Какими правами пользуется защитник при предъявлении обвинения

Согласно УПК начальным моментом, с которого защитник принимает участие в уг. деле, является:

1) вынесение следователем постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;

2) вынесение органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором постановления о возбуждении уг. дела в отношении конкретного лица;

3) фактическое задержание лица, подозреваемого в совершении преступления.

4) объявление лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении в отношении него судебно-психиатрической экспертизы;

5) осуществление иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

6) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 настоящего Кодекса.

1. Иметь свидания с подозреваемым, обвиняемым.

2. Собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов гос. власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, представлять полученные таким образом доказательства органам предварительного расследования и суду.

3. Привлекать специалиста.

4. Присутствовать при предъявлении обвинения подзащитному.

5. Участвовать в допросе подзащитного, иных следственных действиях, производимых с участием подзащитного либо по его ходатайству, либо ходатайству самого защитника.

6. При производстве следственных действий давать подзащитному краткие юр. консультации, с разрешения следователя задавать вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе следственного действия.

7. Знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подзащитного, иными документами, которые предъявлялись или должны быть предъявляться подзащитному.

8. Знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уг. дела, выписывать из уг. дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уг. дела, в том числе с помощью технических средств.

9. Заявлять ходатайства и отводы.

10. Участвовать в судебном разбирательстве уг. дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора.

11. Приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда, участвовать в их рассмотрении судом.

12. Использовать иные не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты подзащитного.

1. Не разглашать данные предварительного расследования, если его об этом предупредили.

2. Осуществлять защиту подзащитного несмотря ни на что.

По общему правилу защитник (или несколько защитников) приглашается самостоятельно подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, иными лицами по его поручению или с его согласия. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем, прокурором, судом.

Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого, заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель, следователь, прокурор принимает меры по назначению защитника.

Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уг. делу в письменном виде отказаться от защитника; отказ от защитника не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уг. делу.

По общему правилу обвиняемый и подозреваемый сами решают, необходима ли им помощь защитника. Однако закон признает участие в деле защитника обязательным, когда:

подозреваемый или обвиняемый не отказался от защитника. При этом считается, что отказа от защитника не было, если в деле отсутствует письменное заявление подозреваемого или обвиняемого об отказе от помощи защитника;

если подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним либо в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту, либо не владеет языком, на котором ведется производство по уг. делу, либо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь, а также если уг. дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей, обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уг. дела в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. В остальных случаях обязательное участие защитника презюмируется, то есть полагается таковым, пока подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в предусмотренном УПК РФ порядке.

Рассмотрение уг. дела без участия защитника в перечисленных случаях является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

16. Меры пресечения, основания и порядок их избрания. Основания и порядок избрания домашнего ареста и залога.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)
очень нужно

Газетдинов Н.И., доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Казанского государственного университета, кандидат юридических наук.

В силу требований принципа состязательности, обеспечения обвиняемому права на защиту и других принципов, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть указаны доказательства, подтверждающие основания для предъявления обвинения. Однако ч. 2 ст. 171 УПК РФ, которая содержит требования к содержанию постановления о привлечении в качестве обвиняемого, таких требований не предусматривает. Таким образом, данное постановление для обвиняемого и его защитника как «кот в мешке», и оно мало чем отличается от постановления о возбуждении уголовного дела. Таким образом, сам факт предъявления обвинения практически какой-либо реальной функции не выполняет, а превращается в некую формальность. Если бы в постановлении были перечислены доказательства, подтверждающие обвинение, то у обвиняемого и его защитника были бы реальные возможности их оспаривать предоставленными им законом средствами. Уверены, в таких случаях количество отмененных и измененных приговоров было бы куда меньше, а на сегодняшний день картина в этой части нелицеприятная.

