Может ли родственник быть защитником обвиняемого

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 299-ФЗ в статью 18 настоящего Федерального закона внесены изменения

Статья 18. Свидания с защитником, родственниками и иными лицами

Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается. Если в качестве защитника участвует иное лицо, то свидание с ним предоставляется по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего его личность. Защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. На территорию места содержания под стражей защитник вправе проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов уголовного дела, компьютеры и пользоваться такими копировально-множительной техникой и фотоаппаратурой, компьютерами только в отсутствие подозреваемого, обвиняемого в отдельном помещении, определенном администрацией места содержания под стражей.

Свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать. В случае попытки передачи защитником подозреваемому или обвиняемому запрещенных к хранению и использованию предметов, веществ и продуктов питания свидание немедленно прерывается.

Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое.

Свидания с родственниками и иными лицами осуществляются под контролем сотрудников мест содержания под стражей и в случае попытки передачи подозреваемому или обвиняемому запрещенных к хранению и использованию предметов, веществ и продуктов питания либо сведений, которые могут препятствовать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, прерываются досрочно.

Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, предоставляются свидания с их представителями в Европейском Суде по правам человека и лицами, оказывающими им юридическую помощь в связи с намерением обратиться в Европейский Суд по правам человека. Свидание не разрешается, если его проведение может повлечь за собой воспрепятствование производству по уголовному делу. Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности и могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть, но не слышать их участников. Представителям подозреваемых и обвиняемых в Европейском Суде по правам человека и лицам, оказывающим им юридическую помощь в связи с намерением обратиться в Европейский Суд по правам человека, запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. В случае попытки передачи подозреваемому или обвиняемому запрещенных к хранению и использованию предметов, веществ и продуктов питания свидание немедленно прерывается.

Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с нотариусом в целях, указанных в пункте 3.1 части четвертой статьи 46 и пункте 9.1 части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Свидания предоставляются без ограничения их числа и продолжительности в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть участников свидания, но не слышать их. Свидания предоставляются по предъявлении нотариусом документов, подтверждающих его полномочия и удостоверяющих его личность. Нотариусу разрешается проносить на территорию места содержания под стражей только те предметы и документы, которые необходимы ему для удостоверения доверенности, в том числе технические средства (устройства), предназначенные для печати документов и снятия копий с документов.

См. комментарии к статье 18 настоящего Федерального закона

Может ли близкий родственник выступать в качестве защитника в уголовном деле в процессе расследования, в судах по рассмотрению жалоб, то есть с момента возбуждения уголовного дела?

В соответствии с ч.2 ст. 49 УПК по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Вместе с тем кроме ходатайства обвиняемого для этого необходимо соблюдение еще одного условия: близкий родственник или иное лицо должны быть объективно способными оказывать обвиняемому именно юридическую помощь, т.к. защитник — это лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Закон не требует, чтобы указанные лица обязательно имели официальное юридическое образование, однако суд должен убедиться, что они достаточно разобрались в юридической стороне данного уголовного дела, чтобы, хотя бы с помощью адвоката, оказывать своему подзащитному реальную юридическую помощь. Допуск таких лиц не обязанность, а право суда, однако суд должен мотивировать отказ в допуске конкретными фактическими обстоятельствами.

Читайте также:  Муж во всем меня обвиняет что делать

При производстве у мирового судьи названные лица допускаются в процесс как наряду, так и вместо адвоката. По смыслу статьи допуск в качестве защитников близких родственников и иных лиц предусмотрен лишь в судебных стадиях процесса, поскольку решение принимает суд.

Таким образом, близкий родственник может быть защитником наряду! с адвокатом в судебных стадиях процесса.

