Кто в суде доказывает вину обвиняемого

Андросенко Н., адъюнкт кафедры уголовного процесса Московского университета МВД России.

Вопрос о значимости показаний подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, является одним из самых спорных вопросов доказательственного права.

Длительный период времени признание своей вины считалось «царицей доказательств». С конца XVII в. в области судебного процесса господствовали принципы розыска, «инквизиционный» процесс. Основным доказательством являлось собственное признание вины, и для его получения могла применяться пытка, причем пытка не являлась внепроцессуальной, она регламентировалась законом. Если обвиняемый признавал свою вину, других доказательств не требовалось. Так, например, Краткое изображение процессов или судебных тяжб (1715 г.) содержит указание на то, что в случае признания вины ответчиком не требуется иных доказательств вины, поскольку «собственное признание есть лучшее свидетельство всего света» .

Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М., 2004. С. 160.

В ходе судебной реформы 1864 г. была отменена существовавшая ранее система формальных доказательств, признание лицом своей вины было приравнено к иным доказательствам, лишилось значения главенствующего доказательства.

УПК РФ рассматривает показания подозреваемого, обвиняемого в качестве одного из видов доказательств по уголовному делу (ч. 2 ст. 74), однако показания подозреваемого, обвиняемого не имеют преимущества перед другими видами доказательств. Законодатель не отдает предпочтения какому-либо одному виду доказательств, считая его более убедительным. В ч. 2 ст. 17 УПК РФ содержится требование, согласно которому никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Это не позволяет относить к более приоритетным, предпочтительным какие-либо виды доказательств. Все доказательства оцениваются в сопоставлении с другими, имеющимися в уголовном деле.

В науке уголовно-процессуального права существуют различные точки зрения на значение и место показаний подозреваемых, обвиняемых, признающих свою вину, среди других доказательств. Так, Р. Куссмауль считает, что показания подозреваемого, обвиняемого следует вообще исключить из числа доказательств, поскольку «они всегда сомнительны». По его мнению, на достоверность показаний подозреваемого, обвиняемого и подсудимого могут оказать влияние как незаконные методы расследования, так и различные иные факторы, например: заблуждение, тяжелое стечение личных, семейных и иных обстоятельств, болезнь, насилие и угрозы со стороны подлинных преступников, их родственников или знакомых. Признать вину могут с целью отвести подозрение от близкого человека, выйти на свободу для ухода за больным членом семьи или самому лечиться, не оставить дом и имущество без присмотра и т.д. .

См.: Куссмауль Р. Исключить показания обвиняемого из числа доказательств // Российская юстиция. 2001. N 7. С. 53.

Однако полагаем, что нельзя исключать показания подозреваемого, обвиняемого из числа доказательств, поскольку это может повлечь нарушение их прав. Дача показаний является правом, а не обязанностью подозреваемого, обвиняемого, и, как справедливо указывает В.И. Каминская, «важнейшая особенность, характеризующая показания обвиняемого с точки зрения их процессуального значения, заключается в том, что при помощи показаний обвиняемый осуществляет свое право на защиту» . В ходе допроса обвиняемый реализовывает право на защиту путем высказывания отношения к предъявленному обвинению (подозреваемый — по поводу подозрения), приведения оправдывающих или смягчающих его ответственность доказательств. Поэтому исключение показаний подозреваемого, обвиняемого из числа доказательств может нарушить их право на защиту.

Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. М., 1960. С. 19.

Кроме того, не стоит недооценивать значение показаний подозреваемых, обвиняемых, признающих свою вину. Допрос подозреваемого, обвиняемого, признавшего вину в совершении преступления, дает возможность собирания новых, ранее неизвестных следователю доказательств, которые без его показаний обнаружить очень трудно. Только подозреваемый, обвиняемый может сообщить такие имеющие значение сведения, как обстоятельства, характеризующие субъективную сторону преступления (психическое отношение к преступлению, мотив). Таким образом, подобные показания могут служить средством установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. При признании лицом своей вины в совершении преступления на первоначальном этапе расследования изменяется характер и направленность следственных действий, что позволяет сократить сроки предварительного расследования и материальные затраты на проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступления и установлению всех обстоятельств уголовного дела.

