При рассмотрении уголовного дела надзорная инстанция может

Фадеева Елена Ивановна, Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева, аспирантка кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора.

В статье рассматриваются проблемные аспекты обеспечения законности состава суда надзорной инстанции.

Ключевые слова: состав суда, надзорная инстанция, формирование состава суда, председательствующий, судья-докладчик, отвод судье.

In the article is considerated problem aspects ensure legality of court corpus of the supervision instance.

Key words: court corpus, supervision instance, court composition formation, presiding judge, speaker-judge, challenges judges.

В соответствии с ч. 4 ст. 30 УПК РФ рассмотрение уголовных дел в порядке надзора осуществляется в составе не менее трех судей федерального суда общей юрисдикции. Согласно ч. 2 ст. 34 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» 1981 г. [1] заседание президиума правомочно при наличии большинства членов президиума. Таким образом, если президиум состоит, например, из девяти судей, то он правомочен рассмотреть уголовное дело лишь при наличии не менее пяти членов президиума. Данное требование означает, что каждый из судей, входящих в состав коллегии, должен принимать личное непосредственное участие в рассмотрении уголовного дела.

УПК РФ не предусматривает порядок определения состава суда надзорной инстанции, в том числе назначения из числа судей председательствующего и судьи-докладчика, что, в свою очередь, не позволяет говорить о законности состава суда в каждом конкретном случае. Представляется, что данная обязанность должна быть возложена на председателя суда или лицо, исполняющее обязанности председателя суда в период временного отсутствия последнего. В связи с этим считаем необходимым включить в гл. 45 УПК РФ ст. 406.1 следующего содержания: «406.1. Определение состава суда надзорной инстанции.

  1. Уголовное дело не позднее чем в 3-дневный срок с момента вынесения судьей постановления о возбуждении надзорного производства и передаче надзорных жалобы или представления на рассмотрение суда надзорной инстанции распределяется председателем суда или лицом, исполняющим обязанности председателя суда в период временного отсутствия последнего, соответствующему составу суда.
  2. Определение состава суда надзорной инстанции по уголовному делу оформляется постановлением, в котором указываются:
  3. дата и место вынесения постановления;
  4. наименование суда, фамилия и инициалы судьи, вынесшего постановление;
  5. данные о лице, подавшем жалобу или представление, с указанием его процессуального положения;
  6. указание на приговор или иное судебное решение и наименование суда, его постановившего или вынесшего;
  7. фамилии, имена, отчества судей, которым распределяется уголовное дело для рассмотрения;
  8. фамилия, имя, отчество председательствующего по делу;
  9. фамилия, имя и отчество судьи-докладчика по делу».

Законность состава суда надзорной инстанции обеспечивает и своевременное рассмотрение вопроса об отводе судьи, входящего в состав коллегии. В соответствии с ч. 2 ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого уголовного дела в суде первой инстанции или в порядке надзора. Так, Президиум Верховного Суда РФ отменил Постановление президиума Ивановского областного суда и Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ в связи с тем, что судья Ивановского областного суда, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции 30 января 2001 г., участвовал 7 февраля 2003 г. в рассмотрении этого же дела в порядке надзора [2, с. 4]. Подобные ошибки были допущены, например, и президиумом Краснодарского краевого суда по уголовному делу в отношении Матюшенко, осужденного Октябрьским районным судом г. Новороссийска [3, с. 28], президиумом Ростовского областного суда в отношении Н., осужденного Шахтинским районным судом Ростовской области [4], президиумом Смоленского областного суда по уголовному делу в отношении Копейко [5, с. 28], президиумом Белгородского областного суда по уголовному делу в отношении Свечаревского [6, с. 24], президиумом суда Ямало-Ненецкого автономного округа [7, с. 29].

Согласно ч. 3 ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, не может участвовать в рассмотрении того же уголовного дела в суде первой или второй инстанции. Из смысла данной нормы можно понять, что закон допускает повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела в суде надзорной инстанции, если он раньше участвовал в рассмотрении этого дела в порядке надзора.

