Как отвечает сократ на обвинения милета

Цель занятия: реконструировать в игровой ситуации историческое событие, бывшее, в действительности — суд над мудрецом Сократом. Игра строится на основе включения выступлений вымышленных и реальных персонажей, действия и речи которых призваны нюансировать происходящее событие с точки зрения с точки зрения греков и современных людей. Урок является реконструкцией по характеру воображаемой ситуации, ибо суд над мудрецом действительно имел место, но основан не только на воспроизведении спора обвинителей и защитников Сократа, но и включает в себя элементы дискуссии. Занятие призвано способствовать развитию образных, логических и оценочных умений школьников.

Опережающее задание и подготовка. Повторить материал о Сократе и греческой философии. Заранее распределяются роли участников: самого Сократа, его судей, главных обвинителей — Милета, Анита и Ликона, а также его защитников. Остальные ребята готовят свое оценочное мнение по поводу приговора суда над Сократом.

Список дополнительной литературы:

1. М.Л. Гаспаров. Занимательная Греция. М, 1995.

2. Великий греческий мудрец. М, 1991.

3. Плутарх. Великие греки. Любое издание.

4. В.С. Нерсеянц. Сократ. М, 1984.

5. Ю.А. Франкин. Осуждение Сократа. М, 1986.

6. А. И. Немировский. Суд над Сократом в кн: Книга для чтения по истории Древнего мира. М, 1981.

Познавательное задание на весь урок. Были ли справедливы и обснованы обвинения, выдвинутые против Сократа? Почему уважаемый человек в Греции престал перед судом? Считаете ли вы справедливым смертный приговор Сократу?

Ход занятия. Вступительное слово ведущего. Идет 399 год до н.э. Всего прошло пять лет, как закончилась поражением долгая война со Спартой. Государство с трудом приводило себя в порядок. Греки задавали себе один и тот же вопрос: как же случилось, что при отцах и дедах Афины были самым красивым городом Эллады, а теперь оказались на краю гибели? Может быть, в этом виноваты такие, как Сократ? Чтобы выяснить это , мы и собрались на суд. Сократ известен не только афинянам, но и за пределами нашего города. Для начала мы послушаем Платона, его ученика.

Платон: Я — ученик Сократа. Меня зовут Платон. Я немного знаю о жизни своего учителя, но больше о его суждениях и мыслях. Сократ родился в 470 году до н.э. бедной семье каменотеса Софроникса и повитухи Фенариты, в Афинах. Не знаю, кто он по профессии, он никогда не говорил об этом. Я слышал, что люди говорят, что он помогал отцу и был скульптором. Но это было не для него. Он стал ходить по городу и проповедовать свои идеи на площадях. Первые его выступления относятся ко времени великого и мудрого Перикла. Сократ любил вести беседы о смысле жизни, о сущности знания. Он и изобрел особый вид беседы, которую теперь называют сократовской. Суть ее в том, что каждый вопрос разбивается на несколько мелких так, чтобы на них можно было ответить либо да, либо нет. Сократ строил свою беседу так, что в конце концов доказывал своему собеседнику, что тот ничего не знает. Но делал он это не для того, чтобы унизить и посмеяться над ним. Ведь он сам говорил про себя: » Я знаю только то, что я ничего не знаю» И добавлял, что первым шагом к познанию мира является познание самого себя. Сократ был и есть сторонник афинской демократии, но критиковал ее. Не за это ли теперь судят его? Сам Сократ называл себя не мудрым, а любящим мудрость, отсюда произошло само понятие «философия», которое означает любовь к мудрости.

На доске демонстрируются афоризмы Сократа.

«Я ем, чтобы жить, а остальные живут, чтобы есть».

«Говорят, что боги ни в чем не нуждаются, так вот, чем меньше человеку надо, тем больше он похож на бога».

«Как приятно, что есть столько вещей, без которых можной обойтись».

«Если бы мы брали все, что дают, нам бы ничего не давали, даже если бы мы просили».