В части второй ст. 49 УПК РФ законодатель установил, что в качестве защитников допускаются адвокаты. В соответствии с частью первой ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» квалифицированная юридическая помощь оказывается в рамках адвокатской деятельности, осуществляемой на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката. Федеральный закон от 31.05.2002 n 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»(принят гд фс рф 26.04.2002) Данная норма согласуется со ст. 48 Конституции РФ и ст. 49 УПК РФ и особых трудностей на практике не вызывает. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001)

Однако в части второй этой статьи УПК законодатель установил: по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Таким образом, кроме адвоката, закон допускает в качестве защитника и иных лиц, не являющихся адвокатами.

При этом, согласно части четвертой ст. 49 УПК РФ, адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

А в какой момент производства по уголовному делу допускается защитник — иное лицо (не адвокат)?

Данная процессуальная норма толкуется по-разному. Вплоть до совершенно противоположных точек зрения, в чем можно усмотреть проявление несовершенства правовой нормы. Козлов А.М. Конституционное право на защиту в уголовном судопроизводстве: спорные вопросы практики. Журнал российского права, N 5, 2004

А любой пробел в законе неизбежно приводит к спорным решениям, принимаемым должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу. Это, в свою очередь, может привести к нарушению конституционного права граждан на защиту, а значит, к неисполнению государством своей обязанности надлежащего правового регулирования в данной сфере общественных отношений. Эти недостатки можно устранить в порядке изменения закона либо через судебный прецедент, восполняющий пробел в правовом регулировании посредством системного и грамматического толкования действующих уголовно-процессуальных норм в целом и диспозиции части второй ст. 49 УПК РФ в частности.

В настоящее время складывается следующая ситуация. Одни утверждают, что допуск в качестве защитника близкого родственника или иного лица, не являющихся адвокатами, возможен только в судебных стадиях производства по уголовному делу. Поэтому, по их мнению, в законе указано на допуск перечисленных лиц по постановлению или определению суда. Другие считают, что иные лица могут участвовать в качестве защитника обвиняемого (но не подозреваемого!) и на предварительном следствии. Для этого им необходимо получить судебное решение в виде постановления суда (судьи). Соответственно, обвиняемый или, согласно части первой ст. 50 УПК РФ, другие лица, с согласия или по поручению обвиняемого вправе инициировать соответствующее ходатайство.

Судья рассматривает ходатайство о допуске защитника, о чем выносит постановление, на основании которого прокурор, следователь или дознаватель допускают иное лицо в качестве защитника обвиняемого.

Думается, что второе мнение более отвечает решению законодателя. Однако для сближения правовых позиций и единообразия в понимании и применении процессуального закона в этой части необходимо дать дополнительные пояснения, вытекающие из системного толкования процессуальных норм, регламентирующих институт участия защитника в уголовном деле. Одновременно будем исходить из грамматического толкования и буквального смысла текста ст. 49 УПК РФ.

Во-первых, как следует из текста и буквального смысла части второй этой статьи, здесь нет ограничения, налагаемого словом «только». Употребление сторонниками первого мнения частицы или союза «только» не основано на законе, поскольку в его тексте такого слова нет. Поэтому изначально ошибочно мнение, что иные лица допускаются в качестве защитника только в судебных стадиях производства по уголовному делу. Сторонники этой точки зрения, добавляя по своему личному усмотрению слово «только» в текст закона, вопреки ему незаконно налагают на права обвиняемого ограничения, не предусмотренные законом. Для соблюдения принципа законности и обеспечения правопорядка никто не вправе дополнять текст закона какими-либо словами. Тем более если вносимые в текст закона слова несут дополнительную смысловую нагрузку и тем самым позволяют искажать правовую норму.

Читайте также:  Обвиняют в удушении которого небыло что делать

Во-вторых, связывая свою позицию с указанием в законе на получение постановления (определения) суда, сторонники первого мнения допускают элементарную логическую ошибку (нарушено правило следования). Если необходимо получить постановление судьи, то из этого совершенно не следует, что надо ждать, пока уголовное дело в необозримом будущем будет направлено в суд. Так, для получения постановления судьи об избрании меры пресечения следователь тоже обращается в суд, хотя уголовное дело находится в производстве следователя. Исходя из принципа разумности законотворчества, если бы законодатель так считал, его позиция была бы прямо и недвусмысленно определена в законе. Например, таким образом: «При рассмотрении уголовного дела в суде в качестве защитника наряду с адвокатом могут быть по определению, постановлению суда допущены наряду с адвокатом один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый».

