Кто осуществляет надзор за экспертными организациями

Дата размещения статьи: 20.11.2015

При организации прокурорского надзора следует учитывать, что нарушение норм уголовно-процессуального закона при назначении и производстве экспертиз влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.
Важный момент — обеспечение независимости судебных экспертов при проведении экспертиз по конкретному уголовному делу от ведомственной заинтересованности.
Так, вопреки положениям ст. 7 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон о ГСЭД), согласно которым при производстве судебной экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших ее, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела и обязан давать заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями, в органах внутренних дел по-прежнему эксперты-криминалисты закреплены за определенными горрайорганами полиции. При этом зачастую в них и находятся (на значительном расстоянии от своих непосредственных руководителей).
Такая удаленность эксперта от своего руководителя делает невозможным выполнение требований ст. ст. 14 и 16 Закона о ГСЭД о том, что только руководитель судебно-экспертного учреждения обязан поручать производство экспертизы конкретному специалисту и по поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу, предупреждать его об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение. Поэтому на местах практикуется издание организационно-распорядительных документов, напрямую подчиняющих сотрудников экспертно-криминалистического центра начальникам территориальных органов внутренних дел.
В случае выявления прокурором таких фактов необходимо считать их правовым основанием, препятствующим направлению уголовного дела в суд, а полученные при таких обстоятельствах доказательства — недопустимыми.
Прокурорам следует также обращать внимание на требования, предъявляемые п. 4 ч. 1 ст. 204 УПК к заключению эксперта, и в случае отсутствия предусмотренных п. 4 сведений или их части прокурор обязан истребовать их для проведения проверки и дальнейшего приобщения к материалам уголовного дела.
Особого внимания требуют судебные экспертизы, проведенные в ФКУ «Экспертно-криминалистический центр МВД России» (далее — ФКУ ЭКЦ МВД России). В соответствии со ст. 13 Закона о ГСЭД должность государственного эксперта может занимать гражданин РФ, имеющий высшее образование и получивший дополнительное профессиональное образование по конкретной экспертной специальности, а в органах внутренних дел — гражданин РФ, имеющий среднее профессиональное образование в области судебной экспертизы. В связи с этим лица, назначаемые на должность эксперта, направляются в ФКУ ЭКЦ МВД России для получения дополнительного профессионального образования по конкретной экспертной специальности, но лицензии на осуществление образовательной деятельности у этой организации нет, что, в свою очередь, нарушает п. 17 ст. 2, ч. 1 ст. 91 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» и п. 40 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», в соответствии с которыми реализация дополнительного профессионального образования возможна только при наличии соответствующей лицензии.
Таким образом, деятельность таких лиц в качестве судебных экспертов является незаконной.
Также распространены случаи проведения судебных экспертиз сотрудниками, не аттестованными на право самостоятельного их производства, что влечет признание заключения эксперта недопустимым доказательством.
Так, факт проведения финансово-аналитической судебной экспертизы неаттестованным экспертом ЭКц МВД по Республике Адыгея К. был установлен только судом, что повлекло в дальнейшем признание заключения недопустимым доказательством и вынесение оправдательного приговора в отношении двух лиц .
———————————
Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 16 декабря 2014 г. N 36-112014 «О практике прокурорского надзора за соблюдением законов при осуществлении экспертной деятельности».

В последние годы Следственный комитет РФ (далее — СК), не относящийся к органам исполнительной власти и не наделенный в соответствии с положениями Закона о ГСЭД правом на создание экспертных учреждений и производство государственной судебной экспертизы, все чаще практикует проведение экспертиз.
Так, вопреки положениям ч. 1 ст. 204 УПК в заключении эксперта главного управления криминалистики СК А., проводившей несколько генетических экспертиз по уголовному делу, возбужденному по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, отсутствовало указание на имевшееся у нее дополнительное профессиональное образование и специальность. Одновременно выводы ее экспертиз противоречили выводам, содержащимся в акте комиссионной генетической экспертизы, проведенной экспертами ЭКц ГУ МВД России по Новосибирской области. Суд, усомнившись в компетентности эксперта СК, назначил повторную комиссионную генетическую экспертизу, проведение которой поручил Российскому центру судебно-медицинской экспертизы Минздрава России. Проведенное исследование подтвердило неверную трактовку А. имеющихся данных и ошибочность ее выводов .
———————————
См.: Там же.

