Осуществляет ли прокуратура надзор за следственным комитетом

Заплатить налоги необходимо до 2 декабря. Если у вас есть вопросы о порядке уплаты или расчете налогов, присылайте их на editor@garant.ru. Ответы на самые популярные из них мы опубликуем на портале ГАРАНТ.РУ.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 9 февраля 2012 г. № 39 “Об организации надзора за деятельностью Следственного комитета Российской Федерации вне уголовно-процессуальной сферы”

1. Заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, начальникам главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, городов и районов, другим территориальным, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур обеспечить надлежащий надзор за исполнением законов, соответствием законам издаваемых правовых актов Следственным комитетом и его должностными лицами вне уголовно-процессуальной сферы, то есть деятельностью данного государственного органа, не связанной с осуществлением им полномочий в сфере уголовного судопроизводства, в том числе за исполнением:

бюджетного законодательства при осуществлении материально-технического и финансового обеспечения деятельности следственных органов и учреждений Следственного комитета;

законодательства в процессе осуществления Следственны комитетом функций государственного заказчика при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг, включая функции государственного заказчика по строительству, реконструкции, капитальному и текущему ремонту объектов Следственного комитета, а также по жилищному строительству;

законодательства о собственности в отношении закрепленных за Следственным комитетом объектов административного, социально-бытового и хозяйственного назначения, обращая особое внимание на пресечение злоупотреблений и хищений, нецелевое использование федерального имущества;

законодательства о противодействии коррупции, включая антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов Следственного комитета;

трудового законодательства и законодательства о государственной службе в отношении сотрудников Следственного комитета и федеральных государственных гражданских служащих, проходящих службу в Следственном комитете, в том числе при принятии решений по результатам служебных проверок:

законодательства о материальном и социальном, в том числе жилищном, обеспечении сотрудников Следственного комитета и проходящих в нем службу федеральных государственных гражданских служащих, а также пенсионном обеспечении сотрудников Следственного комитета и членов их семей и обязательном государственном личном страховании сотрудников Следственного комитета;

законодательства о статусе военнослужащих, порядке пенсионного, медицинского и иного обеспечения военнослужащих военных следственных органов Следственного комитета;

законодательства об образовании при осуществлении деятельности образовательных учреждений Следственного комитета;

законодательства о порядке рассмотрения в следственных органах и учреждениях Следственного комитета заявлений, обращений и жалоб граждан и организаций (за исключением тех, порядок рассмотрения которых установлен уголовно-процессуальным законодательством), в том числе в части направления руководителями следственных органов Следственного комитета соответствующих материалов в уполномоченные органы, должностным лицам для решения вопроса о привлечении виновных лиц к административной ответственности, если в ходе проверки обращения о правонарушении установлено отсутствие в деянии состава преступления, но наличие в нем признаков административного правонарушения;

законодательства об осуществлении государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, в частности, при принятии решений о применении в отношении их мер социальной поддержки;

законодательства о государственной дактилоскопической регистрации;

законодательства об информации, официальном статистическом учете и системе государственной статистики, персональных данных;

законодательства о государственной и иной охраняемой законом тайне;

законодательства об оружии;

законодательства о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, о гражданской обороне, мобилизационной подготовке и мобилизации, воинской обязанности и военном учете и иного законодательства, предусматривающего полномочия Следственного комитета вне уголовно-процессуальной сферы.

2. Надзор осуществлять в соответствии с установленной организационно-распорядительными документами Генеральной прокуратуры Российской Федерации компетенцией главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, территориальных, военных и других специализированных прокуратур и исходя из предусмотренной законом системы Следственного комитета, в которую входят:

учреждения Следственного комитета — научные, образовательные (в том числе общеобразовательные, кадетские), санаторно-курортные, оздоровительные. реабилитационные, культурные учреждения, физкультурно-спортивные организации, редакции электронных и печатных изданий, типографии, иные создаваемые для обеспечения деятельности Следственного комитета учреждения и организации, являющиеся юридическими лицами, а также экспертные и ревизионные подразделения, информационные подразделения, подразделения физической защиты для обеспечения безопасности сотрудников Следственного комитета.

5. При осуществлении надзора за исполнением законов не допускать вмешательства в деятельность Следственного комитета, связанную с осуществлением им полномочий в сфере уголовного судопроизводства; воздействия в какой-либо форме на сотрудников Следственного комитета в целях оказания влияния на принимаемые ими процессуальные решения или воспрепятствования в какой-либо форме их процессуальной деятельности; истребования у них объяснения по существу находящихся в их производстве дел и материалов, за исключением случаев. предусмотренных законодательством Российской Федерации.