«Если люди разумные, то им все равно, а если не разумные, то нам все равно».

Учащимся предлагается обдумать и объяснить эти выражения.

Учитель обращает внимание учащихся на количество судей -500. Такое количество судей было необходимо, чтобы всех невозможно было подкупить. Но этот суд — особый, таких не бывало уже лет двадцать. Судят философа. Посмотрите на него. (Учащимся демонстрируется портрет). Сократу 70 лет. Это невысокий крепкий старик в грубом бедняцком плаще, босой. Лысый череп, крутой лоб, курносый нос, толстые губы. Когда-то в Афины приехал ученый знахарь, умевший по чертам лица определять характер человека. Его привели к Сократу, и он сразу сказал: «Жаден, гневлив, необуздан до бешенства». Афиняне расхохотались и уже собирались побить знахаря, потому что не было человека в Афинах добродушнее и неприхотливее, чем Сократ. Но Сократ сам остановил их: «Он сказал вам, граждане, чистую правду: я действительно чувствовал в себе и жадность, и гнев, но сумел взять себя в руки, воспитать себя и вот — стал таким, каким вы меня знаете».

Учитель подчеркивает, что речь идет не о воровстве, не об обиде, не об обмане, не о государственной измене. Так за что же судят этого мудреца? Послушаем трех его обвинителей — Милета, Анита и Ликона.

Анит: Я гражданин Афин, Анит, обвиняю Сократа в том, что он не признает государственных богов и поклоняется новым богам, что недопустимо для гражданина города великой Афины Паллады. Сократ — человек уважаемый в нашем городе, много говорит, беседует с людьми. А что, если и другие станут вслед за ним поклоняться чужим богам или уже делают это? И, может быть, из-за этого мы проиграли войну со Спартой, что некоторые граждане наши недостаточно уверенно защищали наших богов.

Читайте также:  В чем обвиняют меркушкина

Прокл: Я считаю эти обвинения против Сократа несправедливыми. Ведь во всех обрядах и жертвоприношениях он всегда участвовал вместе со всеми и каждый видел это. Говорят, будто он поклоняется новым богам — это про то, что у него есть внутренний голос, которого он слушается. Но вы ведь знаете, что дельфийская пророчица Пифия слышит голоса с Олимпа и что гадателям боги дают знамения и полетом птиц, и жертвенным огнем. Почему же вы не верите, что и ему боги могут что-нибудь говорить?

Ликон: Меня зовут Ликон и я обвиняю Сократа в том, что он — враг народа. Наша демократия стоит на том, чтобы всякий гражданин имел доступ к власти. Всюду мы выбираем себе начальников даже не голосованием, а по жребию, чтобы все были равны. Сократ говорит, что это смешно, причем также смешно, как кормчего выбирать на корабле по жребию, а не по знаниям и опыту.

Голос из толпы: Но это же правильно. Нельзя заниматься каким-либо делом, сначала ему не научившись. Нельзя управлять хорошо государством только потому, что принадлежишь к власти по рождению.

Ликон: Но у кого из граждан есть досуг, чтобы приобрести в политике знания и опыт? Только у богатых и знатных. Вот они и трутся около Сократа, слушают его уроки, а потом губят государство. Когда была война, нас чуть не погубил честолюбец Алкивиад, уведя весь наш флот в гибельный поход на Сицили, а когда закончилась война, нас чуть не извел жестокий Критий — глава «тридцати тиранов». Но ведь оба они — ученики Сократа.

Клеоним: Я, Клеоним, утверждаю, что Сократ — не враг народа, а его друг. И Алкивиад, и Критий были хорошими гражданами, пока слушали Сократа, и стали опальными лишь, когда отбились от него. Разве тридцать тиранов любили Сократа? Они боялись его и уверяли, что он портит нравы юношества. Тайных уроков он не давал, жил у всех на виду, разговаривал со всеми запросто, даже с рабами, если тем было интересно. Он всегда говорил, что «государством должны управлять хорошие люди», но не добавлял, что хорошим быть можно только от рождения. Он как раз и учил людей быть хорошими, лишь бы сам человек хотел учиться.