При выявлении подобных фактов прокуроры обязаны требовать проведения экспертных исследований в уполномоченных на то органах и организациях, а также лицами, обладающими специальными знаниями для производства соответствующих экспертиз.
Также при изучении материалов уголовного дела прокуроры обязаны обращать внимание на используемые методики проведения экспертных исследований, которые должны быть подробно описаны в заключении эксперта.
Связано это с тем, что создание и внедрение основополагающих критериев исследований проводится в условиях ведомственной разобщенности, что порождает различный подход к ним.
Зачастую указанное приводит к тому, что при одних и тех же обстоятельствах дела результаты экспертных исследований могут подтвердить как наличие криминообразующего признака преступления, так и его отсутствие.
Так, согласно используемым лабораториями судебных экспертиз Минюста России методикам, патроны калибра 5,6 мм не относятся к боеприпасам, а в соответствии с рекомендациями для таких же исследований МВД России они являются таковыми.
Необходимость выявления подобных случаев требует от прокурора проверки экспертных заключений на соответствие действующему законодательству и соотнесения их с имеющимися в уголовном деле доказательствами.
При оценке допустимости доказательств, полученных в ходе производства судебных экспертиз негосударственными экспертами, необходимо требовать подтверждения сведений об образовании эксперта, о соблюдении условий лицензирования, если это предусмотрено нормативными правовыми актами, а также об использовании технических средств и оборудования, соответствующего требованиям Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии.
Особого внимания требует от прокуроров проверка соблюдения требований закона при назначении и проведении судебно-медицинских экспертиз. Связано это с существованием принудительного порядка их проведения.
Общее требование, содержащееся в ст. 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», о проведении медицинского вмешательства при условии добровольного согласия не распространяется на случаи такого вмешательства в ходе производства судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз.
При этом законодателем это исключение, применительно к правам и обязанностям судебного медика, распространено как на случаи назначения экспертиз с согласия обследуемого, так и на случаи принудительного их проведения.
Указанное обусловлено тем, что ни процессуальным законодательством, ни Законом о ГСЭД на эксперта и на экспертное учреждение обязанность получения согласия на проведение судебно-медицинской экспертизы не возложена.
Такое согласие по смыслу взаимосвязанных норм, содержащихся в ст. ст. 195, 196, 198, 199 УПК и ст. 28 Закона о ГСЭД получается лицом, назначившим экспертизу.
В частности, применительно к уголовному судопроизводству требование закона о добровольности некоторых экспертных исследований в отношении потерпевшего и свидетеля обращено к лицу, производящему расследование, и суду. С учетом состязательных основ рассмотрения уголовного дела дознаватель, следователь или суд знакомит с постановлением о назначении экспертизы подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего, его представителя, а также свидетеля (в случае назначения экспертизы в отношении его) и выясняет их мнение по этому поводу, предоставляя право заявлять ходатайства, участвовать в формулировании вопросов эксперту, быть ознакомленным с заключением эксперта. На неукоснительное соблюдение этой процедуры указано также в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».
Между тем согласно Определению Конституционного Суда РФ от 24 сентября 2012 г. N 1656-О следователь, в соответствии с ч. 3 ст. 195 УПК, знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные ст. 198 УПК, о чем составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением. Это процессуальное действие, по смыслу указанных норм, рассматриваемых в системной связи, должно быть осуществлено до начала производства экспертизы. В противном случае названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы и следующие из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон права, закрепленные ст. 198 УПК. Требование ч. 3 ст. 195 УПК распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях.
При этом УПК (ст. ст. 47, 53, 119 — 122, ч. 1 ст. 206, ст. ст. 207, 283) обязывает следователя предъявить подозреваемому, обвиняемому заключение эксперта и разъяснить ему право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы и не ограничивает право подозреваемого, обвиняемого при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта или при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела ходатайствовать о назначении дополнительной судебной экспертизы, а в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов — о назначении повторной экспертизы (Определения Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. N 618-О-О, от 13 октября 2009 г. N 1313-О-О и от 29 сентября 2011 г. N 1209-О-О).
Не содержит уголовно-процессуальный закон и положений, предполагающих произвольный отказ в удовлетворении заявленного ходатайства, если обстоятельства, об установлении которых просит сторона, имеют значение для разрешения уголовного дела (Определение Конституционного Суда РФ от 27 января 2011 г. N 29-О-О), а также положений, освобождающих суд, прокурора, следователя и дознавателя от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств — отвергнуть их в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 49 и ч. 2 ст. 50 Конституции РФ (Определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 955-О-О, от 20 октября 2011 г. N 1423-О-О и от 11 мая 2012 г. N 814-О).
Несмотря на то, что буквальное прочтение ст. 28 Закона о ГСЭД предполагает представление письменного согласия лица подвергнуться судебной экспертизе только в государственных судебно-экспертных учреждениях, это требование в полной мере распространяется и на случаи назначения экспертных исследований в негосударственных экспертных организациях.
Наряду с отмеченным проведение некоторых действий судебным медиком при медицинском вмешательстве в ходе производства экспертиз все же требует получения согласия.
В частности, при проведении акушерско-гинекологической экспертизы результаты исследования иллюстрируют фотографиями или схемами, дающими представление о характере и локализации повреждений, обнаруженных на теле, лишь при наличии добровольного согласия обследуемой (Приказ Минздравсоцразвития России от 12 мая 2010 г. N 346н).
Законодательно также закреплена за экспертом обязанность информировать лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, о применяемых методах исследований, возможных болевых ощущениях и побочных явлениях (ст. 35 Закона о ГСЭД).
Упомянутая информация предоставляется также заявившему соответствующее ходатайство законному представителю обследуемого лица.
Вместе с тем эта обязанность не связана с необходимостью получения экспертом их согласия.
Таким образом, по нашему мнению, сам факт медицинского вмешательства при проведении судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз не требует от эксперта получения согласия, однако некоторые его действия и манипуляции могут проводиться только при наличии такого волеизъявления.
Также прокурору при изучении материалов уголовного дела следует обращать внимание на соблюдение положений ч. 1.2 ст. 144 УПК и, в случае заявления после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим ходатайства о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, требовать от органов предварительного расследования его удовлетворения, а также требовать проведения экспертных исследований в случаях, предусмотренных ст. 196 УПК.