Мнения ученых по вопросу относительно возможности повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела в суде надзорной инстанции разделились. А.Я. Грун, например, высказывал мнение, что не следует исключать повторное участие судьи в рассмотрении того же дела в порядке судебного надзора. «Это объясняется тем, — пишет автор, — что дело может поступить на рассмотрение той же надзорной инстанции повторно лишь в случае, если эта или вышестоящая надзорная инстанция направила дело на новое расследование или новое судебное рассмотрение. По большинству таких дел будут собраны новые материалы и, во всяком случае, вынесены новые судебные решения, в обсуждение законности и обоснованности которых надзорная инстанция не входила. Следовательно, члены суда надзорной инстанции могут быть объективными при новом рассмотрении такого дела в порядке судебного надзора, и их участие в предыдущем рассмотрении этого дела той же инстанцией не является доказательством личной заинтересованности в исходе дела. При противоположном решении такое дело могло бы быть пересмотрено в порядке надзора лишь Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, а если пересматривается решение областного суда — только Пленумом Верховного Суда СССР, что привело бы к неоправданной волоките» [8, с. 79].

И.Д. Перлов, напротив, отстаивал позицию о том, что предыдущее участие судьи в рассмотрении дела в суде первой или второй инстанции исключает возможность участия этого судьи в рассмотрении того же дела в порядке судебного надзора [9, с. 209].

Поддерживая последнюю из изложенных позиций, считаем, что при первоначальном рассмотрении дела в порядке надзора у судьи, участвовавшего в его рассмотрении, уже сформировалась определенная позиция по делу, которой, скорее всего, он и будет руководствоваться при повторном принятии решения по делу.

Возникает также вопрос о том, вправе ли участвовать в заседании суда надзорной инстанции судья, вынесший постановление о возбуждении надзорного производства и передаче надзорной жалобы (представления) на рассмотрение суда надзорной инстанции. В. Демидов считает, что к участию указанного лица в заседании суда надзорной инстанции препятствия нет, так как ранее он не принимал решения по существу рассматриваемого дела [10, с. 31]. Подобной позиции придерживается А.П. Рыжаков [11].

Читайте также:  Кто главный госинспектор рф по пожарному надзору

Согласно позиции М.В. Мерзляковой именно судья, вынесший постановление о возбуждении надзорного производства, должен являться докладчиком, поскольку он наиболее осведомлен об обстоятельствах дела, о мотивах жалобы (представления) и сможет ответить на дополнительные вопросы [12, с. 105]. Эту же позицию отстаивает А.В. Ульянов [13, с. 103 — 104].

В. Смирнов считает, что докладчиком по делу должен назначаться судья, принявший решение о возбуждении надзорного производства и передаче надзорной жалобы или надзорного представления на рассмотрение суда надзорной инстанции (президиума). При этом дело для доклада передается от судьи, возбудившего надзорное производство, другому судье только в тех случаях, когда невозможно его участие в заседании президиума суда [14, с. 87 — 88].

Т.С. Османов придерживается позиции, согласно которой судья, являющийся членом президиума, вынесший постановление об отказе в возбуждении или о возбуждении надзорного производства, не вправе участвовать в заседании суда надзорной инстанции по данному уголовному делу и докладывать по нему на заседании суда надзорной инстанции [15, с. 113 — 114].

Согласно одной из имеющихся точек зрения, поскольку судья-докладчик хотя и не наделен законом правом участвовать в рассмотрении и разрешении уголовного дела по существу, тем не менее выступает в судебном разбирательстве в качестве судьи, полномочия которого урегулированы уголовно-процессуальным законом, поэтому при наличии обстоятельств, исключающих участие в уголовном судопроизводстве, он не вправе участвовать в заседании суда надзорной инстанции [16, с. 156].