В качестве доказательства следует использовать не само признание вины, а конкретную информацию, содержащуюся в показаниях подозреваемого, обвиняемого. Сопоставив данную информацию с имеющимися в уголовном деле данными, можно сделать вывод о правдивости или неправдивости данных показаний. Именно поэтому ст. 77 УПК РФ устанавливает, что признание обвиняемым своей вины не может быть положено в основу обвинения без совокупности доказательств. Как утверждает П.А. Лупинская, «доказательством является не факт признания обвиняемым своей вины, а сообщаемые им сведения, свидетельствующие о его причастности к совершению преступления и объективно подтверждаемые в ходе проверки» .

Читайте также:  Кто составляет обвинительное заключение по уголовному делу

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2004. С. 265.

Бывают также ситуации, когда обвиняемый признает себя виновным, однако от дачи показаний отказывается в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации. В таком случае признание обвиняемого в качестве доказательства не может быть использовано, потому что не содержит сведений, имеющих доказательственное значение. Кроме того, мы согласны с мнением М.Л. Якуба, что такое признание не должно оказывать влияния «на формирование убеждения судей, следователя, прокурора в виновности обвиняемого» .

Якуб М.Л. Показания обвиняемого как источник доказательств. М., 1963. С. 31.

Рассматривая доказательственное значение сведений, сообщенных подозреваемым, обвиняемым, следует обратиться к объяснениям данных лиц, поскольку ч. 4 ст. 46 УПК РФ предоставляет подозреваемому право давать не только показания, но и объяснения (обвиняемый имеет право давать только показания). Однако объяснения, как источник значимой информации, не включены в число доказательств по уголовному делу, и законодатель не дает этому понятию объяснения и не обозначает его сущности. Под показаниями подозреваемого, обвиняемого УПК РФ понимает сведения, сообщенные ими на допросе, следовательно, объяснениями следует считать сведения, сообщенные ими в ходе иных следственных и процессуальных действий. В качестве объяснений можно рассматривать сведения, изложенные в явке с повинной, сообщенные при ознакомлении с экспертизой, при задержании и т.д. А.М. Ларин под объяснениями понимает также составленные участниками процесса вне следственных действий письма, заявления и т.п., в которых сообщается следователю что-либо имеющее значение для дела. В свою очередь, следователь обязан принимать и приобщать к делу эти документы .

См.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 72 — 75.

Мы считаем, что объяснения также должны рассматриваться в качестве доказательства по уголовному делу, поскольку, по нашему мнению, они являются составной частью показаний подозреваемого, закреплены не в протоколе допроса, а в иных процессуальных документах либо приобщены к ним. Таким образом, процессуально оформленное объяснение, в котором лицо признает свою вину, полагаем, может быть использовано в качестве доказательства. При этом к нему применяются общие правила проверки и оценки доказательств.

УПК РФ предусматривает гарантии от использования незаконных методов в отношении подозреваемых, обвиняемых с целью получения от них признания вины. Так, например, согласно п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника. Как считает С.А. Новиков, это должно прекратить встречающуюся иногда практику получения следователем признания подозреваемого, обвиняемого «любой ценой», с использованием незаконных методов воздействия, поскольку полученное таким образом «доказательство» мгновенно утратит силу в суде при изменении подсудимым показаний .

См.: Новиков С.А. Новый Уголовно-процессуальный кодекс: показания обвиняемого // Российский следователь. 2002. N 2. С. 34.

Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора . Но не стоит думать, что подкрепление таких показаний на предварительном расследовании другими доказательствами необходимо, чтобы обвиняемый не смог отказаться от них в суде. Мы полностью согласны с В.И. Каминской, которая указывает, что «проверка показаний обвиняемого другими установленными по делу доказательствами нужна для установления истины, а не для того, чтобы обвиняемый чувствовал себя связанным таким сознанием» .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации). М., 2005. С. 663.
Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. М., 1960. С. 81.