6. Главной военной прокуратуре, главному управлению по надзору за исполнением федерального законодательства, управлению по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции, управлению по надзору за исполнением законов на транспорте и в таможенной сфере в соответствии с компетенцией обеспечить надлежащую координацию и контроль деятельности нижестоящих прокуроров, оказывать им практическую и методическую помощь в организации надзора на данном направлении.

7. Прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур о наиболее серьезных нарушениях, проблемах, возникающих при осуществлении надзора, и предложениях по их разрешению информировать Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

8. Внести в организационно-распорядительные документы Генеральной прокуратуры Российской Федерации следующие изменения:

а) пункт 1 дополнить абзацем третьим следующего содержания:

в) пункт 2.1 дополнить абзацем третьим следующего содержания:

г) пункт 2.3 дополнить абзацем третьим следующего содержания:

д) пункт 3 дополнить абзацем третьим следующего содержания:

е) пункт 4 дополнить абзацем третьим следующего содержания:

ж) пункт 5 дополнить абзацем третьим следующего содержания:

з) пункт 6 дополнить абзацем третьим следующего содержания:

8.7. В Положении об управлениях Генеральной прокуратуры Российской Федерации в федеральных округах, утвержденном Генеральным прокурором Российской Федерации 28.01.2010:

Читайте также:  Санитарно-эпидемиологический надзор что это

8.8. В Положении об управлении Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе, утвержденном Генеральным прокурором Российской Федерации 28.01.2010:

а) пункт 3.2 дополнить абзацем четвертым следующего содержания:

10. Контроль за исполнением приказа возложить на заместителей Генерального прокурора Российской Федерации по направлениям деятельности.

Приказ направить заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, начальникам главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур, ректору Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, которым довести его содержание до сведения подчиненных работников.

Генеральный прокурор Российской Федерации
действительный государственный советник юстиции
Ю.Я. Чайка

Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 9 февраля 2012 г. № 39 “Об организации надзора за деятельностью Следственного комитета Российской Федерации вне уголовно-процессуальной сферы”

Текст приказа официально опубликован не был

Обзор документа

Установлено, как прокуратуре следует проверять соблюдение Следственным комитетом РФ бюджетного, трудового и иного законодательства (т. е. деятельность, не связанную с осуществлением полномочий в сфере уголовного судопроизводства).

Так, прокурорам необходимо в полном объеме реализовывать свои полномочия. В частности, следует истребовать документы, материалы, различные сведения, вызывать должностных лиц для объяснений по выявленным нарушениям. При наличии оснований в отношении сотрудников СК РФ требуется возбуждать административное производство.

Нельзя вмешиваться в деятельность Комитета, связанную с реализацией полномочий в сфере уголовного судопроизводства, а также влиять на принятие его сотрудниками процессуальных решений.

Прокуроры субъектов РФ, приравненные к ним военные прокуроры и прокуроры иных специализированных прокуратур о наиболее серьезных нарушениях, возникающих проблемах и предложениях по их разрешению должны информировать Генпрокуратуру России.

В организационно-распорядительные документы Генпрокуратуры России вносятся соответствующие изменения. В частности, по указанному надзору разграничена компетенция прокуроров территориальных, военных и других специализированных прокуратур.

В судах общей юрисдикции на протяжении нескольких лет неоднократно возникают споры в отношении прокурорского надзора и полномочий прокуратуры при его осуществлении в отношении Следственного Комитета РФ и его структурных подразделений. Суды общей юрисдикции при проверки дискреционных полномочий органов прокуратуры по спорам между органами прокуратуры и органами следственного комитета принимали сторону прокуратуры. Различные доводы Следственного Комитета РФ о недопустимости широкого прокурорского надзора над СК РФ и его органами суды отвергали.

Высшая судебная инстанция – Верховный Суд РФ 17 августа 2016 рассмотрел спор N 127-КГПР16-4 между прокуратурой и следственным комитетом и установил следующее:

«Полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются Федеральным законом о прокуратуре, статьей 22 которого установлено, что прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе по предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения органов, указанных в пункте 1 статьи 21 этого закона, иметь доступ к их документам и материалам, проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона; требовать от руководителей и других должностных лиц представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений; выделения специалистов для выяснения возникших вопросов; проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций.

Горюнов В., помощник прокурора Центрального района г. Читы, кандидат юридических наук.

Обособление следственного аппарата органов прокуратуры, произошедшее в связи с вступлением в силу Федерального закона от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», вызвало необходимость разработки новых подходов к осуществлению прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного следствия, в том числе и органов Следственного комитета при прокуратуре РФ.

