Может ли судья выйти за рамки обвинения

Добрый день, дамы и господа. В этой заметке рассмотрим кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2013 г. N 83-О13-1. Приговор суда подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство в связи с тем, что суд нижестоящей инстанции, изменив и дополнив поддержанное государственным обвинителем обвинение, вышел за его пределы, чем нарушил право осужденных на защиту. Суть дела:
Осужденные, не соглашаясь с приговором, указывают, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения. Кроме того, принимая частичный отказ гособвинителя от обвинения, суд не принял процессуального решения о прекращении уголовного дела в этой части.
ВС РФ установил следующее.
Согласно обвинительному заключению осужденные обвинялись в получении взятки и превышении должностных полномочий.
По первому эпизоду осужденные обвинялись в том, что получили от гражданина взятку в виде денег за незаконное бездействие: за сокрытие факта незаконного культивирования этим гражданином растений, содержащих наркотическое средство, и непринятие мер к привлечению его к уголовной ответственности.
Гособвинитель просил исключить из обвинительного заключения фразу о сокрытии факта незаконного культивирования растений, содержащих наркотическое средство, и о непринятии мер к привлечению к уголовной ответственности.
При этом в отношении кого и в чем конкретно выразилось незаконное бездействие, гособвинителем указано не было.
Однако суд, квалифицируя действия подсудимых, указал, в чем выразилось незаконное бездействие и в отношении кого.
Таким образом, в нарушение требований УПК РФ суд, изменив и дополнив поддержанное гособвинителем обвинение, вышел за его пределы, чем нарушил право осужденных на защиту.
Наряду с этим гособвинитель отказался от обвинения в отношении одного из осужденных по другому эпизоду обвинения — по превышению должностных полномочий.
Суд хотя и указал в приговоре, что признал частичный отказ от обвинения, однако никаких процессуальных решений по заявленному отказу не принял и не рассмотрел вопрос о признании за осужденным права на частичную реабилитацию.
С учетом изложенного приговор суда отменен. Дело направлено на новое судебное разбирательство.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 29 сентября 2016 г. N 1800-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

КАТАЕВА МАКСИМА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 4 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 29,

ПУНКТОМ 9 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 389.20 И СТАТЬЕЙ 389.26

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.В. Катаева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. Приговором от 24 августа 2015 года гражданин М.В. Катаев был осужден за совершение преступлений, в том числе за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (часть четвертая статьи 111 УК Российской Федерации). При этом суд первой инстанции установил, что данное деяние совершено в период с 23 часов 9 минут 24 мая до 7 часов 26 мая.

По результатам рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции с учетом заслушанных в судебном заседании показаний эксперта определением от 16 ноября 2015 года приговор был изменен в части указания на время совершения означенного преступления: указано, что оно совершено в период с 23 часов 9 минут 24 мая до 7 часов 28 мая. Полагая, что тем самым суд второй инстанции вышел за пределы судебного разбирательства в части предъявленного обвинения, М.В. Катаев обратился с кассационной жалобой в адрес президиума верховного суда республики, однако постановлением судьи этого суда от 16 мая 2016 года в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано; довод жалобы о предполагаемом нарушении уголовно-процессуального закона в суде апелляционной инстанции оставлен без удовлетворения с разъяснением, что суд, уточнив время совершения преступления и предварительно проверив алиби осужденного, не превысил свои полномочия и не вышел за пределы предъявленного обвинения.

Читайте также:  Что делать если мать обвиняет в воровстве

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации М.В. Катаев просит признать не соответствующими статьям 2, 10, 17 (часть 2), 19 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 49 (часть 1), 120 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации пункт 4 части первой статьи 29 «Полномочия суда», пункт 9 части первой статьи 389.20 «Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции» и статью 389.26 «Изменение приговора и иного судебного решения» УПК Российской Федерации (во взаимосвязи со статьей 252 этого Кодекса), поскольку данные нормы, по его мнению, в нарушение принципов состязательности и равноправия сторон позволяют суду апелляционной инстанции при изменении приговора выходить за рамки предъявленного обвинения, изменяя указание на время совершения преступления.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Оспариваемые положения статей 29 и 389.20 УПК Российской Федерации закрепляют возможность изменения приговора или иного обжалуемого судебного решения судом апелляционной инстанции, которая не исключает, а, напротив, предполагает обеспечение гарантированных участникам судебного разбирательства прав, поскольку, согласно правовым позициям, сформулированным Конституционным Судом Российской Федерации, судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено независимо от того, что послужило причиной его неправосудности — неправомерные действия судьи, судебная ошибка или иные обстоятельства, объективно влияющие на его законность, обоснованность и справедливость, если существенно значимые обстоятельства события, являющегося предметом исследования по уголовному делу, отражены в нем неверно (постановления от 2 февраля 1996 года N 4-П и от 16 мая 2007 года N 6-П; определения от 9 апреля 2002 года N 28-О, от 4 октября 2011 года N 1459-О-О, от 17 июля 2012 года N 1326-О и др.) либо им дана неправильная уголовно-правовая оценка.