В соответствии со ст. 172 УПК РФ, которая называется «Порядок предъявления обвинения», а не предъявление обвинения, как это было в ст. 148 УПК РСФСР, что более точно определяло сущность данного процессуального действия, обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее трех суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого в присутствии защитника, если он участвует в уголовном деле. Подчеркивая значение данного акта, А.В. Гриненко указывает: «После привлечения лица в качестве обвиняемого гражданину предоставляется новый «пакет» процессуальных прав, но одновременно органы уголовной юстиции получают реальную возможность применять в отношении лица широкий спектр мер принуждения. Поэтому в силу положений принципа охраны прав и свобод граждан в сочетании с требованиями принципа гласности обвиняемый должен иметь возможность знать, в чем конкретно он обвиняется, и давать объяснения по предъявленному ему обвинению» .

Гриненко А.В. Система принципов уголовного процесса и его реализация на досудебных стадиях: Дис. . докт. юрид. наук. Воронеж, 2001. С. 270.

Само собой разумеется, знать, в чем конкретно он обвиняется, и давать объяснения по предъявленному обвинению обвиняемый может лишь тогда, когда ему известно, на каких доказательствах основано предъявляемое обвинение. Только в том случае, когда ему известны показания конкретных участников процесса, наличие вещественных доказательств, он реально может их оспаривать, только тогда в какой-то степени на данном этапе предварительного расследования могут себя проявить принципы состязательности, обеспечения обвиняемому права на защиту, законности, гласности и др. Поэтому пока по действующему уголовно-процессуальному законодательству можно лишь утверждать, что ст. 172 УПК РФ устанавливает порядок предъявления обвинения, а в сущности самого предъявления обвинения в этом процессе не происходит.

После выполнения «порядка предъявления обвинения» в соответствии со ст. 173 УПК РФ следователь обязан допросить обвиняемого немедленно. Вопрос о необходимости или отсутствии такой необходимости в юридической литературе однозначного решения не имеет. Мы полагаем, что предусмотренное в действующем законодательстве требование о немедленном допросе не согласуется с принципами презумпции невиновности, обеспечения обвиняемому права на защиту и некорректно с точки зрения положения ст. 51 Конституции РФ и других прав, предоставляемых обвиняемому по уголовно-процессуальному закону. Если к данному положению обратиться как к предоставленному законом средству защиты в состязательном процессе, то в законе вообще должна отсутствовать обязанность следователя допросить обвиняемого по своей инициативе, ему должно быть предоставлено право лишь предлагать обвиняемому давать показания. В существующей редакции допрос обвиняемого после предъявления обвинения есть яркое проявление обвинительного уклона, ведь в конечном итоге даже в случае отказа от дачи показаний в протоколе допроса обвиняемого, как правило, будет значиться: «не подтвердил», «не отрицал», «показал, но следствие считает». Так как при предъявлении обвинения в соответствии с ч. 5 ст. 172 УПК РФ следователь обязан обвиняемому объяснить ему права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, в том числе возражать против обвинения и давать показания по предъявленному ему обвинению (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), то этим можно было бы и ограничиться, но с учетом особенностей российского уголовного процесса и личностей обвиняемых, а также в целях гарантированности их прав ч. 1 ст. 173 мы предлагаем изложить в редакции: «Следователь немедленно уведомляет в письменном виде о праве обвиняемого давать показания по поводу предъявленного ему обвинения в любой момент до окончания предварительного следствия, о чем составляется протокол, в котором отражается его желание». Соответственно ч. 2 ст. 173 изложить: «Если обвиняемый выразил желание давать показания по поводу предъявленного ему обвинения, следователь обязан его допросить с соблюдением требований пункта 9 части четвертой статьи 47 и части третьей статьи 50 настоящего Кодекса. Обвиняемый может написать свои показания собственноручно». Далее — по тексту.