Закон о прокуратуре не определяет полномочий прокурора по надзору за следствием, а содержит только ссылку на то, что полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие, устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством РФ и другими федеральными законами. Поскольку о каких-либо других федеральных законах в данном случае говорить не приходится, обратим основное внимание на положения УПК РФ.

Напомним, что до 7 сентября 2007 г. согласно ранее действовавшей редакции ст. 37 УПК прокурор вправе был как сам осуществлять предварительное следствие, так и давать соответствующие указания следователю. В рамках прокурорской системы это означало фактически ведомственный контроль за следствием, поскольку прокурор был вправе отменить любое постановление следователя прокуратуры (впрочем, как и иного другого органа предварительного следствия), которое он счел незаконным и необоснованным. Однако нынешние полномочия прокурора позволяют говорить уже не о контроле, а о внешнем (надведомственном) надзоре, поскольку Следственный комитет, исходя из его правового статуса, является самостоятельным ведомством. В свою очередь, надзор, как известно, включает в себя гораздо меньший объем полномочий, чем контроль, и не дает возможности надзирающему отменять какие-либо решения поднадзорного.

В то же время в некоторых случаях и после вступления в силу ФЗ от 5 июня 2007 г. прокурор осуществляет контроль за действиями следователей Следственного комитета.

Так, согласно ч. 4 ст. 146 УПК РФ в течение 24 часов с момента получения постановления о возбуждении уголовного дела прокурор вправе отменить данное постановление следователя, если признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным. Уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено специальной нормы о возможности обжалования такого решения прокурора.

Кроме того, прокурор согласно положениям ст. 221 УПК вправе не утвердить обвинительное заключение и вернуть уголовное дело следователю, признав тем самым проведенное по уголовному делу расследование неудовлетворительным. Хотя в ч. 4 ст. 221 УПК и предусмотрена возможность обжалования постановления прокурора о возвращении уголовного дела следователю, окончательно решение принимает вышестоящий прокурор. Таким образом, направление уголовных дел в суд для рассмотрения по существу, а значит, и оценка законности проведенного следствия, остается исключительной прерогативой прокурора.

Читайте также:  Государственный надзорный орган что это

В остальных же случаях прокурор осуществляет собственно надзорные полномочия. Какие же меры прокурорского реагирования могут применяться в случае установления нарушений, допущенных органами предварительного следствия, в частности Следственного комитета?

Ранее, помимо отмены незаконных постановлений следователя, этот вопрос решался также посредством внесения представлений об устранении нарушений. Сегодня такая практика в сфере надзора за деятельностью следователей Следственного комитета практически повсеместно прекращена в связи с изданием письма Следственного комитета при прокуратуре РФ от 25 марта 2008 г. N 208-3259-08 «О порядке рассмотрения представлений прокуроров». В письме отмечается, что в соответствии с п. 1 ст. 21 и п. 1 ст. 26 Закона о прокуратуре представление вносится прокурором при выявлении нарушений в действиях органов исполнительной и законодательной власти, местного самоуправления, коммерческих и некоммерческих организаций. Следственный комитет к числу указанных поднадзорных органов не относится. Кроме того, в УПК определен конкретный механизм реагирования на выявленные прокурором нарушения со стороны следователя в виде требования об устранении нарушений, допущенных в ходе предварительного следствия. Однако, например, внесение представлений об устранении нарушений, допущенных в ходе уголовного судопроизводства следователями органов внутренних дел, и сегодня остается распространенной практикой.

Если говорить о внесении прокурором требований, то здесь также есть определенные проблемы. Дело в том, что об этом средстве прокурорского реагирования в рамках уголовного судопроизводства говорится только в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК, согласно которому прокурор вправе требовать от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия. Кроме того, в ч. 6 ст. 37 УПК предусмотрена возможность выдвижения следователем либо руководителем следственного органа возражений на требование прокурора. Между тем порядок внесения требования, как и порядок его исполнения, в уголовно-процессуальном законодательстве остался неопределенным.

Отчасти этот вопрос урегулирован Приказом Следственного комитета при прокуратуре РФ от 7 сентября 2007 г. N 5 «О мерах по организации процессуального контроля». Так, согласно его п. 19 при получении требования прокурора об устранении нарушений федерального законодательства руководитель следственного органа должен незамедлительно поручить следователю подготовку предложений о его исполнении либо мотивированных возражений. По результатам рассмотрения требования руководитель следственного отдела (управления) дает письменные указания об исполнении требования прокурора либо информирует прокурора о несогласии с его требованием. В случае исполнения требования прокурору направляется соответствующее уведомление.