Конституция Российской Федерации, провозглашая идею справедливости как основополагающую и гарантируя каждому судебную защиту его прав и свобод на основе равенства перед законом и судом, а также право каждого осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом (преамбула; статья 18; статья 19, часть 1; статья 46, часть 1; статья 50, часть 3), предполагает исправление судебных ошибок, что вытекает из предназначения правосудия и необходимости вынесения правосудного решения. Иное, напротив, свидетельствовало бы о невыполнении судом возложенных на него Конституцией Российской Федерации функций, о придании неопределенности правовым нормам, о нарушении конституционных принципов верховенства права, справедливости и равенства и, как следствие, приводило бы к снижению авторитета суда и доверия к нему как органу правосудия (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2016 года N 15-О и от 25 февраля 2016 года N 438-О).

В соответствии с частью первой статьи 389.13 УПК Российской Федерации производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35 — 39 этого Кодекса (с изъятиями, предусмотренными его главой 45.1), регулирующими в том числе общие условия судебного разбирательства, включая правило о недопустимости в суде поворота обвинения к худшему. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации прямо разъясняет судам, что судебное разбирательство судом апелляционной инстанции проводится в соответствии с требованиями части первой статьи 252 УПК Российской Федерации в пределах предъявленного лицу обвинения; суд вправе изменить приговор либо отменить приговор и вынести новое судебное решение, если этим не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту (пункты 15 и 16 постановления от 27 ноября 2012 года N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Читайте также:  Кто может быть законным представителем обвиняемого подозреваемого

Изменение же обвинительного приговора, определения, постановления суда первой инстанции в сторону ухудшения положения осужденного возможно в силу предписания части первой статьи 389.24 УПК Российской Федерации не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей.

Таким образом, оспариваемые положения статей 29 и 389.20 УПК Российской Федерации, а также его статья 389.26, закрепляющая конкретные правомочия суда при изменении приговора и иного судебного решения в апелляционном порядке, не могут расцениваться в качестве нарушающих права заявителя в обозначенном в его жалобе аспекте. Проверка же правильности казуального истолкования правовых норм, подлежащих применению, с учетом обстоятельств конкретного дела, а равно оценка того, произошло ли в результате изменения приговора в отношении М.В. Катаева ухудшение его положения и нарушение его права на защиту, к чему, по сути, сводятся доводы его жалобы, в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входят.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Катаева Максима Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Процессуальная зависимость судебных органов от органов обвинения

Таким образом, суд не может осудить А. и В. по ч. 2 ст. 105 УК РФ, и вынужден выносить приговор по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Возврат уголовного дела прокурору, в таком случае является альтернативой, выносимому по ч. 4 ст. 111 УК РФ, приговору. Законность и обоснованность которого, вызывает сомнения, так как в большей степени нарушаются права представителя потерпевшего, супротив положениям п. 1 ч. 1 ст.6 УПК РФ.

Вместе с тем, возврат уголовного дела прокурору может быть осуществлен только в порядке ст. 237 УПК РФ. УПК РФ не конкретизирует, должен ли судья указывать в постановлении, какие процессуальные действия прокурор обязан произвести для устранения нарушений препятствующих рассмотрению. Согласно ч. 4 ст. 237 УПК РФ производство каких-либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных ст.237 УПК, по уголовному делу, возвращенному прокурору, не допускается. Но законодатель в данной статье производство каких-либо действий фактически и не предусматривает. Как применять на практике эту правовую норму, неясно.