Читайте также:  Обязан ли обвиняемый доказывать свою невиновность статья

Касаясь сущности допроса лица в качестве обвиняемого, отдельные авторы справедливо замечают, что регламентированное ч. 2 ст. 173 УПК РФ начало допроса с вопроса «признаете себя виновным в предъявленном обвинении?» противоречит многим принципам уголовного судопроизводства. Указывая на некорректность такого вопроса, А.В. Гриненко подчеркивает, что «в соответствии с УПК, определяющим порядок этого действия, следователь в начале допроса должен (а значит, обязан) спросить обвиняемого, признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении. На практике как раз этот момент и является наиболее сложным, так как в действительности конфликтная ситуация возникает именно из-за прямолинейности поставленного вопроса. В данном случае обвиняемый фактически должен подводить итог своему объяснению по предъявленному обвинению, еще и не начав давать показания». По его мнению, в соответствии с принципом обеспечения обвиняемому права на защиту вначале ему должна быть предоставлена возможность воспользоваться всеми правами, предоставленными ему законом, и лишь потом, в конце допроса, если он будет давать показания, следователь должен при выяснении различных обстоятельств, исходя из тактических соображений, в ряду других задать вопрос и о мнении обвиняемого относительно инкриминируемого ему деяния . По этому поводу, рассматривая объем обязанностей обвиняемого, Л.Л. Кожевников также указывает, что «при определении круга обязанностей обвиняемого важно учесть следующие моменты. Во-первых, обвиняемый — это лицо, вопрос об уголовной ответственности которого надлежит разрешить компетентным органам. Во-вторых, обвиняемый привлекается в уголовный процесс не для оказания содействия органам, осуществляющим уголовное преследование, и суду, а для защиты от предъявленного обвинения. Это один из носителей функции защиты. Отсюда следует, что роль обвиняемого в современном уголовном процессе исключает признание его носителем обязанности изобличать себя самого в совершении преступления или доказывать свою невиновность. Никаких обязанностей по активному участию в процессе доказывания обвиняемый не несет, в том числе и обязанности представлять доказательства» . Этот вопрос больше тактический, что касается сущности вопроса, то необходимо указать, что как по УК РСФСР, так и по УК РФ признание обвиняемым своей вины являлось и является смягчающим обстоятельством, правда, в завуалированной форме (п. 9 ст. 38 УК РСФСР и п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ), причем по УК РФ даже особо смягчающим (ст. 62), а на практике признание обвиняемым своей вины или непризнание во многих случаях выливается в разницу между реальным лишением свободы и лишением свободы условно, и в несколько лет.

См.: Гриненко А.В. Система принципов уголовного процесса и его реализация на досудебных стадиях: Дис. . д-ра юр. наук. Воронеж, 2001. С. 275 — 276.
Кожевников Л.Л. Обязанности обвиняемого: понятие, виды, проблемы правовой регламентации и обеспечения условий надлежащего выполнения: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2003. С. 13.

Безусловно, с точки зрения соблюдения требований принципов презумпции невиновности, свободы оценки доказательств и принципа состязательности, это грубое нарушение, к тому же если учесть, что все еще не изжиты случаи «выколачивания» признания вины, что, в свою очередь, может иметь для обвиняемого серьезные последствия. По утверждению отдельных авторов, «в большинстве жалоб на приговоры судов имеются сведения о том, что на стадии дознания либо предварительного следствия с целью получения показаний о признании вины по отношению к задержанным применялось физическое или психическое насилие» , а по утверждению С.Н. Пашина, пытки для добывания признательных показаний в органах внутренних дел становятся чуть ли не повседневной практикой .

Васильева Е.Г. Меры уголовно-процессуального принуждения. Уфа, 2003. С. 73.
Пашин С.Н. К обсуждению проекта нового УПК // Рос. бюллетень по правам человека. 2000. Вып. 13. С. 75.

Следует признать неправильным исключение из уголовно-процессуального законодательства права обвиняемого на собственноручную запись своих показаний (ст. 152 УПК РСФСР), это право было эффективным средством защиты, часто используемое адвокатами и обвиняемыми в условиях обвинительного уклона, в какой-то степени нивелирующим такую негативную тенденцию, и препятствовало фальсификации доказательств.

Привлечение конкретного лица в качестве обвиняемого является центральным этапом производства по уголовному делу. Наличие обвиняемого ориентирует деятельность органов предварительного расследования на доказывание виновности определенного лица в совершении данного преступления. Уголовно-процессуальный закон устанавливает порядок действий органов расследования по предъявлению обвинения и уголовному преследованию обвиняемого. При этом в обязанность органов расследования входит также и неукоснительное соблюдение права обвиняемого на защиту от уголовного преследования. Особая роль в обеспечении конституционного права обвиняемого на защиту отведена адвокату (защитнику). Именно адвокату предстоит не только профессионально помогать своему подзащитному, но и не менее профессионально противодействовать незаконным уловкам и манипуляциям следователя.