Но, как видим, текст части второй ст. 49 УПК РФ дан в иной редакции, не содержащей разграничения для предварительного расследования и судебных стадий разрешения уголовного дела в отношении права и возможности обращения в суд для получения постановления судьи о допуске в качестве защитника иного лица, не адвоката.

В-третьих, часть вторая данной статьи говорит о праве именно обвиняемого, а не подозреваемого. Законодатель разграничил права этих участников уголовного судопроизводства на стадии предварительного расследования. Хотя и в части первой, и в части третьей ст. 49 УПК РФ законодатель говорит о подозреваемом, обвиняемом. Выделяя права обвиняемого, законодатель знает, что данное процессуальное лицо существует только на стадии предварительного расследования. И, соответственно, именно обвиняемому законом предоставлено право пригласить в качестве защитника также и иное лицо — не адвоката. Если бы законодатель предоставлял такое право исключительно подсудимому, то так и было бы указано в законе во избежание споров. А в законе говорится именно об обвиняемом, существующем только в стадии досудебного производства по уголовному делу. Более того, законодатель не предоставляет такого права подозреваемому, специально указывая субъектом этого права именно обвиняемого.

Если следовать логике сторонников первого мнения, то обвиняемый вообще не сможет реализовать право получить постановление судьи о допуске в качестве своего защитника одного из близких родственников либо иного лица, не являющегося адвокатом.

На практике возник еще один вопрос, связанный с употребленным законодателем наречием «наряду». Как понимать словосочетание «наряду с адвокатом»? Некоторые считают, что иное лицо может быть допущено в качестве защитника только вместе с адвокатом. Обратимся к толковым словарям Даля, Ожегова, определяющим смысл наречия «наряду»: наравне, одинаково, так же как и, одновременно, в то же время, таким же образом.

Как видим, с точки зрения лингвистики в этих понятиях нет никакого связывающего ограничения. Козлов А.М. Конституционное право на защиту в уголовном судопроизводстве: спорные вопросы практики. Журнал российского права, N 5, 2004

Тем не менее уже имеется пример, когда в судебной коллегии Московского городского суда восприняли текст данной процессуальной нормы так, что иное лицо может быть допущено в качестве защитника только вместе с адвокатом.

Неправильность такого ограничения содержания процессуальной нормы показана выше. Ошибка возникает по причине произвольного добавления в текст закона определенных слов, которые существенно искажают смысловую нагрузку текста и тем самым меняют значение правовой нормы.

Буквальный смысл части второй ст. 49 УПК РФ может пониматься только так: иное лицо может быть допущено в качестве защитника наравне, одинаково, таким же образом, так же как и. адвокат. При этом в части второй указанной статьи присутствует признак диспозитивности правовой нормы, то есть обвиняемый вправе выбрать и пригласить в качестве защитника любое из лиц, указанных в законе, по своему усмотрению. Это право обвиняемого согласуется с правилами приглашения, назначения и замены защитника по поручению или с согласия обвиняемого, установленными в части первой ст. 50 УПК РФ. Кроме того, исходя из смысла части первой данной статьи, защитник из числа лиц, перечисленных в части второй ст. 49 УПК РФ, может быть приглашен как самим обвиняемым, так и другими лицами, но не произвольно, а по поручению или с согласия обвиняемого.