Читайте также:  Археологический надзор при строительстве что включает

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, в том числе и в порядке уголовного судопроизводства. При этом ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации предусматривает право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. УПК РФ, регламентируя деятельность участников уголовного процесса по собиранию, проверке и оценке доказательств, предусматривает возможность назначения и производства судебных экспертиз, допуская в качестве самостоятельных доказательств заключение и показания эксперта (ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 80 УПК РФ заключение эксперта — это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.

Заключение эксперта является результатом осуществления его деятельности в целях оказания содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам в установлении обстоятельств,

Верховный Суд Российской Федерации обратил внимание судов на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Если же проведения исследования не требуется, то возможен допрос специалиста.

Назначению любой судебной экспертизы предшествует деятельность, в ходе которой решаются организационные вопросы: осуществляется сбор материалов для экспертизы, решается вопрос о выборе экспертного учреждения или о привлечении в качестве эксперта конкретного лица (лиц), обладающего требуемыми специальными знаниями. Большинство экспертиз, назначаемых органами предварительного расследования и судами, производится в государственных судебно-экспертных учреждениях. Государственные судебно-экспертные учреждения в обязательном порядке производят судебную экспертизу для органов дознания, органов предварительного следствия и судов, расположенных на территории, которая определяется соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

Читайте также:  Кто ведет надзор за прокуратурой

Пленум Верховного Суда Российской Федерации определил условия поручения производства судебной экспертизы негосударственному экспертному учреждению или лицу, не работающему в государственном судебно-экспертном учреждении, а именно:

отсутствие в государственном судебно-экспертном учреждении эксперта конкретной специальности;

отсутствие надлежащей материально-технической базы либо специальных условий;

наличие обстоятельств, указанных в ст. 70 УПК РФ.

Причем данные условия должны распространяться на все компетентные государственные судебно-экспертные учреждения на данной территории;(2). В постановлении (определении) о назначении экспертизы должны быть указаны мотивы поручения производства экспертизы вне государственного экспертного учреждения.

Таким образом, можно сделать вывод, что поручение производства судебной экспертизы негосударственному судебно-экспертному учреждению, при отсутствии указанных выше условий, может послужить основанием для признания судом заключения эксперта недопустимым доказательством.

Уровень квалификации экспертов государственных судебно-экспертных учреждений гарантируется порядком назначения их на должность.

Сведения о прохождении аттестации на право самостоятельного производства экспертиз не предусмотрены законодателем как обязательные для отражения в соответствующих документах (ч. 1 ст. 195 , ч. 1 ст. 204 УПК РФ). Тем не менее если в ходе ознакомления с постановлением о назначении экспертизы подозреваемый (обвиняемый) выражает желание ознакомиться с соответствующими данными,

ему должна быть предоставлена необходимая информация;(1).