Комплекс прав обвиняемого и его реализация

Так, в ст. 48 Конституции РФ гарантируется лишь право доступа к получению квалифицированной юридической помощи. В статьях 49 – 51 Конституции РФ содержатся правовые концепты и условия реализации принципов правосудия, из которых мы отметим: принцип презумпции невиновности (ч. 1 ст. 49); освобождение обвиняемого от обязанности доказывания своей невиновности (ч. 2 ст. 49); обязанность органов обвинения толковать неустранимые сомнения в виновности обвиняемого в его пользу (ч. 3 ст. 49); запрет использования в доказывании обвинения доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50) и право не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников, круг которых установлен федеральным законом (ч. 1 ст. 51).

Очевидно, что части 3 – 5 ст. 47 УПК РФ содержат более расширенный перечень уголовно-процессуальных прав обвиняемого, реализуемых им при производстве по уголовному делу. Однако возможность реализации своих прав напрямую зависит от правильного понимания обвиняемым не только их содержания, но также порядка осуществления.

В соответствии с требованиями ч. 6 ст. 47 УПК РФ при первом допросе обвиняемого следователь обязан разъяснить обвиняемому его права, предусмотренные ст. 47. Но на практике следователи (в лучшем случае) предоставляют обвиняемому возможность ознакомиться с перечнем прав обвиняемого путем самостоятельного прочтения соответствующего текста сначала в протоколе ознакомления с постановлением о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. Затем следователь дает обвиняемому прочесть текст вводной части протокола допроса обвиняемого, где сказано о праве, предусмотренном ст. 51 Конституции РФ, а также содержится предупреждение о том, что показания обвиняемого могут быть использованы в качестве доказательства его виновности (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Читайте также:  Что будет за ложное обвинение в мошенничестве

Каких-либо действий, направленных на разъяснение обвиняемому его процессуальных прав и, что более важно, на разъяснение порядка их осуществления, следователи не производят.

В этом случае адвокат (защитник), при наличии к тому оснований, обязан сделать в протоколе о предъявления обвинения запись, что следователь не выполнил требований ст.ст. 11, 16, ч. 6 ст. 47 и ч. 5 ст. 172 УПК РФ.

В приведенном примере адвокат добросовестно подошел к своей обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи подзащитному, а не ограничился согласием с формальными действиями следователя, явным образом и изначально нарушающими процедуру привлечения лица в качестве обвиняемого.

Нормативное регулирование порядка предъявления обвинения

Особенность предъявления обвинения заключается в том, что в уголовном деле появляется главный субъект правовых отношений со следователем и с государством, от имени которого действует, в том числе, и сам следователь.

В результате действий следователя, которые должны быть законными и обоснованными, в деле должен появиться надлежащий субъект этих правовых отношений, а не ущемленный в своих процессуальных правах гражданин, лишенный возможности понимать в полной мере свой правовой статус и потому не способный реализовывать свои права и обязанности адекватно такому правовому статусу. При этом правам обвиняемого корреспондируют обязанности следователя.

Нарушение этого баланса уголовно-процессуальных правоотношений является нарушением законности. И чтобы этого нарушения не было допущено в отношении обвиняемого, его защитник обязан добиваться соблюдения следователем первого требования уголовно-процессуального закона по наделению обвиняемого осознанным пониманием своего правового статуса и обеспечению его реальной возможностью нести свои обязанности и пользоваться своими правами без ограничений, не основанных на законе.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого: а) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого и б) вынесен обвинительный акт (далее мы будем говорить только о постановлении следователя о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого).

Согласно ч. 1 ст. 172 УПК РФ (постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого) обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения указанного постановления, в присутствии защитника, если таковой участвует в деле. Таким образом, лицо становится обвиняемым до того, как ему будет предъявлено обвинение, а именно в день вынесения следователем указанного постановления. Однако это постановление утратит силу, если следователь будет предъявлять его обвиняемому с пропуском установленного законом 3-суточного срока.