Читайте также:

  1. II. Искупление как защита
  2. Административно-правовая защита прав и свобод граждан.
  3. Анодная защита
  4. Атака и Защита
  5. Билет 33. Защита права собственности.
  6. Билет 54. Защита трудовых прав работника.
  7. БОНИТАРНОЕ ОБЛАДАНИЕ. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ. ЗАЩИТА
  8. Борьба с рудничных пылью и пылевзрывозащита
  9. Б№- 25 Осуществление и защита гражданских прав.
  10. Б№-37 Защита права собственности и иных вещных прав.
  11. В основном же, защита должна выстраиваяться сознательно, системно и постоянно.
  12. Вещно-правовая защита владения

Ксенофонт

«Приняв такое решение… Сократ в ответ на обвинение своих противников, будто он не признает богов, признаваемых государством, а вводит другие, новые божества и будто развращает молодежь, выступил на суде и сказал:

«А я, афиняне, прежде всего удивляюсь тому, на каком основании Мелет утверждает будто я не признаю богов, признаваемых государством: что я приношу жертвы в общие праздники и на народных алтарях, это видели все, бывшие там в то время, да и сам Мелет мог бы видеть, если бы хотел.

И тем не менее в результате двух туров голосования Сократ был осужден. За смертную казнь было подано 421 голос из 501. (Ксенофонт. Воспоминания о Сократе. — М.: Наука, 1993. с. 153-156).

Задание 5.6

Внимательно прочтите предлагаемый текст речи Ф.Н. Плевако и определите:

1. Как и какими аргументами, он оправдывает поступок своей подзащитной?

2. Какие факты из жизни своей подзащитной приводит адвокат в доказательство того, что у подсудимой не было расчета, умысла убить Байрашевского?

3. Какие средства убедительности воздействия на присяжных заседателей использовал Плевако для вынесения оправдательного приговора?

15 марта 1879 года дворянка Прасковья Качка выстрелом из револьвера убила дворянина Байрашевского. Защищал обвиняемую присяжный поверенный Ф.Н. Плевако.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

1. Судебный процесс над Сократом

По ходу изложения мы неоднократно говорили о причинах и обстоятельствах, повлекших за собой преследование философа в судебном порядке. Поэтому начнем с того, что назовем имена тех, кто возбудил судебный процесс против Сократа: молодой и честолюбивый Мелет, посредственный трагический поэт; Анит – владелец кожевенных мастерских, влиятельное лицо в демократической партии, заклятый враг софистов, к которым он причислял Сократа. Этот приверженец авторитета традиций видел в деятельности Сократа посягательство на религию и мораль, угрозу идеалам государственной и семейной жизни. Третьим обвинителем был оратор Ликон[33].

Фактически главным обвинителем Сократа являлся Анит, но формально таковым выступил Мелет. (По-видимому, Анит не был уверен в успехе возбуждаемого процесса, а поэтому возложил функции официального обвинителя на Мелета, на случай оправдания Сократа.) Текст обвинения гласил: «Это обвинение написал и клятвенно засвидетельствовал Мелет, сын Мелета, пифеец, против Сократа, сына Софрониска из дема Алопеки. Сократ обвиняется в том, что он не признает богов, которых признает город, и вводит других, новых богов. Обвиняется он и в развращении молодежи. Требуемое наказание – смерть» (Диоген Лаэрций, II, 40)[34].