Рябинина Т., также указывает что с основаниями возвращения дела прокурору судья в постановлении вправе указывать, какие процессуальные действия необходимо произвести для устранения препятствий рассмотрения дела судом. Тем самым прокурору будет предоставлена возможность, наряду с учетом указаний суда, самому определяться в выборе процессуальных средств, необходимых для устранения препятствий рассмотрения дела судом, но только тех, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом. То есть, как указано в статье Рябининой Т., суд вправе указать в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору, какие процессуальные действия рекомендуются для устранения препятствий, но не обязан ограничивать прокурора ни в сроке, ни в средствах осуществления этой деятельности.

Автор не может согласиться с таким мнением, так как оно идет в разрез с концепцией состязательности сторон, коей автор не напрасно уделил особое внимание в начале данной статьи. Суд не может указывать прокурору, или рекомендовать произвести какие-либо процессуальные действия. Кроме того, принцип презумпции невиновности никто не отменял. Согласно ст. 14 ч. 2 УПК РФ, подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Читайте также:  Может ли потерпевший отказаться от обвинения

Довод о том, что суд может давать рекомендации стороне обвинения не для вменения, а ради установления истины в судебном заседании, носит в большей степени философский оттенок чем материалистический.

В данном случае, любой находящийся на месте защитника может заявить вполне обоснованный отвод судье, так как судья при указанной модели заранее делает для себя выводы о виновности обвиняемого и наличия признаков того или иного преступления, в связи с чем возникает вопрос о его беспристрастности.

Более того, в природе трудов отечественных юристов, возникает вопрос о том что если в законе исчерпывающе не оговорено что прокурор после устранения нарушений обязан вернуть уголовное дело в суд, то значит прокурор может принять и другое решение по делу. Как указывает РябининаТ., прекратить уголовное дела или установить обстоятельства, свидетельствующие о совершении обвиняемым более тяжкого преступления.

Вместе с тем, роль государственных обвинителей в процессе, порой бывает неясна. Кроме того, что государственные обвинители не принимают мер к представлению доказательств суду, ими не принимаются меры к установлению способов совершений преступлений, а также к устранению существенных противоречий в показаниях потерпевшего, свидетелей и подсудимого, как доказательств по делу. Тогда как обязанность осуществления уголовного преследования диктует установление события преступления, способа его совершения и изобличение лица или лиц, виновных в совершении преступления. Подобных примеров, при которых суд вынужденно выполняет функции обвинения, на широких просторах нашей родины великое множество.

К сожалению, участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел является в какой-то мере формальным и не является гарантией соблюдения уголовно-процессуального закона и мерой обеспечения постановления законного и обоснованного приговора. Спектр нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона довольно широк. Это и нарушение права на защиту, и использование в доказывании обвинения доказательств, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона либо не исследованных в судебном заседании, и не отражение в протоколе судебного заседания доказательств, положенных судом в основу приговора, и неправильная оценка доказательств, повлекшая необоснованное изменение квалификации или отказ от обвинения и т.д. Полное и всесторонне выяснение органом расследования подлежащих доказыванию обстоятельств совершения преступления может являться залогом законности при рассмотрении уголовных дела.

Согласно статистическим данным в 2005 году государственные обвинители частично отказались от наиболее тяжкого обвинения в отношении 22 лиц, и полностью — в отношении 1лица. Основаниями отказа гособвинителей от обвинения либо в части была как его недоказанность, так и излишняя квалификация действии обвиняемого несколькими статьями УК РФ вместо одной.

Все вышеизложенное наталкивает читателя на различного рода умозаключения.

Видением детерминантов данной проблемы автор находит следующее.

Столь надежный механизм выгоден почти всем. Что касается суда районного звена. То вышеуказанная тенденция стимулирует беспрекословное согласие с органами обвинения во всех их проявлениях Здесь автором имеется ввиду рассмотрение судами районного звена уголовных дел, дел об административных правонарушениях, рассмотрение различных материалов досудебной проверки и исковых заявлений в интересах государства и физических лиц по гражданским и административным делам. . Вместе с тем суды районного звена принявшие подобную тенденцию занимают благоприятную позицию.

Лейтмотив И.В. Сталина: — кадры решают все!, по прежнему остается актуальным. К сожалению защита прав и законных интересов граждан утопает в меркантильных интересах правоохранительного сообщества и становится по прежнему утопией, в разрез демократического курса нашего общества.

Источники:
http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-29092016-n-1800-o/
http://vuzlit.ru/1294349/zavisimost_suda_ot_organov_obvineniya

Читайте также:
Adblock
detector