Однако срок, в течение которого руководитель следственного органа должен уведомить прокурора об удовлетворении либо отклонении его требований, ни в УПК РФ, ни в ведомственных нормативных актах не предусмотрен, что нередко на практике приводит к злоупотреблениям со стороны органов Следственного комитета. Встречаются случаи, когда из следственного отдела (управления) вообще не поступает никакого ответа — ни уведомления об исполнении (удовлетворении) требования, ни возражений на него. Получается, что в рамках уголовного судопроизводства прокурор имеет практически единственное эффективное средство реагирования — требование об устранении нарушений, но проконтролировать его исполнение и вообще отслеживать его дальнейшее движение он не может. Установление четкого срока, в течение которого прокурор должен быть уведомлен руководителем следственного органа о результатах рассмотрения его требования, автоматически исключило бы подобные ситуации. В этом смысле практика внесения прокурорами представлений представлялась бы более эффективной, поскольку Законом о прокуратуре установлено, что о результатах рассмотрения представления и принятых мерах прокурору сообщается в письменной форме в месячный срок.

Кроме того, представляется правомерным и целесообразным в требованиях прокурора ставить вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности тех следственных работников, действия (бездействие) которых привели к явным нарушениям требований УПК и прав участников уголовного судопроизводства.

Не менее актуален для практики и вопрос о возможности истребования прокурором уголовных дел и материалов процессуальных проверок. Очевидно, что на нарушения уголовно-процессуального закона надлежащим образом прокурор может отреагировать только после ознакомления со всеми материалами уголовного дела либо материалами проверки, т.е. при изучении всех фактических обстоятельств. Однако в ст. 37 УПК ничего не упоминается о полномочии прокурора по истребованию указанных материалов.

В связи с данным законодательным пробелом опять же обратимся к ведомственным документам. Так, в письме за подписью Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ от 24 марта 2008 г. N 208-3141-08 отмечается, что Приказом Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. N 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» определен закрытый перечень случаев, когда в силу положений УПК прокурор может истребовать материалы уголовного дела или процессуальной проверки: при возбуждении уголовного дела, при вынесении постановления об отказе в его возбуждении, при задержании подозреваемого (обвиняемого), обращении следователя в суд с ходатайством о санкционировании следственных и иных процессуальных действий, при предъявлении обвинения, при прекращении уголовного дела либо приостановлении предварительного следствия, а также при поступлении жалоб. В иных случаях руководитель следственного органа может отказать в предоставлении материалов уголовного дела либо материалов процессуальной проверки.

Однако нередко встречаются случаи, когда в ходе расследования по делу допускается волокита, т.е. грубо нарушаются требования ст. 21 УПК об обязательности уголовного преследования, а формальные поводы для истребования материалов дела, которые названы выше, отсутствуют. Такая ситуация возникает, например, в случае осуществления расследования по факту обнаружения неопознанного трупа с явными признаками насильственной смерти. Обратиться с жалобой в данном случае некому, и, если отсутствует подозреваемый (т.е. когда некого задерживать и некому предъявить обвинение), для того чтобы затребовать уголовное дело, прокурору необходимо дождаться приостановления либо прекращения производства по нему. Роль прокурора в данной ситуации сводится к вынужденному ожиданию, что, конечно, никоим образом не отвечает целям обеспечения законности при расследовании и в определенном смысле поощряет пассивность органа следствия. Собственно, не лучшим образом складывается ситуация, когда есть подозреваемый (обвиняемый), поскольку по большому счету прокурор здесь может высказать свою позицию только после окончания предварительного расследования — при поступлении к нему уголовного дела с обвинительным заключением. Однако надо понимать, что, как уже верно отмечалось в литературе, в этом случае реакция прокурора на допущенные в ходе расследования нарушения закона будет запоздалой .

Читайте также:  Что делает инспектор дорожного надзора

См., напр.: Бобырев В., Ефимичев С., Ефимичев П. Обеспечение законности при расследовании // Законность. 2007. N 12.

Ситуация усугубляется и тем, что ни УПК, ни Законом о прокуратуре не предусмотрена возможность истребования прокурором у органов Следственного комитета даже информации о ходе предварительного расследования по уголовным делам, т.е. без предоставления материалов уголовного дела. Хотя на практике в следственные отделы (управления) прокурорами и направляются соответствующие запросы о предоставлении информации, однако, во-первых, остается неясным, на какую норму закона должен сослаться прокурор в качестве основания такого запроса, во-вторых, исполнение запроса в конечном итоге остается, что называется, на совести руководителя следственного органа.