Как отмечалось, Сократ постоянно «испытывал» людей и приводил их в замешательство тем, что обнаруживал их невежество в вопросах, в которых они считали себя компетентными. Более того, из «Апологии» (23с-d) Платона мы узнаем также, что молодые люди, особенно сыновья богатых граждан, следуя примеру Сократа, подвергали «испытанию» старших и ставили их в неловкое положение. Естественно, что те, кто оказывались жертвой этого «испытания», считали Сократа человеком, который «портит молодежь». Кроме того, многие из афинян, видя в Сократе «наставника» врагов отечества – Алкивиада и Крития, возлагали на него ответственность за их преступления. Правда, такого рода политические обвинения нельзя было выдвигать лишь на основании связей Сократа с этими лицами. Как-никак Сократ был противником Тридцати тиранов во главе с Критием и чуть было не поплатился головой за отказ исполнить их приказ.

Читайте также:  Что будет после обвинительного акта

Сократ не переставал подвергать критике некоторые стороны афинской демократии, в частности нападал на практику выбора должностных лиц по жребию. Критику Сократа многие были склонны расценивать как подрыв государственного строя. Таким образом, мотивы, которыми руководствовались обвинители Сократа, были по преимуществу политическими. Однако выдвигать их в качестве основания для обвинения помимо всего прочего не позволяла и амнистия, объявленная восстановленной демократией (см. Аристотель. Афинская полития, XIV, 39, 5).

Итак, весной 399 г. до н. э. Сократ предстал перед одной из 10 палат суда присяжных (гелиеи). В состав суда входило 6 тысяч человек, из которых 5 тысяч были действительными и 1 тысяча запасными судьями. Выбор судей (гелиастов) происходил ежегодно по жребию из числа граждан не моложе 30 лет по 600 человек от каждой от 10 фил Аттики. Судебная палата, где разбиралось дело Сократа, состояла из 500 человек, точнее 501, поскольку к четному количеству судей присоединяли еще одного приемного для получения нечетного числа при голосовании.

Справедливости ради следует сказать, что Анит и другие обвинители не жаждали крови Сократа, не добивались его смерти. Они были бы вполне удовлетворены, если бы Сократ, не подвергнутый аресту, добровольно удалился из Афин и на суд не явился. Но вопреки предупреждению Анита, он пришел на суд, вполне сознавая грозящую ему опасность.

Текстов обвинительных речей не сохранилось, но предполагается, что обвинители обращали внимание судей главным образов на разлагающий, по их мнению, характер деятельности Сократа. По сообщению Платона, после выступления обвинителей взял слово Сократ и сказал, что он защищается только потому, что этого требует закон. Содержание защитительной речи Сократа, общий ее дух и тон, переданные Платоном, по мнению большинства исследователей наиболее близки подлинной речи самого Сократа, произнесенной перед судьями[35].

Эта речь состоит из трех частей: защитительной речи перед судьями, речи о мере наказания, обращения к судьям после вынесения смертного приговора.

В первой части (см. Платон. Апология, 17а – 35d) речи Сократ говорит о своих прежних и нынешних обвинителях: первые из них – это те не известные ему люди, которые по своему невежеству, зависти или злобе распространили измышления о том, что он занимается натурфилософскими проблемами, т. е. тем, что находится под землею и что на небесах, и учит тому, как выдавать ложь за правду. Отвергая это обвинение, Сократ заявляет, что, во-первых, он не видит ничего предосудительного в исследовании натурфилософских проблем; во-вторых, он может найти сколько угодно свидетелей, в том числе среди его судей, которые подтвердят его непричастность к такого рода исследованиям; в-третьих, воспитание людей он считает полезным делом, но если воспитателями считать софистов, т. е. тех, кто берет плату за обучение, то всем известно, что он никакой платы за свои беседы не брал и в роли учителя никогда не выступал.

Далее, на возможные заявления о том, что «не бывает дыма без огня», Сократ отвечает в том смысле, что многие из почитаемых в городе граждан, будь это правители, поэты, ремесленники или кто другой, невзлюбили его вследствие того, что он подвергал их «испытанию» и обнаруживал их невежество в том, в чем они мнили себя наиболее знающими.