В силу императивных требований ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление следователя должно отвечать условиям законности, обоснованности и мотивированности. Если предъявленное для ознакомления постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого не отвечает этим требованиям, защитник должен обратить на это внимание следователя и, при необходимости, внести соответствующие замечания в протокол или даже обжаловать это постановление следователя в порядке, предусмотренном ст.ст. 124, 125 УПК РФ.

Из практики. В территориальном ОВД г. Москвы расследовалось уголовное дело в отношении А., которому было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 158 УК РФ. Защитник занес в протокол свои возражения против формулировки и обоснованности такого обвинения.
Следователь обратился в Савеловский суд г. Москвы с ходатайством об избрании в отношении А., который был на тот момент задержан, меры пресечения в виде заключения под стражу. Однако судья согласилась с адвокатом, что обоснованность предъявленного обвинения вызывает сомнение, и в удовлетворении ходатайства следователя было отказано. Обвиняемого А. тут же в зале суда освободили из-под стражи.
На выводы судьи повлияли исследованные в судебном заседании материалы уголовного дела, связанные с привлечением А. в качестве обвиняемого, где были зафиксированы аргументированные возражения адвоката. После этого адвокатом была подана руководителю следственного органа жалоба на незаконность и необоснованность предъявленного обвинения. Вскоре следователь перепредъявил А. обвинение уже по ч. 3 ст. 166 УК РФ. Но тут у органов расследования возникла сложность с установлением размера ущерба, который по смыслу диспозиции ст. 166 УК РФ не идентичен стоимости похищенного имущества при его хищении (ст. 158).

Приведенный пример показателен тем, что крайне редко на стадии расследования защитнику удается убедить органы следствия в ошибочности уголовно-правовой квалификации выдвинутого ими обвинения. Во многом это объясняется тем, что среди адвокатов распространено убеждение, что доводы о неправильном применении органами расследования уголовного закона лучше приберечь до судебного разбирательства. Здесь необходимо заметить, что в каждом конкретном случае должен быть свой план действий защитника. В приведенном примере задача защитника состояла в том, чтобы не допустить заключения обвиняемого А. под стражу. И этой цели адвокат добился.

Поскольку уголовно-процессуальный закон устанавливает совокупность требований к содержанию постановления следователя о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого (ч. 2 ст. 171 УПК РФ), защитник обязан использовать эти нормативные установления.

Так, п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ предусмотрено, что в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должно содержаться описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п.п. 1 – 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

В силу требований ч. 1 ст. 171 УПК РФ только при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. Здесь закон предоставляет следователю самостоятельность в решении вопроса о достаточности собранных доказательств для предъявления обвинения конкретному лицу. Однако следователь не вправе предъявлять обвинение, если оно не подтверждено материалами уголовного дела. На это особо указал Конституционный суд РФ в определении от 21.12.2006 № 598-О 1 .

Адвокат, будучи и сам профессиональным юристом, способен сделать для себя вывод о правильности или неправильности действий следователя при оценке доказательств по признаку их достаточности. Но трудность в том, что на момент предъявления обвинения следователь знает, какие доказательства он оценил, а адвокат этого не знает, поскольку обвинение предъявляется до того, как адвокату (защитнику) будут предоставлены для ознакомления все материалы уголовного дела в порядке выполнения требований ст. 217 УПК РФ.

Вместе с тем у адвоката (защитника) имеется свой источник информированности — сам обвиняемый. И адвокат уже выработал позицию защиты, например, полное отрицание вины, что позволяет эффективно оспаривать действия следователя при предъявлении обвинения и допросе обвиняемого.