Представляется, что деятельность судьи, рассматривающего надзорную жалобу или представление в порядке ст. 406 УПК РФ, направлена на разрешение вопросов, касающихся существа жалобы или представления, поскольку одним из возможных решений, принимаемых на данном этапе, является постановление об отказе в удовлетворении надзорных жалобы или представления. Также следует согласиться с позицией В.А. Давыдова о том, что в результате изучения жалобы или представления, материалов уголовного дела и принятия процессуального решения о возбуждении надзорного производства формируется определенная точка зрения относительно законности, обоснованности и справедливости проверяемого судебного решения, в связи с чем можно усомниться в объективности такого судьи при рассмотрении уголовного дела судом надзорной инстанции [17, с. 530 — 531].

Так, по одному из изученных нами уголовных дел судья Верховного суда Республики Мордовия М., вынесший постановление о возбуждении надзорного производства, вошел в состав президиума Верховного суда Республики Мордовия по рассмотрению данной надзорной жалобы и являлся докладчиком по делу [18]. При этом постановление о возбуждении надзорного производства и постановление президиума имеют практически идентичное содержание, что позволяет сделать вывод о том, что уже на момент включения данного судьи в состав президиума у него имелась определенная точка зрения по существу дела, что, считаем, противоречит требованиям о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела и должно являться основанием для его отвода.

На основании изложенного предлагаем ч. 3 ст. 63 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, не может участвовать в рассмотрении того же уголовного дела в суде первой или второй инстанции, а также в новом рассмотрении того же дела в порядке надзора. Судья, являющийся членом президиума, вынесший постановление об отказе в возбуждении или о возбуждении надзорного производства, не вправе участвовать в заседании суда надзорной инстанции по данному уголовному делу и являться докладчиком на заседании суда надзорной инстанции».

1. При рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорных жалобы или представления и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме.

2. Если по уголовному делу осуждено несколько лиц, а надзорные жалоба или представление принесены только одним из них или в отношении некоторых из них, то суд надзорной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осужденных.

3. Суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора может смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении.

4. Возвращая уголовное дело на новое рассмотрение, суд надзорной инстанции должен указать, в суд какой инстанции возвращается данное уголовное дело.

5. В случае, когда по уголовному делу осуждено или оправдано несколько лиц, суд не вправе отменить приговор, определение или постановление в отношении тех оправданных или осужденных, в отношении которых надзорные жалоба или представление не принесены, если отмена приговора, определения или постановления ухудшает их положение.

6. Указания суда надзорной инстанции обязательны при повторном рассмотрении данного уголовного дела судом нижестоящей инстанции.

7. Суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела не вправе:

1) устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или были отвергнуты им;

2) предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства и преимуществах одних доказательств перед другими;

3) принимать решения о применении судом первой или апелляционной инстанции того или иного уголовного закона и о мере наказания.

8. Равным образом суд надзорной инстанции, отменяя определение суда кассационной инстанции, не вправе предрешать выводы, которые могут быть сделаны судом кассационной инстанции при повторном рассмотрении данного уголовного дела.

Вопрос 135. Сущность и задачи возобновления дел по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Возобновление дел по новым или вновь открывшимся обстоятельствам — исключительная стадия уголовного процесса, в которой, как и в стадии производства в надзорной инстанции, производится оценка законности и обоснованности вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений. Согласно ч. 2 ст. 413 УПК основаниями для пересмотра судебного решения в таком порядке являются две группы обстоятельств: новые и вновь открывшиеся.

Новыми служат обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, которые устраняют преступность и наказуемость деяния.

Вновь открывшимися являются такие обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора, определения или постановления в законную силу, но не были и не могли быть известны суду во время рассмотрения данного дела. Эти обстоятельства свидетельствуют о незаконности и необоснованности судебных решений, но коль скоро они выявились лишь после вступления приговора, определения или постановления в законную силу, то не могли быть учтены при их принятии.