Затем Сократ переходит к своим новым обвинителям (Аниту, Мелету и Ликону) и указывает на необоснованность обоих пунктов их обвинения: развращение молодежи и непризнание богов. Сократ говорит, что нелепо считать его развратителем молодежи и одновременно признавать, что все остальные граждане, в том числе судьи или сами обвинители, никого не развращают, а наоборот, воспитывают. Сократ замечает, что если даже допустить, что он кого-нибудь и развратил, то требуется доказать, что это развращение было умышленным; невольного же развратителя к суду не привлекают, а частным образом наставляют и исправляют (см. там же, 24-26а).

Переходя ко второму пункту обвинения, Сократ вскрывает противоречивость утверждений о «непризнании богов» и «введении новых богов». Отвергать одних богов и признавать других, замечает Сократ, – вовсе не значит быть безбожником, в чем его обвиняет Мелет. И если, продолжает Сократ, Мелет согласен, что «гениев-то я признаю», а гении – дети богов, то «какой же человек, признавая детей богов, не будет признавать самих богов?» (там же, 27d).

Хотя Сократ ограничился формальным опровержением обвинения» его в атеизме, тем не менее он верно указал на двусмысленность понятия «неверие в богов». Религия древних греков, не знавшая строгой догматики так называемых исторических религий, признавала безбожником того, кто вообще отрицал бытие богов, и карала за проявление внешнего неуважения к ним, т. е. за несоблюдение религиозных обрядов, не говоря уже об оскорблении богов, например, осквернении их изображений. Правда, признание и почитание государственных богов так или иначе вменялось в обязанность гражданам, поскольку боги в глазах верующего народа были охранителями государства и находящихся в храмах государственных сокровищ. Кроме того, считалось, что вера в одних и тех же богов и в одни и те же клятвы, объединяя граждан, порождает чувство равенства, укрепляет их доверие друг к другу.

С этой точки зрения, у обвинителей Сократа были некоторые, хотя и шаткие, основания считать его «безбожником». Мы говорим «шаткие», потому что мифы о богах, которые заменяли грекам религиозную «догматику», каждый мог трактовать по-своему; позволялось верить в одних из них и не верить в других. Наконец, в первой части своей речи на суде Сократ сообщает о миссии, возложенной на него богом, – воспитывать своих граждан в духе добродетели (см. там же, 31а-b).

Читайте также:  Каковы обвинения сократу

Сократ говорил на суде не как обвиняемый, а как наставник, призывающий своих сограждан ценить духовные блага выше материальных. И потому он считал недостойным для себя и для судей, а также «для чести всего города» (см. там же, 34е) просить суд и самих афинян об оправдании, слезно упрашивать их о помиловании. По той же причине он не пытался привести с собой «своих детей и множество других родных и друзей», чтобы разжалобить судей, хотя и отдавал себе отчет о грозящей ему опасности. Предъявленное обвинение приравнивалось к государственным преступлениям и каралось смертью.

Решение суда было не в пользу Сократа. Он был признан виновным – при соотношении голосов 280 против 221 (по сообщению Диогена Лаэрция, соотношение голосов было 281 против 220). Таким образом, не хватало 30 голосов для его оправдания, поскольку для этого было достаточно получить 251 голос из 501. Впрочем, Сократ и не рассчитывал на оправдание. Но он был удивлен признанием его виновным со столь незначительным перевесом в голосах. Небольшой перевес объясняется, по-видимому, тем, что произнесенная Сократом речь произвела впечатление, равно как и тем, что многие из рядовых афинян при всей своей нелюбви и подозрительном отношении к софистам и натурфилософам мирились с их деятельностью. Почти с уверенностью можно утверждать, что философ не был бы приговорен к смертной казни и дело кончилось бы уплатой штрафа, заключением в тюрьму на определенный срок или же изгнанием из Афин, если бы не одно обстоятельство, о котором мы узнаем из второй части речи Сократа на суде (см. там же, 35е – 38b).

