно лицо, стоящее за преступлением. А криминалисту – следы, ведущие к этому лицу. Вот, например, сидим мы с тобой в кафе, – мы с Ильей действительно сидим в кафе, – и уже по отпечаткам нашей обуви можно будет косвенно доказать это. У девушек, что позади нас, другие следы будут. У официанта – тоже. Практически не бывает даже похожих следов.

На работу Илья ходит в джинсовой рубашке и кофте. В руках – 15-килограммовый чемодан, в котором лежат перчатки, бахилы, инструменты для забора крови, дактилоскопии, фиксирования следов изъятия и многого другого. Плюс цифровой фотоаппарат. Семь лет назад, когда у криминалистов в ходу еще были инструменты советских времен, многие эксперты пользовались пленочным фотоаппаратом. А после экспертизы ехали проявлять пленку.

Как правило, экспертиза занимает от трех до пяти часов. За это время криминалист должен все сфотографировать, найти и зафиксировать следы, взять пробы для лаборатории. Вместе с экспертом выезжают следователь и оперативники. Их работа тоже лишена вдохновения, ведь они должны расписать место происшествия до мелочей. То есть отметить, что дверь в квартире открывается так-то, ступенек парадной лестницы столько-то и так далее. В отличие от других сотрудников, криминалиста интересует конкретика: например, как преступник вошел в квартиру.

– То, чем мы занимаемся, это просто следы, – формулирует суть профессии Илья. Но бывает и так, что следов преступника вообще не найти.

Внутри квартиры тоже всего по минимуму. Вернее, вообще ничего.

– Взломщики ходили по вещам, – объясняет Илья. – Кинул под ноги шубу и пошел, перекидывая с места на место. И так по всем комнатам, прямо до выхода. Ботинки, естественно, в бахилах. И вот я по квартире хожу и не могу найти никаких следов. В таких случаях преступники обычно деньги берут или ювелирку. А технику не трогают: сложно вытащить из квартиры телевизор, когда ты ходишь только по чьей-то шубе.

Дело осложняется, когда находят труп. Тогда работа криминалиста может затянуться до 12 часов.

Убийства происходят чаще, чем об этом говорят, и, как считает Илья, большинство из них не заслуживают внимания. Поэтому он едва ли может вспомнить детали. Потому что одна смерть похожа на другую.

– Ну обнаружили женщину. Или мужчину, – лениво перебирает Илья. – Не помню, где. Тоже в коммуналке. Тридцать ножевых. Помню, как мы долго его переворачивали, чтобы убедиться, что сзади у него ничего нет (вот в одном из районов недосмотрели, а в морге обнаружилось, что в теле еще торчит кусок клинка со спины). Нужно ведь все рассмотреть, ширину промерить и глубину. Это криминалистической линейкой делается (она похожа на обычную, только под разметкой поставлены черно-белые шашечки для масштаба; если линейки нет, ее можно заменить спичечным коробком). Того мужика, кстати, дочка зарезала. У нее расстройство психики обнаружили, в дурке потом закрыли. Помню еще, что я тогда на место в 9 утра приехал, а дома оказался только в восемь вечера.

Читайте также:  Как выбивают показания следователи

Помимо МВД, свои криминалисты есть и в Следственном комитете.

– В СК вообще мажорная история, – рассказывает Илья. – У них техническое оснащение значительно лучше, чем у нас. Помню, приезжаем как-то на место, где надо было пересчитать и зафиксировать все камеры видеонаблюдения. Прихожу я туда со своим чемоданом, гуляю, смотрю, где камеры. А криминалисты из СК достают устройство, на котором тут же красными точками отражаются все видеорегистраторы, которые есть в помещении. Я вручную насчитал три-четыре камеры, а их оказалось двенадцать. Конечно, с такой техникой работа значительно облегчается, и по сравнению с их экспертами чувствуешь себя какой-то группой поддержки. Но они и приезжают только на резонанс. Например, пятерное убийство.

В сериалах часто бывает, что следователь просит криминалиста сделать экспертизу вне уголовного дела. По дружбе. В жизни так не бывает, считает Илья. Слишком велика ответственность за превышение служебных полномочий.

В американских сериалах экспертов часто вызывают в суд. У нас криминалисты редко оказываются на публике – Илью приглашали на процесс как эксперта всего раз, по делу об изнасиловании. Тогда адвокат настаивал на том, что преступление было совершено не в тех кустах, которые отмечены в деле, а совсем в других, что напротив.

– По сути, эти прения не имели никакого значения. Адвокат просто отрабатывал свои деньги, тянул время, чтобы за процесс получить не тридцать тысяч, а пятьдесят, – говорит Илья.

Защита может заказать собственную экспертизу, и если она будет существенно противоречить работе криминалиста, тогда проводится третья – обычно руками Главка МВД. Редко все три заключения противоречат друг другу, но если это и происходит, тогда все три криминалиста садятся за один стол и выясняют, почему каждый из них увидел на фотографии одно, а не другое.

Илья говорит, что иногда ему кажется, будто трупы преследуют его: почему-то именно в его смены появляется больше всего мертвецов. Но его это не огорчает. Даже наоборот. Работа с трупами, в отличие от службы участковым, никогда не станет рутиной, считает он.

– Когда делаешь экспертизу, видишь, что человек делал, как жил и как пришел к тому, чтобы влезть в петлю. Я могу открыть любую квартиру с любым телом и тут же сказать, задушили этого человека или забили. Потому что ничего нельзя скрыть. Понятно, что нужно заполнять бумаги и проводить полноценную экспертизу. Но в большинстве случаев я практически с ходу могу сказать, что произошло на месте происшествия: сам повесился или ему в этом помогли. Ты видишь обстановку, в которой человек умирал, и у тебя рождается определенная картинка. А вместе с ней – впечатление.

Источники:
http://moluch.ru/archive/263/60861/

Читайте также:
Adblock
detector