Таким образом, в тех случаях, когда от участников уголовного судопроизводства не поступают жалобы, не производится задержание подозреваемого (обвиняемого) и отсутствуют иные обстоятельства, о которых говорилось выше, прокурор не только не вправе истребовать материалы уголовного дела, но и даже не может узнать о ходе расследования. О возможности какого-либо надзора за предварительным следствием здесь вообще говорить трудно.

На наш взгляд, исправлению ситуации могли бы послужить соответствующие дополнения в УПК, позволяющие прокурору истребовать находящиеся в производстве уголовные дела и материалы процессуальных проверок. Согласимся, отсутствие непосредственно у следователя находящихся в производстве материалов создает определенные трудности для осуществления уголовного преследования, однако не препятствует осуществлению процессуальных действий, тем более если у следователя есть надлежаще составленный план расследования. Кроме того, представляется, что 3-дневный срок для прокурора вполне достаточный для изучения уголовного дела и оценки законности действий следователя. Таким образом, закрепление в УПК полномочия прокурора по истребованию находящихся в производстве уголовных дел и материалов процессуальных проверок на срок не более 3-х дней было бы вполне обоснованным. Причем существующая служебная нагрузка дает основания полагать, что вряд ли прокуроры будут злоупотреблять таким правом.

В целом изменения, внесенные в УПК и Закон о прокуратуре в июне 2007 г., позволяют прийти к выводу о возрастании роли ведомственного контроля, который возложен на руководителей отделов и управлений Следственного комитета. В связи с сокращением полномочий прокуроров должна повыситься ответственность руководящих звеньев Следственного комитета за обеспечение надлежащего процессуального контроля за деятельностью подчиненных следователей, о чем свидетельствует и произошедшее повышение уровня оплаты труда этих работников. Кроме того, именно в ст. 39 УПК, регламентирующую деятельность руководителя следственного органа, и перекочевали многие полномочия, ранее закрепленные за прокурором ст. 37 УПК.

Таким образом, после 7 сентября 2007 г. статус руководителя следственного органа существенно изменился. Хотя п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК и позволяет руководителю следственного органа самому осуществлять расследование, следует признать, что основная задача руководителя — осуществление процессуального контроля, корректировка действий подчиненных следователей, обеспечение взаимодействия с другими правоохранительными органами, т.е. выполнение управленческих функций. Кроме того, практика показывает, что к своему производству уголовные дела принимают руководители следственных отделов только в сельской местности, где помимо руководителя в штате состоят всего 1 — 2 следователя. Руководитель же следственного отдела в городе, имея в подчинении 5 — 10 следователей, вынужден целиком сосредоточиться на контроле за деятельностью подчиненных сотрудников, о принятии уголовных дел к своему производству здесь в принципе не идет и речи. Иначе говоря, в нынешних условиях руководитель следственного органа — это главным образом менеджер, управленец, и кандидаты на данную должность должны обладать соответствующими качествами.

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что прошедший год совместной деятельности прокуратуры и Следственного комитета выявил ряд насущных проблем, которые требуют своего решения на законодательном уровне. Основная суть этих проблем заключается в необходимости совершенствования существующих механизмов взаимодействия прокурора и руководителя следственного органа, с тем чтобы прокурор имел реальную возможность по осуществлению надзора за законностью при производстве предварительного следствия, чтобы его сигналы о выявленных нарушениях были не просто информацией к сведению руководителя следственного органа, а обеспечивали бы реальное устранение недостатков расследования.

Кроме того, вызывает тревогу еще один момент. В уже упомянутом выше письме Следственного комитета при прокуратуре РФ от 25 марта 2008 г. N 208-3259-08 говорится не только о недопустимости внесения прокурорами представлений руководителям следственных отделов (управлений) Следственного комитета, но и о невозможности привлечения следователей к административной ответственности за невыполнение законных требований прокурора. Данный вывод мотивирован тем, что, как следует из УПК, прокурор и следователь в уголовном судопроизводстве выполняют общую функцию — государственное обвинение. Мотивировка более чем оригинальная. Получается, с одной стороны, руководителю следственного органа Следственного комитета в случае выявления нарушений прокурором не может быть внесено представление — поскольку Следственный комитет не относится ни к законодательной, ни к исполнительной власти (т.е. не относится к поднадзорным органам), с другой стороны, следователь Следственного комитета административной ответственности за игнорирование законных требований прокурора также не подлежит. Если к этому прибавить еще и проблемы с эффективностью требований прокурора, вносимых в порядке п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК, то невольно напрашивается аналогия со своеобразным обществом неприкасаемых.

Источники:

http://wiselawyer.ru/poleznoe/41474-nadzor-sledstviem-organakh-prokuratury

Читайте также:
Adblock
detector