В практике судопроизводства греческих полисов было принято, чтобы обвиняемый после признания его виновным сам предлагал себе меру наказания, которую он заслуживает в собственных глазах. Это право, предоставляемое подсудимому, не будучи формально апелляцией, давало возможность смягчить наказание. Оно свидетельствует о гуманности судопроизводства афинян. Суд же присяжных выбирал между двумя (предложенными обвинителем и обвиняемым) мерами. Третий вариант исключался. Так вот, вместо назначения себе какого-либо наказания Сократ предложил нечто совершенно неожиданное для суда.

Он сказал, что для него, человека заслуженного, но бедного, нуждающегося в досуге для назидания своих сограждан, «нет ничего более подходящего, как обед в Пританее!» (там же, 36d), т. е. возможность получать обед на общественный счет в знак почета и особых заслуг перед государством. Предложение Сократа шокировало суд и было воспринято как дерзость. Сократ, не видя в этом ничего оскорбительного, говорил: «Убежденный в том, что не обижаю никого, я ни в коем случае не стану обижать и самого себя, наговаривать на себя, будто я заслуживаю чего-нибудь нехорошего, и назначать себе наказание (там же, 37b). Но если тем не менее, продолжал Сократ, необходимо назначить какое-то наказание, то он готов уплатить одну мину серебра (около 25-30 руб.), ибо он беден. Однако более состоятельные его друзья (Платон, Критон, Критобул, Аполлодор) уговаривают его увеличить штраф до 30 мин (около 750-800 руб.), которые они поручаются уплатить за него.

Возбудив недовольство и гнев многих из судей неуместным предложением о назначении ему бесплатного обеда, Сократ не нашел поддержки и своему предложению об уплате штрафа. Суд присяжных вынес ему смертный приговор большинством уже в 80 голосов (см. Диоген Лаэрций, II, 42).

Третья часть речи (см. Платон. Апология, 38с – 42а) Сократа обращена к судьям и друзьям, оставшимся на суде после вынесения смертного приговора. По мнению некоторых исследователей, прощальное слово, вложенное Платоном в уста Сократа, представляет собой всецело поэтическую или «стилизованную» правду, а не исторический факт: Сократ мог бы сказать это сообразно ситуации и логике вещей, но не сказал на самом деле. Однако даже если это так, то вряд ли стоит подвергать сомнению ценность этой правды. Как бы то ни было, правдоподобно, что всегда верный себе, Сократ не меняет тона и в своем, пусть предполагаемом, последнем слове к судьям: «Я скорее предпочитаю умереть после такой защиты, чем оставаться в живых, защищавшись иначе» (там же, 38е). «Я ухожу отсюда, приговоренный вами к смерти, а мои обвинители уходят, уличенные правдою в злодействе и несправедливости. И я остаюсь при своем наказании… и не думается, что это правильно» (там же, 39b).

Обычно смертный приговор приводился в исполнение сразу же после его вынесения, но в случае с Сократом исполнение приговора было отложено на 30 дней в связи со следующим обстоятельством. Ежегодно афиняне отправляли на остров Делос к храму Аполлона священное судно с дарами, исполняя клятву Тезея, данную им богу Аполлону после уничтожения чудовища Минотавра на Крите и избавления Афин от уплаты дани (семь юношей и семь девушек на съедение Минотавру) критскому царю Миносу. Со дня отплытия священного посольства и до его возвращения в Афины смертная казнь запрещалась.

Друзья Сократа, воспользовавшись этим обстоятельством, навещали его в тюрьме, где он пребывал в ожидании казни, вели с ним беседы и готовили ему побег. Осуществить побег было несложно. Об этом мы узнаем из слов давнего друга, ровесника и земляка Сократа Критона, по имени которого назван один из диалогов Платона. В «Критоне» описывается встреча Критона с Сократом, их беседа за день до возвращения священного судна. Критон пытается уговорить Сократа бежать из тюрьмы. Но Сократ отклоняет настойчивую просьбу друга и остается верным отечественным законам.

Источники:
http://studopedia.su/16_21932_zashchita-sokrata-na-sude.html
http://fil.wikireading.ru/25111

Читайте также:
Adblock
detector