В случае возникновения каких-либо сомнений в допустимости, обоснованности, полноте, мотивированности и достоверности экспертного заключения вследствие недостаточной компетентности и квалификации эксперта как лица, обладающего специальными знаниями, умениями и навыками в той или иной отрасли, эти сомнения разрешаются, в том числе и в вышестоящем органе исполнительной власти, которому подконтрольно (поднадзорно) государственное судебно-экспертное учреждение.

К лицензируемым видам медицинской экспертной деятельности относятся все виды судебно-медицинской экспертизы (экспертиза вещественных доказательств и исследование биологических объектов, экспертиза и исследование трупов, экспертиза подозреваемых, обвиняемых и других лиц) и судебно-психиатрической экспертизы;(2).

Читайте также:  Какие надзоры есть в россии

В целях осуществления государственного контроля и надзора за независимыми негосударственными экспертами дважды предпринимались попытки создать реестр экспертов. Так, в рамках создания реестра экспертов-автотехников были утверждены приказом Минтранса России № 124, Минюста России № 315, МВД России № 817, Минздравсоцразвития России № 714 от 17 октября 2006 г. Условия и порядок профессиональной аттестации экспертов-техников, осуществляющих независимую техническую экспертизу транспортных средств, в том числе требований к экспертам-техникам; приказом Минюста России от 30 июня 2003 г. № 155 Порядок ведения государственного реестра экспертов-техников; приказом Минюста России от 31 декабря 2003 г. № 335 Формы свидетельства о включении в государственный реестр экспертов-техников, осуществляющих независимую техническую экспертизу транспортных средств. Однако такой реестр не создан, поскольку до настоящего времени не образована межведомственная комиссия, занимающаяся ведением реестра экспертов-автотехников. Вторая попытка заключалась в создании в порядке добровольной сертификации реестра экспертов. В настоящее время в реестр экспертов включаются лишь лица, прошедшие добровольную сертификацию при Минюсте России. Иные эксперты МВД, ФСБ, негосударственные, штатные эксперты Минюста России в этот реестр не включены.

Поскольку государственный контроль за деятельностью негосударственных экспертных учреждений или лиц, не являющихся государственными экспертами, явно недостаточен, зачастую возникают трудности при проверке и оценке заключений негосударственных судебных экспертов с точки зрения компетентности данного эксперта, реализации прав участников уголовного процесса в случае производства экспертизы вне государственного экспертного учреждения.

так и негосударственным экспертом, являются задачи судебно-экспертной деятельности; требования по соблюдению прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении судебно-экспертной деятельности; принципы независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения;(1)>.

Поскольку решения следователя, дознавателя, суда о поручении производства экспертизы лицу, не работающему в государственном экспертном учреждении, могут быть обжалованы участниками уголовного процесса, в том числе и в отношении квалификации данного эксперта, сторонам должна обеспечиваться возможность ознакомления с данными, свидетельствующими о надлежащей квалификации эксперта, а форма и порядок ознакомления с материалами избираются следователем, прокурором или судом в пределах, исключающих опасность разглашения следственной тайны;(2).

Независимо от того, проводится судебная экспертиза государственным или негосударственным экспертом, ее результаты оформляются в виде заключения. В целях исключения возможных проблем в случае подготовки заключения негосударственным экспертом целесообразно при разъяснении ему положений ст. 57 УПК РФ знакомить его с требованиями ст. 204 УПК РФ, с тем чтобы заключение являлось полноценным доказательством и могло быть использовано для формирования устойчивой доказательственной базы.

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

Организация прокурорского надзора за исполнением законодательства об экспертной деятельности

10 октября 2019, 16:34

26 сентября 2019, 16:59

19 сентября 2019, 10:52

09 октября 2019, 15:35

09 октября 2019, 15:00

  • Руководство
  • Структура
  • О Генпрокуратуре России
  • Документы
  • Международное сотрудничество
  • Взаимодействие со СМИ
  • Правовое просвещение
  • Контакты
  • Личная страница Генерального прокурора РФ
  • Защита прав ветеранов
  • Виртуальный музей
  • Интернет-приемная
  • Единый реестр проверок
  • Противодействие коррупции
  • Правовая статистика
  • Карта сайта
  • Научно-методические материалы
  • Вакансии
  • Совет ветеранов ГП РФ
  • Экспертный совет по цифровой трансформации органов прокуратуры
  • Телефон справочной по обращениям
    в Генеральную прокуратуру
    Российской Федерации:
  • +7 495 987-56-56

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

Источники:
http://www.procuror.spb.ru/k820.html
http://genproc.gov.ru/documents/nauka/execution/document-909686/

Читайте также:
Adblock
detector