Читайте также:  Как стать инженером технического надзора

Характер этих обстоятельств совершенно иной, чем тех, которые служат основаниями к отмене или изменению приговоров, определений и постановлений в порядке надзора, поэтому и возникает необходимость в особой процедуре проверки их законности и обоснованности в связи открытием таких обстоятельств.

Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам имеет такое же назначение, что и назначение уголовного судопроизводства в целом. Проверка вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений с учетом вновь открывшихся обстоятельств гарантирует их законность и обоснованность. Отменяя незаконные и необоснованные приговоры, определения и постановления, вышестоящие суды тем самым охраняют права и законные интересы граждан, в частности осужденного, устраняют допущенные по делу судебные ошибки, обеспечивают единообразие судебной практики.

Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам имеет определенное сходство с производством в порядке надзора. Это сходство состоит прежде всего в единстве предмета исследования в данных стадиях: и в том, и в другом случае речь идет о пересмотре приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу. Если эти решения еще не вступили в законную силу, то все действия по их пересмотру должны предприниматься в порядке апелляционного и кассационного производства.

Далее, обе эти стадии имеют общее назначение. Пересмотр приговора, определения, постановления по вновь открывшимся обстоятельствам осуществляется судебными органами, которые полномочны проверять законность и обоснованность приговоров в порядке надзора. Это президиум областного и равного ему суда, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, Президиум Верховного Суда РФ. Един и процессуальный порядок пересмотра дел в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам.

В то же время между этими двумя видами пересмотра приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу, имеются и принципиальные отличия.

Во-первых, основаниями к отмене или изменению приговора в порядке надзора являются такие обстоятельства, которые усматриваются из материалов дела, они нашли отражение в материалах дела, и если бы суд более внимательно, более глубоко проанализировал эти обстоятельства, то он бы не допустил ошибки. А обстоятельства, служащие основанием для возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам, также существовали в момент вынесения приговора, но они не нашли отражения в материалах дела, они открылись, выявились лишь после вступления приговора, определения и постановления в законную силу. Эти обстоятельства либо не были известны лицам, производившим расследование, или суду, рассматривавшему дело, либо они состоят в преступных злоупотреблениях самих лиц, производивших расследование, или судей.

Во-вторых, поскольку обстоятельства, являющиеся основанием к отмене приговора в порядке надзора, находят свое отражение в материалах дела, то производство следственных действий для выяснения этих обстоятельств недопустимо. Обстоятельства же, служащие основаниями к пересмотру дел по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку они стали известны уже после вступления приговора в законную силу и не отражены в материалах дела, требуют для своего установления производства следственных действий, а в ряде случаев и вынесения приговора суда.

Поэтому суды не должны пересматривать в порядке надзора вступившие в законную силу приговоры, определения, постановления, когда дело подлежит рассмотрению по вновь открывшимся обстоятельствам. Если основания для пересмотра вытекают из материалов уголовного дела и не требуют предварительной их проверки путем производства следственных действий, дело подлежит пересмотру не по вновь открывшимся обстоятельствам, а в порядке судебного надзора.

Из различия оснований вытекает и неодинаковый характер решений, принимаемых при пересмотре приговоров в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам: при пересмотре приговоров по вновь открывшимся обстоятельствам суд не вправе изменять приговор, а может лишь отменить его. Различны и последствия отмены приговора: если приговор отменен по вновь открывшимся обстоятельствам, то суд первой инстанции при новом рассмотрении дела не связан размерами наказания, назначенного по отмененному приговору.

Вопрос 136. Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Статья 410. Пределы прав суда надзорной инстанции

Статья 410 признана не противоречащей Конституции РФ, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего уголовно-процессуального регулирования не допускают возможность содержания обвиняемого под стражей без судебного решения после направления прокурором или вышестоящим судом уголовного дела на рассмотрение в суд Постановлением Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П.

1. При рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорных жалобы или представления и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме.

2. Если по уголовному делу осуждено несколько лиц, а надзорные жалоба или представление принесены только одним из них или в отношении некоторых из них, то суд надзорной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осужденных.

3. Суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора может смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении.

4. Возвращая уголовное дело на новое рассмотрение, суд надзорной инстанции должен указать, в суд какой инстанции возвращается данное уголовное дело.

5. В случае, когда по уголовному делу осуждено или оправдано несколько лиц, суд не вправе отменить приговор, определение или постановление в отношении тех оправданных или осужденных, в отношении которых надзорные жалоба или представление не принесены, если отмена приговора, определения или постановления ухудшает их положение.

6. Указания суда надзорной инстанции обязательны при повторном рассмотрении данного уголовного дела судом нижестоящей инстанции.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П часть седьмая статьи 410 признана не противоречащей Конституции РФ, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу не предполагают произвольное и не контролируемое судом продление сроков содержания подсудимого под стражей и не освобождают суд от обязанности рассмотрения уголовного дела в разумные сроки.

7. Суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела не вправе:

1) устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или были отвергнуты им;

2) предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства и преимуществах одних доказательств перед другими;

3) принимать решения о применении судом первой или апелляционной инстанции того или иного уголовного закона и о мере наказания.

8. Равным образом суд надзорной инстанции, отменяя определение суда кассационной инстанции, не вправе предрешать выводы, которые могут быть сделаны судом кассационной инстанции при повторном рассмотрении данного уголовного дела.

Читайте также:  В чем разница кассация и надзор

Комментарий к статье 410

1. Части 1 и 2 комментируемой статьи закрепляют такое хорошо известное (по УПК РСФСР) российскому уголовному судопроизводству начало пересмотра судебных решений, как ревизионный порядок (ревизионное начало) проверки обжалованных судебных решений.

БВС СССР. 1985. N 31. С. 18 — 23.

2. Ревизионное начало проверки, предусмотренное ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, объективно вступает в противоречие с состязательным строем процесса.

Во-первых, введение подобного правила, по сути, нивелирует результаты проверки в суде апелляционной и кассационной инстанций, делает бессмысленным (если не бесполезным) правило ч. 2 ст. 360 УПК, ограничивающее границы контроля (в названных процессуальных порядках) исключительно интересом сторон, превращает в потенциально неправосудные решения суда апелляционной или кассационной инстанции ввиду нереагирования на те нарушения, на которые не указывали стороны в своих жалобах. В силу ревизионного начала проверки суд надзорной инстанции без труда выявит те нарушения, на которые не отреагировала апелляционная или кассационная инстанция, ограничившись проверкой доводов и аргументов сторон, изложенных в жалобе.

Во-вторых, введение подобного правила означает, по сути, возврат к советской идеологии уголовного процесса, которой имманентно присущ диктат идеи публичности и объективной истины, то есть к такому строю процесса, суть, содержание и развитие которого никак не зависит от частной воли заинтересованных сторон.

Несмотря на это законодатель считает возможным в нормах УПК вернуться к сути этого правила и именно при пересмотре в порядке надзора, где для этого нет ни надлежащих процессуальных условий, ни достаточных процессуальных средств, так как:

а) надзорная инстанция в отличие от апелляционного или кассационного суда не наделена правом непосредственного исследования доказательств по правилам судебного следствия (ст. 407 УПК);

б) названный суд не вправе в отличие от апелляции устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре суда первой инстанции или были отвергнуты им (п. 1 ч. 7 ст. 410 УПК);

в) нормы гл. 48 УПК не содержат и права сторон на представление в суд надзорной инстанции дополнительных доказательств (хотя отрицать подобное право сторон и в нормах нового УПК вряд ли возможно);

г) по смыслу ч. 2 ст. 406 УПК, надзорная инстанция может разрешить надзорную жалобу (или представление), даже не истребуя (не исследуя) уголовное дело, что не согласуется с ревизионным началом проверки и характерно, скорее, для разрешения жалобы исключительно в пределах заявленных требований сторон (ч. 2 ст. 360 УПК).