Однако следует заметить, что показания подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, требуют такой же проверки, как и любой иной вид доказательств. Статья 87 УПК РФ гласит, что все доказательства по уголовному делу должны быть проверены дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами. Также должны быть установлены их источники, получены иные доказательства, подтверждающие или опровергающие проверяемое доказательство. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что никакое доказательство (признание подозреваемым, обвиняемым своей вины в том числе) не может быть положено в основу обвинения без наличия иных доказательств. Тогда зачем законодатель в ч. 2 ст. 77 УПК РФ дублирует то же положение по отношению к признанию обвиняемым своей вины? На наш взгляд, данная норма имеет свое назначение в акцентировании внимания правоприменителя, чтобы он критически относился к показаниям обвиняемого, признающего свою вину, поскольку данный вид доказательств в этом смысле требует особого отношения. Как считает М.Л. Якуб, данная норма «направлена на то, чтобы предотвратить встречающееся в практике отношение к сознанию обвиняемого не как к обычному, рядовому источнику доказательств, а как к источнику доказательств, обладающему особыми качествами» . Нельзя понимать показания подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, как абсолютное доказательство и в случае признания подозреваемым, обвиняемым своей вины прекратить дальнейший сбор доказательств по уголовному делу. Виновность лица должна быть доказана совокупностью доказательств, поскольку обвиняемый может впоследствии отказаться от данных им показаний. И если признание будет единственным доказательством его вины, лицо может избежать ответственности. Полагаем, что признание подозреваемым, обвиняемым своей вины не должно повлечь за собой уменьшение объема следственных действий. В данном случае изменяется не объем, а направленность проводимых следственных действий.

Читайте также:  Что делать если необоснованно обвиняют в воровстве

Якуб М.Л. Указ. соч. С. 41.

Значение показаний подозреваемых, обвиняемых, признающих свою вину, особенно проявляется по уголовным делам о групповых преступлениях, когда точное установление роли каждого соучастника вызывает трудности. Вместе с тем к признанию своей вины подозреваемым, обвиняемым при совершении преступления в группе необходимо относиться с должным вниманием. Здесь следует иметь в виду возможные заведомо ложные показания обвиняемого, т.е. самооговор. Мотивами самооговора в таких случаях может быть стремление избавить от уголовной ответственности соучастников, желание оградить от уголовной ответственности родственников или других близких лиц, с другой стороны, желание приобрести авторитет в преступной среде или сложившаяся ситуация, когда собранные по делу доказательства создают впечатление виновности обвиняемого и он принимает решение признать вину, чтобы смягчить ответственность. Есть и иные причины самооговора, которые детерминированы как внешне, так и внутренне.

Именно поэтому признание лицом своей вины в совершении преступления подлежит тщательной проверке и доказыванию.

Однако возникает вопрос: какой объем доказательств следует считать достаточным для подтверждения признания подозреваемого, обвиняемого и может ли быть достаточным подтверждение показаний в ходе проведения такого следственного действия, как проверка показаний на месте? В.И. Каминская считает, что «если сознание было ложным, то и такая процедура легко может привести к повторению ложного сознания». С данным высказыванием можно не согласиться. Вряд ли лицо, оговорившее себя, может знать все детали совершенного преступления и хорошо ориентироваться на месте происшествия, уверенно воспроизвести обстановку и обстоятельства исследуемого события. На наш взгляд, только лицо, действительно совершившее преступление, может в ходе проверки его показаний на месте указать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела (например, показать место, где было оставлено орудие преступления, спрятано похищенное имущество и т.д.).

Вопросы, возникающие при рассмотрении показаний подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, являются спорными. Но бесспорным является то, что придание признанию вины значения приоритетного доказательства служит свидетельством отказа от стремления к установлению объективной истины по уголовному делу. Поэтому показания подозреваемого, обвиняемого, признающего свою вину, должны быть тщательно проверены, сопоставлены с уже имеющимися доказательствами. Только в этом случае можно говорить о соблюдении основных принципов уголовного судопроизводства.