Из практики. К адвокату Д. обратились родственники Н., который был задержан и которому следователь планировал предъявить обвинение, сформулированное ранее заочно.
Когда адвокат прибыл к следователю, тот намеревался в тот же день предъявить обвинение и допросить обвиняемого. Однако адвокат разъяснил ему, что, во-первых, следователь обязан предоставить защитнику, вступившему в дело, возможность побеседовать со своим подзащитным наедине, что прямо установлено п. 9 ч. 4 ст. 47 и п. 1 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. Во-вторых, адвокат заявил следователю ходатайство в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ о предоставлении ему для ознакомления всех материалов дела, которые должны были быть предъявлены обвиняемому и его защитнику при производстве по делу (в частности, это касалось проведенных экспертиз). Без ознакомления с материалами дела адвокат не сможет выработать позицию защиты, что повлечет нарушение права обвиняемого на защиту.
Следователь был вынужден удовлетворить ходатайство адвоката и перенести предъявление обвинения и допрос обвиняемого на более позднее время, после того, как адвокат ознакомится с указанными материалами дела.

Защитнику, участвующему в предъявлении обвинения, надлежит знать и активно использовать существующую судебную практику. Например, при оспаривании формулировок обвинения можно ссылаться на кассационное определение Судебной коллегии Верховного суда РФ от 25.09.2006 по делу № 14-О06-32. В нем Судебная коллегия указала, что неконкретное, нечеткое обвинение лишает обвиняемого возможности осуществить свое конституционное право на защиту, что расценивается, как существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Читайте также:  Можно ли обвинить эраста в смерти лизы

В этом случае адвокат должен руководствоваться положениями ч. 5 ст. 172 УПК РФ, возлагающими на следователя обязанность не только объявить постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, но также разъяснить существо предъявленного обвинения. Если обвинение сформулировано в постановлении недостаточно понятно и конкретно или неполно, либо противоречиво, защитник должен потребовать от следователя устранения этих нарушений законности. Если следователь не будет реагировать на правомерные требования адвоката, адвокат должен занести в протокол свои замечания и возражения на действия следователя. Действенность этих записей в протоколах целиком зависит от профессионализма защитника. При этом надо принимать во внимание, что эти протоколы в последующем станут предметом судебной проверки. Если замечания адвоката о непонятности и неконкретности обвинения будут надуманными, суд вряд ли согласится с доводами защиты.

Действия защитника при производстве допроса обвиняемого

Допрос обвиняемого как следственное действие необходимо рассматривать в качестве активного способа обеспечения важнейшего права обвиняемого — давать показания по существу и в опровержение предъявленного обвинения. Эти показания могут повлиять на выводы следователя относительно виновности обвиняемого и уголовно-правовой квалификации его действий.

С другой стороны, посредством допроса обвиняемого следователь предполагает закрепить свои выводы, изложенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Все это обязывает защитника, во-первых, тщательно, насколько это возможно, подготовить своего подзащитного к допросу. И, во-вторых, он должен сам подготовиться к тому, чтобы своевременно нейтрализовать попытки следователя склонить допрашиваемое лицо к нужным для него показаниям в интересах обвинения, создать в тексте протокола допроса двусмысленность или неприемлемую для целей защиты неполноту изложения показаний обвиняемого.

Таким образом, действия адвоката, зафиксированные в протоколе допроса обвиняемого, в полной мере дают представление об эффективности защиты. Это не только убедительные ответы допрашиваемого на вопросы следователя, но также дополнительные вопросы в тех случаях, когда следователь эти вопросы не задал, поскольку они предполагали ответ, который ему невыгоден, но выгоден интересам защиты.

В этой связи необходимо отметить следующее.

Не является эффективной защитой отказ от дачи показаний, поскольку в этом случае протокол допроса обвиняемого, который не содержит никакой информации, нельзя рассматривать в качестве доказательства защиты.

Более того, в последующем следователь вправе будет отказать в удовлетворении ходатайства защиты о допросе обвиняемого, поскольку ему была предоставлена возможность дать показания, но он отказался от реализации этого права.

Существуют гораздо более эффективные действия защитника.

В качестве подтверждения приведем следующий пример.