Читайте также:  Сколько защитников может быть у обвиняемого

Тогда в случае, если обвиняемый сам ходатайствует о приглашении конкретного лица (не адвоката) в качестве своего защитника, то судья непосредственно рассматривает это ходатайство обвиняемого. При рассмотрении ходатайства о допуске в качестве защитника иного лица, приглашенного другими лицами, судья обязан выяснить у обвиняемого, давал ли он такое поручение и согласен ли с тем, чтобы данное иное лицо было допущено судьей в качестве защитника обвиняемого.

Закон и здесь не содержит каких-либо указаний, не вводит ограничения на то, кто вправе направить такое ходатайство в суд. Напротив, в законе употребляется выражение «по поручению обвиняемого». Значит, обвиняемый может поручить пригласить защитника, что прямо предусмотрено законом. Право выбора способа приглашения защитника согласуется с положениями части второй ст. 50 УПК РФ, где установлена обязанность дознавателя, следователя, прокурора или суда обеспечить по просьбе обвиняемого участие защитника. В том числе иного лица, а не только адвоката. Что касается защитника — близкого родственника, то законом установлен круг таких лиц.

В пункте 4 ст. 5 УПК РФ перечень близких родственников определен законодательно и никаких трудностей в правоприменении не вызывает. А иные лица? К сожалению, никаких пояснений закон не дает. Нет и ограничений. Тогда какова процедура допуска иного лица в качестве защитника обвиняемого?

Следует напомнить о таких правовых принципах, как недопустимость злоупотребления правом иными лицами и свобода усмотрения судьи. Судья руководствуется только своим правосознанием. Ведь никто, в том числе и закон, не обязывает судью сразу допускать любого гражданина к участию в уголовном деле в качестве защитника. Прежде чем вынести постановление, судья проводит судебное заседание, в котором рассматривается ходатайство о допуске конкретного близкого родственника или иного лица в качестве защитника обвиняемого. И хотя определяющим является волеизъявление обвиняемого, судья в силу требований части первой ст. 11 и части второй ст. 16 УПК РФ обязан предостеречь обвиняемого о последствиях, которые могут наступить в случае осуществления защиты иным лицом, не имеющим достаточной подготовки и навыков ведения такой защиты.

Если же в деле участвует адвокат, то предостережение судьи носит превентивный характер и направлено на то, чтобы обвиняемый осознал свои права и подтвердил в судебном заседании согласие на участие иного лица в качестве защитника.

Полагаю, что при разрешении такого ходатайства судье надлежит руководствоваться общими требованиями, предъявляемыми к постановлению судьи. Согласно части четвертой ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Эти требования закона распространяются на все постановления, в том числе выносимые о допуске в качестве защитника иного лица.

Конечно, представляется идеальной ситуация, когда иное лицо является профессиональным юристом или передает судье соответствующее письмо с места работы, рекомендации от профессиональных юристов.

Это позволит ему сделать обоснованный вывод, что данное лицо способно оказать помощь обвиняемому в осуществлении своей защиты в уголовном деле. Однако отсутствие таких документов не является основанием для отказа в допуске иного лица в качестве защитника. Ведь формальное отсутствие юридического образования может компенсироваться другими качествами, необходимыми для оказания помощи обвиняемому.

Возможен и вариант, когда судья отказывает в допуске иного лица в качестве защитника. Такое решение возможно в принципе лишь в случае, когда данное лицо по своим моральным качествам явно не способно, не сможет оказать помощь в защите обвиняемого и даже навредит.

В такой ситуации возможен отказ судьи в допуске такого защитника. Но в любом случае решение судьи об отказе в допуске иного лица должно быть основано не на предположениях, а мотивировано доводами о наличии конкретных обстоятельств, исключающих возможность его допуска в качестве защитника. Обвиняемому в этом случае разъясняется право пригласить другого защитника и право обжаловать постановление судьи.

Источники:
http://ppt.ru/question/?id=44880
http://studbooks.net/930229/pravo/osobennosti_dopuska_kachestve_zaschitnika_rodstvennikov_inyh

Читайте также:
Adblock
detector