Институт СЭиК в Москве

Главный офис:

г. Москва, просп. Кутузовский, д. 36, корп. 3
Получить консультацию и (или) заказать услугу:

Эл.почта: info@ceur.ru

Стоимость: от 10 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость : от 25 000 руб.
Срок: от 3 дней

Стоимость: от 10 000 руб.
Срок: от 2 дней

Стоимость: от 40 000 руб.
Сроки: от 30 дней

Читайте также:  Как вести себя если обвиняют в измене

Стоимость: от 10 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 50 000 руб.
Сроки: от 5 дней

Стоимость: от 15 000 руб.
Сроки: от 5 дней

Стоимость: от 10 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость : от 50 000 руб.
Срок: от 2 дней

Стоимость: от 20 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость : от 30 000 руб.
Срок: от 5 дней

Стоимость от 15 000 руб.

Срок от 5 дней

Стоимость: от 20 000 руб.
Сроки: от 2 дней

Стоимость: от 5 000 руб.
Срок: от 3 дней

Стоимость: от 15 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 20 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 10 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 10 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 10 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 10 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 20 000 руб.
Срок: от 3-х дней

Стоимость: от 20 000 руб.
Срок: от 3 дней

Стоимость: от 20 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 15 000 руб.
Сроки: от 2 дней

Стоимость: от 25 000 руб.
Срок: от 5 дней

Стоимость: от 15 000 руб.
Срок: от 2 дней

Стоимость : от 10 000 руб.
Срок: от 2 дней.

Стоимость: от 40 000 руб.
Сроки: от 5 дней

Стоимость: от 10 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость : от 30 000 руб.
Срок: от 5 дней

Стоимость: от 15 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 40 000 руб.
Срок: от 10 дней

Стомиость: от 5000 руб.
Срок: от 2 дней.

Услуги в городе Москва

Наряду с этим необходимо мотивированно аргументировать, что данное лицо может быть субъектом преступления, т. е. что оно достигло возраста уголовной ответственности и является вменяемым.

По некоторым уголовным делам для правильного их разрешения необходимо доказать, что обвиняемый обладает призна-

§ 2. Обстоятельства, подлежащие доказыванию 109

ками так называемого специального субъекта преступления (должностное лицо, военнослужащий и т. д.); что обвиняемый действовал в своеобразных условиях (превышения пределов необходимой обороны, сильного душевного волнения и т. п.).

Установление цели и мотива преступления главным образом определяет субъективную сторону противоправного деяния и влияет на его квалификацию.

Под обстоятельствами, характеризующими личность обвиняемого, следует понимать: а) формальные (установочные) сведения о личности (фамилия, имя, отчество, год рождения и т. д.); б) сведения, отображающие социальную значимость индивида, его позитивные и негативные качества. В частности, доказыванию подлежат обстоятельства о поведении обвиняемого до, во время и после совершения преступления; о роде его занятий (место работы или учебы); об образовании, семейном положении; о наличии у него государственных наград, почетных и иных званий, инвалидности, прежних судимостей; о нахождении у такого лица на иждивении несовершеннолетних детей, престарелых родителей и т. д.

Доказывание характера и размера вреда, причиненного преступлением, обусловлено, во-первых, тем, что от этого в ряде случаев зависит решение уголовно-правовых вопросов (о квалификации деяния, о мере наказания), а во-вторых, необходимостью обеспечения защиты прав и законных интересов потерпевшего и гражданского истца (для доказывания фактических и юридических оснований заявленного гражданского иска). Кроме того, установление характера вреда (морального, физического, имущественного) и лица, которому этот вред был причинен, важно для решения вопроса о признании такого лица потерпевшим и гражданским истцом.

В рамках предмета доказывания также должны устанавливаться обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния. В соответствии с УК РФ к таковым относятся: необходимая оборона (ст. 37); причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38); крайняя необходимость (ст. 39); физическое или психическое принуждение (ст. 40); обоснованный риск (ст. 41); исполнение приказа или распоряжения (ст. 42). Их выяснение влечет за собой, в зависимости от стадии процесса, следующие решения: отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования, вынесение оправдательного приговора.

Источники:
http://ceur.ru/news/zakony_sudy/item247791/
http://lib.sale/ekonomicheskaya-teoriya_700/dokazat-vinovnost-obvinyaemogo.html

Читайте также:
Adblock
detector