Из практики. Следователь проводил допрос обвиняемого М. в присутствии защитника.
На первые вопросы следователя М. дал пространные ответы, которые были занесены в протокол. Затем следователем был задан провокационный вопрос, ответ на который предполагал скрытое утверждение.
Адвокат дал рекомендацию своему подзащитному не отвечать на этот вопрос. Эти действия защитника вызвали бурное негодование следователя, поскольку, по его мнению, адвокат воспрепятствовал допросу.
Однако адвокат пояснил, что он, как защитник, не препятствует допросу, а дает своему подзащитному рекомендации по поводу реализации своего права, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ, и что не адвокат препятствует допросу, а следователь пытается лишить обвиняемого его конституционного права не свидетельствовать против себя.
Также он предупредил следователя, что если он и впредь будет совершать такие действия, то защитник отразит это в протоколе допроса как незаконные действия по принуждению обвиняемого давать показания, хотя обвиняемый отказывается их давать.
На возражение следователя о том, что обвиняемый отказывался давать показания, адвокат пояснил, что обвиняемый дает и будет давать показания. Но там, где показания будут вредить интересам защиты, обвиняемый будет пользоваться своим правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ.
Следователь был вынужден уступить и вскоре прекратил задавать вопросы.
После этого вопросы начал задавать защитник. Но уже второй его вопрос следователь отклонил.
Адвокат поинтересовался, на каком основании. Следователь со злорадством заявил, что он не должен что-либо пояснять защитнику.
Тогда адвокат напомнил следователю о том, что, во-первых, следователь обязан занести в протокол вопрос адвоката и свое решение об отклонении этого вопроса. И, во-вторых, адвокат в этом случае будет фиксировать в протоколе допроса свои возражения на действия следователя каждый раз в случае отклонения его вопроса, с указанием, что следователь препятствует выяснению таких-то и таких-то обстоятельств, которые в силу требований ст. 73 УПК РФ подлежат обязательному доказыванию по делу.
Эти действия следователя адвокат расценил как попытку исказить фактические обстоятельства дела, то есть как фальсификацию доказательств. И когда в связи с третьим вопросом адвоката, который следователь отклонил, адвокат стал формулировать следователю свои замечания, подлежащие занесению в протокол, а также сообщил, что намерен заявить ему отвод в связи с явно выраженными противоправными действиями, следователь вновь уступил и больше не препятствовал адвокату, позволяя задавать вопросы.

Конечно, на практике возникают ситуации, когда из-за отсутствия у защитника полноты информации об имеющихся у следователя доказательствах, давать развернутые показания будет затруднительно и даже, в какой-то мере, рискованно.

Но в этом случае ничто не препятствует дать показания частично, указав в протоколе допроса, что дополнительные показания обвиняемый даст после проведения очных ставок со свидетелями обвинения и предоставления следователю доказательств защиты, по которым тоже потребуется допрос обвиняемого.

Профессиональному защитнику вполне достаточно ознакомиться с текстом предъявленного обвинения, где содержатся ссылки на примененный следователем уголовный закон, чтобы сориентироваться в тактике своих действий и подготовить своего подзащитного к даче первых показаний.

Совершенно очевидно, что обвиняемому не сложно будет отвечать на вопросы общеориентирующего плана (совершал ли он инкриминируемое ему деяние или находился ли он на месте преступления в момент его совершения).

При этом адвокат может ограничиваться положениями уголовного закона, на основании которых предъявлено обвинение, поскольку следователь тоже связан этими предписаниями материального уголовного права, определяющими предмет доказывания по уголовному делу.

Каждый состав преступления по его родовым и видовым признакам предполагает свои специфические юридические факты, о которых можно говорить с той или иной степенью конкретизации. И не обязательно в первоначальных показаниях вдаваться в подробности при описании фактических обстоятельств дела.

Профессиональный защитник уже при вступлении в дело знает, по каким статьям Уголовного кодекса РФ возбуждено дело, что позволяет с большой долей вероятности предположить, какие деяния будут инкриминироваться обвиняемому и какими доказательствами следователь будет подтверждать обвинение.

Далее все зависит от позиции обвиняемого: признает ли он вину полностью, частично или будет категорически отрицать свою причастность к совершению каких-либо преступлений. Из этого и исходит адвокат, осуществляя защиту при предъявлении обвинения.

Источники:
http://wiselawyer.ru/poleznoe/21746-obespechenie-prav-obvinyaemomu-predyavlenii-obvineniya
http://e.ugpr.ru/321616

Читайте также:
Adblock
detector