В итоге публично-ориентированное стремление законодателя к установлению объективной истины в рамках данного производства, проявляющее себя в предписаниях названных норм, не обеспечено необходимыми для этого процессуальными средствами и служит известным и достаточно плохо завуалированным в нормах УПК средством диктата государственной воли по надзору и управлению судами нижестоящих (в т.ч. и апелляционно-кассационных) инстанций в целях единообразного и правильного применения закона и реализации публичной судебной политики.

3. Части 3 и 5 комментируемой статьи, по существу, лишь повторяют правило (норму) ст. 405 УПК о недопустимости поворота к худшему и самостоятельного правового значения не имеют, лишь конкретизируя пределы полномочий суда надзорной инстанции в видах возможных решений суда. Правда, в контексте буквального смысла норм ст. 405 УПК законодателю необходимо более строго сформулировать нормы ч. 5 ст. 410 УПК, косвенно указывающие на потенциальную возможность ухудшения положения осужденного в рамках надзорного пересмотра.

4. Часть 6 комментируемой статьи закрепляет еще одно, коренное, начало пересмотра судебных решений в судах вышестоящей инстанции, которое в теории уголовно-процессуальной науки сформулировано как обязательность указаний вышестоящей судебной инстанции для нижестоящей. Суть данных указаний, по методу исключения, отчасти раскрыта законодателем в положениях п. п. 1 — 3 ч. 7 комментируемой статьи.

Так, формулируя свои указания, суд надзорной инстанции не вправе:

а) устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре суда первой или апелляционной инстанции или были отвергнуты им. Поскольку суд надзорной инстанции не наделен правом непосредственного исследования доказательств по правилам судебного следствия, законодатель в принципе отвергает элементы апелляционного и, отчасти, кассационного (см. ч. 4 ст. 377 УПК) пересмотра судебных решений в названном процессуальном порядке. Вместе с тем названный запрет не лишает надзорный суд права дать иную, чем в приговоре суда первой (или апелляционной) инстанции, оценку установленным фактам и принять в данной связи решение в сторону, улучшающую положение осужденного;

б) предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства и преимуществах одних доказательств перед другими. Названная редакция нормы во многом вызвана правилом свободной оценки доказательств, отныне возведенного в ранг самостоятельного процессуального принципа (см. коммент. к ст. 17). Запрещая суду надзорной инстанции предрешать вопросы, связанные с внутренним убеждением суда, разрешающего дело по существу, законодатель дает право суду нижестоящей инстанции самостоятельно и беспристрастно взвесить доводы сторон и принять решение на основе своего внутреннего убеждения о доказанности тех или иных фактов и обстоятельств дела;

в) принимать решения о применении судом первой или апелляционной инстанции того или иного уголовного закона и мере наказания в отношении подсудимого. Как и в предыдущем случае, законодатель настаивает на свободе внутреннего убеждения суда первой или второй инстанции в решении этих принципиальных вопросов разрешения дела (спора сторон) по существу.

Поэтому названные указания надзорной инстанции могут, например, касаться вопросов о проведении дополнительных следственных действий, истребовании необходимых документов, выяснении отдельных обстоятельств дела, устранении противоречий между отдельными доказательствами и т.п. В случае невыполнения названных указаний суда надзорной инстанции соответствующий приговор или иное судебное решение вновь могут быть отменены по жалобе заинтересованных лиц или надзорному представлению прокурора.

4.1. Суд надзорной инстанции не вправе, формулируя свои указания, предрешать и выводы суда кассационной инстанции (ч. 8 комментируемой статьи), поскольку правило ст. 17 УПК имеет всеобщий характер для всех стадий и производств уголовного судопроизводства.

Источники:
http://studopedia.ru/4_56950_statya—predeli-prav-suda-nadzornoy-instantsii.html
http://ugolovno-processualniy-kodeks-rf.com/statya-410-predely-prav-suda-nadzornoj-instancii/

Читайте также:
Adblock
detector